Сухарев Юрий

Календарь

Апрель 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

Медведева Н.А. Из истории Флоро-Лаврской церкви села Клевакинское

Если проезжаешь через село Клевакинское Режевского района, сразу обратишь свое внимание на его архитектурную доминанту, расположенную на ул. 1 Мая, – здание Флоро-Лаврской церкви, обветшавшее, сильно разбитое, но устоявшее вопреки всем природным и людским разрушениям. Архивные документы помогают воссоздать его историю.

Деревня Клевакина была основана до 1680 г. выходцами из Невьянской слободы[1]. Ее жители почти двести были прихожанами самой древней на режевской земле церкви – Николаевской в селе Глинском. История строительства клевакинского храма берет начало с 1865 г. Открыта церковь была 9 октября 1873 г. С этого времени Клевакинское стало селом. Приход охватывал кроме того близлежащие деревни Гурино и Каменку. Численность прихожан в 1887 г. составляла 698 человек[2].

В 1873 году состоялся чин его освящения в честь Святых Мучеников Флора и Лавра. Эти святые почитались как покровители лошадей. Поэтому в августе, в престольный праздник в село съезжались любители лошадей на торжественный молебен.

Метрические книги этого храма сохранились в Государственном архиве Свердловской области с 1874 г. Первым священником в приходе был Дмитрий Алексеевич Мамин. Он принадлежал к известному роду уральских церковнослужителей Маминых и был священником в седьмом поколении. Читателям этот род прежде всего известен в связи с именем известного уральского писателя Дмитрия Наркисовича Мамина-Сибиряка. Но среди Маминых были и другие неординарные личности.

Дмитрий Алексеевич Мамин родился в селе Юго-Конево Екатеринбургского уезда 26 октября 1845 г[3]. Его отец Алексей Антониев был священником, мать Евгения Максимова, урожденная Хлопина, – дочерью священника Пророко-Ильинской церкви села Огневского[4]. Род Маминых изначально поселился на Урале в Арамашевской слободе, позже перебирался в село Истокское Багарякской слободы[5]. Прямые предки Дмитрия Алексеевича по мужской линии служили, начиная с 1700-х годов, в церквях сел Истокского и Щербаковского (ныне юг Свердловской области). Села Юго-Конево теперь не существует, его уничтожили после печально известной аварии на комбинате «Маяк» 1957 года, т.к. оно оказалась на пораженной радиацией территории.

Дмитрий Алексеевич Мамин, окончив Пермскую духовную семинарию, первоначально с января 1867 г. служил в Николаевской церкви села Глинское. Вероятно, принимал деятельное участие в организации строительства клевакинского храма, поскольку стал первым священником прихода. Его служение во Флоро-Лаврском храме продолжалось до 1886 г. Сведений о причине смерти первого клевакинского священника нами пока не найдено. В 1888 г. его жена уже числилась вдовой и была определена просфорней Петро-Павловской церкви села Арамашки[6]. К сожалению, пока неизвестно и место захоронения Д.А. Мамина. Предположительно, он должен покоиться в церковной ограде храма, в котором служил.

Интересна судьба его детей, рожденных в селах Глинском и Клевакинском. Петр Дмитриевич Мамин стал тоже священником, причем выбрал для себя с 1897 года нелегкую долю служения в походной церкви в северной части Верхотурского уезда[7]. Священник обращал в православие жителей уральского севера – кочевых вогулов. Это было тяжелое, рискованное дело, сопряженное с опасностями, т.к. двигаться в тайге на оленях или по быстрым рекам на лодке от одного стойбища к другому было делом непростым. После этого в 1908 году он стал первым священником Больше-Трифоновского прихода (ныне Артемовский городской округ). Круто поменялась его судьба после февральской революции 1917 года. Он снял с себя сан, вступил в партию большевиков и в 1919 году уже заведовал отделом народного образования в г. Туринске. Умер в 1927 г. в селе Березово Уральской области.

Второй сын Дмитрия Алексеевича – Василий, тоже был священником. Служил в селе Огневском. Был человеком энергичным и предприимчивым. После революции перешел на сторону белых. Красными был приговорен к расстрелу, но приговор не был приведен в исполнение. После революции судьба забросила его в Нарым. Дети бывшего священника получали образование в Томском университете. Сын Николай стал врачом, служил в Монголии, в 1941 году был репрессирован. Александр работал агрономом на Камчатке. Две дочери Василия Мамина стали врачами, одна учителем. Похоронен Василий Мамин в Крыму, в городе Саки. Он прожил  почти 90 лет[8].

Третий сын Евграф Дмитриевич служил псаломщиком, его судьба после революции нам 1917 г. неизвестна. Дочери Анна, Александра и Надежда окончили епархиальное училище. Их судьба ждет своего исследователя.

Первым диаконом Флоро-Лаврского храма стал Виктор Горгониевич Горный, в дальнейшем сделавший карьеру священника в селе Арамашка. С конца 1901 года в церкви служил псаломщиком, а затем диаконом Николай Дмитриевич Пузырев.

В 1887 году на место Дмитрия Мамина заступает священник Василий Георгиевич Коровин, переведенный из села Останино. В этом селе он оставил после себя добрую память. Он и его жена начали впервые учить грамоте в 1883 г. крестьянских детей села Останино, еще до открытия церковно-приходской школы[9]. Василий Георгиевич был сыном дьячка Крестовоздвиженской церкви села Сергинского Пермского уезда Георгия Афанасиевича Коровина. Родился 22 апреля 1849 года[10].

Долгие 22 года он бессменно служил во Флоро-Лаврском храме, вышел за штат в конце 1905 года. Страницы Екатеринбургских епархиальных ведомостей рассказывают о его служении. 1 октября 1888 г. его стараниями была открыта церковно-приходская школа, он стал ее первым заведующим. При этом работал безвозмездно. Значительная часть наглядных пособий для школы была приобретена на личные средства Василия Георгиевича[11]. В 1894 году он был награжден скуфьей[12], в 1903 году камилавкой[13]. 7 марта 1906 г. №2741 за 40 лет службы назначена пенсия 300 руб.[14]. В 1915 году Василий Георгиевич Коровин ушел из жизни[15]. Детей у него не осталось. Богатства большого он не нажил. Материальную помощь для его вдовы и племянницы собирали в виде пожертвований[16].

            Долгое время церковнослужители заботились о развитии образования в клевакинском приходе. Вскоре после открытия храма в Клевакино появилась церковно-приходская школа, для нее было построено отдельное здание[17]. Долгие годы там преподавал священник о. Василий Коровин, Екатерина Коровина, окончившая по второму разряду Екатеринбургское женское епархиальное училище в 1887 году[18]. Далее служила диаконская дочь Евгения Иоаннова Коровина. Она окончила по второму разряду Екатеринбургское женское епархиальное училище в 1891 году[19]. В 1892 году денежное содержание учительницы клевакинской школы из средств Братства Святого Праведного Симеона Верхотурского составляло 120 руб[20]. Работа Екатерины и Евгении Коровиных была признана безупречно-усердной[21]. В 1894 году было преподано архипастырское благословение псаломщику клевакинской церкви Петру Коровину за то, что уже четвертый учебный год он безвозмездно с усердием и успехом трудится в местной церковно-приходской школе[22]. В конце XIX столетия дети не только учились там, но имели возможность жить в одной из классных комнат, где был устроен приют для ночлега[23].

В 1895 году Екатеринбургские епархиальные ведомости так оценивают результаты работы церковно-приходской школы села Клевакино: «ученики все из старшей группы выдержали экзамен на льготу и в ответах своих обнаруживали известную степень развития мышления: они правильно и хорошо излагали свои мысли при передаче рассказов из библейской истории, с пониманием изъяснили вопросы о Богослужении, выразительно и бойко читали по русскому и славянскому языкам с пониманием прочитанного и вообще давали определенные и точные ответы по другим предметам. Результатом воспитания учеников может служить благонравное поведение их. Так, ученики при встрече с проходящими старшими себя всегда здороваются, проходя мимо храма или часовни молятся; друг с другом обходятся ласково и вежливо; при начале занятий в школе, все ученики здороваются с учащими, делая поклон, а в конце занятий прощаются также поклоном и, наконец, по духу доброго товарищества, старшие из учеников удерживают младших от шалостей, как в классе, так и на улице»[24]. В 1901 году Евгении Коровиной за усердное и успешное исполнение своих обязанностей было преподано архипастырское благословение[25].

В школе была выстроена система обучения крестьянских детей церковным песнопениям по слуху[26]. Занимался этим псаломщик Николай Дмитриевич Пузырев. За это ему также было преподано архипастырское благословение[27].

Шло время, позднее, в начале ХХ века, в селе открылась земская школа. Но церковно-приходская в течение нескольких лет оставалась ее успешным конкурентом[28]. Здание церковно-приходской школы сохранилось в селе до сих пор.

Приход заботился и о нравственности жителей села и окрестных деревень. В 1912 году при храме было создано общество трезвости во имя Архистратига Михаила. Его члены давали обет трезвости перед святой иконой. При обществе существовала библиотека, его члены вели пропаганду здорового образа жизни. Руководил обществом священник Василий Костарев. Его активистами были диакон Николай Пузырев, учитель Василий Бухаров, крестьяне Иван Николаевич Алферьев, Павел Д. Клевакин, Василий Ильич Шигин, Андрей Иванович Бачинин, Иван Герасимович Елпанов, Семен Федорович Кондратьев, Александр Леонтьевич Шигин, Василий Иванович Клевакин, Даниил Михайлович Колесников, Евлампий Павлович Бачинин[29].

Храм ремонтировался и благоустраивался тщанием прихожан. Изначально здание было построено каменное, с колокольней. По семейным преданиям, сохранившимся у клевакинцев, на храм жители села сдавали ценности и куриные яйца для замешивания раствора[30]. В 1894 году колокольня храма, имевшая до этого вид четырехугольного шатра, перестроена, завершена шпицем, ниже которого с четырех углов устроены каменные колонны, каждая с крестом вверху. Таким образом, колокольня получила вид пятиглавой[31].

Из дневника Епископа Екатеринбургского Митрофана (1912 год): «В 1910 году храм капитально ремонтирован, причем купол храма был перестроен, все стены внутри окрашены масляной краской и украшены живописью и художественными орнаментами и обновлен иконостас. На весь ремонт употреблено около 11 тысяч рублей, из которых 1800 руб. было церковных, 4000 руб. попечительских, а остальная сумма была собрана с платежных душ прихожан, обложивших себя подушным налогом на это благое дело. В настоящее время храм настолько благоустроен, что является одним из лучших в благочинии»[32].

Епископ Митрофан пишет в своем дневнике: «Благочестие в народе нисколько не ослабело. Особенную заботу и любовь православная паства проявляет к своим храмам. клевакинский, глинский, режевские храмы особенно благолепны»[33].

Время сохранил для нас имена церковных активистов и благотворителей клевакинского храма. В 1899 году в молитвенную память об императоре Александре III прихожанами была приобретена для храма плащаница стоимостью 500 руб. Деньги были собраны путем добровольных пожертвований, самые значительные суммы внесли крестьяне села Николай Алферьев (150 руб.) и Евдоким Шигин (100 руб.)[34]. В 1905 году председателем церковно-приходского попечительства был избран крестьянин Евлампий Бачинин, а членами – Иван Чепчугов и Константин Колесников[35]. В 1907 году церковным старостой был крестьянин деревни Каменки Михаил Павлович Медведев[36]. В 1910 году председателем Клевакинского церковно-приходского попечительства был местный священник Василий Костарев, а членами крестьяне Г.Н. Алферьев, Д.А. Клевакин, С.Л. Клевакин, В.И. Алферьев, А.И. Бояркин, Г.О. Чепчугов, И.О. Спирин, Е.И. Подковыркин и Д.Т. Подковыркин[37]. В 1911 году церковным старостой был Александр Кондратьев[38]. В 1914 году – Митрофан Павлович Медведев[39]. В 1915 году прихожанину храма Ивану Алексеевичу Клевакину была выражена благодарность епархиального начальства за сделанное им пожертвование мирохранительницы стоимостью 20 руб. и напрестольного евангелия стоимостью 140 руб.[40].

После выхода за штат в 1905 году священника Василия Коровина[41] в клевакинской церкви служили Симеон Владимиров (1906 г.)[42], Петр Кляритский (1907-1909 гг.)[43], Василий Костарев (1910-1913 гг.)[44].

Василий Костарев был по традиции заведующим и законоучителем в сельской школе, был отмечен как ревностно исполняющий свои обязанности[45]. К сожалению, он довольно рано ушел из жизни, умер от чахотки в конце 1912 года[46]. Похоронен в церковной ограде.

Выпускник Пермской духовной семинарии 1912 года, сын диакона Алексеевской церкви Алапаевского завода Николай Иванович Горский служил в Клевакинском с 1913 года[47]. Все предрасполагало к тому, что в приходе появился постоянный священник. В 1914 году родилась здесь его первая дочь Ирина[48]. Сюда переехала мать священника Анна Николаевна. Но события революции 1917 года поменяли жизнь в приходе. В 1918 году последний раз встречается имя Горского в метрических книгах.

С февраля 1919 года священником в Клевакино служит недолго Филимон Филиппович Накаряков[49]. О нем известно, что он родился в 1883 году в дер. Луговской Петрокаменского района, далее в 1930 году он там же служил священником. Был арестован, осужден и приговорен к пяти годам исправительно-трудовых лагерей[50].

В мае 1919 года священником стал диакон Николай Дмитриевич Пузырев. Псаломщиком в это время был Сергей Николаевич Ежов. Позже, в 1936 году, он был репрессирован, приговорен к семи годам лагерей[51]. В 1927 году священником был Глубоковский Адриан Павлович, псаломщиком Крюков Павел Максимович, при церкви жила монахиня Лисицына Мария Иосифовна[52].

В судьбе А.П. Глубоковского отражается сложная история России того времени. Он родился около 1856 года. По образованию был землемером-таксатором, служил в 1903 году лесничим Шуралинского промыслового участка[53]. В 1908 году, не имея духовного образования, сдал испытание на сан священника[54]. Служил некоторое время в селе Прокопьевском Камышловского уезда и походной церкви асбестовых копей[55]. В 1912 году был награжден набедренником[56]. В разгар белого террора в 1918 году был перемещен к Екатеринбургской тюремной Михаило-Архангангельской церкви[57]. В 1920-х годах судьба забросила его в Клевакино. Дальнейшая судьба этого священника нам неизвестна.

В 1929-1930 гг. священником в Клевакино служил Александр Андреевич Калинин[58]. Вместе с ним избирательных прав была лишена его жена Жарова (Жарина) Александра Ивановна, монашки Огородник Степанида Ивановна 1910 г.р., Пономарева Анна Ивановна 1903 г.р., диакон Бачинин Сергей Михайлович 1887 г.р.[59].

В 1931 году священником был Лучинин Александр Андреевич[60]. В 1935 году в храме служил Бусыгин Мстислав Петрович[61]. Известно, что он окончил духовное училище. Был арестован в октябре 1935 года. У него были обнаружены клировая ведомость, прошение о приведении в порядок церкви и другие документы. Священнику вменяли в вину общение с сельскими детьми, отпевание умершей девочки[62]. Бусыгин М.П. осужден в феврале 1936 года по статье 58-10 за антисоветскую агитацию и приговорен к восьми годам исправительно-трудовых лагерей. Вместе со священником по делу проходил крестьянин-единоличник Василий Кузьминых, жена которого Прасковья была церковным старостой. Это также позволило обвинить их в контрреволюционной агитации.

Прихожане, как могли, пытались отстоять свою церковь и не позволить ее закрыть. Сохранилось заявление церковного совета Флоро-Лаврской церкви, которое подписали председатель совета Колясникова Марина Михайловна, и члены Кузьминых Парасковья Прокопиевна, Клевакин Ефим Иванович. Они указывали, что в селе имеется религиозная община численностью около 200 человек, люди имеют потребность крестить детей и отпевать умерших[63]. Но, несмотря на протесты, в 1938 году церковь была закрыта.

Список церковного имущества был солидным. Он включал помимо здания с каменной оградой семь медных колоколов стоимостью более 5 тыс. руб., золоченый иконостас, множество икон, хоругвей, одежд священников и разнообразной утвари[64]. Ещё относительно недавно активно все это использовалось и бережно сохранялось, теперь же оказалось ненужным.

После закрытия церковь стала постепенно разрушаться. Её использовали под колхозный зерносклад. Кирпич стали отламывать и продавать, здание от этого сильно пострадало. Не стало притвора, практически разрушены южная часть поперечного нефа и апсида с алтарем. Хотя не представляли большой материальной ценности, но были разрушены вместе с храмом надгробия священников, похороненных в церковной ограде. Лишь имена двух церковнослужителей народная память закрепила в неофициальных названиях улиц села: Коровья и Пузырев край[65].

К настоящему времени в границах бывшей церковной ограды можно видеть лишь памятник Николаю Яковлевичу Степанову. Известно, что он был курским мещанином и умер в селе Клевакинское в 1909 году от острого воспаления печени. При этом в метрической книге указано, что он похоронен на приходском кладбище[66]. Возможно, он оказал церкви немалую материальную помощь. Только этим можно объяснить его захоронение в границах церковной ограды.

С 2000-х сельчане стали заботиться о восстановлении церкви. По инициативе Владимира Васильевича Клевакина было поставлено деревянное ограждение[67]. В селе есть православная община[68], проводятся службы. Существует проект восстановления храма, разработанный студенткой Уральского колледжа строительства, архитектуры и предпринимательства Екатериной Шиниязовой[69]. Но здание до сих пор в плачевном состоянии, нет материальных средств для его воссоздания. Остается надеяться, что храм со 150-летней историей все-таки обретет свою вторую жизнь. Ведь в его стенах и куполах – память о русских крестьянах, предках многих клевакинцев и режевлян, силами которых он создавался.

[1] Коновалов Ю.В. Краткий обзор процесса возникновения населенных пунктов на территории Режевского района в XVII – начале XVIII века // Родовед Режа. – Реж, 2012. – Вып. 2: Наши родные деревни и села. – С.7.

[2] Екатеринбургский епархиальный адрес-календарь / сост. священник Алексей Серебренников. – Екатеринбург. – Тип. И. К. Савицкого, 1887. – С.122.

[3] Метрическая книга Николаевской церкви Коневского села 1845 г. ГАСО. Ф.6 Оп.1 Д.109. Л.1052об.

[4] Метрическая книга Пророко-Ильинской церкви Огневского села 1840 г. ГАСО Ф.6 Оп.1 Д.93. Л.4117об.-4118.

[5] Коновалов Ю.В. Род Маминых на Среднем Урале // Творчество Д. Н. Мамина-Сибиряка в контексте русской литературы : мат-лы науч.-практ. конф., посвящ. 150-летию со дня рождения Д. Н. Мамина-Сибиряка. Екатеринбург, 4-5 нояб. 2002 г. – Екатеринбург, 2002. – С. 90-94.

[6] ЕЕВ. 1888. №45-46. 19 ноября. С.1074.

[7] Сухарев Ю.М. Путь Петра Мамина // XI Уральская родоведческая науч.-практ. конф. (16-17 ноября

2012 г., Екатеринбург).

[8] Карасев Н.С. К биографии о. Василия Мамина // Электронный ресурс http://sukharev-y.ru/карасёв-н-с-к-биографии-о-василия-мами/#more-7721

[9] Колмаков Г.Е. Православная церковь в селе Останино // Родовед Режа. – Реж, 2017. – Вып. 9: Из истории села Останино. – С.42.

[10] Метрическая книга Крестовоздвиженской церкви села Сергинского Пермского уезда 1849 г. ГАПК. Ф.37. Оп.1. Д.149. Л.390об.

[11] ЕЕВ. 1909. №34. 8 сентября. С.607.

[12] ЕЕВ. 1894. №5. 29 января. С.122.

[13] ЕЕВ. 1903. №10. 16 мая. С.231.

[14] ЕЕВ. 1907. №10. 8 марта. С.100.

[15] ЕЕВ. 1915. №11. 15 марта. С.140.

[16] ЕЕВ. 1915. №15. 12 апреля. С.180.

[17] ЕЕВ. 1889. №33. 26 августа. С.768.

[18] ЕЕВ. 1887. №25. 4 июля. С.583.

[19] ЕЕВ. 1891. №26. 6 июля. С.555.

[20] ЕЕВ. 1892. №29. 18 июля. С.744.

[21] ЕЕВ. 1895. №27-28. 1-8 июля. С.698.

[22] ЕЕВ. 1894. №48. 26 ноября. С.1179.

[23] ЕЕВ. 1895. №33. 12 августа. С.862.

[24] ЕЕВ. 1895. №36. 2 сентября. С.953-954.

[25] ЕЕВ. 1901. №3. 1 февраля. С.35.

[26] ЕЕВ. 1905. №1-2. 1-16 января. С.12.

[27] ЕЕВ. 1905. №7. 1 апреля. С.158.; ЕЕВ. 1905. №24. 16 декабря. С.564.

[28] ЕЕВ. 1912. №39. 23 сентября. С.931-937.

[29] Устав Общества трезвости при Флоро-Лаврской церкви Клевакинского села, Екатеринбургского уезда : утв. 2 марта 1912 г. – Екатеринбург : Тип. Т-ва «Уральский Край», 1912. – 7 с.

[30] Кондратьева З. и др. Встреча поколений большого рода // Режевская весть. – 2014. – 8 нояб.

[31] Приходы и церкви Екатеринбургской епархии. – Екатеринбург: Братство Св. Праведного Симеона Верхотурского Чудотворца, 1902. С.71.

[32] ЕЕВ. 1912. №39. 23 сентября. С.931-937.

[33] ЕЕВ. 1912. №36. 2 сентября. С.841.

[34] ЕЕВ. 1899. №7. 1 сентября. С.405.

[35] ЕЕВ. 1905. №7. 1 апреля. С.175.

[36] ПИБЦ ЕЕ. Ф.5. Оп.1. Д.18. Л.101об. Клировая ведомость Флоро-Лаврской церкви с. Клевакинского 1907 г.

[37] ЕЕВ. 1910. №10. 8 марта. С.143.

[38] ЕЕВ. 1911. №5. 30 января. С.25.

[39] ЕЕВ. 1914. №4. 26 января. С.34.

[40] ЕЕВ. 1915. №17. 26 апреля. С.211.

[41] ЕЕВ. 1906. №1. 1 января. С.19.

[42] ЕЕВ. 1906. №2. 16 января. С.43.

[43] ЕЕВ. 1907. №41. 1 ноября. С.556.

[44] ЕЕВ. 1907. №47. 15 декабря. С.692.

[45] ЕЕВ. 1910. №46. 28 ноября. С.650.; ЕЕВ. 1911. №13. 27 марта. С.23.

[46] ЕЕВ. 1913. №2. 13 января. С.29.

[47] ЕЕВ. 1912. №28. 8 июля. C.302.; ЕЕВ. 1913. №2. 13 января. С.28.; ЕЕВ. 1913. №5. 3 февраля. С.139.

[48] Метрическая книга Флоро-Лаврской церкви села Клевакинское 1914-1914 гг. ГАСО. Ф.6. Оп.18. Д.602.

[49] Метрическая книга Флоро-Лаврской церкви села Клевакинское 1918-1920 гг. ГАСО. Ф.6. Оп.18. Д.618.

[50] Книга памяти жертв политических репрессий Свердловской области. Т.5 Л-М-Н / редкол. М.А. Бочкарев и др. – Екатеринбург : Уральский рабочий, 2005. С.373.

[51] Священнослужители Екатеринбургской епархии, репрессированные в 1918-1944 годах // Православная газета. – 2002. – 22 окт.

[52] Режевское управление милиции. Переписка с административным отделом по вопросу регистрации религиозных общин, сведения о церквях и служителях культа 1926-1927 гг. ГАСО. Ф.1915-р. Оп.1. Д.34. Л.113.

[53] Адрес-календарь Пермской губернии 1903 г. Издание Пермского губернского статистического комитета. Пермь. Типография наследников Каменского. С.97.

[54] ЕЕВ. 1908. №46. 8 декабря. С.700.

[55] Сухарев Ю.М. История походной церкви асбестовых копей // Возрождение родословных традиций: Мат-лы VII выездной науч.-практ. конф. / Уральское историко-родословное общество. – Рефтинский, 2012. – С.83.

[56] ЕЕВ. 1912. 11 марта. №11. С.143.

[57] ИЕЦ №17-18 от 15(28) сентября – 15(28) октября 1918 года, с.377-378.

[58] Списки лиц, восстановленных и лишённых избирательных прав по Режевскому району Уральской области 1930 г. ГАСО. Ф.р-88. Оп.9. Д.25. Л.25об.-26.

[59] Списки лишенных избирательных прав по Свердловскому округу за 1929 г. ГАСО. Ф.р-88. Оп.9. Д.235. Л.76-76об.

[60] Документы о перерегистрации Флоро-Лаврской церкви села Клевакинское за март 1930-февраль 1931 гг. АОА РГО. Ф.48. Оп.4. Д.23. Л.3.

[61] Архивно-следственное дело на священников Режевского района 1935 г. ГААОСО. Ф.1. Оп.2. Д.30573.

[62] Ершова Н. Не слышно звона колокольного // Режевская весть. – 2000. – 11 янв.

[63] Документы о закрытии церквей в Режевском районе за апрель-декабрь 1935 г. АОА РГО. Ф.48. Оп.4 Д.27. Л.24.

[64] Документы о перерегистрации Флоро-Лаврской церкви села Клевакинское за март 1930-февраль 1931 гг. АОА РГО. Ф.48. Оп.4. Д.23. Л.42-45об.

[65] Ипатова В. Народные названия улиц села Клевакинское // Новости Режа. – 2018. – 11 мая.

[66] Метрическая книга Флоро-Лаврской церкви с. Клевакинское 1909-1910 гг. ГАСО. Ф.6. Оп.18. Д.587. Л.108об.-109.

[67] Подгорнова А. Праздник в полуразрушенном храме // Режевская весть. – 2005. – 10 сент.

[68] Ипатова В. Божественная литургия в церкви Флора и Лавра села Клевакинское // Новости Режа. – 2018. – 6 июля.

Рудных С. Единение сердец и рук // Новости Режа. – 2018. – 23 нояб.

[69] Электронный ресурс https://eshiniyazova.wixsite.com/eshiniyazova/diplom-projec.

Комментарии запрещены.