Сухарев Юрий

Календарь

Май 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Сухарев Ю.М. Об основании деревни Кулики Новопышминской слободы и ее первых жителях

Сегодня, друзья мои, будем бороться с небылью: значительно приподнимем время основания деревни Кулики (это сейчас Богдановический район) по хронологической шкале. Для этого придется разрушить некоторые исторические конструкции, построенные виртуально и без всякого фундамента. Сделаем это без особого  удовольствия. Но с ощущением выполненного долга.

Собственные имена (людей и населенных пунктов) в статье приводятся и в том виде, в котором они написаны в источниках, и в современном написании, по усмотрению автора.

Куда сейчас обращается гражданин, пожелавший узнать историю поселения?  Правильно, он находит статью в Википедии. Сделаем так и мы. Сразу берет оторопь: Кулики — старейшее село Свердловской области! Так и написано. «Поселение было основано в 1594 году. Первый поселенец был из деревни Сергуловки Камышловского уезда, Поварненского прихода».

Справившись с волнением понемногу начинаем включать голову. Камышловская слобода основана в 1668 г, а Камышловский уезд и Поваренковский приход это, вообще, история конца 18 века. Как сюда вписалась древняя Сергуловка, основанная, получается, до 1594 г?  Википедия знает всё: «Деревня основана татарином по имени Камай».

Мамма миа…  Но где-то уже это читал… Покойный ныне Анатолий Андрианович Афанасьев писал в 2004 г

[1]:  «По преданию, деревню Сергуловка основал татарин Камай. Поселившихся рядом русских соседей тоже стали называть Камаевыми».

Думается, позднее он понял свою ошибку, потому что перепись Поскочина 1680 г смотрел. Там точно указано, откуда появились Камаевы на Среднем Урале, а на Пышме, в частности. «Во дворе Ивашко Онцыферов сын Камаев. Сказал, родился де он Пенежского уезду в Лампожской волости, жил за великим государем во крестьянех. В Сибирь пришол и живет за Невьянским монастырем в деревне Пышминской со 181-го году. У него дети: Ивашко, Тараско четырнатцати лет. У Ивашка сын Юрка полутора году. Своей пашни пашет на монастырьской земли десятину без чети в поле, а в дву по тому ж. Сенных покосов на двести копен».[2]

Сама Сергуловка не поминается ни в одной известной переписи, до ревизии 1762 г включительно. В прочем, в этой 3-й ревизии в Калиновской слободе показана жена Козмы Андреева Пестова некая «Дарья Зотиева 34лет,  взята Новопышминской слободы дер Сергуловской у крестьянина Зотея Хомутова»[3]. Сам Зотей Михайлов Хомутов числился  по ревизии в «столице» Новопышминской слободы[4].

Сергуловка, также как и Кулики (и Каменное озеро, и Тыгиш, и некоторые другие), относилась к «ненормативным» поселениям – вероятно существующим, но не включенным в первые три ревизии. Их присутствие выявляется по дополнительным источникам (например, исповедным ведомостям). Или, как в случае с Хомутовыми, по записи в ревизии 1762 г (в ней показаны женщины, куда отданы замуж — откуда взяты в жены, причем указывалось реальное место жительство, а не место ревизской приписки). Таким образом, пока можно лишь констатировать, что Сергуловка существовала около 1745 г (если Дарья вышла замуж 17-ти лет).

В общем, Сергуловка, в доказательстве древности Куликов, не помощница. Ей бы самой как-то обосновать свое появление хотя бы в начале 18 века. Между прочим, перепись Новопышминской слободы 1719 г тобольского дворянина Дмитрия Федоровича Рукина показывала и те поселения, которые позже стали «ненормативными» — деревни Во(а)лова, Медведева, Белейскую, Ершевую. Ни Сергуловки, ни Куликов в ней нет[5].

Какие аргументы предъявляются в обоснование «античности» припышминских Куликов? В Невьянской слободе была деревня Кулики. Была такая. В  переписи Поскочина она названа деревней  Куликова над озерком.  Присутствовала в переписях 1659, 1680, 1710,1721гг… Везде она в источниках записана между поселений по Нейве и рядом с Нейвой. Нет оснований подозревать, что деревня Кулики находилась не там, а 150-тью верстами южнее. Ликвидировано поселение, как исчезнувшее, только в 1976 г. Оно есть на старых картах, а на новых – болото Куликовое, раньше, видимо, имевшее вид озерка.

Еще одно предположение встретил в рукописи краеведа Яшиной Р.М. «Основателями села Кулики старожилы называют фамилию Ворожнины, потомки которой проживают на этой сельской территории».

Действительно, Ворожнины проживали и проживают. Вот в исповедные ведомости приходов Камышловского уезда за 1809 год по д. Кулики проходит  Леонтей Степанов Ворожнин 46 лет с семьей[6].

А его прадед в переписи Рукина 1719 г: Новопышминская слобода (сама) «У дьячка Ивана Рябцковского на подворье бобыль Мокей Степанов сын Ворошнинов сорока. Жена ево Овдотья Никитина дочь дватцати пяти, дети: Сидор девяти, Клементей шести, Иван году, Каптелина восьми лет»[7].  Живет у дьячка на квартире, вкалывает на дьячковой пашне, слушает за чаем жалобы на дьячковскую долю  и о Куликах еще ничего не ведает.

В переписи 1721 г он раскрывает свое происхождение. «Во дворе Мокей Степанов сын Ворошниных, сказал себе сорока лет. Жена ево Овдотья Павлова дочь сорока, дети Сидор девяти, Клементей шести, Максим полугоду, дочь Катерина осми. Своячина девка Палагея дватцати лет. Родом он Мокей города Устюга Еринской волости. Жил в бобылях. Никаких податей не плачивал. А пришел в Новопышминскую слободу назад тому дватцать два лета»[8]. Т.е. в слободе он примерно с 1699 г.

Дети его (Мокеевы по отчеству, но под фамилии Ворошиловы) Сидор, Дементий и Авраам показаны и в ревизии 1762 г в слободской «столице» (как умершие после 2-й ревизии).  У Дементия сын Степан 19 лет (женат). Он и есть (к бабке не ходи) отец куликовского Леонтия Степанова, 1763 г.р.

Таким образом,  Ворожнины могли поселиться в Кулики (или основать эту деревню) не раньше 1719 года.

Теперь будем зондировать Кулики через найденные в ревизии 1762 г записи о женщинах: «выдана-взята». Первое, на что обратим внимание, размеры деревни. Основной инстинкт владеет всей популяцией. Опасность родственных браков известна. Значит, две одинаковых по численности деревни заключали за определенное время сопоставимое количество бракосочетаний с  жителями других  поселений.

 Но за период охвата, равный годам 50-ти,  куликовские семьи в деревнях (в деревни) Белоярской и Калиновской слобод «выдали-взяли» 7 девиц,  а д. Барабинская туда же (и оттуда)  – 22, д. Каменное озеро – 13, Тыгиш – 19. Это близлежащие поселения.

Делаем вывод, что деревня Кулики была в этот период в разы меньше соседних. Либо она появилась гораздо позднее других и не успела «наработать» брачную статистику?

Последнее предположение не подтверждает следующая запись. Деревня Грязнуха Белоярской слободы. 1762 г. «Никифор Иванов Топорков, 46 лет. У него жена Татьяна Дмитриева 70 лет, взята Новопышминской слободы деревни Куликов крестьянина  Дмитрия Осинцева дочь»[9].

 Возраст Татьяны сильно завышен: в переписях начала века ее рождение варьируется между 1707 и 1713 г (т.е. на самом деле ей не больше 55 лет). Сопоставив с возрастом мужа, предполагаем, что из д. Кулики ее взяли замуж около 1730 г.

Это косвенно указывает: в 1730 г д. Кулики существовала.

Примерно в 1735 г в Куликах жили Савины. Брат крестьянина д. Чудовой  Тимофея Васильева Зарывного – Кондратий (43 года в 1762 г) имел жену Евдокию Семеновну 50 лет, «взята Новопышминской слободы  д. Куликов крестьянина Семена Савина дочь»[10].

Из деревни Мосиной отданы в Кулики дочери Василия Федотова Ваганова Марина (30 лет) и Володимера Федотова Косырева Агафья (32 лет, возраст по 1762 г). Отданы, соответственно, за Матвея Панова и Федора Савина.[11]

В деревню Някитушкину была отдана в жены Мария Анисимовна (33 лет в 1762 г), дочь куликовского крестьянина Павлушкова.[12]

Из деревни Болдыревой переселилась к мужу Афонасию Осинцову в Кулики некая Устинья, 20 лет[13]. А из д. Черданской дочь Кондратия Иванова Черданцева Маланья (24 лет) отдана за куликовского крестьянина Петра Пакушина(?)[14].

Итак, в Куликах в период с 1730 по 1762 г мы выявили следующих крестьян: Дмитрия и Афанасия Осинцовых, Федора и  Семена Савиных, Матвея Панова, Анисима Павлушкова, Петра Пакушина (?, возможно Макушина).

Про Осинцевых скажем отдельно: в деревне это самый большой род по состоянию на 1809 год.

Савины.  В 1-й ревизии 1719 г по д. Кунарской проходят Семен Борисов и Ермолай Борисов Савины. Из переписи 1721 г известно, что выходцы они из деревни Пер.уновой Невьянской слободы[15]. В Новопышминскую пришли около 1685 г[16]. У Ермолая сын Иван, у Ивана сын Федор. 1762 г: У Федора жена Агафья 20 лет взята Белоярской сл д. Мосина у крестьянина Косырева.[17]

Евдокия же, взятая в замужество в деревню Чудову, похоже, дочь Семена Борисовича Савина (но в переписи 1721 г не найдена). Правнук Семена Савина ( через Фому Савина (ок. 1700 г.р.), Нефеда Фомина (ок. 1730 г.р.)) Филип Нефедов Савин (ок.1748 г.р.) проживал в Куликах в 1809 г.[18]

Матвей Панов (в 1762 г ему записано 19 лет) – сын Марко Иванова Панова. При 3-ей ревизии семья числится в деревне Брусянской Новопышминской слободы, но проживает в Куликах, и не первый год. У Марко жена «Капилья Мокеева дочь 50 лет  взята старинная той слободы крестьянина  Мокея Ворожнина». Ворожнины (писалось выше) считаются основателями Куликов.  Старший сын Марка —  Михайло (30 лет) женат на Маремьяне Григорьевой Нестеровой (в девичестве) из близлежащей  д. Грязнухи  Белоярской слободы[19].

Марко Иванов Панов – внук крестьянина д. Курьинской Евсея Пантелеева Панова. В 1710 г они все записаны в д. Курьинской.[20] «Родом де он Евсей Верхотурскова уезду Невьянской слободы крестьянин. Государевы пашни пахал по десяти сажен в год, а в дву потому ж. А в Новопышминскую слободу пришел назад тому дватцать лет» (перепись 1721 г)[21].

Анисим Павлушков. В 1719 г в семье Ивана Павлушкова (Новопышминская сама) покормленик крестьянской сын Онисим Емельянов сын Беляевских семнатцати лет[22]. Через два года Иван Михайлов сын Павлушков  записан в д. Кунарской, а Анисим (18 лет) числится его сыном[23]. Анисим умирает до 1747 г, оставив трех сыновей и дочь Марию. Сыновья и другие  Павлушковы во 2-й и 3-й ревизиях проходят по Новопышминской (самой).

Расширить круг первых куликовцев поможет «Дело о взимании штрафа с разночинцев за небытие у исповеди и святого причастия» (Крайние даты 1763-1772 гг).[24]  Церковные приходы включали в себя все поселения, а не только  «нормативные», записанные в ревизиях. Записывался отчетный год и два предыдущих. Кулики входили в приход Прокопьевской церкви с. Кунарского.

В 1768 г  отлынили от исполнения христианского долга крестьяне Куликовой деревни Тарас Елкин и жена его Параскева Иванова (обоим по 44 года)[25]. В 1762 г они были записаны в семье отца Тараса — Ивана Карпова сына Елкина (64 л) по слободской «столице». «Парасковья Иванова дочь 40 лет  взята старинная Новопышминской слободы  деревни Сухоложской крестьянина ИванаСтарцова»[26]. Дед Тараса – Карп Васильевич родом «Осинского Спаского манастыря. Жил во крестьянех. Денежных податей платил в казну великого государя по четыре рубли на год. А пришел в Новопышминскую слободу в 700-м году»[27]

Куликовец  Галахтион Казанцев  (52 л) числился (по 3-й ревизии) в  Знаменском погосте. Также проявил  в этот (1768-й) год небрежение к исповеди и причастию[28]. Переписью Рукина (1719 г) Галахтион показан в семье отца Ивана Петрова Казанцова (40 л), бобыля, жившего на дворе тестя Матфея Фролова в селе (!) Брусянском[29]. Через два года они там же, тоже в бобылях, но эта часть села, после разделения, отошла уже к Знаменскому погосту[30].

 Ларион Метел(н)ев (63л), жена его Ульяна Данилова (53 л), сын их  Конан (33л) со своей женой Евдокией Степановой (38 л) уклонились от Святых Даров, получается, в составе группы. В том же 1768 году[31]. Метеневы по 2-й и 3-й ревизиям записывались в Новопышминской (самой). Причем во 2-й ревизии  Ларион Андреев сын Метенев по неведомой нам причине записан, как « после прежней переписи рожденной»  37 лет (прежняя ревизия была в 1719 г, 29 лет назад).

Карп Петров Осинцов (45 л) – внук Дмитрия Константиновича Осинцова, одного из столпов этого рода в Новопышминской слободе. В этот год Карп тоже к исповеди и причастию не подошел.

Сидора Свиных (Свиньиных) сестра Ефимия  (24 лет) также не захотела в 1768 г очистить девическую душу покаянием.[32] Свиньины, получается, жили в Куликах, но в ревизиях записывались по д. Сухоложской. В Новопышминску слободу они включены по указу из Высокого Сената 1727 года июля 28 дня. Ранее в слободских переписях не встречаются. Старший представитель: Петр Семенов сын Свиньиных            (58 лет в 1748 г); Сидор (12 лет при 2-й ревизии)– один из трех сыновей[33].

Дочерей у Петра Свиньина две и обе Ефимии. Причем обеим в 1762 г записано по 20 лет. Одну отдали замуж, в список штрафников попала другая, девица. Кстати, жена Сидора  Свиньина тоже из Грязнухи — Маремьяна Тимофеева дватцати пяти дочь крестьянина Тимофея Ляпустина[34].

В 1769 г проштрафились на духовной ниве куликовцы Семен (50 л), Афанасий (41 г), и Антон (41 г) Осинцовы[35]. Семен  — сын Феоктиста (Феклиста) Дмитриева Осинцова (ок. 1693 г-1758 г), – старшего сына Дмитрия Константиновича. Афанасий – старший брат Карпа, внук   Дмитрия Константиновича Осинцова. Антон – внук Сергея Константиновича  Осинцова. Жена Антона — Дарья Козмина   (34 г, Новопышминской слободы деревни  Брусянской крестьянина Козмы Савина дочь) также в этот год к причастию не подходила.

Вторично не исполнил долг Ларион Метелев (64 г), а  жена его Ульяна Данилова (54 г), похоже, забила на это дело совсем (не являлась к исповеди 3 года подряд)[36].   

Новая куликовская фамилия — Наум Ергин  (41 г), жена его Настасья Федотова (53 г). Отец Наума – Тимофей Спиридонов в 1721 г учтен в д. Кунарской во дворе брата Константина.[37] В Кунарской числится семья и в 2-3-й ревизиях (как видим, проживая в Куликах).

В 1770 г  в этой книге не каявшихся грешников деревня Кулики названа…  Грамаздиной. Что это обозначает – непонятно. Скорей всего, батюшка соединил в одну позицию две деревни: Кулики и Громозину. Последняя находилась там, где д. Белейка, но на противоположной стороне Сибирского тракта.

Некоторые куликовские нарушители прежних лет  есть в списке, они продолжали упорствовать и в 1770 г.  Например, тот же  Семен Осинцов (51 г) с женой Марией Потаповой    (52 г). И дети их Дмитрей   (31 г), Прохор (25 л), Ефим (10 л), Евдокея (27 л), Марина (22 г), Устинья (23 г), Марфа (20 л), Февронья (15 л),  Гликерья  (14 л),  Матрона (12 л). А также Дмитрея жена Екатерина Денисова (27 л), сын их Семен (8 л).

Не встал на путь покаяния и  Карп Осинцев (45 л), добавились дети его  Семен (18 л), Сава (16 л), Михайло (14 л); Семена жена Анна Иванова (19 л).

Продолжал упираться Ларион Метенев (здесь он назван Метенковым, 65 л) с  женой своей Ульяной Даниловой.

Новая фамилия – Беляевы. Среди штрафников  Василея Беляева сын Венедикт (47 л), жена его Параскева (46 л), дети их Игнат (24 г), Настасья (17 л), Ирина (14 л), Фекла (10 л), Марфа  (7 л),  Игнатьева жена Ефимья Маркова (25 л).[38]  Вопрос: к Громозиной относилась фамилия или к Куликам, остается пока открытым.

Беляевы (раньше писались  Белявины) в Новопышминской слободе с ее основания. Сила Семенов Белявин есть среди крестьян слободы 1684 г. Начиная с 1705 г место его приписки д. Кунарская. В 1710 г в его дворе и внук Василий. «Сила Семенов Белявин пятидесяти лет, жена Соломания Андреева сороки лет; дети: Иван дватцати з годом, Харламътей дватцати лет; дочерь салдацкая жена Марья Силина дватцати дву лет. У нее дети: Василей Иванов девяти лет, Карп осми лет, Петр шти лет»[39].

Видно, что фамилия по отцу у Василия должна быть другая – того самого солдата. Но он пишется Белявиным, а мать его с 1719 г – вдовой. Василий Иванович с юных лет – глава хозяйства, младшие братья на его попечении. Венедикт – сын Василия (ок.1732 г.р.).

В списке и Григоря Волхина сестра Марья (61 г). Тот же вопрос: в Куликах ли проживали Волхины или Громозиной? Отец Григория — Никита Андреев сына Волхин впервые показан в 1719 г в семье старшего брата Ильи Андреева  Волхина семидесяти лет. Никите 40 лет, а среди детей Григорий (3 лет) и Мария (14 лет)[40].  Эту Марию и записал батюшка в штрафной журнал. Семья всегда проходила в переписях и ревизиях по д. Кунарской. Родом Никита Волхин «города Устюга Ехренской волости деревни Истоку Троицкого манастыря крестьянин. В государеву и в манастырскую казну никаких денежных податей не плачивал. А в Новопышминскую слободу пришел в 700-м году»[41].

Читатель заметил: запись в ревизской сказке о принадлежности семьи к такому-то поселению слободы, совершенно не означает, что семья в этом поселении проживала. Первая ревизия 1719 г не включила некоторые деревни, учтенные переписью 1710 г и переписью 1719 г Рукина. Например, Ершовую. Исследователи нашего времени (и я в том числе) писали: исчезла, де, деревенька между 1710 и 1719 г. Никуда она не исчезла. Ее жителей приписали к другим деревня и селам (большей частью – к Кунарской). Но сама она присутствует в перечне деревень прихода Прокопьевской церкви с. Кунарского (в списке не пришедших к исповеди) за 1770 г.

Как ни странно, эта легендарная Ершовая (сколько с ней было путаницы!) нашлась на плане 1801 г. Находилась она в устье речки Белейки при ее впадении в Кунару.

Так было не только в Новопышминской слободе. Деревня Голопупова Белоярской слободы также не показывалась в ранних ревизиях, в том числе и третьей. Однако в иных документах (церковных в т.ч.) присутствовала.

Поселенческая сеть слободы развивалась, но ревизии этот факт игнорировали. Почему?

Я выдвигал предположение относительно новопышминских деревень по правому берегу речки Кунары: они возникли на территории, изначально отведенной Белоярской слободе и, возможно, по этой причине их и не «светили» в ревизиях. Но в 1-3-ей ревизиях нет и поселений, находившихся на «неконфликтных» землях: Медведевой, Валовой, Сергуловки, например. А деревеньки то были, другие источники их показывают.

Видимо, главной причиной была приписка слободы к заводам. Заводы назначали задание по рубке леса, выжигу угля и т.д. Распылять это задание по деревням «малодворкам» было не рационально. Поэтому население «малодворок» числили в составе крупных поселений, включенных в 1-ю ревизию. Кстати сказать, состав этих ревизских поселений с 1719 по 1762 г не изменился в Новопышминской слободе никак.

Кроме того, документы по приписке крестьян утверждались Высочайшими указами, новая деревня в ревизской сказке могла повлечь пересмотр всего документа, а этого властям было не нужно.

Крестьяне же внимательно следили за итогами ревизии и, узрев некую двусмысленность, реагировали на это отказом от заводских работ. В 1812 г Калиновская слобода отказалась выполнять заводское задание, так как, по их мнению, разнарядка исходила из данных предыдущей ревизии 1795 г, а не последней – 1811-го.[42]

Сделав такое отступление, обратимся к фамильной корпорации Осинцовых. Читатель уже заметил, что она представлена в Куликах не одним двором. В 1809 г там 13 дворов Осинцовых, да еще в двух Осинцовы подворники[43].

В Новопышминской слободе мы видим Осинцовых  среди новоприбранных крестьян в 1699 г. «А порушные записи посланы ….по Митьке да по Сергушке Костянкиновых…. А вышеписанныя крестьяня Митька да Сергушка Костянкиновы в переписные книги, что посланы на Верхотурье, писаны»[44].

 В переписи 1705 г показаны дворы Микифера  и Дмитрея Осинцовых в самой слободе[45] (Сергей, видимо, жил во дворе одного из братьев).

Выходцы они из дворцовой Осинской Никольской слободы. Старший из братьев сообщал переписчику в 1721 г, что, де, «родом он Никифор города Осы крестьянин./…/А пришел в Новопышминскую слободу назад тому сорок лет»[46]. Сорок лет назад подтверждения, конечно, не находит.

Отискиваем эту семью в деревне Пьянчиха Осинской слободы 1678 г. «Костка Остафьев сын Лукин. У него дети: Микишка десети лет, Митька четырех лет, Серешка полугоду»[47].  

В 1710 г все три брата живут своими дворами в самой Новопышминской.

Двор крестьянина Микифера Костянтинова Осинцова. Он Микифер пятидесяти лет, жена Агафия Аверкиева пятидесяти ж лет; дети: Андрон дватцати лет, Микифер осмнатцати лет, темен, Степан пяти лет; дочери: Марина девяти лет, Федосья трех лет. У Андрона жена Анна Микиферова дватцати лет; дети: Костянтин четырех лет, Федор году. Сноха салдацкая жена Ефимия Денисова тритцати лет, у нея сын Андрей Осипов шти лет.[48]

Двор крестьянина Дмитрия Костянтинова Осинцова. Он [Дмитрий] тритцати осми лет, жена Овдотья Павлова тритцати лет; [дети:] Феоктист пятьнатцати лет, Петр двенатцати лет; [дочери:] Анна осми лет, Марья шти лет, Кат(е)рина четырех лет, […] дву лет, Анна полугоду. Мать Василиса Мартемьянова сем[идесяти] лет. ена Акилина Тарасова осмнатцати лет.[49]

Двор крестьянина Сергея Костянтинова Осинца . Он Сергей тритцати пяти лет, жена Татьяна Евсевьева тритцати лет; дети: Осип тринатцати лет, Филат полугода; дочери: Пелагея осми лет, /Марья шти лет/, Настасья дву лет. [50]

В «честной» переписи Рукина  1719 г Дмитрий Осинцов в деревне Ершовой, а его сын Феклист (Феоктист) остается в слободской столице.

Д. Ершевая  «Во дворе Дмитрей Костентинов сын Осинцов пятидесяти лет. Жена ево Овдотья Павлова дочь сорока девяти, дети: Петр дватцати пяти, Яков пяти, дочери девки Анна девятнатцати, Марья семнатцати, Катерина четырнатцати, Анна девяти, Татьяна семи. Покормленок крестьянской сын Патракей Яковлев сын Шулгин пятнатцати. У Петра жена Алена Федорова дочь дватцати, сын Игнатей четырех лет»[51].

В самой слободе и братья Дмитрия: Никифор Константинов и Сергей Константинов Осинцовы. В 1-й ревизии 1719 г жителей Ершовой (в том числе и семью Дмитрия Осинцова) приписали к Кунарской. Эта приписка сохранялась, по крайней мере, до 1762 г. Его сына Феклиста и братьев формально числили в Новопышминской.

Формально. Однако семья Никифора Осинцева около 1730 г  проживала в д. Барабинской. Это подтверждается записью в ревизии 1762 г д. Грязнухи.  Дорофей Сидоров Мугайской (51 г.) имеет  жену  Федосью  Никифоровну 60 лет, « взята Новопышминской слободы, деревни  Барабинской крестьянина Никифора Осинцова дочь».

Барабинская – на берегу озера Кукуян. Кулики в полутора километрах южнее Барабы. Осинцевы облюбовали этот угол слободы и активно его осваивали. Около 1730 г дочь Дмитрия Татьяна из д. Кулики была отдана замуж в д. Грязнуху (см. выше). Значит семья Дмитрия Осинцова в этот год уже проживала в Куликах, вероятно, переместившись туда из Ершовой.

Сам Дмитрий Осинцов умер до 1748 г. Во главе семьи остался Петр Дмитриев (Феклист отделился еще до 1719 г.). Его сыновья Афанасий и Карп отмечены в Куликах. Об этом писалось выше. В Куликах 1809 г  сыновья Афанасия Петрова  — Гавриил Афанасьев Осинцов (вдов, 75 л) и  Алексий Афанасьев Осинцов (61 г), с детьми и внуками. С Алексеем проживали и братья его: Григорей (холост, 57л) и  Аввакум   (47 л).

Здесь же сын Карпа — Михайло Карпов Осинцов (54 л) с детьми.

Потомки сына Дмитрия — Феклиста (Феоктиста) тоже в Куликах. Сам Феклист умер в 1758 г. Пустили здесь корни  два его сына:  Семен (ок. 1723 г.р.) и Петр (ок.1725 г.р.).

Дети Семена:  Дмитрей (ок. 1742 г.р), Ефим (ок.1761 г.р.) живы в 1809 г и с потомством.  Сын Дмитрия — Семен Дмитриев Осинцов (48 л) живет в Куликах своим двором и семьей.

Третий сын  Семена — Прохор (ок. 1745 г.р.), видимо, умер, в Куликах семьи его детей Егора Прохорова (41 г), Федора Прохорова  (37 л). В семье Прохора и братья его Михайло (28 л) и  Алексий (26 л).

Самого Петра Феклистова нет, но его сыновья  Фока Петров Осинцов (56 л) и Афанасий Петров, вдов, 67 л, продолжили линию через детей-внуков.

Младший брат  Осинцовых Константиновичей – Сергей (родившийся еще в осинской Пьянчихе в 1678 г), имел сыновей  Осипа, Филипа,Тимофея, Максима. В Куликах пустил корни только Осип (ок. 1698 г.р.). Остальных надо бы поискать в Каменном озере, где Осинцевых много.

Сергей Константинович умер до 1748 г. У его сына Осипа Сергеева детей мужского пола пять: Федор (ок. 1715 г.р.), Леонтий (ок.1728 г.р.), Антон (ок.1734 г.р.), Леонтий младший (ок. 1738 г.р.), Петр (ок. 1754 г.р.). Кроме Леонтия старшего, все в Куликах. Антону Осипову Осинцову, в 1809 г 89лет.  Сын Федора, Анисим Федоров Осинцов  (72 л) живет здесь огромным семейством. Сын Леонтия младшего  Иван Леонтьев Осинцов  (52 л) с семьей также среди своих. Почему то в подворниках у  Афанасия Петрова Осинцова младший сын Осипа — Петр Осипов Осинцов (вдов,59 л).

Таким образом, род Осинцевых заселился в деревню Кулики  через Дмитрия Константиновича Осинцова и его потомков. Ветвь его брата Сергея представлена здесь только линией сына Осипа Сергеевича. Надо напомнить, что Дмитрий Осинцев — первый доказанный поселенец Куликов.

В заключение этнографические подробности из рукописи  Р.М. Яшиной. «Куликовцы, как говорится, «твёрдо стояли на своих ногах» Они всегда считали себя богатыми и гордились этим. Барабинцы были самыми первыми и самыми близкими соседями. Вражды между сёлами никто не помнит, но и дружбы именно с этим селом изначально не было. Это говорит о том, что основатели наших сёл были люди из разных мест и каждый со своими устоями и традициями. Хотя в последствии были совместные свадьбы, Барабинцы посещали церковь их села. При этом называли куликовцев «погалёшками», а в ответ получали  -«мешочники». Слово погалёшки на первый взгляд кажется обидным, а на самом деле это ещё раз доказывает их состоятельность. Погалёшники- это чулки, которые носили женщины села Кулики, а позволить такую роскошь могли только богатые и бывшие городские. Ну а мешочники, означало то, что крестьяне вместо сумок, которых у них не было, всё носили в мешках, перекидывая его через плечо  (заплечный мешок)».

Итак:

1.Деревня Кулики основана не позднее 1730 г. Вероятней всего она появилась в десятилетие с 1720 по 1730 гг.

2.Все выявленные крестьяне этой деревни, проживавшие там в 18-м веке, переселились в Кулики из других поселений Новопышминской слободы и в первых трех ревизских сказках учитывались в прежних поселениях.

Фото Дмитриевой Л.Н. Отдельная благодарность Кораблевой Т.Ф. за помощь в написании статьи.

 

[1] Афанасьев А., Быков С. «И птицами избы на склонах сидят»//Врачующий пояс Рифея:- Екатеринбург, Сократ2004.С.23 ;

[2] Переписная книга Верхотурского уезда 1680 года. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697л.252;

[3] РГАДА Ф.350. Оп.2.Д.908.Л.360;

[4] РГАДА. Ф.350. Оп.2. Д.911. Л.331 об.;

[5] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 634. Лл. 194 – 250 об. Копия 1720 года.Набор текста: А. Г. Ушенин;

[6] ГАСО. Ф.6. Оп.2. Д.432 л.775 об.;

[7] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 634. л. 203 об. Копия 1720 года.Набор текста: А. Г. Ушенин;

[8] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Л.883 Подлинник.Набор текста: А. Г.Ушенин;

[9] РГАДА Ф.350. Оп.2.Д.908.Л. 237;

[10] РГАДА Ф.350. Оп.2.Д.908.Л.243;

[11] Там же, Лл.194,195;

[12] Там же, Л.258;

[13] Там же, Л.338;

[14] Там же, Л.404;

[15] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1587. Лл. 95, 97;

[16] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. л. 1033 об.Подлинник.Набор текста: А. Г. Ушенин;

[17] РГАДА Ф.350. Оп.2.Д.911. Л.575;

[18] Исповедные ведомости приходов Камышловского уезда за 1809 год. ГАСО. Ф.6. Оп.2. Д.432 л.776 об.;

[19] РГАДА. Ф.350. Оп.2. Д.911.Лл. 513 об.-514 (1762 г.);

[20] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Л.303;

[21] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Л. 899 об.Набор текста: А. Г. Ушенин;

[22] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 634. Л.197 об.;

[23] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. л. 1038;

[24] ГАСО Ф.24. Оп.1. Д. 2293;

[25] ГАСО Ф. 24. Оп. 1. Д. 2293.Л.825 об.;

[26] РГАДА. Ф.350. Оп.2. Д.911. Л.316 об.  (1762 г.);

[27] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Лл. 872 об-873;

[28] ГАСО Ф.24. Оп. 1.Д. 2293.Л.825 об;

[29] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 634. Л. 224;

[30] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617Л. 961 об.;

[31] ГАСО Ф.24 Оп 1 Д. 2293.Л.825 об;

[32] Там же;

[33] Ведомость Новопышминской слободы 1748 года. РГАДА. Ф.350. Оп.2. Д.899. л.784;

[34] РГАДА. Ф.350. Оп.2. Д.911. л.469 об. (1762 г.);

[35] ГАСО Ф.24. Оп.1. Д. 2293 Л.874 об.;

[36] Там же;

[37] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Л. 1029 об.;  

[38]  Там же, Лл.1355-1356;

[39] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Л.335 об.;

[40] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 634. Л. 215об.;

[41] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Л. 1018;

[42] Волнение приписных крестьян Верх-Исетского чугуноплавильного и железоделательного завода Яковлева в Пермской губернии (1812 г) док. 51-56// Рабочее движение в России в 1800—1860 гг. № 51.1951 г. С. .252-279;

[43] Исповедные ведомости приходов Камышловского уезда за 1809 год.ГАСО. Ф.6. Оп.2. Д.432 Лл.771 об.-777;

[44] 1699 г. [мая 11 – июля 1]. – Отписка приказчика об отправке оброка беглого крестьянина Константина Ярина и поручных записей по новоприборным крестьянам РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Лл.  569 – 570;

[45] РГАДА Ф.214Оп.5.Д.735. Л.71об.;

[46] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Л. 874;

[47] Перепись М. С. Супонева 1678 года дворцовой Осинской Никольской слободы РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 6453.Л. 358;

[48] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Л.286 об.;

[49] Там же, Л.291 об.;

[50] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Л.286;

[51] Перепись Д. Ф. Рукина Новопышминской слободы 1719 года. РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 634. л. 219 об.

Комментарии запрещены.

Полезные сайты