Сухарев Юрий

Календарь

Май 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Копырин А.Л. Узкоколейки. Декабрь 2019 г.

Совсем недавно, когда предприятия работали в промышленных масштабах, требовалось регулярные и большие по объему поставки, грузы по всей стране перемещались по железной дороге. И грузы везли в адрес предприятий не отдельными вагонами, а железнодорожными составами. Теперь невольно бросается в глаза, что объемы железнодорожных перевозок упали.

Многие железнодорожные пути демонтированы, количество железнодорожного транспорта уменьшилась и интенсивность движения по железной дороге стала намного меньше.

   А в середине, теперь уже прошлого ХХ века, железнодорожный транспорт на территории Асбестовского района работал очень интенсивно. И в тот период, у нас на предприятии было несколько видов железных дорог.

    На сегодняшний день большой интерес вызывает работа узкоколейных железных дорог. Интересуются этим вопросом энтузиасты нашего города, а так же по этой теме на своей территории работают многие поисковики из других областей. Ведь на территории Советского союза было большое количество узкоколейных железных дорог.

   Вопрос работы узкоколейных железных дорог на территории промышленного комплекса комбината «Ураласбест» понятен. Есть схемы, планы и большое количество документации организационного плана по этому вопросу. А вот работы по заготовке леса, с использованием узкоколейных железных дорог, начиная с военного времени пока окончательной ясности не имеют.

   Во всех печатных источниках указывалось, что в военный период была построена узкоколейная железная дорога в район речки Пещерки. Там были большие площади сосновых боров, которые и пошли на заготовку различных видов древесины. Из разговоров со старожилами так же получили информацию, что узкоколейка шла в лесные массивы за речкой Теплый ключ.

   При внимательном изучении архивных документов, сопоставив с номерами лесных кварталов, мы с удивлением увидели, что площади, которые в военный период были отведены под заготовку древесины огромны. И вот там, внутри этих лесных массивов, были построены узкоколейные железнодорожные пути. По ним вывозили заготовленную древесину. Они охватывают территорию от современного Северо-Пролетарского отвала и тянутся до Рефтинского водохранилища. До сих пор на местности остались просеки, по которым были проложены железнодорожные пути и по ним вывозили заготовленную древесину.

   И если раньше было распространено мнение, что основные площади под вырубку леса были за Теплым ключом, то теперь, исходя из фактического положения просек обнаруженных на местности, складывается немного другая картина.

  И вот в очередной раз мы решили пройти по старым трассам узкоколеек. Здесь мы бывали уже неоднократно, но дело в том, что в лесном массиве столько просек, что наверно за неделю все их пройти не получится. И если пока с районом, в котором мы «набиваем тропы», имеется определенная ясность, хотя и не стопроцентная, то вот с другой половиной леса, в сторону базы «Чайка», пока нет даже уверенного мнения. Там тоже предстоит пройтись и осмотреться.

   Ну и самое интереснее, есть еще пара вопросов, которые мы постараемся решить на следующий год, конечно с учетом благоприятно сложившейся ситуации.

   А пока мы выходим по старой трассе узкоколейки к Пещерному болоту. На входе в лес просматривается накатанная автомобилем дорога с глубокой колеей. Куда она может вести, если впереди болото?

   Не доходя до болота, определяем наличие трассы старой узкоколейки влево на юг. Сворачиваем и принимаем решение, пройтись по ней до конца.

   Трасса прорублена прямыми участками, идет примерно в ста метрах от кромки болота. Болото справа хорошо видно, а наш путь пересекает бесчисленное количество следов зайцев, косуль, лосей. Такое впечатление, что их гоняли здесь вперед и назад. При внимательном рассмотрении можно увидеть, что некоторые следы старые, а некоторые совершенно свежие, как будто звери «сорвались» от нас. И через полчаса пешего хода наш путь упирается в болото. Хотя просвет от старой просеки виден впереди, решаем дальше не ходить.

   Влево можно рассмотреть небольшое ответвление, его можно принять за вытяжной тупик. Разворачиваемся и идем проверить, куда он выходил.

  Действительно, здесь мог находиться небольшой вытяжной тупик, в котором можно было оставлять пустые платформы для последующей погрузки леса. На сегодняшний день вокруг заброшенные покосы и вдалеке видно небольшое сооружение, в котором угадывается рукотворное строительство.

   Подходим ближе, это конечно солонец, который соорудили охотники. И хотя крыша над солонцом, конечно, чисто символическая, из хвороста, но самое главное здесь есть соль. А вокруг, весь снег истоптан следами лесных животных. Вот почему в этом районе столько следов пересекает просеку. Звери приходили на солонец.

   Рядом как бурелом, лежат поваленные человеческой рукой осины, но они уже пролежали минимум пару лет и наверно «прокисли», поэтому  не интересуют лесных обитателей. Хотя рядом расположенные кустики ольхи погрызены зайцем.

   Возвращаемся и пересекаем речку Пещерку с ее заболоченными берегами. Осматривая территорию рядом с речкой, приходим к заключению, что воды стало меньше. На поверхности льда видны многочисленные кочки, в прошлом году их не было видно. Вся поверхность была залита водой и представляла ровную поверхность, как на катке. Это значит, где то размыло бобровую плотину.

   Найти место перехода очень просто, идем по следу крупного лося и когда визуально определяем, что он перешел речку по льду, спокойно двигаемся вперед. Раз лед выдержал лося, который весит минимум килограмм триста, то нас, набравших вес под восемьдесят килограмм, вместе амуницией и рюкзаком лед должен выдержать с гарантией.

   Вдоль русла, где течет речка, а оно просматривается вогнутым льдом, «набитые» заячьи тропы. Вдали видны бобровые хатки и здесь же, рядом, по берегам болота, в большом количестве следы работы бобров. На  местах промоин, где видна открытая вода, журчат неширокие ручейки. И вот сюда ведут заячьи тропы и не только заячьи. Сюда приходят и косули с лосями, а так же мелкая живность, колонок и даже мышки. Видимо несмотря на зиму, лесным животным нужен постоянный водопой.

   Перейдя на другую сторону болота, двинулись по диагонали в лесном массиве и буквально через пятнадцать минут, снова вышли на очередную просеку, которую могли использовать для укладки узкоколейных путей. Пройдя вдоль просеки, в низине, увидели отсыпанную дамбу, высотой примерно с метр. Все сомнения исчезли, мы стояли на просеке, которая использовалась для укладки узкоколейных железнодорожных путей.

   Как определить на местности, что это, обыкновенная просека, которая была прорублена для заготовки леса или может быть это просто старая дорога, которая использовалась, в том числе и для вывозки леса автотранспортом, но уже более современного периода?

   Просеки, которые остались от узкоколеек, отличаются тем, что состоят из прямолинейных участков, сопряженных между собою поворотами, с определенным радиусом кривизны.

   Например, с основной трассы отходят вправо и влево криволинейные участки, по которым впоследствии ездили и на автотранспорте, о чем свидетельствуют «заплывшие» от времени колеи. Если автомашина в лесу может сделать поворот почти на девяносто градусов, например на пересечении квартальных, то железнодорожный транспорт на подобные пируэты не способен.  

  

   Любой железнодорожный транспорт движется по дуге, или, как говорят специалисты, пути укладывают по определенному радиусу. Не будем вдаваться в подробности, но радиусы на всех наших трассах присутствуют.   

   Кроме того паровоз, тем более с гружеными платформами, не может подниматься резко в гору. Здесь нужны плавные спуски и плавные подъемы. Это называется допустимыми уклонами. Разные виды железнодорожного транспорта способны преодолевать различные уклоны. Вот и на наших трассах, в низких местах, сделаны отсыпки небольших дамб. Где-то они высотой в полметра, а где-то есть и до двух метров. А ширина дамбы по верху до полутора метров. И в некоторых высоких местах или проще на буграх, есть земляные выемки, для того что бы выдержать допустимые уклоны и состав мог двигаться.

   Конечно было бы интересно узнать (даже ради спортивного интереса), какие радиусы железнодорожных путей применялись на наших просеках. И мы произвели небольшие измерения, и оказалось, что с основной трассы радиусы поворота составляли около ста метров. Для сравнения приведем пример, что на современных трамвайных путях, в некоторых местах разворота вагонов, радиус составляет сорок метров.

   За день пройдено несколько маршрутов от основной трассы, которая располагалась с запада на восток. Наши маршруты пролегали от основной трассы на север. Идут они конечно не прямолинейно, а с небольшими поворотами, вправо, влево. Это обусловлено тем, что пути были уложены по высоким сухим местам. Все они выходят к автодороге Асбест – Рефтинской.

   И если неспешно двигаться по старой трассе, без труда можно заметить высокие черные пеньки, поросшие мхом. Вот именно они и остались с середины прошлого века, как немые свидетельства широкомасштабных работ по заготовке леса в этих местах.

   Конечно, по всем трассам пройти не удалось, это наверно еще впереди. И если в прошлом году, на одной из старых трасс, мы нашли предмет, который применялся на узкоколейных паровозах, то в этом году мы не смогли обнаружить ни каких артефактов из-за снега. Исключение составляет, петля старого троса, закопанная в землю.

   На одной из старых трасс узкоколейки, уходящей на север, мы нашли три ответвления. Или здесь лежали железнодорожные стрелки или после вырубки определенной площади, пути перекладывали и вырубали следующую деляну. В любом случае, площади, на которых проводились лесозаготовки с применение узкоколейных путей для вывозки древесины с военного периода, огромны.

   Предварительно намечая маршрут, мы планировали и площади, которые хотели обойти, но результатом остались недовольны. Мало. Виной всему декабрьский короткий день и хотя рассвет мы встретили в лесу и вышли из леса тоже в темноте, объемы выполненной работы нас не устроили.

   Передвигаясь по лесу и фотографируя интересные предметы, конечно, обращали внимание на окружающую нас природу. Повсюду следы косуль, лосей, зайцев, есть тропа набитая кабанами. Пересекают просеки следы глухарей и рябчиков, которые бродили по снегу. Один из глухарей шел по просеке на протяжении наверно километра, такие «путешественники» встречаются не часто.

   Двигаясь по трассе, сначала не обратили внимания на широкие следы, которые шли вдоль гонных следов косуль. Но потом, когда вышли на свои следы и увидели на них отпечатки следов лап, присмотрелись. Мы здесь проходили пятнадцать минут назад, а за нами сзади, по нашим следам, прошла пара волков.

   До самого вечера, передвигаясь по лесу и обедая у костра, поглядывали по сторонам. Хотелось увидеть серых разбойников, но ни чего подозрительного не обнаружили, хотя отпечатки лап преследователей на наших следах зафиксировали в нескольких местах. 

 

Декабрь 2019 г.                А.Копырин

Комментарии запрещены.

Полезные сайты