Сухарев Юрий

Календарь

Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Сухарев Ю.М. Верховья Пышмы на чертежах «Хорографической книги Сибири» Семена Ремезова

«Хорографическая чертежная книга», выполненная тобольским сыном боярским Семеном Ремезовым (1642-после 1721), стала известна широкому кругу исследователей сравнительно недавно. Оригинал «Хорографической книги» был обнаружен в архиве древних актов России в начале XX века. В 1918 г он был выкраден историком Л. С. Багровым, с 1956 г. и по настоящее время хранится в Гутоновской библиотеке Гарвардского университета.

В 2011 г  книга была отсканирована и издана в Росии тиражом 600 экз. Российское издание отличается от подлинника тем, что в него не включены  попорченные листы. Оба варианта можно найти в Интернете.

Считается, что работа над книгой велась С.Ремезовым и его командой с 1697 по 1711 г. Некоторые исследователи утверждают, что картографическое описание было начато с бассейна рек Исети и Пышмы зимой 1696/97 гг.

 С этим, видимо, надо согласиться. И вот почему: следующая работа Ремезова это «Чертежная книга Сибири», датируемая 1700 г. Сравнивая чертежи верховий Пышмы, приведенные в этих двух изданиях, видим, что существенные ошибки Хорографической книги в Чертежной книге  отсутствуют, т.е. к 1700 г  данные  Хорографической книги были уже переработаны и исправлены.

Возьмем реку Рефт, левый приток Пышмы. В Хорографической книге ее устье показано примерно там, где оно и есть фактически. Но притоков нет, да и с размером, равным «коротышке» Сергуловке, мы согласиться не можем, даже учитывая условность картографии того времени.

Название реки – Реутова. Это нормально. В 1670 г реку именовали Ревут, в 1679 г – Ревутинка. В соответствии с законами фонетики  звук «в» выпал (туда ему и дорога), а антропонизации гидроним подвергнут ошибочно. Этимология от старо-русского слова «ревут», означающего некий ревущий объект. Тут нечего и рассуждать. Подробнее в моей книге «Реки нашего края».

Но… Тут меня Ремезов удивил необычайно. В самом верховье реки Пышмы, также  «по левому борту», впадает в Пышму… Рефт, вытекающий из некого неведомого озера Шит, относящегося к Арамильской слободе. А это откуда взялось?

Понятно, что бригада Ремезова сама Рефт не обследовала, а опиралась на показания местных жителей. В первом случае – «сухоложцев» (применим современное наименование). Во втором – белоярцев.

В первом случае картографы «напоролись» на свидетелей, не знавших протяженность Ревута и его притоков. Такое может быть, местные крестьяне поселились здесь 10-15 лет назад и шибко глубоко местность еще не обследовали.

Во втором случае, похоже, белоярцы вообще не поняли, что от них хотят. «Есть такая река Ревт, впадает в Пышму». А где впадает? И сейчас-то не все карты читают. «Вроде здесь…». Белоярская слобода основана в 1687 г, и к 1697 г ее жители знали территорию еще хуже новопышминцев.

Почему название записано, как Рефт? Звукосочетания «вт» и «фт» неразличимы  на слух. А записывалось на слух.

Почему тогда Ревт, а не Ревут? Звук «у» тоже легко выпадает из слова Ревут, особенно если слово произносилось, как Рёвут (звук «ё» был испокон, а буква вошла в алфавит только в конце 18-го века). Белоярцы могли произносить название реки несколько иначе, чем «сухоложцы», это нормально. А про озеро «Шит» даже и предположений нет. Озеро Шитовское входит в бассейн реки Исеть, питает ее верховья.

Теперь смотрим реку на чертеже Верхотурского города из «Чертежной книги Сибири». Все нормально. Получается, за 3 года с ней разобрались. Река Ревть, соответствующих размеров, приток – Малая Ревть. В устье – деревня Усть-Ревтинка.

Заметим, что название опять претерпело деформацию, но смысловое «рев» сохранено. Причем деформации происходили на картах, а старики-сухоложцы, жители ближних к этой реке сел, еще и 20 лет назад произносили «Рёвут».

Теперь о составе слобод, как они отражены на хорографическом чертеже. Начнем с пышминских поселений Невьянского Богоявленского монастыря. Заимка (деревня) этой обители появилась здесь около 1660 г и в 1662 г претерпела набег кочевников. В переписных и отдаточных книгах 1703 и 1704 гг. вдруг обнаружила в себе четыре населённых пункта. Это деревни Кекурская (на Пышме в устье Кунары), по реке Кунаре:   Мельнишная, Кашина, Глухово.

Очевидно, что под понятием заимка  эти поселения прятались давно. Вот и в Хорографии Ремезова мы видим деревни Кекур, Мелнишна, Глухова. Нет деревни Кашина, и это не означает, что ее не было на самом деле. Но те поселения, которые есть на карте – были точно и в натуре. Эту  аксиому автор повторять уже не будет, но её нужно помнить.

На правом берегу Пышмы, вблизи устья Кунары – дворец монастыря. По другому сказать – двор монастыря, где была сосредоточена инфраструктура заимки: дома  посельского старца и наёмных работников, амбары для зерна, собираемого в качестве оброка и др.

Ранее автор предполагал, что двор монастыря располагался в деревне Кекур. Получается – рядом с Кекуром, но отдельно. Это новое в познании монастырской заимки.

Заметим, что мы рассматриваем на чертеже деревни монастыря в известных нам границах, тех, которые сообщил старец Невьянского монастыря в 1679 г. переписчикам.  Деревни на чертеже по правому берегу Кунары (Секина, Крутой лог, Филатова, Маханова и др.) относились к Калиновской слободе.

Переходим к Новопышминской слободе. Ее столица показана на левом берегу Пышмы, в устье реки Сергуловки. Это контрольный выстрел в тех маловеров, фарисеев и книжников, которые до сих пор утверждают, что Новопышминское  было образовано по правому борту Пышмы. Нет, в правобережье это поселение перекочевало во второй половине 18-го века. Аминь.

В Хорографической книге указывались некоторые подробности местоположения слобод. Так и с Новопыщминской. На старо-славянском указано, что «ходу 7 верст». Подразумевается, что это расстояние до лежащей ниже по реке слободы – Калиновской. Версты были 1000 саженными, т.е. 2 км. Значит «7 верст» это 14 км. Так, примерно, и есть.

Другая надпись сообщает  расстояние до Верхотурья. «До Верхотурья езду 7 днищ или 50 чюмкасов». Так прочитал эту фразу я. Чюмкас – «зырянская мера длины, которая приблизительно была равна 5 русским верстам».

 Каким верстам – 500, 700 или 1000 саженным, непонятно. До Верхотурья, на самом деле, 250 км по прямой. Если исходить из этого, чюмкас = 5 км.

Смотрим, какие еще поселения на территории слободы. Границы ее мы представляем примерно, так как межевание новопышминское осуществлялось при межевании смежных слобод. Своего отвода у Новопышминской не было.

Вот некая деревня: Лапасова… Ляпасова… так это же Ряпасова!  В Чертежной книге 1700 г уже без «приколов» — Ряпасова. Все, Ряпасова, зачет! А остальным новопышминским деревням нужно еще доказать, что они из 17-го века.

Странная история у Ряпасовой. У Ремезова в  1697 и 1700 г она имеет это название. В переписях, начиная с 1705 г пишется, как Темная. В 19 веке – то Темная, то Ряпасова.

Думаю, дело в том, что между 1700 и 1705 г деревня переехала на левый «темный» (т.е. лесной) берег Пышмы. Возможно, это было связано с угрозой нападения кочевников,  для которых правобережная степная сторона реки была родной и легко доступной. Во всяком случае на ланд-карте «ведомства Екатеринбургского…» 1734-35 гг Темная по левому борту Пышмы. Во второй половине 18-го века деревня вернулась на степную сторону, но название сохранилось. Впрочем, и прозвание «Ряпасова» совсем не отлипло.

Какие еще новопышминские деревни видим мы на чертеже? Явно ничего другого и не видим. Ближе к верховьям Кунары деревня Бухвотова. Возможно, это прообраз деревни Кунарской?

Рядом с озером Куртугуз три деревни без имени. Видимо, одна из них промелькнет в переписи 1710 г под названием Ершовая. Но это – догадки.

Конфузия ожидает нас в устье речки Брусянки. Где же одноименная речке деревенька? Она ведь была до 1697 г (после переноса в 1684 г с устья Брусянки острога новой Пышминской слободы так стали именовать оставшееся там поселение). Была она и после – в переписях 1705 г, 1710 и т.д., до сего дня. Причем по численности дворов ее опережала только слободская столица.

На карте в этом месте деревня Заимка… Под таким названием появится поселение на Кунаре, между Мельничной и Кашино, но позднее. Причем, у ремезовской Заимки стоит знак «м» в кружочке, что означает принадлежность земель монастырю (или митрополиту?). Но после ликвидации здесь (в устье Брусянки) митрополичьей слободы в 1679 г эти земли отошли государству (Верхотурью). Или Тобольск с этим не смирился и продолжал маркировать земли, как митрополичьи?

Но и на чертеже 1700 г Брусянская не обозначена. На ее месте деревни Болша и Мосина. Возможно, при оформлении рабочих материалов названия были перенесены на «чистовик»с ошибками и Болша-Мосина это искаженный до предела топоним Брусяна? Вполне. На этой карте вместо Шата – Тапса, вместо Сергуловка – Северехака…

Что еще можно сказать о чертеже из Хорографической книги? Всегда обращаю внимание на юрты кочевников. Здесь они только у речки, именуемой Шейтанка. Видимо, сегодня речка называется Исток (впадает в Пышму у д. Маханова). На чертеже 1700 г юрты в верховьях Кунары – Конарски юрты.

Вот такие сведения можно почерпнуть, читая карты Ремезова.

Комментарии запрещены.