Сухарев Юрий

Календарь

Декабрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Гилёв Н.К. Северский кирпичный завод (СКЗ)

Описание завода даю по памяти на период 1957-64гг и по немногочисленным воспоминаниям  жителей Северки.  Документальной базы очерка почти нет.

   Когда был заложен завод, доподлинно неизвестно. Предположительно в конце 20-х начале 30-х гг ХХ столетия. Согласно записи в трудовой книжке Дмитрия Андреевича Узких он был принят на завод в качестве чернорабочего 20. 02. 1931г.

Так же 1-й барак у пруда был построен для рабочих СКЗ в первой половине (середине?) 30-х гг. Строения завода располагались южнее заимки Имшенецкого, что, видимо, было обусловлено наличием очищенной от леса территории. Скорее всего, это были брошенные после революции сельхозугодия заимки.

   Завод находился в подчинении областного отдела коммунального хозяйства, что подтверждается оттисками печати в трудовых книжках Узких Д. А. и Татариновой А. И.

   Сырьё для завода добывали вначале рядом — об этом вспоминают старожилы посёлка. Очевидно, глина располагалась в поверхностном слое, т.к. добыча происходила вскрышным способом, карьерных ям не было. Прудик «Горшок» и территория, расположенная от него на север (до современной ул. Строителей), ещё в начале 60-х изобиловала параллельными траншеями и большими очаговыми раскопами грунта. Вероятно, эти разработки были первыми, в конце 50-х я видел их заросшими ряской и камышом болотами. В дальнейшем участки добычи глины после выработки смещались в северном направлении вдоль р. Северки: от начала ул. Строителей, вдоль нынешней ул. Набережной, в этом же направлении тянулась узкоколейка. Следы разработки были видны ещё в начале 70-х., особенно болотце между ныне домами № 75 по ул. Набережной и № 1 по ул. 1-й Заводской. Об этом вспоминает Э.Ф. Шауб, которая проживала в посёлке с 1945г. Следующей точкой разработки глины стало место, где русло р. Северки поворачивает на запад, от моста через речку далее до нынешнего ЛПХ. На отвалах забоя работники завода садили картошку, помню, как ещё маленьким ходил с отцом окучивать её. Было это примерно в 56-57гг, запомнились параллельно идущие в северо-западном направлении траншеи, а между ними отвалы на которых были длинные, узкие  грядки, на них и росла картошка. Последний забой находился на территории нынешнего ЛПХ, в 70-х гг на его месте стоял козловой кран (вид забоя в приложении).

Строения завода

   Во второй половине 50-х гг СКЗ выглядел следующим образом (схема СКЗ в приложении): в центральной части, примерно, где сейчас находится дом № 43А по ул. Набережной находился производственный цех: приёмка сырья, экструдирование* и получение кирпича-сырца. Южнее его, где ныне дома с № 35 по 43 и их огороды по  ул. Набережной, были 3 сушильных сарая и обжиговая печь (огород Белоцерковцев). К северу от производственного цеха было 2 сушильных сарая, причём крайний к западу стоял в болотной воде на сваях. Сейчас там стоят дома с № 59 по 63 по ул. Набережной. К западу от промцеха находился прудик «Горшок», ещё одна обжиговая печь и дровяной склад в виде рядов штабелей метровых брёвен на территории нынешнего стадиона. Далее на запад в сосновой рощице на каменистом пригорке был склад ГСМ. На западном берегу прудика стоял жилой дом семьи Горшениных (отсюда и название). На месте нынешнего дома № 53 по ул. Набережной находились мастерские, сложенные из шлакоблоков (перестроенные в дом № 53) и в пристрое кузница. Впритык к мастерским была небольшая электро/подстанция. В мастерских производился ремонт оборудования, был токарный станок, яма для ремонта автомобилей, сварочное оборудование. Рядом с кузницей находился деревянный станок для ковки лошадей.    

   Территория завода была огорожена высоким забором из крупных реек, только с западной стороны его не было. Ворот было три: с северной стороны с выходом узкоколейки к забою, с восточной одни выходили к конторе завода, вторые к мосту через р. Северку, с выходом узкоколейки к Транссибу. Эти двое восточных ворот имели ажурные башенки-столбы из реек и плакаты-лозунги поверху между ними на красном кумаче белыми буквами. Содержание плакатов точно не помню, вроде того что «Пятилетку за 4 года!» или что-то похожее. На берегу р. Северки, южнее дома №2 по ул. Набережной, до примерно 56-57гг находилась старая лесопилка, которая позже была перенесена на западную часть территории завода, сейчас там здание поселковой администрации. На новой лесопилке была рамная пила, разделывающая брёвна на доски и тарный цех в кирпичном пристрое. Так же была циркулярная пила для распиловки заготовок под тару (ящики). После закрытия СКЗ лесопилку разобрали (вероятно, передали оборудование Лесхозу), а в тарном цехе устроили класс школьного труда. (Рис. строений в приложении). Строения, принадлежавшие заводу, но находившиеся вне его территории: конный двор и гараж, контора завода с красным уголком и библиотекой, бани, бараки, магазин. Все они  будут описаны в очерке «Улицы Северки». Описание старой лесопилки как исключение, т.к. она относится к производственным мощностям завода.

   * Экструдирование: выдавливание вязкого материала через формовочное отверстие,      например — выдавливание зубной пасты из тюбика.

Производство продукции

   Глина из забоя доставлялась на завод в вагонетках-думпкарах на конной тяге, во второй половине 50-х гг уже мотовозом.

Состав вагонеток  подгонялся к цеху переработки и затем вагонетки по одной вытягивались электрической лебёдкой на эстакаду к бункеру экструдера. Там кузов вагонетки опрокидывался вручную, и сырьё падало в бункер, внизу которого был виден вращающийся шнек (или два?), как у мясорубки, только намного больше. Пустая вагонетка скатывалась с эстакады вниз на запасной путь, а следующая гружённая поднималась вверх.          

Шнек(и), неторопливо вращаясь, перемешивали глину, одновременно в массу сырья подливалась вода, поступавшая по пожарным шлангам с насосной стоящей на берегу «Горшка». Когда глиняная масса достигала нужной консистенции, включался экструдер. Из формовочного отверстия, в размер кирпича, начинала выходить глиняная масса в виде бесконечного прямоугольного параллелепипеда. На выходе из формовочного отверстия стоял автоматический резак, который быстрым движением сверху-вниз отрезал стальной проволокой дольки от параллелепипеда по размеру кирпича .

Современный резак

Отрезанные кирпичи попадали на горизонтальную ленту транспортёра, вдоль которой стояли работницы. Далее кирпич-сырец укладывался в специальные вагонетки с полками , которые стояли рядом с конвейером, и подростки-кАтали (так называлась должность) доставляли вагонетки по рельсам узкоколейки в сушильные сараи.

Там бригада работниц разгружала вагонетки и расставляла продукцию на полки для дальнейшей сушки. Мне казалось смешным слово «шпиляры», которым работницы называли эти полки, видимо, это было технологическое название (рис. сарая см. в приложении). Работа в сараях была физически тяжёлая, на сквозняках, т.к. боковые щиты сарая были открыты для света, другого освещения там не было. Все рабочие бригады на производстве состояли из женщин и подростков, за исключением бригад узкоколейки, рабочих забоя, эстакады и ремонтников.

  В своих воспоминаниях Э.Ф. Шауб говорит о том, что сырой кирпич весил 8 кг, но это не так. Согласно справочнику по кирпичному делу стандартный красный кирпич (250х120х65) весил 3,5 кг, а сырой  3,8-4,0 кг. Помню, как мы, ребятишки 5-6 лет, легко таскали такие кирпичи-сырцы от экструдера до своего барака (300м) на берегу пруда. Свежий сырец был очень пластичен, мы лепили из него игрушки.

Примечание: В сборнике «Замечательные люди нашего посёлка» 2017 г, на стр. 37 написано, что кирпичи на заводе делали вручную. Слова взяты из воспоминаний дочери директора СКЗ Л.С. Пестовой и «перевраны», она писала о большой доле ручного труда на СКЗ в 50-х гг. При ручном изготовлении кирпичей завод бы обанкротился.

   Кирпичи в сараях сушились до твёрдого состояния примерно пару недель в зависимости от погоды. Далее кирпичи перегружались в вагонетки и доставлялись к обжиговой печи, где под руководством мастера причудливо укладывались не вплотную, а с промежутками для равномерного обжига. Вначале формировался нижний ярус с печными топками, затем последующими до самого верха камеры (рис. печи см. в приложении), сверху всё засыпалось землёй вперемешку с шлаком. В топку закладывались дрова, привезённые с дровяного склада, и поджигались, огонь нужно было поддерживать постоянно и равномерно. Обжиг длился примерно неделю, после чего давали печи остыть и начинали разборку готовой продукции, причём сразу грузили на транспорт и отправляли к тупику на Транссибе. Я видел, как мимо нашего барака по путям узкоколейки кони тащили вагонетки с красным кирпичом, но с середины 50-х возили уже частично в телегах, частично на машинах, а узкоколейку в конце 50-х демонтировали. В тупичке кирпичи с вагонеток, телег и машин вручную опять же перегружали либо в вагоны, либо на вагоны-платформы. Обычно под погрузку единовременно подавали 2-3 вагона.

   Весь процесс сушки и обжига был не прост и требовал особых знаний порой на уровне интуиции. Контрольных приборов не было, и нужная кондиция продукта определялась порой на глаз. Собственно, технология производства мало отличалась от «демидовской» и требовала наития и особого чутья. Такими качествами обладали мастера Заяц Тимофей Иванович и Черепанов Василий Кузьмич (инвалид-фронтовик).

Количество работников СКЗ в разных источниках варьируется, но не превышает 60-65 человек.

Техники у СКЗ было немного: гусеничный трактор ДТ-54, трелёвочный трактор, машина с трелёвочным прицепом для вывоза брёвен с лесосеки, и ещё пара машин, одна из которых «полуторка», и ещё была  пожарная машина. До 1949 г электроэнергию для завода вырабатывал локомобиль Люберецкого машиностроительного завода, впоследствии валявшийся на территории завода в полуразобранном состоянии вплоть до 1963г. На моей памяти все приводы цеха экструзии были от эл. двигателей, никакой трактор «Сталинец» их не вращал, да и такого трактора я не помню.

Согласно воспоминаниям Е.А. Вебера продукция СКЗ отгружалась разным предприятиям, в том числе Уралмашу и Первоуральскому новотрубному заводу. По его словам дымовые трубы ПНТЗ сложены из северского кирпича. Л.С. Пестова в своих воспоминаниях указывает только Уралмаш. Из заводского кирпича были построены дома на 1-й Заводской и по улочке, ведущей от ул. Строителей к школе, там же был построен магазин. Неподалёку от школьной кочегарки до сих пор стоит непонятная обветшалая башня, может её строили как водонапорную? Но действующая водонапорная стояла через дорогу и снабжала водой баню и школу. В мои школьные годы башня была пустая, потом физрук хранил в ней школьные лыжи, что с ней стало дальше, мне неизвестно. Из какого кирпича строилась школа точно неизвестно. Возможно из северского, а возможно из привозного. Если школа строилась на паях СКЗ, СМП-278 и старого карьера, то доля СКЗ могла бы быть в виде кирпичей.

Приложения:

Схема СКЗ                                                                                             Гилёв Н.К.   27.08.2020г.

Комментарии запрещены.

Полезные сайты