Сухарев Юрий

Календарь

Февраль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728  

Медведева Н.А. Из истории Успенского единоверческого храма Режевского завода

Храмы – бессловесные свидетели и жертвы исторических катаклизмов. Их судьба в России в последние столетия – эхо непростых изменений, происходивших в обществе. В Режевском заводе к началу революции 1917 г. существовало три христианских церкви. Две из них были православные: Богоявленский храм в центре поселка на Большой улице и Иоанно-Предтеченский на Орловой горе. Не каждый современный режевлянин помнит, что был ещё и храм единоверческий.

Он располагался на правом берегу заводского пруда в непосредственной близости от домны железоделательного завода. Тогда береговая линия пруда была иной, чем теперь. И церковь располагалась на мысу, окруженном с трех сторон водой.

Распространение единоверия и привлечение к нему старообрядцев тогда было частью государственной политики. Это был некий компромисс между раскольничеством и православием. Единоверцам разрешалось использовать элементы старообрядческого богослужения по дониконовскому уставу, в приходы направлялись православные священники, детей официально крестили, венчания признавались законными.

Однопрестольный храм во имя Успения Божией Матери был открыт на средства заводовладельцев Яковлевых по ходатайству трех крепостных крестьян-старообрядцев, перешедших в единоверие. Их звали Иван Карпов Байбородин, Семен Васильев Песков и Петр Родионов Круглов[1]. Храм был освящен 12 августа 1839 г. Имя архитектора не сохранилось. Здание было деревянное на каменном фундаменте, одноэтажное, с колокольней. Крыша была покрыта железом. В церкви было 12 окон. Изнутри стены были оштукатурены и не имели росписи[2], снаружи обшиты тесом. Колоколов (по сведениям на начало ХХ века) было 7: благовестный, полиелейный, вседневный и четыре зазвонных[3]. Здание было обнесено деревянной оградой с красивыми воротами. Площадь усадебной земли в 1912 г. вместе с погостом составляла 3357 кв. саженей. Чертеж храма сохранился в Государственном архиве Свердловской области[4]. Сохранилось и несколько фотоснимков Успенской церкви, сделанных в первой половине ХХ века.

1935 г

Известны имена художников, расписавших иконостас. Это крепостные невьянские крестьяне двоюродные братья Иван Прохоров Чернобровин (*1806 — …18.05.1869, умер «от чахотки») и Матвей Ефимов Чернобровин (*1814 — …06.04.1844, умер «от горячки»). Они были известными на Урале иконописцами своего времени. Изначально старообрядцы часовенного согласия, Чернобровины в 1830-е гг. перешли в единоверие. Интересно, что, будучи крепостными Невьянского завода, они обязаны были исполнять заводскую угольную повинность. Но, получая деньги за письмо икон, художники нанимали для этой работы вольных государственных крестьян, а сами занимались творчеством. За роспись иконостаса в Успенском храме, сделанную в течение 1838 г., Чернобровины получили вознаграждение по договору в размере 2520 рублей. К Пасхе 1840 г. Матвей Ефимов написал для новой режевской церкви еще несколько дополнительных икон[5].

Первым священником храма был иерей Николай Васильев Попов, служителями – Маркел Родионов Круглов, Памфил Васильев Гуляев, Харлампий Лукин Чернеев[6]. Позже служителем стал Фока Кодратов Пузанов. Это были крестьяне Режевского завода из числа активистов прихода. Священники менялись, а Маркел Круглов служил в храме несколько десятков лет. Метрические книги времен основания прихода совсем небольшие, составляют несколько страниц. Основная часть старообрядчества, по-хорошему консервативная, не спешила менять своих убеждений.

При открытии прихода в 1839 г. прихожан было всего 30 мужского пола и 35 женского пола. Фамилии прихожан храма в первые три года его существования – Байбородины, Кругловы, Адуевы, Новгородцовы, Ермаковы, Томины, Карташевы, Петелины, Пузановы, Сильвановы, Лабырины, Лунеговы, Булычевы, Таланкины, Чернышовы, Королевы, Карпенковы, Песковы, Ушаковы. Среди прихожан были и крестьяне Ирбитского завода Старченковы и Вдовины.

Видимо, у прихода не было больших средств, и он первоначально содержал лишь священника. Диаконы в церкви появляются позже. В 1845 г. – Андрей Колосов[7], в 1846 г. – Константин Гобов[8]. Далее Андрей Колосов стал священником одной из единоверческих церквей Екатеринбурга. С 1864 г. в церкви был положен псаломщик. В 1867 г. заводоуправлением была выделена для причта земля площадью 99 десятин, но была она неплодородной и под пашню не годилась, поэтому доходов с нее священники не получали. По сведениям Уставной грамоты Режевского завода 1862 г. для причта имелся церковный дом на Пановской улице (ныне Кирова)[9]. В 1871 г. для священника был приобретен новый дом. Для псаломщика – в 1901 г. Дома были собственностью церкви. В разные годы священниками Режевской Успенской церкви были Дмитрий Федоров Панин, Стефан Спиридонов Хлебин, Дмитрий Александров Крутиховский, Николай Федоров Карпинский, Адриан Кельсиев Старцев и другие.

К сожалению, не у всех из них можно восстановить жизненный путь. Вот некоторые факты биографии одного из священников. Настоятель Успенской церкви конца ХIХ-начала ХХ столетий Адриан Кельсиев Старцев родился 25 августа 1860 г. в семье дьячка. Род Старцевых происходил из Мурзинской слободы, где при Сретенской церкви семья в совокупности прослужила более 100 лет. Служил там и Кельсий Павлинов Старцев, три сына которого Адриан, Павел и Стефан стали священниками[10]. Адриан окончил в 1878 г. курс в Екатеринбургском духовном училище. Начал служить псаломщиком в Иоанно-Предтеченской церкви села Башкарского Верхотурского уезда. Затем служил в Сусанском заводе. Приехал в Режевской завод из Быньговского, где служил дьяконом[11]. Был рукоположен в священника в 1892 г. В 1901 г. награжден набедренником, в 1907 г. суфьей за усердную службу[12]. Его сын Василий Адрианов родился в 1885 г. во время службы отца в Сусанском заводе. Окончил курс Императорского Казанского университета[13]. В 1918 г. был гласным (депутатом) Екатеринбургской городской Думы от партии меньшевиков. В 1938 г. жил в Иркутске, работал экономистом в Облпотребсоюзе. Арестован, обвинен по 58 статье и приговорен тройкой УНКВД Иркутской области к высшей мере наказания. Расстрелян 31 октября 1938 г[14]. Трагичной была и судьба сестры Адриана Кельсиева Александры. Она окончила в 1887 г. Екатеринбургское епархиальное училище[15], служила учительницей в селе Мурзинка. В 1918 г. замучена белогвардейцами. Похоронена в братской могиле в центре г. Алапаевска.

Церковь оставила свой след в развитии образования в Режевском заводе. При храме в 1856 г. была открыта приходская школа для детей[16]. Она располагалась в доме одного из прихожан. В конце ХIХ-начале ХХ веков, когда образование стало качественно другим и шагнуло за пороги крестьянских изб, священник единоверческого прихода Адриан Кельсиев Старцев в 1896 г. начал свое служение как законоучитель в Режевском мужском земском училище. С сентября 1902 г. он преподавал в Министерском двухклассном училище (ныне школа №1)[17]. Он же был членом Режевской комиссии Общества попечения о начальном образовании в г. Екатеринбурге и его уезде[18]. В 1904 г. по постановлению училищного совета за усердное и успешное исполнение законоучительских обязанностей ему была выражена благодарность.

В 1900 г. церковь посещали уже 521 лицо мужского пола и 534 женского, в 1912 г. соответственно 564 и 562. Приход жил и развивался тщанием прихожан. В 1887 г. церковным старостой при Успенской единоверческой церкви был Балакин Иван Иванович[19]. С 1908 г. эту должность занимал подрядчик Режевского завода, мой прадед, Ушаков Андрей Михайлович[20]. В 1905 г. в состав церковно-приходского попечительства входили: председатель – священник Адриан Старцев; члены – диакон Николай Дягилев, Павел Старченков, Иван Байбородин, Андрей, Евсей, Стефан и Антон Ушаковы, Тимофей Голдобин, Афанасий Козасников, Илья Крякунов, Федор Лебедев, Никита Плохих, Тит, Платон и три тезки Ивана Пузановых, Александр, Павел и Петр Ермаковы, Петр Круглов, Павел Острокопытов, Александр, Павел и Петр Карташевы, Иван Бобылев, Моисей, Рафаил, Николай, Михаил и Ксенофонт Четверкины, Михаил, Григорий и Василий Чернышевы, Георгий и Семен Лабырины, Николай и Василий Плотниковы, Никифор, Маркел, Сергей, Петр и Иларион Морозовы, Михаил Песков, Петр Новгородцев, Евлампий Гомаков и Михаил Астраханцев[21].

После революции 1917 г. храм еще служил прихожанам 18 лет. В архивном отделе Администрации Режевского городского округа имеются дела по закрытию этой церкви, сохранившие для нас имена активистов прихода. В 1921 г. священником был Михаил Хлопотов. Казначеем церкви был плотинный мастер Иван Григорьевич Байбородин, председателем церковного совета Николай Моисеевич Четверкин, секретарем Иван Рафаилович Четверкин, членами – Василий Порфирьевич Плотников, Иасаф Федорович Песков, Александр Моисеевич Четверкин, Петр Дементьевич Крякунов.

В 1927 г. священником был Александр Иванович Максимов, причетником Петр Демьянович Крякунов, сторожем Екатерина Григорьевна Пузанова[22]. Церковным старостой был Степан Дмитриевич Пузанов, председателем церковного совета Михаил Никифорович Чернышев, членами совета – Павел Прокопьевич Пузанов, Иван Павлович Карташев, Михаил Иванович Макурин. Прихожан по списку числилось 124 человека.

В 1930 г. в документах церковь уже перестала быть единоверческой и называется православной патриаршей[23]. К тому времени уже были ликвидированы некоторые приходы, поэтому список верующих насчитывал более 1000 человек. Они проживали в Режевском заводе, деревне Кочнево, хуторе Сухановском и селе Останино. Учредителями Успенского религиозного общества были в этот период Николай Феодулович Плотников, Николай Киселев, Макурина, Екатерина Игнатьевна Якимова, Степан Климентиевич Матвеев, Иван Дмитриевич Исаков. Священником служил в это тяжелое для православия время Геннадий Евгеньевич Беневоленский 1872 г. рождения. Известно, что он родился в селе Васильевское Ивановской области, окончил в 1888 г. Владимирское духовное училище. Разделив горькую судьбу многих русских церковнослужителей, он был позже репрессирован[24]. В конце 1930 г. священником уже записан Петр Павлович Ладыжников[25]. Он тоже был позднее репрессирован[26]. Псаломщиком Успенского православного общества был Александр Иванович Кривоногов 1903 г. рождения.

В 1933 г. священником уже значится Илья Максимович Максимов 1881 г. рождения. Он жил в церковной сторожке. Видимо, это был последний священник храма. В 1929 г. он служил в Петропавловской церкви г. Первоуральска, осуждён коллегией ОГПУ по статье УК РСФСР: 58-10 к пяти годам концлагерей[27]. Но по какой-то причине ему тогда удалось избежать лагеря. Может быть, ненадолго. О его дальнейшей судьбе ничего не известно.

В 1935 г. здание церкви, прослужив немногим менее 100 лет единоверию, было изъято у верующих[28]. В протоколах собраний трудящихся было отмечено, что «церковь пустует». Выполняя «наказ избирателей», ведущие собраний в трудовых коллективах призывали отдать здание молодежи для обучения военному делу и «культурного обслуживания». Здание стали называть «Дом обороны», так как в нем первоначально разместились ОСОАВИАХИМ и РОКК. В это время храм лишился всего церковного имущества, которое было немалым. Книга описи 1921 г. содержит сведения о том, что в церкви имелись серебряные оклады на иконах общей массой более пуда, восьмипудовое медное посеребренное паникадило и большое количество разнообразной утвари. Предметы оценивались лишь по весу, художественная значимость не учитывалась. Видимо, они пошли на переплавку. Уникальные чернобровинские иконы, рыночная стоимость каждой из которых сейчас измеряется порядком цен в несколько тысяч долларов, скорее всего, сгорели в печи.

Шли годы, место вокруг бывшей церкви менялось. В 1941 г. Продснаб никелевого завода построил поблизости от храма хлебопекарню, которая затем некоторое время служила чайной. Здание же самой церкви было складом продовольственных товаров. Справа возвели памятник К. Ворошилову. Слева, в непосредственной близости от церкви на берегу пруда, там, где теперь находится газораспределительный пункт, расположилась пивная «Голубой Дунай» сомнительной репутации. Эту деревянную постройку, покрашенную в соответствии с названием в синий цвет, помнят еще старые режевляне.

К началу 1960-х годов здание храма обветшало. Лишенное сначала куполов, затем колокольни, никем капитально не ремонтируемое десятки лет, оно представляло собою удручающее зрелище. Успенскую церковь разобрали. Бревна были раскатаны, и их использовали на дрова жители города. Таким образом, простоял храм более 120 лет. На месте церкви разбили сквер никельщиков, так как напротив за годы советской власти выросло новое предприятие – Режский никелевый завод. Завод же и взялся возвести новый Монумент боевой и трудовой славы режевлян, который был торжественно открыт в 1973 г. Но это уже совсем другая история.

Храма давно нет, но до наших дней сохранилось, хотя и в разрушенном состоянии, приходское кладбище Успенской единоверческой церкви, где упокоены несколько поколений старообрядцев и единоверцев Режевского завода. Оно располагается на левом берегу городского пруда в микрорайоне Машиностроителей. Кладбище было разграблено в годы советской власти. В годы войны там была устроена вышка для аэростата[29]. Это стало молчаливым разрешением властей на разрушение захоронений. Красивейшие мраморные надгробия и кованые изгороди старообрядческих могил растаскивались для разных целей. Памятники использовались как фундаменты для строительства. Некоторые из могильных оградок долго можно было видеть в качестве палисадников возле частных домов. Часть мраморных надгробий была сброшена в пруд и находится там до сих пор.

Стараниями энтузиастов – потомков старообрядцев и носителей коренных режевских фамилий Сергея Борисовича Панова и Игоря Юрьевича Карташова кладбище сейчас постепенно приводится в порядок. В 2012 г. там был установлен и освящен металлический памятный крест[30], в 2015 г. – входной знак из мрамора с надписью «Свято-Троицкое Успенское старообрядческое кладбище Режевского завода 1800-06.01.1946»[31]. Память человеческая не подлежит сжиганию, осквернению и разрушению. И это замечательно.

Из истории Успенского единоверческого храма Режевского завода // Православие на Урале: связь времён: мат-лы VII Межрегион. науч.-практ. конф. / Уральское церковно-историческое общество. – Екатеринбург, 2018. – С.156-164.

 

 

[1] Приходы и церкви Екатеринбургской епархии. – Екатеринбург, 1902. С.593-594.

[2] ЕЕВ. 1912. №40. 30 сентября. С.962.

[3] Документы Успенской православной церкви Режевского района за май 1921-август 1930 гг. АОА РГО Ф.48 Оп.4 Д.1.

[4] ГАСО Ф.72 Оп.1 Д.5892.

[5] Губкин О. П. Династии иконописцев Богатыревых и Чернобровиных // Очерки истории культуры и быта старого Невьянска. Люди, памятники, документы (К 300-летию города) / Под общей научной ред. В. И. Байдина. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2001. С. 222.; Подгорбунская С. Е. Невьянские иконописцы Чернобровины // Уральская родословная книга: Крестьянские фамилии. Екатеринбург, 2000. — С.296.

[6] Метрическая книга Успенской церкви Режевского завода 1839 г. ГАСО Ф.6 Оп.1 Д.76 Л.406-412.

[7] Метрическая книга Успенской церкви Режевского завода 1845 г. ГАСО Ф.6. Оп.1. Д.101.

[8] Метрическая книга Успенской церкви Режевского завода 1846 г. ГАСО Ф.6. Оп.1. Д.101.

[9] Уставная грамота Режевского завода 1862 г. Фонд Режевского исторического музея. РИН 3279. Л.122; Токарев В. Священнослужители Режевского завода // Из истории старого Режа. – Реж, 2013. С.92.

[10] ЕЕВ. – Екатеринбург, 1901. №22. 16 нояб. С.969-970.

[11] ЕЕВ. – Екатеринбург, 1892. №38. 19 сент. С.997; 1897. №2. 16 янв. С.46.

[12] ЕЕВ. – Екатеринбург, 1907. №14. 08 апр. С.204.

[13] Клировая ведомость Успенской единоверческой церкви Режевского завода 1912 г. ГАСО Ф.6 Оп.4 Д.334. Л.120-127.

[14] Жертвы политического террора в СССР. http://lists.memo.ru/d31/f191.htm Дата обращения 17.12.2017.

[15] ЕЕВ. – Екатеринбург, 1887. №25. 04 июля. С.583.

[16] Школа: начало пути // Из истории старого Режа / Ред. Токарев В.В. – Реж, 2013. С.58.

[17] Там же. С.59.

[18] Отчет Общества попечения о начальном образовании в Екатеринбурге и его уезде за 1902 г. Екатеринбург. Типография газеты «Уральская жизнь». 1903. С.41.; То же за 1903 г. Екатеринбург. Типография газеты «Уральская жизнь». 1904. С.56.

[19] Благотворители старого Режа // Из истории старого Режа / Ред. Токарев В.В. – Реж, 2013. С.98.

[20] Клировая ведомость Успенской единоверческой церкви Режевского завода 1912 г. ГАСО Ф.6 Оп.4 Д.334. Л.122об.

[21] Екатеринбургские епархиальные ведомости. – Екатеринбург, 1905. 01 окт. (№19). О.О. С.480.

[22] Документы Успенской единоверческой церкви 1927 г. АОА РГО Ф.48 Оп.4 Д.10.

[23] Документы Успенской православной церкви Режевского района за май 1921-август 1930 гг. АОА РГО Ф.48 Оп.4 Д.1.

[24] Книга памяти: Российская Федерация. Ивановская область. Т.6. – Иваново: «Ивановская газета», 1997. – 239 с.

[25] Документы граждан Режевского района, лишенных избирательных прав за март 1931- сентябрь 1932 гг. АОА РГО Ф.48 Оп.2 Д.27.

[26] Медведева Н. К биографии священника режевской Иоанно-Предтеченской церкви Петра Ладыжникова // Православие на Урале: связь времён: мат-лы VI Межрегион. науч.-практ. конф. / Уральское церковно-историческое общество. – Екатеринбург, 2017. – С. 67-76.

[27] Лавринов В. Екатеринбургская епархия. События. Люди. Храмы. Екатеринбург: Изд-во Урал. университета, 2001. С.178.

[28] Документы о благоустройстве поселка и ликвидации Нагорной и Береговой церквей в поселке Реж за март-апрель 1935 г. АОА РГО Ф.48 Оп.4 Д.26.

[29] Сергеев В. Патриарх лесов. – Режевская весть. – 2000. – 30 марта; Нестеркова Т. Могильник // Режевская весть. – 2001. – 21 апр.; Нестеркова Т. Оскверненное кладбище // Режевская весть. – 2009. – 14 мая; Панов С. Могилы старообрядцев ушли под воду. Община. 2011. №5(26). С.10-11.

[30] Панов С. Первый шаг // Новости Режа. – 2012. – 24 авг.

[31] Дань предкам // Новости Режа. – 2015. – 12 июня.

 

Комментарии запрещены.