Сухарев Юрий

Календарь

Апрель 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

Медведева Н.А. Сибиряк с уральской душой

Дальняя милая Родина…

Мой городок небольшой.

Я сибиряк нынче, вроде бы,

Только с уральской душой.

А. Пузанов.

 

В далеком от Режа сибирском городе Ачинске Красноярского края живет человек, влюбленный в Реж. Его зовут Альбин Михайлович Пузанов.

Альбин Михайлович Пузанов. 1960-е гг

Семья Пузановых – из коренных режевлян. Его предки – крепостные крестьяне-старообрядцы, позже единоверцы, переведенные с Поволжья в Быньговский завод, затем исправно трудились во благо Режевского, прослужив уральской металлургии два столетия. Дед Иван Минеевич работал на Режевском железоделательном заводе слесарем, в доме хранились его изделия, сработанные добротно. Отец, окончив министерское двухклассное училище, трудился на заводе «Сантехника» бухгалтером. Альбин Михайлович родился в нашем городе в 1932 году. Здесь прошли первые пятнадцать лет жизни. Здесь родились его брат Ростислав и сестры Надежда, Анжелика, Элеонора и Наталья.

Пузановы. 1930-е гг. Реж. Альбин сидит крайний справа

Он покинул Реж семьдесят лет назад, в 1948 году. Но хранит его бережно в своем сердце до сих пор, воплощая память в стихах и рисунках.

Откуда я родом? Я родом с Урала

Из древнего города Реж,

Где гордо красуются белые скалы

И сосны взвились до небес.

Седой «Белый камень» мне снится ночами

Плотина под старым прудом

И церковь на круче с тремя куполами

С погнутым ветрами крестом.

Дом Пузановых. Вид со стороны улицы 1-й Восточной. 1930-е гг. Рис. А. Пузанова

Отец Альбина Михайловича имел пятистенный дом неподалеку от завода – на углу улиц 1-й Восточной (позже Орджоникидзе) и Советской. В нем было 22 окна и два независимых входа. Две русских печи, два камина и одна печь-голландка, круглая под потолок. За домом – огород, кормивший семью. В двадцати метрах от дома – деревянная арка с надписью «Да здравствует ХХ лет Октября!». К каждому советскому празднику лозунги менялись.

Прихожая и кухня в доме Пузановых. Рис. А. Пузанова

А с пригородного поезда возле окон постоянно шел народ: на завод, на базар, в магазины и больницу. В 1936 году в поселке Реж открылось новое металлургическое предприятие – никелевый завод. Его ворота были напротив дома Пузановых. Мимо ездили грузовики-пятитонки, возившие руду для никелевого завода с Голендухинского и Капарулинского рудников. Работали ватержакетные печи. Постоянно дымила кирпичная четырехгранная труба, которой давно уже нет.

Интерьер прихожей в доме Пузановых (взгляд от окон). Рис. А. Пузанова

Горница в доме Пузановых. Рис. А. Пузанова

Детство было счастливым. Бабушка Екатерина Андреевна любила внука. Родители Мисаил Иванович и Александра Львовна большое внимание уделяли воспитанию детей. Альбин учился в школе №5, тогда образцовой. Как и любой мальчишка, знал прекрасно все окрестности.

Унеси мена, ветер

К земляничным полянам,

Где оставил я детство

Возле «Белого камня»

По широкой тропе

На вершину утеса

Я взойду налегке

В окружении сосен.

Этот запах смолистый

Этот ветер шальной,

Этот берег скалистый,

Мне до боли родной.

А вот пруд поутру –

Словно стеклышко гладок,

Тишь, безмолвье вокруг,

Берег дышит прохладой.

И спешат рыбаки

На заветные сваи

Где у пруда-реки

Солнца луч заиграет.

И осядет остуда

На крыльях стрижа…

Я ведь родом отсюда –

От завода-Режа.

Пруд – это место приключений и впечатлений детства любого режевлянина. Альбин помнит буйство трав за церковной оградой Успенской единоверческой церкви, занятия допризывников по штыковому бою в «ОСОАВИАХИМе». В прозрачной воде под камнями водились огромные раки и миноги, называемые в народе «семидырами». В конце огорода Пузановых был еще маленький пруд, которого теперь не существует. Туда впадал ручей Красный, тогда полноводный. Тогда там можно было плавать на лодке. Из ключика в срубе тут же брали воду для питья. Дрова летом пригоняли по пруду в виде плотов прямо к дому и баграми вытаскивали на берег разделывать. А зимой с санками ездили на чурками на Гавань, где тогда на берегу пруда работала лесопилка.

Конечно, купание на пологом берегу за огородами в районе улицы Прокопьевской  было любимым развлечением. Около 1939 года режевские мальчишки наблюдали, как над прудом промчался необычный летательный аппарат без шасси с пропеллером над фюзеляжем. В широкой кабине было два пилота. Приводнился гидроплан на середину пруда, а потом причалил к пляжу. Вбив стальные колышки в грунт, привязав гидроплан тросами, пилоты ушли отдыхать в «Дом крестьянина» на улице Костоусова.

Весной 1938 года сквозь лед в пруд провалилась грузовая автомашина. Ее спасение Альбин наблюдал вместе со многими режевлянами.

Подъем грузовика на пруду. 1938 г. Рис. А. Пузанова

Во время войны зимой на лед пруда сел самолет «У-2» и попал в полынью. Совместными усилиями, притащив доски и жерди, самолет вытащили. А пилотом оказалась девушка.

Зимой, только покрывшись ледяной коркой, пруд становился огромным катком. Катались на «гагах», «дутышах», «снегурках», «ласточках». У кого не было коньков – ездили на санках, подкованных узким полосовым железом. Из верховьев пруда, распахнув пальто, которое играло роль паруса, можно было мчаться, подгоняемым ветром, до плотины. Знают ли теперь мальчишки такие развлечения? Приходилось и тонуть в полынье на пруду. Выручила мальчишеская дружба. В верховья пруда на катере плавали за ягодами, брусника была прекрасная.

Левобережье пруда запомнилось старообрядческим кладбищем. Это был островок темных сосен. Кладбище тогда уже начали разрушать. Иногда над ним висела гондола аэростата. Любопытная ватага пацанов постоянно вертелась там, помогая раскручивать шланги, тросы, мешки с песком. Там были похоронены многие поколения предков-старообрядцев Пузановых.

Аэростат над старообрядческим кладбищем. Рис. А. Пузанова

Плотина, удерживающая пруд, тогда была деревянная. В 1945 году по ней проехали два танка Т-34, груженые колхозной капустой. Но она выдержала.

Когда, много лет спустя, в 1980-х годах, Альбин Михайлович навещал родственников в своем городе детства, он увидел, что на месте отчего дома построены восьмиквартирные дома никельщиков. Их возвели в середине 1950-х годов для рабочих и служащих предприятия. 1-я Восточная улица уже называлась Орджонокидзе.

Вот здесь, у входа на плотину

Когда-то отчий дом стоял…

Теперь здесь дом восьмиквартирный

И в нем меня никто не ждал…

А родительский дом – он самый теплый, самый лучший. Поэтому и вспоминает о нем Альбин Михайлович в своих стихах очень тепло.

Тот дом мне снится поныне,

Углом на две улицы дом:

Горячие угли в камине,

Две русских печи было в нем.

А в горнице было шесть окон,

Туда дверь в две створки вела,

Голландка своим круглым боком

Дарила так много тепла.

Там бабушка сказки читала

С уральским на «о» говорком

И нас, шестерых, наставляла

Дружить не со злом, а с добром.

Теперь нет и никельских домом. Их снесли в первой половине 1990-х годов, расчищая санитарную зону вокруг предприятия. Не стало и частных домов в начале ул. Костоусова. Из построек советской эпохи поблизости осталось лишь круглое здание канализационной насосной станции на берегу ручья Красного. Совсем недавно не стало и самого никелевого завода. Но память живее построек.

Война, которую не забывают все, кого она коснулась своим леденящим крылом, врезалась в память маленького Альбина навсегда. Семья 22 июня 1941 года была на маевке на Белом камне. Все померкло в беззаботной и радостной до того времени жизни. Об этом стихотворение «1418 дней»:

Они и поныне снятся,

Чем дальше и так ясней –

Тысяча четыреста восемнадцать

Грозных военных дней.

Годы пробиты навылет

Эхом кровавой войны.

Снова встают, как живые

Родины нашей сыны.

Те, что ушли в сорок первом

И не вернулись назад.

И за околицей верба

Не дождалась ребят.

Гневом гудели заводы,

Гневом дышали поля,

Гневом поила всходы

Русская наша земля.

И на болванках тяжких

Гневно мелькала строка:

В каждый снарядный ящик –

«Воин, громи врага!».

Наверное, не случайно теперь на месте дома Пузановых расположилась площадь Победы возле Монумента боевой и трудовой славы режевлян. Она отдает дань памяти всем погибшим на страшной войне.

По праву на улице этой

Священное пламя горит.

И всех, кто приблизил Победу

Народ в своем сердце хранит.

Очень трудно пришлось  семье в годы войны: у взрослых – постоянный изнурительный труд, у детей – жизнь без праздников. Неудивительно, что праздник Победы у Альбина Михайловича – один из самых любимых. Он до сих пор в памяти. В этот день в Реже шел дождь. Но он совсем не мешал радости.

Тот день я помню: утром рано

Весенний дождик моросил.

Чеканный голос Левитана –

«Конец войне!» — провозгласил.

Раскатам грома по округе

Весть долгожданная неслась.

И обнимались, плача, люди –

Стезя войны оборвалась!

И плач, и возгласы, и песни

На площадях и у ворот,

А в репродукторах известия –

Без сводок Совинформбюро.

Через страдания и беды –

Свобода, радость за окном.

Гремела музыка Победы!

И вторил ей весенний гром…

Многое случилось в длинной жизни Альбина Михайловича после отъезда из Режа в 1948 году. Но память о Родине чистая, искренняя, добрая и теплая – навсегда в его сердце.

Комментарии запрещены.