Сухарев Юрий

Календарь

Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  

Копырин А.Л. Кордон Известковый

Весна в этом году, со своим приходом, что-то задержалась в нашем регионе. Уже конец апреля, а теплой погоды, как и не бывало. В очередной раз, когда мы наметили экспедиционное мероприятие, погода нас решила не баловать. С утра минус десять и небольшие осадки сверху, которые к семи утра прекратились.

   Очередной маршрут, намеченный как всегда заранее, группа поисковиков исследователей, решила совершить в северную часть Асбестовского района.

  На маршрут вышли, постоянный участник всех экспедиционных походов, председатель Рефтинского общества краеведов Ю.М.Сухарев. Инициатором и бессменным руководителем поисковых мероприятий, а так же проводником, шел известный краевед города Асбеста, заведующий музеем завода АТИ В.Н.Рубцов. И третьим участником был автор этих сток.

   Первоначально состав группы намечался в более расширенном варианте, но по ряду различных причин, остальные участники, не смогли сегодня присоединиться к поисковикам.

   Целью сегодняшнего маршрута, были Известковые копи, находящиеся в северной части нашего района, на реке Малый Рефт, в непосредственной близости от некогда существовавшего Мало Рефтинского кордона.

   В.Н.Рубцов работая в государственных архивах Свердловской области, нашел материалы, в которых упоминается, что известь для строительства Тобольского монастыря, возили из города Режа. В свою очередь, в материалах по Режевскому заводу, есть ссылки, что известь брали на Известковых копях, находящихся вблизи Рефтинской дороги. Для справки напомним, что Тобольский кремль, был построен в период с 1683 по 1799 год.

   Из материалов, которые есть в нашем распоряжении можно сказать, что Известковые копи работали с дореволюционного периода и до средины ХХ века.

   На площадке, расположенной на правой, южной, стороне Малого Рефта, по протяженности наверно менее полукилометра, вдоль берега производились работы по добыче и обжигу известняка, с получением конечно продукта извести. А во все времена и даже на сегодняшний период, известь в промышленных и строительных целях, применяется очень широко.

   Известь, подводами на лошадях, доставляли в близлежащие города и населенные пункты Монетку, Реж, Екатеринбург, Утку, Асбест, Егоршино. Производство активно работало до средины ХХ века.

   По рассказам старожилов, в последний период, на кордоне проживало около двадцати человек. До войны население было больше, более шестидесяти человек. В дореволюционные времена на известковых копях, в иные годы (сезонно) работало и до двухсот человек.

   В последнее время, в поселке было два барака, в которых жили временные рабочие (вербованные). Четыре дома для постоянных жителей, в том числе на кордоне жил лесник. С довоенного периода, на кордоне работал локомобиль для выработки электричества, в пятидесятых годах, была установлена дизельная электростанция.

    Для производства, были устроены две печи для обжига известняка. И готовую продукцию, ежедневно, возили в город Асбест на полуторке. В поселке существовал клуб и магазин в одном из бараков.

    Жители поселка для решения различных, в том числе и бытовых вопросов, ходили в город Асбест по лесным дорогам. Это через поселки Коммунальный, 29 квартала,  Ильинский, Окунево, расстояние около тридцати километров. По рассказам старожилов, дорога им казалась длинной. Поэтому за продуктами, многие ходили в город Реж, расстояние в эту сторону, они считали в два раза короче.

   Сегодня в ХХI веке, ситуация конечно изменилась.  Для определения современного состояния площадки, которая являлась производственной и жилой базой Известковых копей, наша поисковая группа и направилась в северную часть района, на берега Малого Рефта.

   Конечно, в район Мало Рефтинского кордона, можно проехать и на автомобиле, притом не только на большом и мощном внедорожнике. А как мы убедились в процессе нашего путешествия, даже на не приспособленном, для разбитых грунтовых дорог, автомобиле «Ока». Но это в том случае, если ехать по основным дорогам. И самое главное, в этом случае, должен быть умелый водитель.

   Нас же конечно интересовали старые дороги, по которым население передвигалось с ХIХ века. Кроме того была масса других вопросов, которые мы хотели выяснить. Да и чисто спортивный интерес, раз мы пошли в такую даль, как не посмотреть места, где когда то бывали большими компаниями на автомашинах или проходили с ружьем в одиночку, бродя на охоте.

   Маршрут наш начался от Ильинского кордона. Конечно, это название тоже из далекого прошлого и теперь на этом месте, нет ни чего, что бы напоминало о жилье. Сегодня здесь, Ильинские водозаборные скважины, обнесенные бетонным забором. Рядом проходит дорога, которая активно эксплуатируется лесозаготовителями, рыбаками и охотниками.

   В 50-е годы ХХ века, здесь была лежневая дорога, по которой вывозили лес, остатки этой дороги проглядывают до сих пор. Дорога шла на север в лесной массив, где располагались жилые участки вздымщиков, сборщиков сосновой смолы.

   Два дальних участка, Коммунальный и Осиновка, лежали вне зоны наших сегодняшних интересов, да и по расположению, они были в стороне от нашего маршрута. А вот участок 29 квартала, был впереди. И если сказать откровенно, мы с нетерпением ждали удобного момента, для его посещения.

   Кроме того, что через этот участок, проходили дороги, по которым население передвигалось с ХIХ века, здесь на территории заброшенного к началу ХХI века, проживал удивительный человек, по современной терминологии лесной отшельник. Но вот несколько лет, как его не стало и нас, конечно, интересовало, состояние  последнего наверно, в нашем районе, лесного поселка.

   Дорога, по которой мы двигались, вся в следах. Здесь конечно преимущественно видны следы лесовозов, кто кроме современных мощных «УРАЛОВ», может преодолеть глубокие лужи, ямы с грязью, ухабы и колеи, которые в некоторых местах, доходят взрослому человеку до пояса. Но местами, по краям луж и ям, видны следы «УАЗИКА» и характерный протектор от широких колес квадроциклов.

   А вокруг… погода отличная, светит солнце, поют мелкие лесные птички. Хотя прохладно, но это возможно нам и на руку. Во-первых передвигаться легче, чем в жаркую погоду и возможно хищные инстинкты клещей слегка приглушены прохладной погодой.

   Вдоль дороги и поперек, на грязи во множестве следы лосей и косуль. Видимо лесная живность, «в свободное от работы время», так же любит пройтись вдоль по дороге.

   А слева на деревьях, во множестве висят скворечники. Каждый скворечник с своим номером. Это давняя работа молодежной секции со станции юннатов, под руководством И.Ф.Вурдовой. Некоторые скворечники уже в нерабочем состоянии, а в некоторых живут птички, при нашем приближении, из одного из скворечников, вылетела меленькая серая птичка.

   Один из вопросов который нас интересовал, состояние местоположения лесного склада, где в старые времена, хранили взрывчатые материалы, которые применяли для раскорчевки пеньков. С небольшим трудом и потерей часа времени, мы отыскали площадку склада.

   Рядом проходит старая дорога, которая известна наверно со времени освоения Асбестовского района, и ей активно пользовались до затопления Рефтинского водохранилища.

    Сама площадка склада, заросла мелким сосняком, как и дорога, проходящая рядом, которая сплошь завалена упавшими деревьями, а что бы проехать по ней, не может быть и речи. Даже Владимиру Николаевичу, который знает каждый бугор в лесу, с трудом, по остаткам старого столба с колючей проволокой, удалось опознать  местоположение склада. Что делать, время идет, все меняется.

   А уже через полчаса, мы зашли на территорию поселка лесозаготовителей, именовавшегося в народном лексиконе, поселком 29 квартала.

Последний житель поселка В.Г.Евтушенко, покинул его не своей воле зимой 2014 года. Дом, в котором он жил, сгорел, сам лесной отшельник получил ожоги и попал в больницу.

   На месте, где стоял дом отшельника, кучи печного кирпича, остатки железного скарба, обрывки колючей проволоки. Еще пару лет назад, здесь в наличии был небольшой сарайчик, в котором хранился инструмент, а на территории поселка, было несколько домов.

  

Правда они были не в жилом состоянии, но некоторые с окнами и дверями, и даже шифер на крыше был цел. Сегодня от них остались только кучи битого печного кирпича.

   Последний дом, который еще находится в наличии на территории поселка, дом в котором останавливалась молодежная команда И.Ф.Вурдовой. Хотя окна выбиты, некоторые двери сорваны, крыша уже местами разобрана и провалилась. По нашим внешним оценкам, до следующего года он не доживет.

   Осмотрев остатки строений и наличие дорог на территории поселка, мы ушли в северный угол площадки и сориентировавшись по месту, решили продолжить наш путь по самой накатной дороге.

   Дорог, уходящих от поселка в лесной массив, несколько. Недалеко от поселка работают лесорубы, а в пределах видимости, стоит производственный вагончик, с непременными атрибутами, бочка с топливом, емкости с маслами, ведра, чайники, кастрюли.

   Дорога, по которой мы двинулись, внешне казалась самой накатанной. И внимательно глянув себе под ноги, увидели следы гусеничной техники. В этом районе, опять уже в который раз, работают геологи.

   Не смотря на то, что район с начала советского периода, подвергался активной и сплошной геологоразведочной деятельности, его вновь, уже наверно на сотый раз, исследуют геологи. И виной тому, желтый «презренный» металл.

   Куда делись материалы предыдущих исследований и если принять за основу информацию К.Е.Тарасова, который писал, что геологоразведочные работы проводились в этих районах уже в 1924 году, вызывает интерес. Что это?

   Желание современных менеджеров заработать на геологоразведочных работах или уточнение предыдущих исследований. Как считают некоторые специалисты, правду мы узнаем только тогда, когда вокруг вырубленной лесной площади, появится забор или охранники, которые с невинными лицами будут говорить, что ни чего не знают. А иностранные хозяева, будут сливать в наши речки кислотные растворы и заявлять в прессе, что все нормы экологической безопасности выдерживаются.

    Двигаясь дальше, зашли в высокий сосновый бор и почти на кромке леса, нас останавливает необычное зрелище. Издалека, прямо посредине леса, сказочное сооружение. Оно похожее на небольшую избушку на курьих ножках, которая стоит к нам спиной. На самом деле это оказался небольшой колодец.

   По всей вероятности колодец сделан давно. Деревянная крыша над колодцем, уже позеленела от мха. Сруб из добротных брусьев, которые имеют еще вполне пригодный вид. Но вот одна из стенок вырвана, как говорится с корнем. Причина угадывается без проблем, проходивший рядом трактор или другой механизм, зацепил одну из сторон колодца.

   В целости, ворот с металлической ручкой и рядом с колодцем, стоит свежесрубленная жердь. Видимо любопытный народ, каждый раз пытаются измерить глубину колодца. Не избежали этой участи и мы. Колодец оказался глубиной чуть больше метра. Одна из причин, колодец поставлен на месте родника или возможно, лед внутри колодца еще не успел растаять.

   Двигаясь дальше по дороге, мы с удивлением обнаружили через каждые пятьдесят метров, пробуренные скважины. На каждой скважине, вешка с номером, как и должно быть, при отборе геологоразведочных проб.

   И дальше по дороге, живописно раскрасили тусклый лесной пейзаж свежевыкопанные шурфы. Их видно из далека, по яркой красно-оранжевой глине. Идут они так же через пятьдесят метров. Размер шурфа небольшой, только что бы поместился человек, а вот глубина, скорее всего, более двух метров. Это мы определили по прислоненной к дереву лесенке, высотой она два с половиной метра. А номер на последнем шурфе, который попался нам на глаза Ш – 169.

   Следы промышленных разработок, конечно сразу бросаются в глаза, но нас интересовало другое. Кроме самого страшного хищника, в лице человека, кто еще обитает в наших лесах.

   Следы любого зверя и птицы сразу не увидишь, но если немного понимать в этом вопросе, без труда можно заметить присутствие глухаря. На снегу остались его расплывчатые трехпалые следы. Тут же остатки жизнедеятельности. Значит, в этом месте он сидел на дереве.

   На дороге хорошо видны следы лосей, в этом районе их традиционно много. На кустарниках в большом количестве заломы, это тоже работа лося. Веточки кустов сверху как подстрижены. Именно этими молодыми побегами лоси и питаются. И конечно же, рядом с «подстриженными» кустами, в большом количестве «горохи» лосей. Такие же следы от косули, правда количеством поменьше, но ведь это только вдоль дороги, в глубь леса мы и не заходили.

   Далеко видны «зашкуренные» стволы осинок. Они ослепительно белого цвета. А вот кусты ольхи, на которых поработали животные, из далека красновато-оранжевого цвета.

   По отходам жизнедеятельности заметно присутствие рябчика, по этим же признакам можно определить присутствие зайца. Ну и отдельной строкой, как и отдельной кучкой, оставлены следы обозначающие присутствие волка.

   Лес в этом районе смешанный, есть сосна и береза, а так же осина. И большое количество свежих вырубов. Некоторые выруба еще и зарасти не успели, а на некоторых уже посадки ели и кедра.  А в середине леса есть уже относительно большие, метра четыре в высоту,  деревья кедра. Так что лет через пятьдесят, можно будет собирать кедровые орехи.

   Погода в этом году, наверно побила все рекорды медленного приближения весны. В прошлые годы, в канун мая месяца, в лесу уже во всю распустились синие цветы медуницы. На опушках и солнцепеках красовались подснежники. А в этом году, в лесу медуница только показалась из земли, а на открытом вырубе, мы увидели всего лишь один букет ярко синего цвета.

   Через пару часов хода, по лесным дорогам, выходим к Мало-Рефтинскому кордону. К нашему удивлению, на дороге стоит легковой автомобиль «Ока». Как на такой каракатице, водитель сумел проехать почти до самого кордона. В процессе переговоров стало поянтно, что автомобиль сломался и требуется самая надежная запчасть – трос. В процессе общения хозяин автомобиля, дал практические советы, которые нам пригодились.

   А информация заключалась в следующем. На месте кордона, в свое время были попытки начать различные виды деятельности, которые организовывались разными представителями. Общество охотников, пыталось создать ферму по разведению косуль. Затем велись работы по разведению норки, теперь на этом месте организовано фермерское хозяйство. Но самое главное, там были большие и совершенно невоспитанные, очень злые собаки.

   Обогнув по лесу фермерское хозяйство, которые было организовано в нескольких ангарах, построенных после пожара, происшедшего на кордоне несколько лет назад, мы под аккомпанемент злобного лая сторожевых собак, вышли к берегу реки Малый Рефт.

   Здесь, все еще видны остатки заборов, построенных из жердей, по углам полуразвалившиеся собачьи будки. А вдоль леса, стройными рядами металлические каркасы, на которых размещались клетки с пушными зверями. И часть этого пространства, обнесена сеточным забором на бетонных пасынках. 

   Всегда, бывая на заброшенных садовых участках, на полуразрушенных гаражных кооперативах, расположенных на окраинах нашего города или как вот сейчас, на останках заброшенной фермы, посещает мысль.

   Трудолюбивый советский народ — сколько труда, времени, сил и средств положено на все это. А нам с экрана телевизора, ухмыляющиеся лица, говорят о ленивом русском мужике и какой-то там, низкой производительности труда.

   А Известковые копи вот они, перед нами. Вдоль берега реки, наверно на полкилометра, растянулись бессистемно расположенные ямы. Посредине, идет с подъемом, в западном направлении узкая дорога, по которой вывозили породу и наверно уже готовую обожженную известь. Забои некоторых ям, высотой метров по пять. Под ногами, в лесной подстилке, в большом количестве валяются почти белые камни. Это скорее всего, сырье для обжига и получения извести.

   Из документов: С начала советского периода Известковые копи относились к тресту Асборуда и назывался «Участок Лесокомбината по обжигу извести». В 30-х годах ХХ века, выделялись средства и рабочая сила, для строительства новых печей, хозяйственных и производственных построек. В 1955 году специалистами рассматривался вопрос о ведении буровзрывных работ на участке по добыче извести.

Выдержки из документов:

   «…Добыча известняка и обжиг производится вручную. Плохо организованы на участке культурно-бытовые условия, общественное питание и торговля необходимыми предметами обихода…».

   «…На участок выделили компрессор с двигателем внутреннего сгорания, перфораторы и отбойные молотки. Построить на участке дробильные установки и шахтные известковые печи. Оборудовать красный уголок и организовать бесперебойную работу телевизионной установки».

   «…В 1956 году обеспечить отвод вод и не затопляемость карьера и обжиговых печей.

   Произвести капитальный ремонт моста в поселке Шамейка. Очистить от снега лежневые дороги и привести их в проезжее состояние».

   Наши поиски, по нахождению останков хотя бы одной печи, успехом не увенчались. В другом районе, где так же с ХIХ века, велись работы по выжиганию извести, мы нашли останки каменных сводов от старинных печей. Они были в отличной сохранности и внешне выглядели солидно, по крайней мере, можно было получить отличные снимки. А здесь, у нас, где еще в середине ХХ века, велись активные горные работы, ни чего не сохранилось.

   Дальше наш поисковый маршрут, вывел нас на удобную валежину, где мы расположившись на солнышке, но без костра, с максимально возможным, в лесных условиях комфортом пообедали.

   Дорога в обратном направлении была запланирована, конечно, по другому маршруту. Нам не терпелось проверить состояние старой дороги, которая уходили от поселка 29 квартала и так же по лесу, вела в северном направлении. По ней, можно попасть в разные населенные пункты. Как и все лесные дороги, она в нужном месте раздваивалась и восточная ветвь, выходила к Коммунальному поселку. А двигаясь по западному направлению можно было выйти к Известковому кордону, или на старинную дорогу, которую еще в довоенный период именовали Режевской тракт.

   Дорога находилась в относительно хорошем состоянии и если бы не разлившееся болото в районе речки Соромки, можно предположить, что здесь можно проехать. По крайней мере, следы гусеничной техники геологоразведчиков, хорошо просматриваются. А мы в сапогах преодолевали болото с определенными трудностями. Но все таки, не замочив ноги, вышли на дорогу и пройдя в течении часа пару свежих вырубов, вновь вышли к поселку 29 квартала с другой стороны.

   Путь до конечно пункта нашего маршрута, прошел без особых происшествий. И погода, на прощанье, в очередной раз преподнесла нам сюрприз. Только мы усталые захлопнули двери автомобиля и еще не успели пристегнуться ремнями безопасности, пошел густой мокрый снег с дождем.

  

  

 

Апрель 2019 г.                   А.Копырин

Комментарии запрещены.