Сухарев Юрий

Календарь

Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

Суставова С.П. «Детство и юность». Выдержки из дневника воспоминаний

Предисловие

Много лет я мечтала собрать все мамины записи в книгу, чтобы осталась память о нашей семье для потомков. Долго и бережно хранила рукописи, частенько их перечитывала длинными вечерами. Они навевали мне радостные и грустные представления о всей маминой родне, из которой уже многих не застала в живых, так как я, как и мама, родилась последним ребенком в семье.

            Сейчас я представляю своим родственникам воспоминания моей мамы Серафимы Петровны Суставовой – учительницы, проработавшей всю жизнь в школе.

            Книга написана автобиографическим языком, на уральском диалекте. Как в то время было применимо значение слов, так и издается без поправок. Я думаю, что уральцам будет все понятно. Зато, как милы и дороги сердцу традиции и культура наших предков.

            Когда читаю эту книгу, гордость охватывает за наших русских людей. Как они умели в разные годы своей жизни радоваться, создавать праздники, не унывая, не смотря на все тяготы и трудности отсталой России. Сколько же в них было оптимизма, доброты друг к другу, заботы, нежности, просто диву даешься!

            В мемуарах прослеживается семейная династия педагогов, талантливых людей. Есть чем гордиться будущим и настоящим потомкам. Моя мама была неустанным, активным человеком до конца своей жизни, до преклонных лет пела в хоре Ветеранов войны и труда Дворца культуры Уралмашзавода. На всех семейных праздниках она была запевалой старинных и даже более современных песен. Ее красивый, с народными колокольчиками голос, и поныне звучит в наших сердцах.

            Наши родные очень благодарны автору – простой школьной учительнице за подробный и содержательный рассказ о большой дружной семье.    

Надежда Константиновна Томилова.

 

Выдержки из дневника воспоминаний Суставовой Серафимы Петровны

«Детство и юность»

Родители

Отец — Суставов Петр Васильевич.

Мать — Суставова Александра Степановна.

У отца была сестра Ольга Васильевна Мишарина, муж ее Николай Никифорович. Дочь тети Оли – Шура, сыновья Витя и Толя. Толя погиб на войне в 1915 году. Сестра папы Юлия Васильевна. Ее дети: сын Николай, дочь Тамара и сын Иван – погиб на фронте. Брат Павел Петрович работал учителем — умер от тифа.  Брат Леонид — неизвестно где.

Отец уроженец Верх – Исетского завода. Учился в Екатеринбургской гимназии. Работал учителем в селе Брусяны Екатеринбургской губернии. По состоянию здоровья врачи ему посоветовали жить на вольном воздухе. Женился он на Александре Степановне Пенегиной. Она училась у папы в селе Брусяны в воскресной школе.

Отец с мамой поехали жить на мельницу на реке Рефт, которая была в четырех километрах от села Рудянка. Папа работал председателем кредитного товарищества в селе Рудянка. Папа здесь организовал кредитное товарищество, он был кооператор. Закупал машины для граждан, швейные машины, плуги, бороны через кредитное товарищество. Ездил по селам и показывал бесплатно «туманные картины» [1], кино.

Мама жила в селе Брусяны. У мамы была сестры Дарья Степановна, Серафима Степановна и Маша.

У сестры мамы Дарьи Степановны была дочь Саня и сыновья Гриша и Толя. Толя рано умер в детстве.

Брат мамы Алексей, у него дочь Фаина Алексеевна – любимая племянница мамы. У Фаины Алексеевны дети: Валерий, Руфина, Милица- умерла в девять лет, Толя, Гриша.

Брат Алексей умер молодым. Жена Алексея – Васса Васильевна, их дети Фаня, сын Андрей – Дрюня, так мы его звали. У Дрюни был сын Степан, дочь Клава. У Сани – дочери тети Дарьи: Авинир – убит беляками, дочь Агния.

У папы и мамы семь дочерей: Рая, Маня, Нюра, Лиза, Римма, Нина и Сима — это я.

В 1908г сестра Маня держала экзамен на учительницу. Она работала в селе Рудянка. Лиза, Римма, Нина и я учились в школе с. Рудянка. Раю, Маню и Нюру папа учил дома – он ведь был учителем. Они закончили четыре класса.

[1] «туманными картинами» называли немое кино в сопровождении музыки.

Слева направо: Первый ряд – дочери Елизавета, Анна, Мария, Раиса; Второй ряд – мама Александра Степановна (на руках дочь Серафима), отец Петр Васильевич; Третий ряд – дочери Нина, Римма

1909 – 1910 гг.

Наша мама умерла рано, в 48 лет. Папа дома находился мало. Он жил в селе Рудянка с дочерью Маней. Дома бывал в воскресенье и в праздники. Все работал в кредитном товариществе села Рудянка. Семье уделял мало внимания, но строго придерживался, чтобы все жили вместе дома. Пристроить дочерей не старался и рад был, что его дочери не собираются выходить замуж. Жили бедно – на средства сестры Мани — она работала учительницей. От мельницы прока не было. Отец рудянчинам молол бесплатно. Его оклад 45 рублей уходил на нужды кредитного товарищества. Часто ездил на кооперативные съезды в Екатеринбург. У нас была одна корова и лошадь.           

   Только с 1915 г. стали работать сестры Рая, Лиза. Римма вышла замуж в 1912г. Нина работала кассиршей, я училась. Нюра занималась домашностью, она была больна. С 1920 года Нюра тоже стала работать.

Отец умер в 1923 году 73 лет.

1910 год. Комета.

Мне было 6 лет. Зимой все сестры жили в Рудянке. Маня работала учительницей в Рудянке. Лиза, Рима, Нина учились в школе, жили вместе с Маней. Нюра готовила им обед и жила с ними. Рая с папой уезжали на курсы в Екатеринбург и жили там три месяца. Мы с мамой жили вдвоем на Рефту. 1910 год был голодный, среди людей в Рудянке было много болезней: тиф, дизентерия и пр. 

В 1910 году на небе была комета, она долго держалась на небе. Как только закатится солнце на небе, появляется комета. Она была яркая, яркая, хвост длинный через все небо. Хвост был ажурный, как кружева, светлый, прозрачный. Старики предсказывали, как только хвост кометы заденет землю, т.е. дойдет до земли, то будет конец света. Мама верила в это предсказание старичков. Мама плакала и говорила, что она скоро умрет. Мы с мамой часто ходили вечером на улицу. Ночи на удивление были лунные, да плюс комета, было светло, как днем. Небо голубое, голубое ни облачка. Комета была целую зиму и всходила в одни и те же часы.

Дорога на мельницу была неторная. Зима 1910 года была вьюжная с большими метелями. Мельница стояла, никто не ехал молоть. Корова наша не доилась. Было очень голодно, ели только бусый хлеб. Потом приехали из Екатеринбурга папа и Рая. Кооперативные курсы кончились. Они привезли много продуктов: рыбы, колбасы, мяса. С приездом папы и Раи мы ожили, но наша мама была невеселая, часто она скучала. И все говорила: «Я скоро умру»! В мае сестры Лиза, Рима, Нюра приехали на Рефт жить. Занятия в школе кончились. С приездом сестер мама ожила, повеселела. Так продолжалось недолго. 10 мая мама всех собрала в чайной, начала говорить нам: «Вот я чувствую, что скоро умру». И начала распределять, что оставляет сестрам. Я сильно заплакала и не дала ей говорить. Так разговор мамы и не возобновился.

Я сильно была привязана к маме. Мне все казалось, что она от меня уйдет. По детской выдумке я с вечера прикалывала безопасной булавкой к своей спальной рубашке мамину спальную рубашку и была уверена, что мама от меня не уйдет. А утром я вставала, а мама была на ногах. Я заверяла ее: «Вот вечером приколю тебя на две безопасные булавки».

Время шло, и вдруг мама заболела. Врач признал у мамы брюшной тиф. Сестры за ней ухаживали, а меня к маме не пускали. Я часто заглядывала в щелку к маме и все просила у нее есть. Я думала мама выйдет, и я ее увижу. Я не была голодна.

Смерть мамы. 1910 год 25мая.

Утром 1910 года 25 мая в хибарку пришла старушка Кузиха – так ее все звали. Мы спросили ее: «Как здоровье мамы»? Она на нас не взглянула, ничего не сказала и ушла из хибарки, хлопнув дверью. Нина вскочила, подошла к окну, смотрит — все окна в зале нашего дома завешаны. Она заплакала и закричала: «Наверно наша мама умерла»! Я соскочила с кровати, подбежала к окну. Солнце только начало всходить, был туман. Увидела, что нет простыней на жердях, где всегда сушили белье.  Я взяла нож и стала на окнах хибарки давить ножом комаров, а их было всегда много в хибарке. Я все повторяла: «Нет, мама не умерла, она живая! Ты Нина напрасно плачешь»! Потом я поняла, что мама умерла! Это было первое горе в моем детстве. Я долго не могла поверить, что мамы нет в живых.

Пришла Маня в хибарку бледная и заплаканная, сказала: «Сейчас пойдем к маме». Пришли в дом. Маня подала нам полотенце и мыло, отправила нас на реку умываться. Мы умылись. С реки мы пришли. Нас Маня повела в зало, где мама лежала на столе в синем платье с белыми разводами, на голове черный шарф. Мы с Ниной долго плакали, нам страшно скучно и безутешно, жаль маму.

Затем Рая, Маня и я поехали в Знаменку, там купили много черных платков с белыми каймами, много материала черного с белыми маковыми пятнышками. Вечером Маня сшила семь траурных платьев всем сестрам. Мама лежала три дня в доме.

Когда маму стали выносить из дома, приехала мамина сестра тетя Даря. Я испугалась, думала, что тетя Даря будет нас ругать за маму, и убежала в копи. Меня нашла Нина. Всю дорогу маму несли на руках. На дорогу бросали цветы: подснежники, незабудки, купавки и ветки берез. На поле похоронное шествие рудянчине встретили звоном колоколов на церкви. В церкви маму отпевали. Потом понесли на Рудянкинское кладбище. Домой мы возвращались усталые, заплаканные, грустные. Я долго сидела на дороге у дома и все ждала, вот мама вернется домой.

Тетя Даря меня увела в наш дом. Здесь я подружилась с тетей Дарей. Мне казалось тетя Даря — это моя мама. Тетя Даря прожила неделю и уехала к себе домой в село Покровское. Она просила папу отпустить погостить у тети Дари. Папа заплакал и меня не отпустил гостить к тете Даре.

Мы все сестры и папа часто ездили на могилу к маме. Плели венки из незабудок, купавок и черемухи. Весна 1910 года была очень хорошая, все цвело, благоухало. Но очень было скучно без мамы. Одно было утешение поехать к маме на могилу.  Маня выполнила завет мамы, брала гитару и на маминой могиле играла «Похоронный марш» и мамины грустные песни, которые она любила. Мама хорошо пела, и мы все хорошо пели, ее дети. После смерти мамы я все скучала о ней, часто видела ее во сне. Я страшно привязалась к сестре Мане, спала с ней, ходила с ней за ягодами в лес. С 1910 года по 1920 год Маня для меня была мамой, я ее сильно любила. После смерти мамы я спала с Маней и увидела во сне маму живой. Я пробудилась, обняла Маню, думала, это мама спит со мной. Я закричала: «Мам, мама, ты ведь живая со мной спишь»! Стала целовать Маню, Маня заплакала, я поняла, это не мама, а моя красуля Маня. Маня меня очень любила, шила мне красивые платья. Много за мое детство мне уделяла внимания. Часто Маня играла на гитаре, а мы, я, Нина и Оля пели песни. Нас песни петь научила учительница Мария Александровна. Она была живая и энергичная. Бывая у нас на Рефте, вечерами с нами пела Пушкина «Буря мглою», «К няне», «Не молись за меня, друг, мой милый». Играла с нами в «Жмурки», «Гуси- лебеди», в «Горелки». Мы всегда ждали Марию Александровну в гости. У нее была сестра Аня, она умерла в 1908 году. Мария Александровна привезла племянницу Олю, дочь сестры Ани. Она ее воспитала до 18 лет. Потом Оля вышла замуж.

Суставова Мария Петровна играет на гитаре

Пожар в Рудянской школе.

Отец работал в Рудянке, он был председателем кредитного товарищества. Он выписывал «Туманные картины», «Кино». Разъезжал по селам: Знаменка, Мокрая, Ирбитские Вершины, Шата, показывал бесплатно сеансы кино, туманные картины. Население было заинтересовано картинами и кино. По инициативе отца в Рудянке было построены кредитное товарищество из кирпича, а вверху деревянная школа. Осенью 1911 году мы учились во втором классе, я и Оля Шестакова.

Ночью, накануне, как сгореть школе, я видела во сне, что школа сгорела. Утром я встала печальная и сказала сестре Мане: «Знаешь, Маня, я сегодня видела во сне, наша школа сгорела» — и показала в окне квартиры нашей на школу, где начался пожар. Маня удивилась, но меня успокоила.

После занятия Мария Александровна и Рая уехали на Рефт в баню. Мама Марии Александровны и Оля племянница остались в школе одни, там в школе была квартира.

 Вечером в 7 часов загорелась школа, причина не известна. Мама М.А. услышала в школе какой-то треск, когда выбежали в коридор школы, по коридору шло пламя огня. Они еле спаслись. На Оле загорело платье, а у мамы Марии Александровны вспыхнули волосы. Она успела выскочить из двухэтажной школы на улицу.

Пожар школы тушили все жители Рудянки. Все ученики прибежали на пожар с сумками и плакали.

 Папа обгорел, спасая инвентарь кредитного товарищества: швейные машины, несгораемый шкаф с деньгами, деньги, серебро и медь сплавились в шкафу. У него сильно болели глаза и долго. Школу не смогли спасти, так как пламя пошло по лестнице, а эта лестница была внутри школы. Рядом со школой сгорел дом Артемия Осиповича Шабарчина. Пожарная дружина была в плохом состоянии, река Пышма была далеко. Школа горела очень страшно. Против школы была церковь, ее обливали водой, вода шипела на все село. Учебники, книги для чтения школьной библиотеки сгорели, от них летели листки в разные стороны. Листки книг были черные, а буквы белые. По три вечера школа загоралась от ветра, ветром раздувало еще головешки, еле залили.

На другой день утром Рая и учительница М.А. возвращались с Рефта на занятия в школу. Когда выехали из леса в поле Рудянки, то далеко было видно пожарище, вместо школы торчали одни печки. Мария Александровна сильно заболела и вместо нее была другая учительница из Камышлова, Елизавета Михайловна. Школа сгорела. В ту осень и зиму занимались ученики в пожарной Рудянки и в частных домах.

В 1912 году была построена в место деревянной школы кирпичная школа над кредитным товариществом, которое уцелело от пожара. Здание было кирпичное. Эта школа стоит в Рудянке. Сейчас Рудянской школе 66 лет (1978 год).

Слева направо: дочери Анна, Римма, Нина, отец Петр Васильевич, дочери Мария, Раиса, внизу племянница Тамара.

1927 год. Последнее лето на Рефту.

  Весной в 1927 воду по окончании занятий в школе я поехала на учительские курсы в город Шадринск. Здесь встретились со многими девочками по Школе II ступени города Камышлова. С любимой подругой Ирой Бородулиной, Меркурьевой Ниной, Ровнушкиной Марусей и со многими подругами. Жили мы в Доме Крестьянина, лекции проходили в громадном театре города Шадринска. Были на курсах хорошие лектора из Москвы и Ленинграда. Питание на курсах хорошее и бесплатное. Римма жила в Шадринске. Вскоре Сергей Петрович, Томара уехали на Рефт. В Шадринске на курсах я пробыла один месяц. В свободное время от занятий на курсах мы с Ирой купались на Исети, катались на лодках компанией, по выходным дням ездили на городище через реку Исеть, там жгли костры, пели, играли в разлуки, в веревку. Часто посещали кино, театр, музей. Музей был очень хороший и интересный. Зав. музеем был Бирюков П. П., он объяснял, где найдены кости мамонта, в музее был полный порядок.

Наконец курсы окончились, я поехала на летние каникулы на Рефт. В этот год мы сестры съехались на Рефт. То лето было веселое и дружное. Почти каждый день приходили из Рудянки Оля Гаряева, Сережа Гаряев, Чистяковы Петя и Афоня. Все сестры и мои товарищи ходили на Соколиную гору, встречали зори, пели песни «Сокол», «Среди долины ровные», жгли всю ночь костер, так как много комаров, от них покоя не было. Ходили за реку за груздями, за черникой и брусникой. Идти за грибами и ягодами было большое событие. Шли по речке Елисеевке, когда переехали Рефт. Кругом были высокие горы. Переходили 3 речушки, 1 Медвежки. Там в лесу организовали стан. Брали с собой огурцы, яйца, лук, пироги, шаньги, воду. Продукты весили на высокую сосну. Далеко было видно наш стан, на сосне висела красная кофта Оли Гаряевой. Разводили костры, жарили грибы рыжики. Дни были ясные солнечные, небо глубое, голубое, ни облачка, ни туч на небе. Солнце ярко светило и казалось, как хорошо, как чудесно в дремучем лесу, сосны стояли, как исполины. В свободное время мы долго купались с Олей и много раз в день, казалось, что жизнь хорошая, веселая, не подлежит никаким огорчениям. В Копях варили варенье, пили чай. Часто делали косы из морковной ботвы, косы трепались по воде.  Мы дурачились и пели: «Белорусою косою, она трепала по волнам».

Одним словом, это было последнее лето на Рефту, такое веселое и беззаботное. Лето пролетело очень быстро, так мне не хотелось ехать домой в Казанцево. Лиза, Нюра с ребятами Борей и Верой проводили нас через реку: меня, Нину, Римму, Сергея Петровича с Димой. Жаль было оставлять Лизу, Нюру, Борю с Верой.

Они остались за рекой, такие скучные и жалкие. Прощай лето! Рефт!!! Молодость!!!

На реке Рефт, недалеко от мельницы

Слева направо: Римма, Нюра, Нина, Лиза, Тамара – дочь Риммы

Слева направо: сестры Елизавета, Нина, Серафима

Слева направо: сестры Серафима и Мария

Слева направо: сестры Нина, Серафима и Мария в более позднем возрасте

Послесловие редактора сайта.

У этой публикации есть предыстория. Весной 2018 г мы с Максимом Шишминцевым обследовали место, где находилась Суставовская мельница. Это на реке Рефт, недалеко от с. Рудянского. Мельница примечательна тем, что попала на фото-открытку начала 20 века. Вот она.

По результатам этого исследования на сайте  была размещена статья. Несколько дней назад мне написала письмо Евгения Щипачева, получается, правнучка владельца этой мельницы. Результатом переписки и благодаря Евгении стала возможна эта публикация.

Евгения дала и некоторые разъяснения, которые я привожу ниже. Они отчасти имеются и в тексте воспоминаний С.Суставовой, но думаю не будут лишними.

«Суставов Петр Васильевич — уроженец Верх-Исетского завода. У него была сестры Ольга Васильевна, Юлия Васильевна и брат Павел Петрович. Брат Павел работал учителем и умер от тифа. О брате Леониде неизвестно.

Суставов Петр Васильевич учился в Екатеринбургской гимназии. Работа учителем в селе Брусяны Екатеринбургской губернии. Женился на Александре Степановне Пенегиной. Она училась у него в селе Брусяны в воскресной школе.

Отец Александры  Степан Пенегин был купцом, держал мясную лавку и мельницы. После женитьбы дочери Александры он подарил им мельницу на реке Рёфт, и они стали там жить. У Александры были сестры Дарья, Серафима и Маша, брат Алексей. Александра рано умерла в 1910 году.

Суставов Петр Васильевич  — мещанин,работал председателем кредитного товарищества в селе Рудянка, был кооператором. Закупал машины для граждан, швейные машины, плуги, бороны через кредитное товарищество. Ездил по селам и показывал бесплатно «туманные картины», кино. («туманными картинами» называли немое кино в сопровождении музыки). По его инициативе в Рудянке было построено здание кредитного товарищества из кирпича, а вверху деревянная школа. Осенью 1911 года школа сгорела. В 1912 году была построена вместо деревянной школы кирпичная школа над кредитным товариществом.

У Суставовых Петра и Александры было 7 дочерей: Рая, Маня, Нюра, Лиза, Римма, Нина и Серафима. Дочь Маня работала учителем в селе Рудянка, Знаменке и Шате. Дочь Нина работала учителем и заведующей школой. Дочь Серафима работала учительницей. Раю, Маню и Нюру отец учил дома, т.к. был учителем.

В роду Суставовых было (и есть) много учителей. Общий педагогический стаж — более 400 лет.

15.08.2015 года мы вместе с семьей ездили на наше родовое место. С нами были даже 3 прапраправнучки Суставова Петра Васильевича. Получилась очень интересное приключение. С трудом проехали на машинах по лесу. Обратно машины застряли. Сквозь заросли 2-метровой крапивы пробрались к остаткам фундамента, где была мельница. Нашли фундамент дома, нашли песчаные копи, в которых играли дочери.

О том, как умер и где похоронен Суставов Петр Васильевич толком ничего неизвестно. В то время была революция.

Младшая дочь Суставова Серафима Петровна писала дневники воспоминания о детстве и юности, о том, как они семьей жили на Суставовской мельнице.

Годы жизни:

Суставов Петр Васильевич — 1850-1923 гг

Суставова (Пенегина) Александра Степановна — 1862-1910 гг

Их дети:

Суставова Рая Петровна — 1882-1926 гг С 1915 г. работала продавцом в Рудянке и Знаменке.

Суставова Мария Петровна — 1886-1964 гг. Работала в Рудянке учительницей 14 лет, в Знаменке — 12 лет, в Шате — 20 лет.

Суставова Анна (Нюра) Петровна — 1892-1946 гг. С 1915 г. рпбтала продавцом в Знаменке, в Шате.

Суставова Елизавета Петровна — 1894-1934 гг. Работала кассиршей, продавцом, счетоводом в колхозе. Хорошо шила

Суставова Римма Петровна — 1896-1946 гг. Работала в комсоде при школах

Суставова Нина Петровна — 1899-1976 гг. Работала кассиршей в Рудянке. В 20 году работала учительницей и заведующей школой.

Суставова Серафима Петровна — 1904-1991 гг. Работала заведующей школой и учительницей начальных классов, 10 лет вела русский язык и литературу».

 Ю.Сухарев

Комментарии запрещены.