Сухарев Юрий

Календарь

Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  

Копырин А.Л. Осиновка

Июнь месяц на календаре. Казалось бы пришло наконец-то лето. Но погода у нас на Урале, как всегда непредсказуемая. Постояло две недели хорошей теплой погоды и мы решили, что пришло уже настоящее лето. Хотя, если хорошенько вспомнить, именно шестого июня много лет назад выпал снег. В тот день при выпадении мокрого снега у многих сломало фруктовые деревья, например у меня сломало три яблони.  

   А в наши дни опять подул ветер, погода за несколько часов изменилась в худшую сторону, и ветер принес с собой похолодание, дождь. На сотовый телефон пришло штормовое предупреждение от МЧС.

   Но плохой погодой нас, живущих на Урале, не испугать, а на конец мая или начало июня у нас было запланировано мероприятие, очередной экспедиционной поисковой маршрут. На эту тему была предварительная договоренность.

   Выждав, пока закончилась ненастье с ветродуем, мы небольшим коллективом единомышленников отправились в очередной поход. На этот раз был намечен маршрут в самый дальний угол нашего района. Нас интересовала территория, где в ХХ веке, был расположен жилой посёлок химлесхоза Осиновка. Это северо-восточная часть Асбестовского района.

   Кроме того, мы рассчитывали на местности произвести ряд интересных мероприятий, которые имели разноплановый характер.

   А желание посетить удаленный лесной поселок, который уже на сегодняшний день не существует, было у многих наших единомышленников. Но по разным причинам на маршрут смогли выйти только четыре человека. Это участники регулярных наших экспедиции, председатель Рефтинского общества краеведов Ю.М.Сухарев. А также О.М. Кожевников, человек многосторонних интересов, инициативный и неравнодушный к истории местного края. Автор этих строк А.Л.Копырин прошагал с товарищами по старым, почти забытым маршрутам.

   Ну и конечно отдельным абзацем скажем о нашем неутомимом инициаторе всех лесных поисковых экспедиций, известном краеведе города Асбеста В.Н.Рубцове. Без его запасов архивных материалов, подкрепленных многолетним практическим опытом, знания местности нашего района, все поисковые маршруты потеряли бы половину своего информационного содержания.

   Тут нужно еще добавить, что все речки, болота, лога и отдельные участки леса имеют свою народную историю. Свои, как говорят, байки, рассказы, легенды. И все это, связано с жителями нашего города, а так же с разными историческими периодами. И Владимир Николаевич Рубцов может рассказать такие исторические сюжеты прикладного характера, которые невозможно прочитать ни в одном справочнике по топонимике. Но об этом дальше по тексту.

   Путь наш пролегал за поселок Шамейка и дальше в северном направлении, по дороге, которая в совсем недавний период, называлась «по трубам». Если до Ильинского кордона дорога разбитая, в лужах, ямах, грязи, но с твердым дном. То вот за Ильинским кордоном вся дорога грунтовая, глинистая и разбитая лесовозами до такой степени, что даже ноги в резиновых сапогах, скользят при каждом шаге.

   Ладно ноги скользят, даже гусеничные трактора, следы от которых остались на грунте и те едут не по средине дороги, а по обочине, одной гусеницей по траве.

   Для тех, кто постоянно передвигаются пешком по лесным просторам нашего района, такая дорога не проблема. Но невольно приходит сравнение, что хотя бы  лет десять назад, не будем даже говорить про советский период, это дорога была более менее проезжая. Здесь можно было проехать на легковом автомобиле и хотя бы не с комфортом, но тем не менее, ездили здесь и на «Жигулях», на «Москвичах» и конечно на «Запорожцах». Про мотоциклы с коляской, уже говорить не будем.

    Лесная дорога, по которой мы идем, проходит по очень живописными местами. Начало лета, буйство зелени, вся листва распустилась, вся земля, деревья и кустарники всё покрыто зелёным ковром разной тональности. Под ногами ярко-зеленый травяной ковер. И если мы посмотрим, хоть влево или вправо, везде зеленый цвет различных оттенков.

   На лесной дороге, тоже кто-то ездил, огромные колеи, срубленные деревья. Упавшие лесины пропилены на ширину автомобиля.  

   На месте старого поселка Марковка сделаны посевы  овса. На речке, там где был мост у поселка, остатки бревен и колеи от квадроциклов.

   Воды в речке не так много, но она жизнерадостно струится между старыми бревнами и на перекате, у камней, со звоном сливаются в восточном направлении. Вода чистая, прозрачная очень холодная, мы попробовали её на вкус, вымыли руки и умылись.

   Кстати могу сказать, что мне много приходилось ходить по лесным дорогам и тропам с представителями старшего поколения. И все они поступают точно так же. В любом чистом ручье или небольшой лесной речке, попробуют воду на вкус, напьются. Ополоснут руки и охладят лицо. Возможно это старинный ритуал. Возможно привычка или подражание увиденному в далеком детстве.

   Пока мы размеренно шагали до Малого Рефта, увидели большое количество следов лесных обитателей. Да и самих жителей лесного царства так же удалось рассмотреть.

    Дорогу нам пересек большой черный лось, он бежал  большими крупными шагами. После него, к нашему удивлению, пробежали два маленьких лосенка. На боках у них осталась еще светлая шерсть. Со стороны, размером они нам показались совсем небольшими, чуть больше собаки овчарки, но бегают отлично. Убежали вслед за своей матерью.

   Пройдя дальше по дороге, на свежем вырубе, который зарос ярко зеленой травой, увидели большого взрослого лося. Он стоял посреди выруба и видимо выбирал более сочные виды трав. Мы в этом случае, успели достать фотоаппараты, кинокамеру и произвели фотографирование. А так как расстояние было большим, на фото почти ничего не видно. На кинокамере, с большим приближением, видно большого горбатого лося с поднятыми вверх ушами.

   Он отлично знает безопасное расстояние. И поэтому стоя посреди выруба, не обращал внимания ни на какие наши крики. И только когда мы постучали топором по дереву, он тревожно поднял голову, навострил уши и посмотрел в нашу сторону. Тут мы конечно крикнули как можно громче. Наши крики и неадекватное поведение, обратили лося в бег. Он удалился, гордо держа голову в сторону ближайшего леса.  

   И дальше, на всем протяжении нашего пути, на дороге в избытке следы лосей, как больших так и маленьких. Следы косуль, которые почему-то тоже любят ходить по дороге. Очень много в лужах жидкой грязи птичьих следов, есть отверстия от клюва вальдшнепа. Рядом мелкие следы крестиком, это ходил рябчик. Недалеко, за поворотом лесной дороги, обнаружены следы жизнедеятельности глухаря.

   Не остались без нашего вниманием и змеи. Черные ужи или гадюки, которых мы встретили в болоте и на зарастающих вырубах, при нашем приближении, поспешно скрылись в траве. А вот медянка грелась на солнышке  и спокойно позволила нам произвести фотосессию.

   Выйдя к реке Малый Рефт остановились. Выбрали небольшую поляну, на которой лежало толстое бревно и решили здесь передохнуть. Пройдена треть маршрута.

 

   Здесь остановились не случайно, совсем недалеко есть место, где мы планировали пересечь реку, но в том случае, если там есть переправа. Владимир Николаевич в этом районе бывал часто, местность он знает с закрытыми глазами. И не только местность. Его практические знания многосторонни.

   Достав из рюкзака маленький сверток, он медленно  его разворачивает. В руках, веточка какого-то растения. Показав на ладони растительную коробочку, он поясняет, что это семена цветов дикого ириса.

   Эти цветы много лет назад росли на участке вдоль реки Малый Рефт, именно в том месте, куда мы и держим путь. Наверно, полвека назад один из родственников Владимира Николаевича собрал семена этих растений и выращивал у себя на садовом участке. А так как мы планировали выход к посёлку Осиновка ещё с прошлого года, Владимир Николаевич собрал семена этих цветов заранее. А сегодня, он взял их с собой.

   Показав семена, он высказал мнение, что сегодня настала пора вернуть их своё естественное состояние. На свою родину, в дикую природу. Стоит отметить, что на сегодняшний день цветов диких ирисов в лесу не наблюдается.

   В связи с этим Ю.М.Сухарев вспомнил, что в 18 веке иноземный путешественник П.С.Паллас проезжая по старой Покровской дороге, в своих записях отметил, что именно на этом участке, от села Покровского до Ирбитских вершин, встречаются цветы дикого ириса. Он описал их цвет, высоту, размер. А дорога, по которой проезжал Паллас, находится всего в двух километрах от того места, где были собраны семена этих цветов.

    Так что мы, возвращаем их обратно в дикую природу. Стоит также наверное сказать, что Владимир Николаевич проводит опыты не только с цветами, он также пытается экспериментировать и в другом направлении. Например, на берегу реки, где он часто бывает, на одном из лесных участков, он посадил кедры. На сегодняшний день они всего десять сантиметров высотой, но самое главное, что они отросли. Через какое-то время, возможно, они вырастут и будут давать урожай.

   На отдыхе, мы посидели совсем недолго. Немножко выпили чаю и даже хотели перекусить. Но взглянув на часы, определились, что рассиживать рано, у нас ещё почти весь основной маршрут впереди. Самые главные трудности начнутся за речкой. Трудности не в смысле расстояние длины маршрута, а трудности заключается в преодолении болотистых участков на местности.

   Нам предстоит пройти между двумя болотами. А там  территория сильно захламлена. Ветрами, навалило очень много деревьев, это тоже представляет определенные неудобства. Просто так по прямому направлению   не пройти, придётся обходить, а также скакать по кочкам или искать какие-то другие обходные пути, чтобы не провалиться или не замочить ноги.

   А погода отличная, светит солнце. Тепло. Но есть одна маленькая неувязка, которая причиняет неприятности. Это большое количество комаров. Они лезут везде. Кусают руки, залазят под капюшон куртки, садятся на шею. Несмотря на применение химических реагентов, это помогает не очень сильно. Поэтому, ещё раз обработав свою одежду химическими реагентами, от клещей и от комаров и прочих кровососущих насекомых, двинулись дальше.

   Предварительно мы осмотрели переправу через речку. Обычно все кто двигается по лесам, охотники и грибники, путешественники и туристы, через реки всегда переправляются или в брод, если речка небольшая и позволяет перейти поперёк. Или по крупным камням, торчащим на перекатах, а еще по упавшему дереву, которое может лежать поперёк реки. Иногда такие деревья приносит течением в половодье и они в некоторых местах очень удачно застревают.

   Именно такое дерево, застрявшее на повороте реки, Владимир Николаевич указал нам, для переправы на противоположный берег. Мы предварительно вырубили шесты, снабдили каждого участника мероприятия этим предметом и двинулись на переправу.

   Переправа прошла без особых эксцессов, трое путешественников удачно перебрались по скользкому бревну, а вот автор этих строк, поскользнувшись, свалился в воду. Промочил своё обмундирование до самых подмышек, но выбравшись на берег, с удовлетворением отметил, что кино и фото аппаратура, а так же сотовый телефон остались сухими. Документы, карты и спички, завернутые в непромокаемые пакеты, так же остались в целости и сохранности.

   Выжав одежду и носки, вылив воду из сапог, все это вновь одеваем на себя и в таком полусыром состоянии, двигаемся дальше по маршруту. Что делать, такое бывало не раз. В любой дороге без приключений не бывает, так что это досадное недоразумение мы приняли как очередное испытание нашей группы на маршруте.

    Дальше наша дорога пролегала через болото на берег с высоким сосновым лесом. Можно было пройти немножко по другой дороге, но Владимир Николаевич решил показать нам еще одну достопримечательность, которая наблюдается уже как минимум лет сорок. А может быть и больше.

   Мы форсировали небольшое, но топкое болото, перешагивали упавшие деревья, перепрыгивали с кочки на кочку, именно на таких участках, нам очень хорошо помогли вырубленные шесты. Здесь с удовлетворением  надо отметить, что ни один из наших товарищей, не набрал в сапоги болотной грязи.

   Выйдя на берег, Владимир Николаевич продемонстрировал нам, одну из достопримечательностей, которые находились в этом районе. На дереве на высоте человеческого роста, висела старая шинель лесника. По рассказам Владимира Николаевича, она висит здесь уже   лет сорок.

Мы с интересом осмотрели шинель. Сфотографировали, проверили наличие в карманах каких либо документов. С улыбками, шутками и смехом, предложили оставить в кармане шинели, засунутыми в пластмассовую бутылочку из-под воды, сторублевую бумажную купюру.  

   Как это показывают по телевизору в передачах, где молодежь путешествует по странам мира. 100 долларов у нас конечно нет, а 100 рублей мы могли бы с превеликим удовольствием, ради шутки или как говорит молодежь, для прикола, свернуть трубочкой, затолкать в небольшую пластмассовую бутылку и оставить в кармане шинели.

   Осмотр шинели, произведенный нашими товарищами, привел нас к заключению, что может быть два варианта. Первый вариант, это шинель лесника. Второй вариант, что это шинель учащегося ГПТУ. Им выдавали примерно такое форменное обмундирование.

   Шинель из добротного сукна, двубортная, когда-то тёмного синего цвета, на сегодняшний день она выцвела до состояния тёмно-зелёного, болотного цвета, что  ей тоже конечно к лицу. Вот именно такие шинели или пальто, синего цвета выдавали ученикам профтехучилищ. Мы их ещё называли «фазанами», по-старому названию фабрично-заводского училища № 12.

   На пуговицах скрещенные молотки, а это принадлежность горной или механической промышленности. Но  исключать вероятность, что подобная шинель действительно была у лесника нельзя.

   На эту тему есть даже легенда, услышанная, как  сейчас говорят по телевизору, от независимого эксперта.

   Во времена советского периода два лесника, заночевавших в лесу у костра, немного выпили «для сугреву» и поспорили, кто быстрее топором свалит дерево. Один из лесников, любил ходить в шинели и не расставался с ней даже летом. Вот на эту шинель и поспорили. Этот лесник и проиграл, второй заставил проигравшего оставить свою шинель на дереве.

   Вот так шинель и висит в лесу. А мы пришли к простому выводу, что раз шинель висит в лесу, она должна принадлежать леснику.

   Дальше наша дорога пролегала по квартальной просеке, которая шла с севера на юг. Квартальная, пересекает несколько болот и вырубов. Болота казались небольшими, но пришлось идти по кочкам, здесь опять помогли шесты. Шагали осторожно, с кочки на кочку, чтобы не провалиться и не набрать болотной воды в сапоги. Выбравшись на очередной остров, через упавшие деревья, валежник и лесоповал и остановились отдохнуть.

   Но Владимир Николаевич не дал полноценно посидеть и вытянуть уставшие ноги. Он повел нас ещё в одном направлении. Этот небольшой зигзаг, от основного маршрута, продолжался недолго. Через десять минут, шагая по болоту с высокими кочками, текущей грязью, упавшими деревьями, мы вышли на участок, о котором  Владимир Николаевич предварительно нам рассказал.

  

   Остановившись, и осмотревшись вокруг, он предложил нам определить, что здесь необычного. Оказалось, что много лет назад, посредине болота Владимир Николаевич нашел огромный кедр. Ширина кедра, наверное, около полутора метров. И сохранился он, видимо, с давних пор. А сохранился именно потому, что растет на болоте. Сюда не могла добраться нога лесоруба, обутая в резиновые сапоги. И может быть они могли сюда подойти, для того чтобы свалить кедр. Но вот вытащить его отсюда, через болото, не представляется возможности, техника здесь пройти не могла. Труднодоступностью этого участка и объясняется, что кедр могучего телосложения, до сих пор целый.

    Здесь же рядом, пролегает кабанья тропа. В радиусе нескольких десятков метров, вся лесная подстилка перевернута, а на стволах небольших сосен, сделаны задиры, это кабаны срезали клыками кору. На стволах, на срезанных участках, выступила свежая смола. Кабаны используют это для того, чтобы натирать себе бока. На многих лесных участках, где водятся эти придурковатые животные, есть подобные зашкуренные участки, на стволах сосновых деревьев.

 

   Какую-то часть пути мы прошли по кабаньей тропе,  преодолев ещё одно болото вышли на большой свежий выруб. Здесь уже произведены посадки сосны, но они очень серьезно пострадали. Почти на всей территории выруба, мелкие, еще не выросшие сосенки, обгрызены лосями. Но не только сосновые посадки использовались лосями как кормовая база, даже кусты ольхи, березняка и осинник и все другие кусты, всё обгрызено.

   Двигаясь вдоль посадок, обнаружили большое количество лосиных куч. Если собрать их вместе, можно прекрасно использовать в качестве удобрения. Как сказал один из наших товарищей, здесь лежит больше удобрения, чем на полях.

   Ландшафт здесь неровный, есть большие бугры на которые приходится подниматься, а вот между этими возвышенностями, как правило, заболоченные участки, которые приходится преодолевать по кочкам или упавшим деревьям. Здесь стоит сказать, что все упавшие деревья, которые приходится перешагивать, лежат поперёк нашего пути. И многие из них, с большим количеством веток.

Всё это представляет определенные трудности и такое движение в течение часа, утомляют путешественников больше, чем если бы мы «пробежали» по хорошей дороге, расстояние в три раза больше.

   Но другого пути нет и мы двигаемся на север, по остаткам квартальной просеки, которая здесь когда то существовала, на вырубе она совсем незаметна. Через час движения, по пересеченной и захламленный местности, мы выходим на старую дорогу, которая шла по квартальной, в сторону лесного посёлка Осиновка.

   Дорога нам показалась асфальтом. Здесь нет пока следов лесозаготовителей и поэтому дорога сохранилась отдельными участками в отличном состоянии. Идти по ней одно удовольствие. Вдоль дороги встречаем несколько квартальных столбиков, с номерами. Сличаем с картой, это ради спортивного интереса, мы, конечно, знаем, что двигаемся в нужном направлении.

   Двигаясь по лесной дороге, невозможно не обратить внимание на цветное разнотравье, слева и справа от дороги.  Здесь очень много цветов, к сожалению всех названий мы не знаем. Есть белые пушистые соцветия розочкой, это скорее всего багульник. Пытались его понюхать, но сильный ветер и запах от него не улавливается.

   Дальше необычной формы цветы, белые повисшие четырех лепестковые соцветия большого размера. Владимир Николаевич сказал, что этот цветок называется княжик. Он очень редкий в наших лесах, и не встречался уже много лет. Кроме того, на многих сырых полянах, правда, в небольшом количестве, растут желтые купавки.

 Сразу же вспомнилось, сколько этих цветов было раньше, все поляны были заполнены этими желтыми цветами. Очень много мелких фиолетовых цветочков и так же в изобилии еще не распустившиеся белые колокольчики.

   Двое из нашей группы, в этом районе бывали неоднократно. Владимир Николаевич по этим дорогам ходил и ездил на разных видах транспорта на протяжении многих лет, начиная с начала 50-х годов ХХ века.

   Автор этих строк, также бывал в этом районе неоднократно и пешком и на транспорте и с товарищами на охоте. Впервые по этой дороге, мне самостоятельно пришлось проехать в конце семидесятых годов. Но об этом скажем чуть позднее. А пока наша группа двигается по хорошей наторенной дороге, в сторону посёлка Осиновка.

    Пройдя высокоствольный лес, стало заметно, что приближаемся к посёлку Осиновка. Основным признаком этого, оказалась состояние леса. Местность во-первых шла под уклон, а слева и справа большие заросли осинового леса. Здесь в изобилии, как большие деревья осины, так и очень много мелкого подлеска, осинника. Он стоит сплошной серой стеной, с обеих сторон дороги. Многие деревья, даже вдоль дороги, загрызены лосями. А некоторые упавшие осины, зашкурены полностью и в лесу, при солнечном свете, отливают серебром, их видно издалека.

   Здесь в самом углу района, вдали от цивилизации передвигаться одно удовольствие. Пока мы пробирались через болото и захламленные участки от реки до старой дороги, мы не увидели ни одного признака человека. Нет ни одного человеческого следа, нигде не лежат брошенные окурки или смятая пачка сигарет. Не было пустых банок и пластиковых бутылок, которых на сегодняшний день в лесных массивах, валяется в изобилии.

   Но подходя к посёлку Осиновка, можно заметить, что  осиновые деревья используются не только лосями, но и человеком. Конечно же это охотники. Здесь на высоких участках, сделаны солонцы. Под навесом установлен на столбах большой ящик под соль. А рядом целый штабель поваленных осиновых деревьев, всё это имеет вид подкормочной площадки. А вокруг огромное количество лосинных следов. Следы как маленьких, наверное, годовалых, а может и этого года лосей, буквально размером меньше спичечного коробка. Так и огромные, которые можно сравнить с человеческим следом.  

   Осмотрев солонец, мы двинулись дальше, до посёлка осталось совсем немного. И перед нами самой нехороший участок на этом маршруте движения. Но и самый интересный. Здесь сливаются два болота. С западной стороны подходит болото Источное. С восточной стороны болото Боковое, на некоторых картах обозначено Ржавое. А в народном лексиконе называли Ржавчик. И в самом узком месте, была сделана переправа.

   Это место называлось Алтарь. По словам Владимира Николаевича, этим термином пользовались еще его старшие родственники. А нас это место интересует особенно.

   В нашем распоряжении есть старинная фотография 1947 года, где по деревянному настилу через болото, лошадь тащит двуколку или как раньше называли ходок. При консультации со старшим поколением и ветеранами, к однозначному выводу не пришли. Но было высказано предположение, что деревянная лежневка или слань, именно та, которая была перед поселком Осиновка.

   При сопоставлении на местности, все встало на свои места. Именно это место и было сфотографировано в далекие послевоенные времена. Заросли по краям болота, конечно немного изменили свои очертания, а вот поворот дороги и направление лежневки совпадают. Мало того, в болоте остались фрагменты деревянного настила.

   Преодолеть болото, удалось без приключений. Двое наших товарищей, в болотниках, прошли по болоту спокойно. А мы перепрыгивая по бревнам и двигаясь по остаткам деревянного настила, перебрались на другую сторону текущего болота.

   От этого участка, до поселка Осиновка, как говорили в народе «рукой подать». И через пятнадцать минут, сквозь участок большого соснового леса, выходим на территорию поселка.

   В официальных документах Осиновский кордон, числится с 20-х годов ХХ века. А по воспоминаниям старожилов, известен с дореволюционного периода. В советский период, он относился к Режевскому заводу. Для точности изложения нужно отметить, что кордон лесника, находился севернее, на речке Осиновке. А поселок Осиновка, который отмечен на всех картах, расположен южнее и на берегу речки Источная, рядом с местом впадения в реку Осиновку.

   В послевоенный период, 50-е годы ХХ века, поселок уже относится к землепользованию с/х артели имени Калинина, Егоршинского района. В следующем десятилетии, поселок относится к Малышевскому поссовету. А в 80-х годах ХХ века, поселок числится в Асбестовском районе.

   Здесь невозможно удержаться и не сказать пару слов о речке Осиновке. Она дольно таки протяженная, для небольших лесных речек. И в чертежной книге Сибири, составленной С.У.Ремезовым в 1701 году, прорисована основной, на карте в нее даже впадает река Рефт.

   Поселок Осиновка распложен в красивом месте, на береговом склоне, вокруг большой сосновый лес. Здесь жили лесозаготовители и вздымщики. Поселок по меркам лесных поселений был крупный. Здесь было несколько браков, и жилые дома. Дизельная электростанция, это уже конец советского периода. А кроме того, до военного периода, здесь работала смолокурка.

   На сегодняшний день, от посёлка не осталось практически ничего. Заросшая поляна, да из высокой травы торчат металлические бочки и остатки деревянных столбов. Но если пройти по территории посёлка, можно без труда определить, где располагались жилые дома. На некоторых участках, остались видны ямы от обвалившихся погребов.

   В другом месте остатки фундамента. В третьем, прямо посредине участка, где был жилой дом, стоит остаток фундамента круглой голландской печи. Всё это мы конечно зафиксировали на видео и фото аппаратуру.

   А вот около этих развалин был магазин. Здесь валяется несколько кастрюль и вполне исправные весы, но без чашек. Подобного типа весы, раньше были в сельских магазинах. А у нас в городе, подобные весы использовались на открытых прилавках, на старом рынке.

   Определенный интерес представляют остатки водонапорной башни. В одном из домов, было оборудовано водозаборное устройство. Здесь была пробурена скважина, из которой брали питьевую воду. Рядом буквально в десятке метров, валяется огромный металлический бак. Он стоял на подставках, и туда накачивалась вода из скважины.

   Имеет смысл рассказать об использовании старого бака, в который наливали воду. Предприимчивые люди, скорее всего охотники, которые бывают в этом районе, опрокинули его на бок, внутри оборудовали место для ночлега. Сделана лежанка, стоят кастрюли которые использовались как сиденья, в общем оборудован небольшой бивуак. Для неприхотливых охотников или грибников это очень удобно.

   От насосной осталась часть стены и, осматривая, можно с уверенностью сказать, что всё здесь было сделано основательно. Деревянный плотный сруб, который окружал скважину, сделан добротно. А внутри помещения, стены были оштукатурены. Остатки штукатурки остались до сих пор.

 

   Здесь же на территории посёлка мы обнаружили колодец. Правда он уже заброшенный, им никто не пользуется, поэтому вода почти заплесневела и голубого цвета.

   Заключительным этапом мы планировали перейти речку Источную, здесь был большой деревянный добротный мост. Мы его называли горбатым. Потому что он был сделан на сваях и верхняя часть как бы немножко изогнутая. Когда заезжали на этот мостик, создавалось впечатление, что он сделан по дуге. А может, действительно так и было. В тот период подобные вопросы нас не интересовали.

   Через этот мост мы неоднократно проезжали, как на мотоциклах, так и на легковых автомобилях. А в один из зимних периодов в 90-х годах, здесь проходили бульдозера и ездили лесовозы. Так что есть основания считать, что мост был крепким.

   Впервые самостоятельно я попал сюда в 1978 году, проезжая по этой дороге через территорию поселка Осиновка на мотоцикле. На этом мостике остановился, было раннее утро. Осмотревшись по сторонам, удивился, в посёлке народа не видно. Или все спали или на работе, вздымщики работали сдельно и с выходными не считались.  

   О состояние дороги, на тот период, можно сказать следующее. На подъезде к поселку, по дороге, навстречу мне шли мужики с литовками, видимо был июль месяц, пора сенокоса. Я у них спрашивал, как проехать на Белое озеро. Проезжая на мотоцикле дальше, за поворотом с удивлением увидел легковой автомобиль «Жигули». Они сюда проехали на автомобиле.

   Впоследствии на территории посёлка я бывал ещё несколько раз. Как в зимний период, так и в летний. В один из зимних заездов, мы проехали на территорию поселка со стороны Рефтинской ГРЭС. Там была дорога через высоковольтную и затем по лесу. Она была хорошо прочищена бульдозером и по ней, можно было проехать на легковом автомобиле. Мы проехали в посёлок Осиновка, на то время сооружений и зданий на территории посёлка, уже не было, а мостик был исправен.

   И что самое удивительное, он выдержал вес бульдозера, который прогреб дорогу зимой. Видимо она была прочищена для вывозки леса с деляны.

   А в девяностых годах мы в этом же районе были с товарищами на охоте. Именно по этой же дороге проехали на автомобиле «Жигули», она тоже была погребена.

    Побывав на территории некогда существовавшего старого поселка Осиновка, в самом дальнем углу нашего района, можно сказать, что посёлок Осиновка был самым удалённым лесным посёлком от города Асбеста. Осмотрев площадку, зафиксировали все на современную цифровую аппаратуру.   

   Когда то здесь были дома, жили люди, работало производство и с удивлением, а может в назидание, можно сказать, как заботились о людях. Посредине леса, в рабочем поселке, была устроена насосная станция, которая снабжала поселок водой. На сегодняшний день, о том, что здесь было жилье, напоминают остатки железных изделий, ржавые бочки, изломанные кровати и большое количество эмалированных кастрюль.

   Прогресс движется неумолимо, пройдёт ещё 10-15 лет, территория поселка зарастет сосновым лесом и наверное даже старшее поколение не будет знать, что здесь было жилье. Может кто-то заглянет в книги или посмотрят фильмы, которые мы делаем и с удивлением скажет: посреди леса жили люди?

Комментарии запрещены.