Сухарев Юрий

Календарь

Декабрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Из воспоминаний Брюханова Н.Н. об установлении Советской власти в Сухоложье

Мои воспоминания

Брюханов Н.Н., помощник командира быв. 1 Камышловского Коммунистического полка (ныне 254).

(Орфография и пунктуация автора сохранены)

19 декабря 1917 года вечером я только что прибыл с империалистического фронта, а поскольку там работал в партийной организации, придя домой, узнал, что у нас существует и управляет земская управа. Которая в полном смысле слова из кулаков (список чл.зем. управы).

Мне пришлось вести работу по обработке самого населения – политически в смысле организации в деревнях союзов в лице жён-солдаток (мужья которых были на фронте), вернувшихся с фронта солдат-инвалидов и бедноты. В этой работе была встречена неоценимая поддержка, энтузиазм и решительность за борьбу, за прекращение войны на основе организации советов под лозунгом «Вся власть советам». Практически проводились собрания женщин-солдаток и инвалидов с вопросами, что такое советская власть и почему нам не выдают пособие на детей (в этот период у земской управы не было в кассе денег на выдачу пособий солдаткам, а они тем более были требовательны, не получая несколько месяцев полагающихся пособий на себя и детей, в том числе и инвалиды – это был основной матерьял для агитации.

Существующий при земской управе «исполнительный комитет» во главе с эсером из кулатского хозяйства Михаилом Григорьев. Бердышовым, делегатом уездного и губернского с»ездов (в политике не рыба, не мясо) совершенно не пользовался авторитетом масс, кроме членов земской управы и и кулачества, как не отражающий интересов масс солдаток и инвалидов. Это был второй матерьял для агитации.

Недовольство бедноты здачей земли в аренду и не достатком её для себя в хозяйствах, к тому же отсутствие физически здорового населения дома (все здоровые были взяты на фронт), главное – обработка посевных площадей самими жензинами-солдатками и уборка урожая выдвигали третий момент – спор о [земле] между собою и обществами в виду существующих тогда междуполосиц, потрав и краж, на что не земская управа, не эсеровский исполнительный комитет не обращали внимания, совершенно не придавая ему значения. Это был третий матерьял для агитации среди женщин-солдаток, инвалидов и даже середняков-крестьян.

Учтя эти моменты, мне удалось не только завоевать авторитет себе, а главное привлечь абсолютное большинство населения на сторону практического осуществления лозунга на территории Знаменской волости «ВСЯ ВЛАСТЬ СОВЕТАМ».

Незнаю, откуда стало Укому ВКПб о моей работе, т.к. в то время ещё не был зарегистрирован, но 3 Января меня уездный комитет вызвал, а затем мною было рассказано о бездействии земуправы и исполнительного комитета, о травле меня на общих собраниях и травле НАШЕЙ ПАРТИИ и т. ЛЕНИНА, после чего мне было предложено не медля долго разогнать земскую управу и исполнительный комитет и организовать СОВЕТЫ. Я сейчас же взялся за это, видя решительную поддержку со сторону не только укома, а даже отдельных знакомых товарищей и Камышлова (Фёдоров А.Е., Козлов Н.И. и друг.). Здесь произошла у меня личная ошибка – сдав привезённый партбилет мною с фронта тов. Фёдоров, получив от него удостоверение о партийности и регистрации в своём уезде, я не обратил внимания на стаж, который благодаря не отметке в этом удостоверении потом оказался утерянным с Августа 1916 года, потому что за годы гражданской войны я не заботился об этом до самой болезни.

3 Января, получив задание, возвратившись домой в Знаменку, постарался поставить в курс дела не только надёжных товарищей, а даже ставил на общих собраниях вопрос о роспуске исполнительного комитета и его перевыборах, а затем перевыборах земской управы волости, против чего последняя возражала, не разрешая собирать собрание на 5-е Января параллельно своему заседанию пленума, на котором она хотела путём займов у кулаков занять денег для выплаты пособий. Учтя это обстоятельство, не смотря на запрещение, удалось собрать настолько многочисленное собрание женщин-солдаток и инвалидов, что в самый разгар заседания пленума земской управы при полном её сборе пришлось выступать с оружием в руках. В этом помогал матрос с крейсера «АВРОРА», мой сверстник, хороший друг по школьной учёбе Калинин из д. Брусяны нашей волости (Фёдор), и хотя он был эсером, как он называл себя тогда, а фактически был против этого исполкома и земской управы эссэров, и наоборот как знающий меня с детства не только симпатизировал мне, а главное выполнял все мои указания и задания (политик не рыба, не мясо). В результате нашего выступления мы их разогнали, и тут же было организовано новое правительство – СОВЕТ из ТРЁХ: Председатель Революционного Совета, он же Военный Комиссар и он же Председатель Партии Брюханов Н.Н.; Начальник боевой дружины, он же Нач-к милиции, он же Председатель Трибунала Брюханов Никол. Петр.; и Комиссар Социального Обеспечения, он же сборщик податей и он же Казначей Совета Жигалов Васил. Петров. Отсюда и начало самого названия «ТРОЙСТВЕННОГО СОВЕТА». Во первых, выбрано было трое, а во вторых, по три обязанности у каждого, в третьих, боевая дружина была представительницей Солдат фронта и вновь организующейся КРАСНОЙ ГВАРДИИ. Женщины-солдатки, инвалиды и беднота деревни представляли из себя группу бедноты, а работающие на оборону по заготовке древесного угля (их у нас было очень много по волости), не бывшие на фронте и богатые мужики – это было население. Вот эти три группировки масс резко отделялись одна от другой, как по зажиточности. Последняя группа – кулаки, попы, торговцы, члены земской управы и другие чинов. (на углежжение оставляли многолошадных мощных середняков, членов церковного совета, членов земской управы и других выборных или знатных лиц в порядке отсрочки от призыва).

Пришлось организовать дружину, в состав которой удалось набрать 93 чел. в последующие дни, при чём из состава последней группы мы в состав дружины совсем не брали, а если и просачивались в д.д. Тёмной-Ряпасовой и Мокрой, то вышло благодаря той недостаточности […] членами дружины, кроме того, неправильной информации […] характеристик самими вновь избранными Председателями Сельсоветов. А состав дружины был такой: раненые, возвращающиеся с фронта солдаты старой армии, при чём абсолютное большинство сверстников по школе, не партийцев. Вся дружина была вооружена дробовиками, охотничьими винтовками и другим старым оружием. Некоторые дружинники имели принесённое с фронта оружие. Положение было самое тяжёлое и напряжённое, т.к. ни одного в составе дружины партийца не было. Всю работу по их воспитанию пришлось нести одному.

Получив распоряжение из Укома ВКПб о необходимости созыва с»езда СОВЕТОВ, мы тройственный совет решили на 11 Января организоват Первый Волостной С»ЕЗД СОВЕТОВ, на котором я был избран как первый Председатель вновь Председателем Знаменского Волисполкома с одновременным оставлением председателем сельского совета.

На другой день был получен приказ Военного Комиссара т. Жукова по дружине о приведении её в полный боевой порядок при наличии местного вооружения, очевидна стала опасность перед лицом не только у нас в деревне, а даже в городе, при чём без указания каких либо дальнейших назначений. В результате оказалось, что у меня не было свободного времени для агитационной работы. Но несмотря на загрузку моего дня, пришлось повести эту работу. Пришлось мне товарищей, работающих со мной, втягивать в партию с тем, чтобы развернуть агитработу. Конечно, многие не шли, когда мне приходилось отправлять их в качестве агитаторов среди беспартийных. Работал и матрос Калинин Ф.. проинструктировав, его отправил, а он знал, как проводить работу, будучи сам беспартийным. В результате я не мог его понять, кто он такой – эссэр, не эссэр, коммунист, не коммунист, по моему, просто распропагандированный матрос, который представлял из себя сырой матерьял. [1]

16 Января меня вновь вызвали в Уком ВКПб. Тов. Фёдоров снова дал мне ряд заданий. Конкретно – для создания средств в кассе вновь созданного Волревкома провести наложение на кулачество из числа местных торговцев контрибуцию по своему усмотрению, при чём не менее 40 тысяч рублей должен здать в Уездное Казначейство. На могущие быть восстания кулаков отвечать твёрдым руководством в плоть до применения оружия, о чём договориться с Комитетом бедноты. Выплатить жалованье всем жёнам-солдаткам и дружинникам, ни в коем случае не оплачивать членов земской управы, кроме ямщика по доставке почты. Категорически запретить всякие сборы с бедноты без различия недоимок за ней.

Мне удалось получить одновременно с этим 12 винтовок Гра с патронами и подсумками, также часть гимнастёрок и брюк для дружинников. Возвратившись домой, провёл ряд собраний среди дружинников, также сельских советов по вопросы усиления дружины, увеличение которой шло медленно в виду не выплаты жалованья, потому что у нас не было тогда средств. А около 20-І-18 г. было созвано Совещание с дружинниками ВСЕГО ТРОЙСТВЕННОГО СОВЕТА, где были впервые поставлены вопросы о наложении контрибуции, где решено было кроме уже данного задания дополнить ещё 40 тысяч руб., но не выше 100 тысяч р. Характерно, что голосовали за это предложение не только члены Совета, Комбеда, дружины, а особенно единодушно голосовали «СОЛДАТКИ» и присутствующая беднота на заседании.

В момент определения суммы возражающих совершенно не было, а когда стали подходить персонально к торговцам – на которого сколько наложить, тут началось колебание среди членов совета. Коковин Ал-др Гр. из с. Рудянки не согласен был наложить на своего дядю скопца Марка одну тысячу рублей, мотивируя это тем, что при царизме они, скопцы, были преследуемы, а стало быть они не подлежат обложению. Большинством голосов было решено его не облагать. Дальше стало очевидно, что он не один – Коковин, а их несколько. Второй пример: при обложении в дер. Брусяне: Калинин Ф., именующей себя эсером, был также против обложения Калинина Ст.Мих., быв.старшины, а против обложения остальных ничего не имел, даже своего дядю облагал, нисколько незадумываясь, настаивал при всех.

Дер. Гляден – при обложении Гр. Савина, торговца-мельника, оказался против член Ревиз. комиссии Гр. Егор. Матрёнин (работает на белой глине Сухоложья) и другие.

Дер. Мокрая – активный член С/с. П.Н. Боровских голосовал против обложения подрядчика Сав. Ефим. Денисова, будучи подговорен его братом Гр. Ефим. Денисовым, работником-секретарём Мокренского с/с. При белых Петра Николаевича Боровских арестовали, при конвоировании в Сибирь по дороге за Ишимом расстреляли. А секретарь с/с. Гр. Ефим. Денисов оказался настоящим изменником Революции – сговорив несколько дружинников, он остался с ними дома в стане белых, будучи вооруженными, с приходом белых издевались над беднотой. Сам Денисов середняк или выше средняго.

Дер. Тёмная-Ряпасова – при обложении подрядчика Медведева больше половины членов с/с. было против. Верный долгу Революции Фотей Никол. Солдатов при белых, будучи схвачен местным кулачеством, сам выкопал себе могилу перед его расстрелом, при чём неоднократно примеривал её прежде, чем его растреляли, на том заседании крыл голосующих против матом, будучи каменщик, политически совершенно был не развит. В конечном результате его выступления обложить Медведева на пять тысяч рублей согласились.

Дер. Шата – при обложении кулака-торговца Ив. Фил. Алимпиева были против чл. с/с. Ив. Дан. Прокин, зато хорошо настаивал всегда Андрей Афонасьев Прокин и Платон Фёдоров Прокин, Николай Данил. Алимпиев и Гр. Поликарп. Прокин и другие, как батрак Ксенофонт Михеевич Пивоваров и т.д.

Дер. Знаменка – при обложении кулаков Ушкова Д.П., Савина М.Е., Жигалова С.Ф. и других оказался против чл. с/с. Бердышов Гр. Мих., старый федфебель, участник русско-японской войны, бедняк, Ушков Василий Павлович, пролетарий-рыболов, гвардеец-демократ-толстовец, ввиду обложения его родного брата, против некоторых он ничего не имел, хотя бы их продать […]. Такую же двойную политику держал член с/с. по земельным вопросам Бердышов Иван Абрамович – середняк.

Сухоложье – Мих. Никол. Ефремов, именующий себя ярым защитником учредительного ссбрания, эссером, член с/с., был против обложения торговца Сем. Быкова (пакли) и друг., а по остальным не возражал, а Рубцов Ив. Ив., член компартии, в начале не мог его завербовать на свою сторону, и только потом уже удалось им договориться после выделения в самостоятельную волость, тогда Ефремов стал на сторону Советов и умер в рядах Красн. Арм. от тифа.

При такой сложной обстановке проходила раскладка первой суммы контрибуции. Не приводя всех деталей, основная ошибка была в том, что без предварительной проработки вопроса в более узком кругу я вылез на заседание с этой раскладкой контрибуции в присутствии нескольких сот человек. В результате этого было распределено между кулачеством 85 тысяч рубл., а потом добавлено 40 тысяч рубл. по заданию уезда, таким образом было собрано около 125 тысяч рублей. Вот [из] этих-то денег и были выплачены пособия жёнам-солдаткам, жалованье дружинникам, отчисления уезду и друг.расходы.

А после сообщения в уезд о раскладке, сборе денег и выплате разных расходов получено вторичное распоряжение о наложении 200 тысяч рублей контрибуции на волость. В этот раз мы были осторожнее в раскладке, уже не звали на заседание всех и каждого, а был созван пленум Тройственного Совета и Дружины и сделана раскладка, затем по одиночке вызывали кулачество, требуя с них деньги. Не окончив этого сбора, было ‘получено распоряжение о борьбе с самогоном, где предлагалось штрафовать, удить и т.д. А спустя некоторое время было получено ещё одно распоряжение о наложении ПЯТЬСОТ тысяч на волость контрибуции. Тут действительно было жарко, приходилось собирать днём и ночью. Не только члены Тройственного совета и члены с/с., а даже все дружинники были заняты исключительно на этой работе.

Особенно выделялись в оказании помощи по сбору средств «контрибуции»: Знаменка, Брюханов Н. П., Брюханов Дан., Жигалов В.П., Суханов Тр. Як., менее выделялись Кожевников В.М., Бердышов Ив. Абр. и друг. По дер. Брусяне, как и в Глядене, Матрёнин Меркурий, менее выделялись Ф.И. Калинин и друг. И обозлённым кулачеством Меркурий убит с издевательством зверски. Дер. Мокрая выделялись Пётр Никол. Боровск. и Тихон Иван. Боровских или Ли[…]чёв (быв. лесооб»ездчик, бедняк, при отступлении был схвачен кулаками и растрелян около с. Рудянки вместе с Фил. Никол. Перемогорцевым). В дер. Тёмной-Ряпасовой выделялся Фотий Никол. Солдатов и друг. (часть фамилий не помню). Дер. Чебаки – Степан Больных (зять Вас. Осип. Валова). Деревня Шата – Андр. Афон. Прокин, Гр. Поликарп. [Прок]., Платон Степ. Прок., Никол. Дан. Алим., Никол. Дмитр. Прок., Ксенофонт Михеевич Пивоваров, и менее выделялись остальные.

Из учительства всей волости особенно удовлетворительно работал среди имеющегося тогда по волости учительства ЕРШОВ Ив. Никол., а ярыми противниками были Суставовы, отец которых был содержатель мельницы на реке Рефт и Председ. земск.управы, которую мне пришлось разгонять, Солдатова Ольга Ив., Кузовкова Соня и друг.

Вот эти семсот сорок тысяч обозлили не только кулачество, а даже некоторых середняков по волости. Также прибыл один из продотрядов по заготовке хлеба в нашу волость (Б. Краснова), согласно распоряжению из [них] было выдано денег на содержание 50 тысяч рубл., причём отряд вёл себя далеко не политично: пьянка, выстрелы в воздух и т.д. не нравилось населению, в том числе и бедноте. После этого у нас кулачество, которое начали стрич, выкачивая деньги, повело агитацию среди населения против власти Советов, против её отдельных работников, используя ошибки и недочёты в работе в качестве матерьяла для агитации. [2]

Моя ошибка заключалась в том, что начав стрич кулачество, не изолировал его, а после получения денег освобождал, оставляя в прежнем состоянии, а выпуск кулачества создал неблагоприятную атмосферу для политической и советской работы. Продотряд вместо оказания помощи в работе принёс медвежью услугу.

Когда создалась неблагоприятная атмосфера для всей работы, начались заговоры с целью уничтожения отдельных работников под разными предлогами, пример: Матрёнин Меркурий был убит под предлогом, что он лесовор и т.д., а в действительности убийство носило политический характер с целью избавиться от него как настойчивого и требовательного человека. Кража лесу носила массовый в то время характер.

В Шате были избиты Вас. Матв. Прокин и друг. под разными предлогами, в действительности это носило характер мести за контрибуцию, взятую о родственников избивающих. Так было и в других деревнях.

Одним заговором руководил офицер-прапорщик села Рудянки Егор Яковл. Голомолзин, ярый защитник учредиловки и местного кулачества, в помощ себе брал таких, как Московских Вас.Федот., рецидивист-конокрад, действительный подорожный грабитель, Егор Антонов Толмачёв, федфебел старой арм. с их роднёй, оба типичные кулаки, и ряд других зажиточных мужиков, родственников их, стараясь подобрать служивших в старой армии. Такую же линию он проводил по связи с другими деревнями, о чём мне было известно через Татьяну Осиповну (Голомолзину – бывшую) как соседку моей жены.

Вторым заговором по линии земской Управы руководил быв. в с. Рудянке священник Гаряев Ал-др Палладиев, работник земской управы и существующего тогда Рудянского Кредитного Т-ва, танык-конокрад, хороший друг Вас. Московск. и быв. Волстного Старшины Александра Иван. ВЯТЧИНОВ и друг. Своё влияние как работник кредит. т-ва он имел большое среди знатных мужиков и неимел среди бедноты.

«Сухая выдра» – так звали по прозвищу бывшего Председ. земской Управы Суставова-Степанова Петра Васильевича, как под аккомпанент гармонировал своей эссеровской агитацией первым двум заправилам контрреволюции Голомолзину и Гаряеву, разъезжая по знакомым мужикам под предлогом «в гости», агитировал против СОВЕТОВ за земские управы и учредилку, в помощ ему учительница дер. Шаты Солдатова Ольга Ивановна.

Третьим заговором руководил мой двоюродный брат села Знаменки Брюханов Андрей Данилович, тоже быв. старшина, середняк, кузнец, древообделочник, член земск.управы, меньшевик, совместно с быв. старшиной Ушковым Ал-дром Дмитр., сыном торговца, обложенного приличной контрибуцией, как и двое первых, подбирая такую группу: Вас. Сем. Жигал., Вас. Алексеев Жигалов, Антон Ив. Бердышов, Рашкин Степ . Егоров., Жигалов Ал-др Алексеев, Ловыгин Фил. Ефим., Савин и друг.

Одновременно с этим брат его, Григорий Данилович Брюханов, работал в Тройственном Совете членом не за страх, а за совесть, выполняя очень серьёзные поручения, и никогда не дружил с ним даже раньше. При отступлении из Знаменки он остался дома, был посажен вместе с беднотой и Богдановым Ал. Григор. в кутузку, причём неожиданный налёт на Знаменку конной разведки, также на Шату, из полка Красных Орлов спас не только его, а и других из дер. Шаты и Знаменки. На растрел увезли и растреляли белые только одного Богданова вместе с двумя другими из Рудянки (Сашка Богданов, Сашка Филимонов Фамил. Не знаю и Сашка Ефима Черного по кличке Фам. Не знаю)

Брюханов Гр. Дан., бедняк, не только работник Советев был тогда, асстался на всё время до сих пор, состоя селькором, получал премии за образцовое ведение обработки земли и посевов 1926-7 годах, СЕЯЛКУ и другие, активный колхозник, в данное время болен, лежит третий год.

Четвёртый заговор был под руководством лесообьездчика с Тёмновско-Ряпасовского Кордона Дегтярёва (имя, отчество незнаю), через которого держалась связь с кулачеством других волостей, и целый ряд таких «товарищей» дер. Тёмной-Ряпасовой были в его группе, исключительно знатные зажиточные мужики, принимавшие ярое участие в растреле бедноты с приходом белых в Ряпасову.

Чувствуя такое напряжённое положение, мне пришлось принять ряд мер согласно существующего тогда закона и указаний УКОМА: о судах, о Следственных Комиссиях и т.д. Был организован СУД – под руководством моим, Зам. был Брюханов Гр. Дан. Следственная Комиссия, Председатель которой был Прокин Платон Степанович д. Шаты, которым и поручено было разследовать эти дела. Работники в судебноследственной комиссии были неопытные, на деле вышла затяжка этого следствия, что привело к тому, что население из числа кулаков, середняков, и даже частью бедноты не пошло за советы, а стало абсолютно против, т.к. члены земской управы были сильные агитаторы. Особенно сильно развернул агитработу по ряду Волостей – Суставов-Степанов П.В. (дочери которого до сих пор учительствуют в этих с/сев. по сей день), некто Иваницкая – учительница с. Курьи, ранее работавшая в Новопышминском Кред. Т-ве, будучи в то время Секретарём бюро эссеров, священник Горяев Ал-др Палладиев. с. Рудянки, Солдатова Ольга Степановна – учител. дер. Шаты и другие. (Иваницкая, между прочим, сейчас член Компартии). Затем, лесообьездчик Дегтярёв Тменский, из села Рудянки Фрол Коковин и ряд других, в том числе Ушков, б. старшина и присяжный заседатель, б. старшина Брюханов Андрей Дан. и друг.

Суставов П.В. с дочерями

В этих случаях приходилось выезжать по деревням для разьяснения и агитации, и выяснялось, что до моего приезда они – кулаки и члены земской управы – выступали. В это же время выступали против их наши дружинники, по сути дела, не зная своих задач, успеха не имели. Так было в Тёмной-Ряпасовой, Мокрой и друг.

Спустя некоторое время, в первой половине Февраля из Камьшловского Укома ко мне приехали двое товарищей с целью разъяснить ЗНАЧЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ, как по смыслу, так и по существу, что частично было ими проделано, а в основном их работа была проведена как компания по сбору части не собранных денег разложенной контрибуции и вербовки добровольцев для укрепления Красногвардейских отрядов в Камышлове и в первую очередь коммунистов. За это время с фронта прибыло несколько товарищей солдат, и из них только один был Коммунист-Большевик, но пожелало их вступить в Партию 16 ч., и все они уехали с этими товарищами в Камышлов.

Приезд тов. ФЁДОРОВА Антипы Евгеньевича, Секретаря Камышловского Уездного Комитета Партии 22 Февраля (если память неизменила) оживил работу. Он дал ряд установок, которые тогда нужны были, и в которых я нуждался в условиях сельской местности, и которые сам я немог усвоить. Кроме того, он дал ряд практических указаний, которых как навыков я не имел. В то же время нам удалось провести без особых затруднений сбор остатков контрибуции, сбор и отправку хлеба на ст. Богданович. Добровольцы, приехавшие с ним, вели работу по с/с и волостям по закреплению Советской работы. Также и у нас нашёлся один […] членов ВОЛСОВДЕПА, доброволец из с. Рудянки ГОЛОМОЛЗИН МАТВЕЙ ИВАНОВИЧ, взяв на себя часть Секретарской работы по волости как знакомый с нею, искренне работая на этой работе до смерти, был назначен Секретарём Теменской Волости, работая там перед приходом белых. Был схвачен местными кулаками и расстрелян прямо за своим столом на работе. Второй доброволец Мухачёв Владимир Петрович с. Сухой Лог, действительно опытный секретарь с/с, потом Волости, отступил за Урал, не смотря на возраст 60-65 л.

Кроме того, мы выехали в бывшую Грязновскую волость для организации там в некоторых деревнях Советов, которых там в одной части волости не существовало. Мой выезд был вызван ещё и тем, что между Знаменской и Грязновской Волостями происходила грызня из за земельного надела. В результате этот вопрос удалось разрешить. Как мы этот вопрос решили, хочу ответить как член партии. Если разсматривать на сегодняшний день – мы делили землю по едокам. Если есть семь или десять человек в семействе, то на это количество и получайте. То есть мы сбились в АГРАРНОМ ВОПРОСЕ на эссэровскую дорогу, а не так, [3] как делаем на сегодня потому, что декреты того времени не были достаточно ясными и детальными на местах (Нарком Земледел был т. СЕРЕДА) для разрешения вопросов по колхозному, стоящих перед нами задач. Это очень характерно тем, что мне за это впоследствии влетело, ведь не время было с землёй заниматься, а я на оборот собрал между волостной с»езд из представителей Знаменской, Грязновской, Ирбитско-Вершинской, Ново-Пышминской и Кунарской Волостей в с. Знаменке, где постарались разрешить этот вопрос без спора. Это дало нам возможность на некоторый период избавиться от отдельных драк мужиков разных деревень из за земли и покосов, что вносило в этот момент работы только разлад и отрывало от основной работы. Я лично был участником Первого и Второго Уездных СьЕЗДОВ, на втором же съезде был избран ПЕРВЫМ ЗАМЕСТИТЕЛЕМ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ Уездного Исполкома Тройственного Совета, а кроме того на меня возложили вторую обязанность – функцию работать КОМИССАРОМ по Управлению, то есть реорганизация тогдашней полиции в милицию, к этой работе я приступил 28 июня.

Я только оговорюсь, что была проведена снова контрибуция при мне последняя по ЗНАМЕНСКОЙ вол. Это было 29 Мая вечером, мы сидели в полном составе, все депутаты Совета за разскладкой контрибуции, чтобы ещё раз почистить кое у кого лишние деньги из кулачества Знаменской волости. А надо сказать, что имеющийся в самой Знаменке еженедельно в Понедельники давал возможность ближе изучать кулачество, торговцев, перекупщиков и других знатных лиц, с другой стороны быстрее их вызывать для оплаты. Приезжали торговцы не только рядом лежащих местных волостей, а даже Камышловские разъездные торговцы, с Азбеста, Егоршино, Екатеринбурга, которых тоже частично мы облагали всякими сборами и Контрибуцией. Они устраивали между собою сговоры о неплатеже в церкви при помощи Суставова-Степанова и друг., где были больше всего члены земской Управы. И когда мы их арестовали, отправив в КАМЫШЛОВ, то их освободили, не смотря на матерьял Следственной Комиссии.

Вечером 29 Мая мы проводили заседание, это заседание было открытым, присутствовали все местные граждане и приезжие, а не только дружинники и не только работники Сельских Советов. Тут была моя политическая сшибка в том, что заговорщики после этого объединились и составили настоящий заговор против Советов, который начали осуществлять, и точно в ночь с ЧЕТВЁРТОГО на ПЯТОЕ Июня 1918 года у нас произошло фактическое востание. Этот факт подтверждается тем, что стреляли в Секретаря с/с, и друг. работников С/Сов, при чём настолько неудачно, что даже не могли не одного убить. Неудачность их восстания объясняю тем, что ЛИЧНО МНЕ в 11 часов вечера в мою избу, в квартиру после возвращения меня из Волости была брошена бомба прямо в комнату на постелю через окно с улицы, которая взлетела в комнату, разорвалась настолько сильно, что не одного предмета в комнате не осталось в целости, а всё переломало, перещепало, изорвало и т. д. Все стёкла и части их полетели на ребят, жену и меня. Жена получила 28 ран, сын Михаил 3 раны, а я только в ногу одно ранение, и в конце концов этот случай повлиял на меня – я оглох и онемел как получивший второе контузие и ряд ранений, вот всё это взятое отразилось на мне. Когда я выходил из ограды, то помнил и сразу нерастерялся. Выходя из комнаты, затем из ограды выбегая в улицу, видел, как погнал верховой, помню, как он сидел на лошади и даже личность, а когда пришел в с/с. и Волсовет (они были в одном здании) и давал распоряжение начальнику Дружины, они мне рассказывают, но в какой форме давал распоряжения, ничего не помню, сознание начал терять ввиду отравления химгазом из бомбы.

По расказам всех присутствующих в Волсовете вот что происходило:

Во первых, то, что я несколько человек приказал поставить у кассы, во вторых, дал телеграмму Уездному Военному Комиссару. В третьих, сумел поставить в известность всю дружину, не смотря на то, что она была распущена по ряду деревень на работу – разьехалась. И в четвёртых, то, что я сумел притьти в таком состоянии к Фельдшеру Измодёнову Ив. Мих., достукаться до больницы, забрать помимо его бинты и какую то склянку с какой то водой, принёс домой и якобы пытался этой водой обмывать раны, в то время как они или были перевязаны всем, что попало под руку. А что было дальше, не знаю, не запомнил их рассказы.

Я очнулся в пути к Ново-Пышминской Больнице на разстоянии примерно Девяти вёрст от села Знаменки. Жена и ребята лежат, и сам болен и не мог правильно говорить (как расказывал ямщик Куницын Дан. Ефим.)

Когда мы были привезены в больницу к Старшему Врачу, то я не мог [4] правильно говорить (это же потверждал ямщик Куницын Дан. Ефим.). Когда мы были привезены в больницу к Старшему Врачу Соколову, он тут же принял меры перевязки т.д.

6-го Июня приехали из Камышлова утром, прибыл отряд из Военкомата под командой т. Заостровского, и ко мне в то же утро приехал нарочный в больницу, стал спрашивать в присутствии врача о подозреваемых в восстании. Увезти из больницы Врач меня не дал. Только уехал первый посыльный, через пять-шесть часов приехал второй нарочный, а вслед за ним третий, и врач вынужден был отпустить меня после долгих споров. Я уехал для того чтобы опознать личности, которые участвовали.

С приездом домой не застал своего двоюродного брата дома Андрея Дан. Брюханова, он оказался уехавшим на покос на речку «Кириловку», на разстоянии 40 вёрст, за которым при поездке в лес поймали. Никакого в это время сенокоса не было, уехал он без литовок, которые оказались дома, при нём нашли один топор, даже ружьё оставил дома. При показаниях не скрывал, что у него в доме бывали собрания, и что накануне 4 Июня были у него Вас. Федот. Московских и друг. с обсуждением плана, как убивать Членов Совета и т.д. Кроме того, не удалось скрыться Василью Семёновичу Жигалову, у которого при обыске найдены были бомбы, привезённые им с Балтфлота, которые он раздавал другим лицам, желая отомстить за обложение контрибуцией своего отца Сем. Фед. Кроме того, удалось скрыться Василью Федотовичу Московских с. Рудянка, Священнику Горяеву Ал-дру Паллад., Прокиным Егору и Льву Ивановичам д. Шата и друг.

Часть скрывшихся поймать не удалось совершенно. Они появились тогда когда пришли белые в наше село: Егор Яковлев Голомолзин и друг., а часть удалось поймать: Прокиных в поле в сторону ст. Богданович на растоянии 18 вёрст, Матроса Жигалова Вас. Сем. в лесу между Сухим Логом и Знаменкой, Ушкова Ал-дра Дмитр. между Знаменкой и Ряпасовой, Московских Вас. Федот. поймали на «ОСТОШНОЙ» к Ирбитским вершинам. Так удалось собрать только 17 человек. Остальных – нет. С приходом белых, когда они появились дома, то в ЗНАМЕНКЕ руководил Жигалов Мих. Иван., быв. Урядник и порутчик старой армии; Размахнин Иван Александров, сын Дьякона; Засыпкин Иван Львович, б. торговец, чл. земской Управы; Бердышов Антон Иванов, кулак, ныне «колхозник»; Рашкин Степан Егоров, выслан в Тобольск, кулак, перекупщик хлеба и эксплоататор бедноты; Куницын Алексей Никол., кулак, староста при белых – первый; Суханов Григор. Григор., церковный староста. Серед под»езжих – Роман Фёдоров, участник растрела Богданова Ал-дра Григорьевич; Жигалов Ал-др Алексеев, ездивший за оружием к белым на ст. КУНАРА, кулак, и другие более мелкие средняки, попавшие случайно под влияние кулаков.

В Рудянке руководили: Голомолзин Егор Яков., прапорщик старой армии; Толмачёв Егор Антонов., федфебель, и другие работники быв. Кредит. Т-ва во главе с Суставовым-Степановым и Священником Гаряевым. В Шате руководили Алимпиев Павел Устинович и другие. То есть когда пришли белые, и возвратилось кулачество бежавшее, то вся кулатцкая часть, обложенная Контрибуцией, активно взялас за оружие и растрелы бедноты или сраву поступили в ряды армии белых добровольцами. В результате у них тоже оказался отряд (в виде дружины). Этот отряд слился с белыми на ст. Кунара, где была раздача им оружия В.В. Быковым, кулаком-торговцем и содержателем Известковых предприятий с. Сухоложья, о чём многие из участников расказывают сами.

По распоряжению Полковника Смолина они вели наступление на отступающих Красногвардейцев и Советские Красноармейские и Партизанские части, и в это же время у них была организация из белых отрядов самостоятельных боевых полков. Так был сформирован 28 Камышловский белогвардейский полк. (расказ моего зятя П.Ф. Рубцова, Федфебеля этого полка).

Продолжение после слов «Я приступил к этой работе 28 Июня».

При работе в Комиссариате Управления в Камышлове пришлось часть полиции разоружить и посадить как явных саботажников Советов, выступавших на собраниях с предложением не подчиняться отрядам Красногвардейцев, а на оборот они должны подчиняться тогдашней милиции, на половину состоящей из прежних полицейских рядовых стражников, а маламальски надёжных на время оставить для разной мелкой охраны, и одновременно взяться за укрепление местных волостных дружин.

Когда я был вызван в Камышлов для работы в Июне 1918 г. после выборов, сразу был зачислен в красногвардейский отряд Камышлова, несмотря на то, что в нём я уже состоял с 5 мая т. г., и выдавалось довольствие и обмундирование, как пологается на военной службе, до поверки включительно.

Когда взялся за организацию волостных дружин, хотя и не было у меня, не было такого объема опыта, как уездный, который нужен, а всё же удалось проделать ряд таких работ – полное изьятие на местах полиции и замена дружинами. Во-вторых, частично выявить по существующим тогда спискам жандармов и охранки времени царского формирования, правда далеко не полностью, потому что часть списков предыдущих лет, очевидно, были уничтожены. А кроме того, в состав самого Комиссариата Управления ввести ряд Красногвардейцев для работы из имеющихся в Камышлове. [5]

Когда началис восстания, например: Яланское востание между Талицким и Ертарским заводами, на ликвидацию которого прошлось выехать мне лично в первый раз и принять участие. Тут вышло действительно подходяще: удалось не только ликвидировать, а даже взять в плен приличную долю местного кулачества, в том числе были бежавшие из ряда волостей. Это востание ставило себе целью быстрейшее приближение чехословаков, уже начавших наступление со стороны Кургана при помощи местных кулаков быв. Курганского и Ялуторовского уездов.

Вскоре вспыхнуло Тамакульское востание, Н-Пышминское и ряд других. Там мне пришлось мало быть, потому что когда мы приехали, кулаки были уже посажены, т.к. местные организации из рядом лежащих волостей по существу востания ликвидировали, а нам приходилось только взять кулачество, что оставалось на месте или вернулось из бегов обратно, а за тем возвращаться обратно.

Ряд происходивших востаний в ряде волостей невольно вызывали выезды на места. Кроме предложений УКОМА и Исполкома, выезжающие дружины задерживались на местах на день, на два, когда удачно приходилось ликвидировать восстания, и справлялись местные организации. Это показывало их хорошую бдительность и подготовку, а главным образом ПОЛИТИЧЕСКУЮ устойчивость не только Волсовдепов, а их дружин.

Будучи 1-м Зам. Председат. Уисполкома, Комиссар по Управлению, кроме того, на меня была возложена работа по подготовке массовых перевозок хлеба и других запасов продуктов, находящихся на ст. ст. Ощепково, Поклевская и в крупных Заготпунктах примерно в направлении Богданович, Долматово, Катайск и друг. Возложена эта работа была с приездом к нам тов. Войкова, который, кроме Комиссара по продовольствию, потребовал ещё второго ответственного за это дело Работника – лица и дал ряд указаний с определёнными установками, т.к. Упродкомитет не успевал выполнять их требований по вывозке хлеба и продуктов. Вследствии этого меня из Президиума выделили для наблюдения и помощи. Выяснилось, что основным недостатком при выкачке хлеба в нашей работе била недостаточность в мешкотаре, которая была по отчётам достаточна, а на деле расбросана в разных местах и складах, где даже хлеба не заготовляли в потреб. об-вах. Также не доставало вагонов потому, что хлеба было можно выбросить около двух мильонов пудов только со ст. Ощепково, как докладывали по сводкам.

Абсолютное большинство хлеба было вытащено в центр, но весь полностью выбросить не удалось в виду ряда восстаний, его осталось около 350 тысяч пудов. Вся эта срочная работа требовала своевременных сводок, которые представлялись далеко не нормально, очевидно, не было необходимого количества добросовестно желающих выполнять задания работников по продовольствию. Это высказывали ряд товарищей из волисполкомов и заготпунктов, а проверить состав было некогда, потому что после ряда востаний надвигались настоящие бои не только за хлеб, а главным образом за ВЛАСТЬ СОВЕТ0В. Это по части выгрузки хлеба.

Теперь дальше по вопросу начавшихся боев, в частности, первого боя, который принимали в «ИВАНИЩЕВО». Чем этот бой был для меня лично характерен, главным образом тем, что самое первое сообщение, которое получено в Комиссариат Управления, оно было сделано и в Уездный Комитет Партии, и в Президиум Исполкома, и в Военный Комиссариат.

По распоряжению тов. Васильева были направлены соответствующие отряды. Не долго думая, я от Управления тоже направил отряд, считая, что несколько человек будут в состоянии ликвидировать это востание и выполнить задание Уездных организаций, а на самом деле оказалось не так легко, т.к. когда приехали на место наши отряды, то оказалась настоящая военная в полном смысле слова обстановка. В результате выяснилось, что с места дали неправильную информацию, с большой недооценкой значения и сил противника. Это в свою очередь послужило причиной недостаточной посылки с нашей стороны уездных организаций необходимого количества туда бойцов и отрядов. В результате наш отряд в «ИВАНИЩЕВО» под командой тов. Кучмея оказался почти полностью уничтоженным, а остальные основательно потрепаны. Это один урок, насколько местные некоторые организации и их руководители правильно понимали значение боев, учитывали силы врагов, и главное, насколько правильно могли ИНФОРМИРОВАТЬ или ОШИБАТЬСЯ.

Один из моих сотрудников Секретн. части т. Чегодаев, возвратившись в Управление, расказал подробности боя и убедил меня в недостаточности посылки туда отрядов и других ошибках местных работников и организаций.

С получением ПРИКАЗА тов. ЭЙДЕМАНА (кажется, от 5/VII-18 г., точно не упомню) об эвакуации ряда станций, в частности, ст. Тюмень, было созвано заседание ПРЕЗИДИУМА КАМЫШЛОВСКОГО ИСПОЛКОМА, где на меня возложена обязанность по ЭВАКУАЦИИ всего уезда и в первую очередь ценностей.

С этого момента началась подготовка и предварительная работа по эвакуации всего Камышловского уезда. По данным, которые имелись в Управлении, в уезде имелось общее количество Работников С/С, Волисполкомов, Семей Добровольцев, Красногвардейцев – СВЫШЕ ТРЁХ ТЫСЯЧ чел., включая находящихся в отрядах и Дружинах. Для проведения работы то эвакуации этого состава требовались срочные меры.

Необходимость эвакуации этой части населения вызывалась главным образом потому, чтобы закрепить находящихся в рядах разных отрядов наших бойцов заботливостью об их семействах и тем самым поднять из боеспособность, кроме того, избавит от могущих быть в стане белых растрелов и издевательств как с советскими элементами. [6]

Согласно предписания тов. Эйдемана (приказ), которое он дал, было дано на места распоряжение не только об эвакуации семей и работников с/с, также ценностей, а по возможности выгрузить все те основные товары, которые были на местах к этому времени.

В течении первых и вторых суток нагрузилось четыре эшелона, в том числе и уездное казначейство. Сами уездные организации: УКОМ ПАРТИИ, УИСПОЛКОМ ТРОЙСТВЕННОГО СОВЕТА и ГОРОДСКОЙ СОВЕТ, как и другие были эвакуированы своевременно.

Реплика: «С каких пор вы стали называть тройственный совет?» С момента организации до начала эвакуации. Вы можете просмотреть подписи на документах бывшего Камышловского Уездного Комиссариата по Управлению Тройственного Совета Камышловского уезда.

Были ВСЕ РАНЕНЫЕ и ПОСТРАДАВШИЕ ОТ ВОСТАНИЙ отправлены, затем все дела, имеющие особо важное и отчётное значение, для того, чтобы при возвращение обратно Уездных организаций можно было восстановить их деятельность, а дела, которые находились в секретных частях или имеющие секретный характер и решающее значение, были сожжены в печах и паровозных топках.

Эвакуация проходила таким образом, что рядовой состав и обслуживающий персонал влились в качестве обслуживающего персонала поездов эшелонов, отрядов, а самый строевой состав (более или менее здоровый), начиная от ОТВЕТСТВЕННОГО СЕКРЕТАРЯ УЕЗДНОГО КОМИТЕТА ПАРТИИ, ушли с винтовкой в руках рядовыми бойцами тов. ФЕДОРОВ и многие ЧЛЕНЫ УИКА в виду того, что некоторые поставлены были в такие условия, что не могли оставаться для подпольной работы, даже имея практический опыт.

На местах проходила работа, в отношении самой эвакуации, к сожалению, не было достаточного опыта как у меня, так и у низовых работников. Это можно характеризировать такими данными моментами:

Мы не смогли обеспечить полную эвакуацию ВСЕХ работников сельских местностей и их семей своевременно, т.к. нужно было предварительно их убрать до начала боев, а мы этого сделать не смогли, убрав ценности. Вследствии этого большое количество семей пострадало с приходом белых. Затем недостаточность опыта была в части подготовки к эвакуации, показателем служит недовывозка хлеба, т.е. поздно приехал тов. ВОЙКОВ, и также поздно началась эвакуация. Третий момент заключался в том, что САМИ ПРЕДСЕДАТЕЛИ С/С. и Волостн. Советов в абсолютном большинстве не соблюдали данное им росписание, а в результате это отражалось на ходе эвакуации. Вследствии этого мы отправили одних на Ирбитский Завод, других на ст. Богданович, не смотря на то, что Богдановичу уже угрожала опасность могущего быть кулацкого восстания, и третье то, что эвакуирующиеся сами и эвакуируемые местные работники попали в такие условия, что шли не путём, не дорогой, а разными лесными тропинками.

Вывод: Организованная эшелонами, расбросанность и раздробленность для эвакуации – вот три обьекта, которые характеризируют недостаточность полно проведённой работы для эвакуации, что имело не совсем благоприятные последствия для работников с/с. и Волисполкомов с семьями, а также для наибольшего закрепления боеспособности разных партизанских отрядов.

Для того, чтобы остановить наступление белых на Камышлов со стороны Тюмени, мной было дано приказание в двух вариантах: а) во первых, выпустить вино и спирт в реку ПЫШМУ; б) во вторых, взорвать винные склады. Первый был выполнен, второй выполнить было не возможно потому, чтобы не зажеч сплош город и не дать понять белым самый момент отхода наших отрядов. А когда мы выпустили вино и спирт, что мы достигли, белые перепились так основательно, что попадая в наши отряды, они не знали, где находятся и рассказывали очень хорошо про свои силы, а также части и вооружение. А в свою очередь это дало нам возможность благополучно выйти из самого города, и это был первый момент который был сделан для того, чтобы частично разложить части чехобелогвардейцев. [7]

Второе мероприятие, которое мы сделали в этом направлении, в части выявления их частей в глубоком тылу, то, что мы отправили ряд работников в тыл к белым во время их пьянства. У нас, например, ходил Тюменский Кузнецов (после в 1919г. работавший в Трибунале, имя, отчество не помню), затем ходил Кутков или Попков, рабочий депо Камышлова, и ряд других для того, чтобы узнать и настроение населения. В результате этого удалось выяснить количество частей белых, их вооружение, как они избивали и растреливали оставшихся, и третье, каково настроение населения, особенно той части, которая была настроена против советов.

Результатом всего та информация, которую мы получили для Полевого Контроля была очен ценна тем, что их «Защитники Родины» расбегались по кустам от разных преследований и репрессий, а это был показатель устойчивости их частей и бойцов, как мы заключали из опыта старой армии. Уже тогда у них существовала для их добровольцев из числа местных крестьян и кулаков «СДЕЛЬНАЯ ВОЙНА». Вот, мол, отвоюйте, Братцы-Ялуторовцы, Тюмень, а Шадринцы – Камышлов, и домой отпустим и т.д. А в сёлах и деревнях прямо так вели агитацию агитаторы белых и кулаки:

«Братцы, надо с корнем добить остаток проклятых большевиков, которые остались дома, а которые отступили – ведь их вовсе мало, давайте же скорее, надо ехать на фронт, вооружаться всем, и мы добьём остатки. Самое большое их хватит на две недели или, в крайнем случае, до Алапаевска, если не успеем перебить до Егоршино».

Так передают не столько оставшиеся в живых Советработники или их семейства, а главным образом участники-добровольцы, бывшие у белых и «сдельно воюющие» из волостей: Теменской, Грязновской, Кунарской, Н-Пышминской, Сухоложской, Знаменской и других.

Между прочим: Политотделы, Особотделы и ВЧК в начале у нас назывались ПОЛЕВЫМ КОНТРОЛЕМ, и только потом в процессе ряда реорганизаций самих отрядов в Полки и Бригады заменены названия Полевого Контроля, в результате это всё одно только переименовывалось, вот на этой части об эвакуации я закончил.

Каково настроение населения на наших позициях: От Камышлова до Егоршино не было не одного случая малейших признаков к восстаниям в самые периоды отступления, в худшем случав кулачьё относилось нейтрально. А если взять отступивших из ряда лежащих волостей даже не дружинников, а просто добровольцев с концентрировавшихся к Ирбитским Вершинам, Ёлкино и другим местам и т.д., то отступавшие в наших рядах дрались настолько стойко, что служили примером. В первое время в боях с белыми около Ирбитских Вершин мы их отогнали до реки ПЫШМЫ и Сухого Лога. Там был и Филип Акулов, гнавший за белыми на телеге, одна нога была в сапоге, другая разута, с валенкой-пимом в руках и криком: «БУЗУЙ, РЕБЯТА!» – бывший рядом с ним участник – партизан д. Шаты Васил. Матв. Прокин до сих пор, расказывая это, хохочет до слёз, и ряд других товарищей.

Когда мы наступали на Сухой Лог, нам пришлось воспользоваться хорошими также сведениями от населения о состоянии частей белых, а рядовые бойцы убедились в растрелах и издевательствах матерей и семей, и само население пополнило нам отряды новыми бойцами, очень надёжными.

Из Ирбитских Вершин при обратном отступлении по заданию тов. Пульникова Петра, Начальника Полев. Контроля, мне лично пришлось пойти в тыл к белым для того, чтобы выяснить, какие части белых идут вновь в направлении Ирбитских Вершин со стороны Ряпасовой и Знаменки, и задание было выполнено. Кроме того, узнал, в каком состоянии находятся ребята, оставшиеся дома, т.к. жена была увезена раньше в Пермскую больницу.

…….

Отношение населения к этим боям, по моему, было хорошее, чем именно? Тем, что население само не вмешивалось в бой за исключением отдельных кулаков – личностей, передающих сведения про наши части белым, а отсутствие тормозов со стороны населения во время боёв способствовало даже успешности боя. Это очень характерная черта отношения самого населения.

Кроме того, при недостатке довольствия в наших частях в тот момент состояния довольствия, население само с большой охотой давало довольствия нашим бойцам. Не смотря на то, что иногда, может, на свою долю у другого не оставалось муки, он всё же отдавал бойцам, правда, за хорошую плату. [9]

Возвратившись оттуда в этот злополучный момент прорыва фронта и одновременным переходом населения и большинства Волынского полка в районе с. Покровского и Режа, чего не только не знал, а я даже не думал о могущих быть таких явлениях, тем более что за несколько дней до этого видел т. СЫЧЕВА, быв. Камышловского Предгорисполкома, работавшего в этом полку. Помню, когда Макар Васильевич Васильев выскочил из вагона и давал распоряжения т. Григорьеву и другим, то в этот момент т. Пульников П. мне сказал три слова: «Становись скорее и знай своё дело».

Оказавшись в условиях этого смешанного строя, собранного из всего оказавшегося на лицо состава бойцов и Комполитсостава, также обслуживающего персонала, я должен был, кроме обязанности бойца, связаться с полевым контролем в этих частях, чего так и неудалось, кроме как с батальоном т. Жукова.

Помню как сейчас, придя в Покровское, где население нас встретило очень враждебно, когда кончился бой, при разговорах с оставшимися на месте ранеными и женщинами враждебность, которые высказывали открыто, что дальше пойти некуда.

Основной причиной прорыва фронта послужило:

а) Не достаточная политработа в Волынском полку. Частичная недисциплинированность бойцов, прибывших с этим полком из центра, а вследствии этого были, хотя единичные, случаи мародёрства, но ОНИ дали местному кулачеству матерьял для агитации не только против ВЛАСТИ СОВЕТОВ, а даже против КРАСНОЙ АРМИИ.

б) Неразвитые и не обработанные политически добровольцы, вступившие в Волынский полк, поддались влиянию кулачества, быстро перешли на сторону белых, не обращая внимания на последствия. К тому же жители этой местности, особенно с. Покровского, в абсолютном большинстве были очень зажиточное население.

в) Остаток эссэровщины при отправке из Ленинграда, находящийся в Волынском полку, не был вычищен и поджигал в постоянных жителях и добровольцах ненависть к ВЛАСТИ СОВЕТОВ и Красноармейцам, говоря, что только «НАРОДНАЯ ВЛАСТЬ в ЛИЦЕ УЧРЕДИТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ установит порядок, а белые и Колчак, мол, борются за это. Переходите к белым и выдайте всех большевиков», что они и сделали.

 

КОНЕЦ

 

Даты и ещё большие детали времени будут взяты дополнительно с документов от разных товарищей, что мною пропущено, постараюсь востановить в памяти и дополнительно дать матерьялы.

Н. Брюханов. [10]

Из фондов ЦДООСО.

 

 

Комментарии запрещены.

Полезные сайты