Сухарев Юрий

Календарь

Июнь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  

Бугаенко В.И. Боевой путь Фёдора Александровича Бугаенко

75- летию Победы в Великой Отечественной войне посвящается

 Ф.А.Бугаенко родился 15 сентября 1923 года в семье Александра Тимофеевича Бугаенко (30.12.1889 – 30.08.1969гг.) и Евдокии Кирилловны Бугаенко (Мельниченко 14.03.1902-1981гг) в Акмолинской области Еркеншилицкого района с. Звенигородка  в Казахстане.
В  1932 г. отец  Фёдора  с семьёй переехал в Омскую область Черлакского района село Соляное, где и прожил до конца дней своих.


Когда Федя учился в 6 классе, его приняли в комсомол с другими шестью одноклассниками. Для получения комсомольских билетов надо было идти в село Молотово (ныне р.п. Иртыш). Секретарь райкома вручил билеты, поздравил их. Так они стали комсомольцами. 7 классов Федя окончил в селе Соляном, в школе был активистом: участвовал в художественной самодеятельности, музыкальном кружке, занимался акробатикой. Номера по акробатике занимали призовые места в районе.
После окончания 7 классов Александра Тимофеевича (отца) вызвали в сельский совет и предложили одного из детей отправить на учёбу в ФЗО (фабрично-заводское образование), училище, которое готовило специалистов для радиостанций, так как уже шла война и нужны были молодые кадры радисты-телеграфисты, способные заменить ушедших на фронт работников телеграфов и почт.  Решено было отправить на учёбу Фёдора. Училище располагалось недалеко от железнодорожного вокзала в г. Омске.

Жили фзушники в небольших бараках, классы были оборудованы ключами Морзе, нужно было выбивать по 100-120 знаков в минуту, а учащиеся выбивали по 50-60, но в последствии наладилось, достигалось всё ежедневной тренировкой. По соседству с их училищем находилось училище железнодорожников, которое готовило помощников машинистов паровозов и кочегаров, они радистов дразнили «клоподавами», но жили все дружно, питались в одной столовой. После войны Фёдор Александрович побывал (где-то в 1948-49гг. ) в этом училище, но оно уже не было прежним, появились новые корпуса, новые специальности.

Отучившись полгода, по распределению, Фёдор попал на работу в Берелюский район Красноярского края (недалеко от города Ачинска), где и прослужил до 12.08.1942 года и был призван в действующую армию, т.к. ему исполнилось 18 лет. 

Комиссию проходил в Ачинском райвоенкомате. На следующий день после комиссии к военкомату подъехала полуторка, чтобы отвезти новобранцев в Красноярск на мобилизационный пункт. Фёдор Александрович вспоминает: «Сижу я один в кузове, жду остальных товарищей по призыву, всех их провожают родные и близкие:  матери, братья, сестры, а я один в чужой стороне, смотрю, пришла моя хозяйка с сыном Иваном и дочкой, чтобы проводить меня». Когда все новобранцы собрались, вышел военком, провел перекличку, стал напутствовать, чтобы служили достойно и защищали Родину от фашистской нечисти. Провожавшие девушки бросали уезжающим на фронт ребятам платочки, один достался и Фёдору, на платочке были вышиты слова «Будь здоров, жду с победой!» этот платочек Федор проносил с собой всю войну, как талисман.

 Привезли их на мобилизационный пункт, выдали обмундирование, погрузили в жёстские вагоны- теплушки и повезли на запад, минуя города Новосибирск, Барнаул, Омск, Курган, Свердловск, Уфу, Казань, и, наконец, Москва. Пока ехали, на каждой станции к составу подбегали женщины, девушки, ребятишки, махали вслед, иногда угощали варёной картошкой, огурцами, пирожками.
По прибытию все построились и колонной отправились по улицам Москвы в Ворошиловские казармы, а уже через неделю из разных частей приехали набирать связистов в части. В ста километрах от Москвы в сторону г. Клин формировался 7-ой механизированный корпус,  туда требовались связисты, отобрали 30 человек и отправили в Солнечногорск. Там при формировании приняли присягу, получили необходимую технику для связи,  и в 1943 году был переброшен на харьковское направление, где и вступил в бой под Харьковом.

При форсировании Днепра вначале была артиллерийская подготовка, затем солдаты стали наводить переправу на плавающих средствах, занимали противоположный берег. В этом бою рота связи, где воевал Фёдор Александрович, потеряла 32 бойца.

Противник не ожидал напора  механизированного корпуса русских, а когда на противоположном берегу наши войска захватили станцию Пятихатку, наши танкисты захватили состав с немецкими танками, которые стали использовать против противника, только вместо свастики ставили звёзды. Развивая наступление, наша часть подошла к городу Кривой Рог, это уже была осень 1943 года, прорвав оборону противника наш корпус захватил город Кривой Рог, но пехотные войска, которые должны были удерживать боковые фланги прорыва, не удержали их и пришлось оставить город, чтобы не попасть в окружение. Противник сильно обстреливал отходящие наши части, приходилось идти по болотам и озерам. После выхода из окружения корпус направили на отдых и на пополнение техникой и людскими ресурсами.
После отдыха и пополнения где-то в декабре 1943 года наш корпус освободил город Кировоград, Рудник Первомайский и стал продвигаться с боями к городу Одесса на юг Украины, но не доходя 32 км до Одессы корпус направили на Тирасполь, Бендеры в сторону румынской границы к городу Голец.

 Когда шли по Украине была осень. Холодно и грязно. Грязь по колено, т.к. шли дожди, которые размыли дороги. А вокруг  разрушенные и сожженные села, только трубы от печей торчали. Люди, кто остался жив, ютились в погребах и подпольях, голодные и грязные.
Немцы, удирая на запад, оставляли колонны машин длиной до 2-х км, повозки, мотоциклы. Русским войскам приходилось нелегко догонять противника по осеннему бездорожью. И когда дошли до румынской границы наши войска были сильно оборваны, от гимнастёрок остались одни воротнички, о брюках и говорить не приходилось. Тогда командование разрешило одеть брюки и гимнастёрки из запасов, брошенных немцами, из трофеев, т.к. тылы отстали от передовых частей, но затем всё пришло в норму, одели наших солдат в свою форму.

Румыния. Прежде чем пересечь границу, солдатам зачитали приказ о том, что за мародёрство и насилие виновные будут расстреляны без суда и следствия. Наша армия была армией освободителей, а не насильников и мародёров.
Но если при освобождении населённого пункта помещик или его пособник бежал с отступающими войсками неприятеля, оставляя своё подворье с живностью и продуктами, то для нужд части нам разрешалось использовать животных и продукты.

1944 год, механизированный корпус, где воевал Бугаенко Ф.А.,  двигался по румынской земле, освобождая с боями населённые пункты и города Турин-Северин, Темошары, Орад, Дебрецен, и наконец, корпус подошёл к венгерской границе, пересек её и двинулся к столице Будапешт. Шли тяжёлые бои, немцы упорно сопротивлялись. Но вскоре наши войска захватили город Пешт, который расположен на берегу реки Дунай, а другая часть Буда – крепость, где немцы возвели сильную оборону, хоть и были окружены, но не думали сдаваться, т.к. им на выручку из Чехословакии шли 12 дивизий генерала Гудериана. Наши войска вышли к озеру Балатон навстречу Гудериану, но под большим напором такой силы им пришлось отступить, чтобы затем, воссоединившись с другими частями уничтожить эту группировку.

В течение зимних месяцев 1944–1945 годов авиация Красной армии и ее союзников буквально опустошала территорию Германии. При этом были уничтожены не только военные заводы, но особенно сильно пострадали заводы и предприятия нефтеперерабатывающей промышленности, обеспечивающие топливом наземную и воздушную военную технику рейха. Остались нетронутыми лишь нефтяные месторождения в Цистерсдорфе (Австрия) и в районе озера Балатон (Венгрия).

В своих мемуарах «Воспоминания солдата» начальник Генерального штаба немецких сухопутных войск (1945) генерал-полковник Гейнц Гудериан пишет: «Это обстоятельство до некоторой степени объясняет, почему Гитлер принял решение перебросить основные силы, которые удалось снять с Западного фронта, в Венгрию, чтобы удержать в своих руках последние районы добычи нефти и венгерские нефтеочистительные заводы, одинаково важные для производства продукции, необходимой для бронетанковых войск и военно-воздушных сил».

Это совпадает с мнением генерала армии Сергея Штеменко: «Венгерская нефть приобрела для Вермахта ценность эликсира жизни».

Для осуществления указанных выше планов сохранения нефтедобывающих областей и недопущения Красной армии в южные районы Германии командование группы армий «Юг» привлекло переброшенную из Арденн 6-ю танковую армию СС, оснащенную новейшими типами танков. Здесь же сосредоточились части из состава группы армий «Е», 2-я танковая армия СС и 6-я армия группы армий «Юг», а также венгерские 1-я и 3-я армии. Эта группировка имела 431 тысячу солдат и офицеров и состояла из 35 дивизий, из них 11 танковых, имела до 6 тысяч орудий и минометов, 877 танков и штурмовых орудий, 900 бронетранспортеров и около 850 самолетов.

К началу наступления генерал-полковник Вальтер Венк, о котором писал Гудериан, получил тяжелые увечья и его заменил генерал-полковник Отто Вёлер, танковыми соединениями командовал генерал-фельдмаршал Максимилиан фон Вайхс.

Противостоящий им 3-й Украинский фронт под командованием недавно повышенного до звания Маршала Советского Союза (1944) Федора Ивановича Толбухина состоял из 4-й гвардейской, 26, 57, 27-й общевойсковых, 17-й и 5-й воздушных армий (последняя — из состава 2-го Украинского фронта), двух танковых, одного механизированного и одного кавалерийского корпусов, а также 1-й болгарской и 3-й югославской армий. Итого более 407 тысяч (по другим данным — 465 тысяч) человек, около 7 тысяч орудий и минометов, 407 танков и самоходных артиллерийских установок (САУ), 965 самолетов. Таким образом, при фактическом равенстве в живой силе войска 3-го Украинского фронта превосходили противника в артиллерии в 1,2 раза, но уступали в танках и штурмовых орудиях в 2,3 раза. По немецким же данным, советские части имели до 65 орудий и гранатометов на 1 километр передовой обороны, что было в 6,5 раза выше, чем у немцев.

Операция «Весеннее пробуждение» немецко-венгерских войск началось в час ночи 6 марта. Внезапность наступления обеспечивалась отсутствием авиационной и артиллерийской подготовки. Главный удар наносился между озерами Веленце и Балатон, в районе канала Шарвиза. Сосредоточивая на отдельных участках по 50–60 танков на один километр фронта, противник пытался расчленить советские войска и выйти к Дунаю. Помимо главного удара, противник наносил еще вспомогательные удары: из района Дони-Михоляц на север и от озера Балатон на Капошвар. Штаб Толбухина имел достоверную информацию о планируемой операции немцев, но поначалу ничего противопоставить не смог.

Союзником советских войск на этот раз оказалась неблагоприятная для наступающих погода и плохие дорожные условия, замедлявшие продвижение вражеских танков и артиллерии: в конце февраля началась оттепель, шел сильный дождь.

Офицеры из венгерской 3-й армии указывали, что намеченный район является далеко не оптимальным для наступления с применением бронетанковых сил в это время года. Но немецкое командование не могло ослушаться указаний Адольфа Гитлера. И планы наступления были сохранены.

Для увеличения мобильности техники немецкое командование ввело так называемые «уличные суды» (Straßen-Standgerichte): они должны были немедленно судить любого, кто ответственен за восстановление дороги, но не выполнил свой долг. И все же за первые два дня наступления немецким войскам не удалось достичь стратегического успеха: они вклинились в советскую оборону лишь на 4–7 километров. Но потери обороняющейся стороны в живой силе и технике были большими.

Это вызвало гнев Сталина. В указе Ставки от 6 марта 1945 года, подписанном Иосифом Сталиным и начальником Генштаба генералом армии Алексеем Антоновым, говорилось: «Ставка указывает командующим войсками 2-го Украинского фронта Маршалу Советского Союза Малиновскому и 3-го Украинского фронта Маршалу Советского Союза Толбухину на плохой контроль за действиями войск, неудовлетворительную организацию разведки и недопустимость непредставления в Ставку донесения об указанных выше потерях».

Утром 8 марта немецкое командование предприняло новые попытки прорвать советскую оборону. Медленное, но уверенное наступление немецкой 6-й танковой армии привело маршала Толбухина к переоценке боевой мощи этой наступательной группировки. 9 марта он попросил Ставку использовать недавно сформированную 9-ю гвардейскую армию для усиления обороны. Он даже думал об отводе своих частей на другой берег Дуная и о переносе туда своего штаба.

Сталин отказался дать такое разрешение. И вот что он ответил Толбухину: «Товарищ Толбухин, если вы считаете, что можете отложить войну еще на пять-шесть месяцев, отправьте свои войска обратно. Там, несомненно, будет тише. Но я сомневаюсь, что вы этого хотите. Вот почему необходимо защищать себя на левом берегу Дуная, и вы также должны быть там со своими сотрудниками».

12 марта погода значительно улучшилась, дороги просохли, но наступление немецких войск уже затормозилось. Генерал Максимилиан фон Вайхс хотел отвести свои части в район железнодорожного узла Секешфехерваре для перегруппировки сил и отражения контрудара Красной армии. Однако сознавая, что Адольф Гитлер не допустит такой перегруппировки, фон Вайхс отклонил эти планы. А просить подмогу Вайхс не стал: он знал, что у Гитлера уже не было никаких резервов!

Штаб группы армий «Юг» сообщил фюреру о 12 358 погибших, раненых и пропавших без вести солдат за первую неделю атаки. Правда, советские потери были еще больше: 32 899 (в том числе 8 500 убитых) солдат и офицеров. Третий Украинский фронт потерял также 152 танка и 415 противотанковых орудий.

После отражения ударов немецкой группировки советская Ставка планировала направить 3-й Украинский фронт в сторону Вены. Это наступление должно было начаться контратакой 26-й армии рано утром 16 марта. Однако из-за сильного тумана и непогоды запланированная на утро атака была отложена на несколько часов. В полосе фронта длиной 31 км советские войска сосредоточили 5425 орудий и гранатометов.

Батальоны 26-й армии в первый же день наступления прорвали немецко-венгерскую оборону группы армий Balck на глубину до десяти километров. Командующий группой армий Balck генерал танковых войск Георг Бальк, по мнению его начальника, генерал-полковника Отто Вёлера (Otto Wöhler), слишком оптимистически оценивал свои позиции. 17 марта он сообщил в Ставку фюрера, что «прорыв противника… был предотвращен». Это дало основание генерал-полковнику Вёлеру сделать такую заметку: «Генерал танкового отряда Бальк показывает в оценке ситуации общеизвестный оптимизм даже там, где его нет».

Элитные танковые и пехотные соединения СС уже ничего не могли противопоставить гвардейским дивизиям Красной армии образца 1945 года.

Немцам не удалось отстоять нефтяные месторождения в Цистерсдорфе (Австрия) и в районе озера Балатон (Венгрия). Таким образом, победа генерала Гудериана в ставке Гитлера была не только последней, но и условной победой.
               После разгрома танковой группировки генерала Гудериана, пополнив резерв, 7-ой механизированный корпус двинулся к чехословакской границе. Шёл 1945 год.

 Вначале третий Украинский фронт пошёл по направлению австрийской границы, но не доходя где-то 30 км, корпус повернули на север, где освободили чешский город Братиславу, а 8 мая 1945 года наши войска уже знали, что война закончилась, утром был освобождён город Бруно, где были сосредоточены заводы «Крупа» и, чтобы они не достались советским войскам, американцы сильно разбомбили город. Город полностью лежал в руинах. Утро 9 мая 1945 года солдаты салютовали из всех видов оружия, кричали «Ура!». Мы победили! Но наше командование получило радиотелеграмму, что немцы собираются взорвать Прагу. Был дан приказ идти на выручку восставших пражан. Жители Праги встречали своих освободителей хлебом – солью и цветами. В Праге, как рассказывал Ф.А. Бугаенко, их часть простояла целый месяц. Жители относились к советским воинам хорошо, как к освободителям. Но вскоре был дан приказ о возвращении домой на родину. Снова жесткие вагоны и двинулись через Польшу в Брест-Литовск к своей границе. Какой увидели солдаты свою родину? Разруха, сожжённые города, деревни и сёла, измождённые женщины и ребятишки, просящие хлеба, сердца обливались кровью, вот, что принесла «коричневая чума» 20 века нашей стране и народу.

 Но война не закончилась, на Востоке Япония вела войну с США, поскольку она  состояла в коалиции с Германией и сосредоточила на корейском перешейке возле нашей границы миллионную квантунскую армию, нарушавшую неоднократно нашу границу. Наши бойцы неделями находились в танках, чтобы отражать японские провокации. Мы были союзниками с США, поэтому нам пришлось отправиться на восток, чтобы закончить войну. Наше правительство объявило войну Японии и вновь по стальным рельсам понеслись поезда эшелон за эшелоном с танками и пушками, минуя города Брест, Гомель, Брянск, Орёл, Тулу, Казань, Свердловск, Курган, Омск, Новосибирск, Красноярск, Иркутск, Улан-Уде, Кехта, через монгольскую границу в Улан – Батор, где сосредотачивались армейские части, для того чтобы отрезать отступление квантунской армии на юг Китая. Второму забайкальскому фронту нужно было пройти через пустыню Гоби. Итак, по приказу командующего наша часть 7-ого механизированного танкового корпуса, которым командовал генерал Котуков,  двинулась через пустыню к Хинганскому хребту, отделяещему пустыню от Китая. Это жёлтая бесконечная даль со скупой растительностью и маревом, как будто море видно вдалеке, но это всего лишь мираж. Из животных в пустыне встречались байбаки, похожие на наших сусликов, их крики напоминали крик сорок. Жара, мучила жажда, воды не хватало. Наконец вдали показались горы Хингана. В питьевой воде необходимость отпала, много горных речушек. Стало легче. Форсировали горы, перешли через Великую Китайскую стену, которая в некоторых местах была разрушена. И вот наши войска на середине перевала, в этот момент появились два самолёта с изображением солнца на борту и стали заходить на нашу колонну, чтобы обстрелять, но наши зенитчики не растерялись и сбили один самолёт, другой успел сбросить бомбы и улетел восвояси.  С боями был освобождён город Чанчунь, здесь Федор Александрович вспоминал, что он впервые увидел китайца с длинной косой и женщину, которая была в юбке из осоки и удивили  очень длинные огурцы, которые приносили китайцы для продажи или на обмен.
По пути движения в глубь страны стали попадаться японские гарнизоны, сдававшиеся без сопротивления. Затем были освобождены города Мукдан, Порт-Дальний, Порт-Артур.

 При освобождении городов бывали случаи, когда доведённые до отчаяния китайцы устраивали резню и погромы среди японцев. Приходилось пресекать это варварство. Очевидно, что за долгие годы оккупации японцы сильно насолили китайцев. И поэтому одно варварство порождало другое. К нашей армии китайцы относились хорошо, кричали «Шанго, Шанго, русс!», что значит «Хорошо, хорошо, русские!»

После капитуляции Японии наша часть сосредоточилась на берегу Желтого моря в местечке Какагосе, где оставалась около года. Казармы части были расположены на берегу моря, Фёдор Александрович вспоминал, что с раннего утра китайские рыбаки несли свой улов на базар, предлагая и нам рыбу, раков и пр. Иногда часть поднимали по тревоге в связи с обращением китайцев помочь им в борьбе с морскими разбойниками «гунгузы», которые грабили мирное население. Часто  наблюдали приливы и отливы, после которых на берегу оставалась разная живность (крабы, ракушки, маленькие осьминоги, медузы, морские звёзды и ещё др. морские обитатели).
Дважды в сутки ощущались подземные толчки небольшой силы, но к этому быстро привыкли. В июле 1946 года отделение связи, где находился Бугаенко Ф.А. погрузили на грузовой корабль, который шёл в Владивосток по Желтому морю к берегам Кореи, затем через Цусимский пролив в Японское море и наконец, Владивосток, бухта Золотой Рог. Разгрузились, прошли таможню и отправили их в город Славянск, где передали в 383 отдельный батальон связи, дислоцированный в городе Краскино, где сходится наша граница и граница Южной Кореи. Здесь на берегу моря в горах были выдолблены глубокие тоннели, где размещались целые соединения с техникой на случай военных действий.  Тут  проходили занятия, которые велись строго по распорядку: утром подъём, зарядка, потом завтрак, работа на радиостанции средней и большой мощности, строевая подготовка, обед, отдых, занятия, ужин и отбой. Кормили  неважно, давали черемшу против цинги. Для улучшения питания из солдат создавали рыболовецкие бригады, которые ловили и доставляли рыбу в столовую части.
09 марта 1947 года вышел приказ о демобилизации. Собрали всех, кто подходил к этому сроку, а их осталось так мало, погибли в боях за родину. Собрали на демобилизационном пункте, выдали документы, посадили в вагоны и отправили домой по Сибирской железной дороге через посёлки и города Владивосток, Хабаровск, Биробиджан, Белогорск, Читу, Улан-Уде, Иркутск, Зима, Тайшет, Канск, Красноярск, Юрга, Новосибирск, Барабинск. Ехали полмесяца, 25 марта 1947 года прибыли на пересылочный пункт, располагавшийся в помещении клуба имени Лобкова в городе Омске. И только через неделю в начале апреля Ф.А.Бугаенко наконец-то прибыл домой в село Соляное Черлакского района к родителям.  Как волновался и как билось сердце, ведь долгих пять лет не был дома с 1942 по 1947гг. Встречать выбежали мать, сёстры, братья, собрались соседи, поздравляли с возвращением. Отец был на работе, ему сообщили, он прибежал, обнялись.                 

Так и закончился боевой путь Фёдора Александровича.
Всю войну прошагал связист – радист 7-го механизированного корпуса 383 отделения  батальона связи Бугаенко Фёдор Александрович. За боевые заслуги был награждён орденом Отечественной войны 2-ой степени, медалью за Отвагу, медалью за Победу над Германией, медалью за освобождение Румынии, медалью за освобождение Праги, медалью за взятие Будапешта, медалью за Победу над Японией.
  Судьба и материнские молитвы оберегали его на фронте.


В настоящее время Ф.А. Бугаенко в возрасте 97 лет проживает в рабочем посёлке Черлак Омской области. Дважды он в составе делегации от ветеранов Омской области участвовал в Параде на Красной площади в Москве в 2000г.и в 2005 году.

 

 

Материал подготовлен из  воспоминаний ветерана Великой Отечественной войны Бугаенко Ф.А., его родных и близких

Использована информация из интернет-источника «Секретные материалы 20 века. Газета».

Статья была представлена в форме доклада на 16-й НПК «Возрождение родословных традиций», п. Рефтинский, 13.02.2021 г.

 

 

Апрель 2020год

В.И.Бугаенко

 

 

Комментарии запрещены.

Полезные сайты