Сухарев Юрий

Календарь

Ноябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

Сухарев Ю.М. О деревне Ряпасовой (Темной) и ее первых жителях

Редко когда  удается исследователям точно установить даты основания деревень. Если слободы образовывались указами Императора, а строительство острогов в них, обеспечение острогов оружием и боеприпасами, сопровождалось перепиской на высоком уровне, и эта переписка сохранялась, то деревни внутри слобод появлялись как бы сами собой. Проявлялись они при переписях, которые производились через 15-30 лет.

            Видимо, разрешение на строительство жилья в таком-то месте все-таки испрашивалось у слободского приказчика, но документов на эту тему в обороте не замечено. Были ли они вообще?

Все вышесказанное относится к деревне Ряпасовой (ныне село Светлое Сухоложского ГО Свердловской обл.).

            По Новопыщминской слободе сохранились оброчные ведомости за некоторые годы в интервале между переписью Поскочина и переписью 1705 г. Но они не привязаны к поселениям и велись по слободе в целом.

            Самый ранний документ, в котором Ряпасова показана – лист № 46 «Хорографической чертежной книги» Семена Ремезова. Считается, что работа над книгой велась С.Ремезовым и его командой с 1697 по 1711 г. Исследователи утверждают, что картографическое описание было начато в 1697 г с  западных тобольских владений, к коим относился и бассейн реки Пышмы. Вероятно это так, потому что следующая карта Ремезова в «Чертежной книге Сибири» вышла в 1700 году и в ней устранены некоторые явные ошибки «Хорографической книги» по этому району.

            Так вот, из всех поселений  Новопышминской слободы на карту Ремезова 1697 г  попали только слободская столица, деревня Брусянская (названная здесь Заимкой) и деревня Лапасова. Лапасова – это явно Ряпасова, место на карте тому подтверждение.

            Этимологический словарь Макса Фасмера объясняет слово лапас лапа́с, как «сенной сарай», тоже, что и лаба́з. Лабаз, в свою очередь, «мучной амбар; легкий охотничий шалаш; помост на деревьях в лесу, откуда бьют медведя»; лобаз, лавас, лобоз «помост, настил охотника». Во всех случаях речь идет о неком простеньком сооружении, имеющем настил или навес.

            Лапас (лабаз) хорошо бы разъяснили топоним. В отличии от ряпаса (ряпуса, ряпушки) – рыбы, обитающей в северных реках, но не в Пышме. Фамилия Ряпасов также отсутствует среди крестьян Новопышминской слободы (их фамилии известны, начиная с 1684 года, то есть, фактически, с основания).

            Возможно, Лапасова – Ряпасова результат деформации топонима?  Возможно. Но это изменение произошло как-то быстро и уверено.  В «Чертежной книге Сибири» 1700 г и карте лесной дачи Каменского завода 1755 г – Ряпасова.

То, что Лапасова –Ряпасова имела возможность появиться раньше других деревень слободы, указывает и ее местоположение.  Деревни Сухоложская, Шатская, Курьинская возникли на землях Невьянского Богоявленского монастыря, т.е. преодолевая сопротивление старцев. Ряпасова же находилась на земле, изъятой в 1679 году государством  у Митрополичьей слободы и переданной Новой Пышминской  слободе, т.е. никаких препятствий для ее появления не было. Конечно, с учетом условности описания границ, применяемой в то время.

Красным чветом обозначены грани Митрополии (с 1680 г — НПС), фиолетовым — владения Пышминской заимки Невьянского Богоявленского монастыря, желтым — Белоярской слободы.

И грани вновь образуемой в 1687 г Белоярской слободы («до вершины Рефтов речек, и вниз по Рефтам речкам до Пышмы-ж реки чрез ІІышму реку прямо на вершину Кунары речки») статус-кво сильно не изменили, примерно совпав с западными гранями Новопышминской. Ряпасова и находилась прямо по западному краю этой слободы.

Возможно, основание деревни Ряпасовой (а также и Кунарской) имело целью «застолбить» западные границы Новопышминской слободы при появлении Белоярской. Тогда дата их появления – около 1687 г.

Но…  В переписях, начиная с 1705 г Ряпасовой нет.  А есть  деревня Темная. В 19 веке – то Темная, то Ряпасова.

Думаю, дело в том, что между 1700 и 1705 г деревня переехала на левый «темный» (т.е. лесной) берег Пышмы. Возможно, это было связано с угрозой нападения кочевников,  для которых правобережная степная сторона реки была родной и легко доступной. Во всяком случае на ланд-карте «ведомства Екатеринбургского…» 1734-35 гг по левому борту Пышмы показано поселение, название которого толком не расшифровано из-за плохой копии. Думаю, это и есть Темная.

Более того, на карте «Часть Сибири от Соли Камской  до Тобольска», датируемой ок.1780 г, д. Темная на левобережье Пышмы железно.

Вероятно, такое положение было автоматически перенесено с карт первой половины века. Ведь на карте Каменской лесной дачи 1755 г деревня — на правом берегу Пышмы (названа Ряпасовой).

Мое мнение: к середине 18-го века деревня вернулась на степную сторону, но название сохранилось. Впрочем, и прозвание «Ряпасова» совсем не отлипло.

Итак, первая известная перепись Новопышминской слободы 1705 г[1]… Деревни Темные оброчные крестьяня …

1. Григорей Старцов
2. Иван Сухогузов
3. Прокопей Острецов
4. Лука Сухогузов
5. Ферапонт Порошин
6. Сидор (л.75) Цыпилев(!)
7. Тимофей Вихорев
8. Иван Лихачев
9. Онтон Порошин
10. Софрон Юрчиков
11. Семен да Ефим Мартемьян Максим Гавриловы, Алексей Семенов Савиных

 

Григорей Дорофеев Старцов  — один из первых жителей  слободы. Его имя среди  крестьян, включенных в  оброчную книгу Новопышминской слободы 1684 года[2]. Напомним, что именно в 1684 г острог был перенесен с устья Брусянки в устье Сергуловки. Бывшее острожное место стало именоваться деревней Брусянской. Его жители переселяться к новому острогу не соглашались. Исходя из этого очень вероятно, что  семейство Старцовых числилось за деревней Брусянкой. Тем более, о наличии других поселений в тот период ничего не известно.  Что не исключает  существования заимок, выселок, расположенных порой далеко от деревни, но к сей деревне относящихся.

В 1678 г Старцовы числились за Успенским Трифоновым монастырем в Лекомской волости Шестаковского уезда[3]. Это Вятский край. Переселились на Пышму несколько братьев. В деревне Сухоложской проживала семья Ивана Дорофеева Старцова (ему 50 лет в 1710 г), с ним брат Федор «сороки лет, очми темен»[4]. Одновременно они переселились, либо позже Григория, не ясно. В оброчной ведомости Новопышминской  слободы Иван числится только с 1699 г, но до этого они могли жить одним двором  с Григорием.

На Лекомском Знаменском погосте переписью 1702 г зафиксирован «двор пуст Ермолая Дорофеева сына Старцова, а он збег безвестно и з детьми в котором году того они крестьяне не упомнят»[5]. Очевидно, это еще один брат новопышминских Старцовых. Но пока его следов на Пышме не обнаружено.

В 1710 г семья Григория Старцова их д. Темной состояла: « дети: Афонасей тритцати лет, Григорей дватцати лет, Кандратей осмнатцати лет. У Офонас(ья) жена Федосья Пантелеева дватцати лет, сын Ларион пяти лет; дочери: Софья трех лет, Марья году. У Григорья жена Василиса Леонтьева дватцати лет, дочь Маремьяна полугоду. У Кандратья жена Федора Спиридонова семнатцати лет. Кандратей набору стольника Ивана Фомича Бибикова записан в салдаты»[6].

В 1721 г деревня Темная переписана почему-то  вместе с д. Брусянской.  Двор Старцовых по прежнему один. Григория Дорофеева уже нет, а сыновья Афанасий и Григорий  живут с семьями[7].

            Вторая ревизия 1748 г показала в д. Темной написанного в прежную перепись Афонасия Григорьева Старцова (67л.), его сына Макара (30 л.) и  «умершего Григорья Старцова после переписи рожденного сына Никиту» (21г.)[8]. Эта ревизия учитывала только мужчин. Сухоложская ветвь Старцовых, кстати, развивалась  более активно.

            По исповедным ведомостям  1822 г  видно, что в Темной род Старцовых продолжился по линии Никиты Григорьевича. Потомки жили двумя дворами – Семен Никитин Старцов  с братом Яковом и Василий Никитин. У Семена один сын — Аврамий, а у Василия один сын (Федор) и трое внуков.

            Сухогузовы, Иван и Лука.  Иван проявляется единственный раз в переписи 1705 г и исчезает из поля зрения. Не проявлялся он в слободе и среди плательщиков оброка в 1684-1700 гг. Видимо, в тот период жил одним двором с Лукой (его брат или сын).

            В 1678 г Лука зафиксирован в вотчине Вятского Хлыновскаго Успенского Трифанова монастыря в Лекомской волости. Деревня Изеговская  «во дворе Федотко Михайлов сын Изегов, у него сын Кипряшка полутора года у него ж подворник Лучка Еремеев сын Сухогузов, у Лучки сын Трошка 2 лет»[9].

В 1684 году Лучка уплатил  5 алтын оброку  в Новопышминской слободе[10], а в 1686 г «пивные» деньги. То есть,  он входил в группу первопоселенцев.

В слободской столице в 1705 г тоже были два двора Сухогузовых – Михаила Иванова и Семена (отчество не известно). Установить (или опровергнуть) их родство с Сухогузовыми д. Темной пока не удалось.

Семья Луки в 1710 г  имела такой вид: «Двор крестьянина. Лука Еремеев Сухогузов штидесяти лет, жена Матрона Леонътьева сороки осми лет; дети: Костянтин дватцати лет, Меркурей десяти лет; пасынок Кирило Галахтионов пятнатцати лет, дочь Анна двенатцати лет. У Костянтина жена Матрона Афонасьева дватцати лет, дочь Ирина полугоду. Кирило набору стольника Ивана Фомича Бибикова записан в салдаты»[11].
            Сына Трошки, записанного в 1678 г в вятской д.Изеговской, в семье нет (умер?).

Переписная книга Тобольского уезда, 1719, показывает  крестьянина д. Темной  Луку Еремеева сына Сухогузовых, «сказал 77 лет, у него дети Костянтин 30 лет, Меркурей 20 лет»[12].

В 1721 г (как говорилось выше) переписчики «влили» д. Темную в д. Брусянскую. Какой-то в это закладывался смысл, но какой?…

Патриарх рода  Сухогузовых, Лука Еремеев, подобно библейскому Моисею выведший семейство из голодной Лекомской волости, в переписи 1721 г отсутствует, очевидно, из-за смерти своей. На хозяйстве остался Константин Лукин (35 л). С ним брат Меркурий (22 г). У старшего жена Матрена и трое дочерей. У младшего жена Онисья, детей пока нет.

Каких только податей не приходилось платить государственным крестьянам… «А в 720-м году государевых денежных податей четверо рублевого с полтиною збору ⟨заработал⟩ всякой завоцкой работой рубль тритцать (л. 942 об.) один алтын две денги, да платил того ж збору четыре рубли пятнатцать алтын, рублевых на морской правиант сорок два алтына, на городовую поделку в Сант-Питер-Бурх полтину, на камальное перекопное дело две гривны, за правиант пять алтын, банных пять алтын, мельнишных пять алтын, в земскую избу на мирские издершки и в подводную гонбу тритцать три алтына»[13].

Хозяйство Сухогузовых было не богатым, но  справным. «Пашни на себя пашет в новопышминском чертежу на порожей земли всякого хлеба две десятины в поле, в дву потому ж. Сена ставит по сту копен на год. Пожитку у него адинатцать лошадей, рогатых шеснатцать, шеснатцать овец, десять свиней. Торгу, промыслу и ремесла за ним никакова нет»[14].

К 1748 году Сухогузовы д. Темной сменили фамилию на Сухаревы. Сухогузовы же Новопышминского остались на своей.

               В Темной Константин Лукин Сухарев (52 г) и двое его сыновей – Никифор (21 г) и Герасим (14 л), а также умершаго Меркурья Сухарева после переписи рожденной сын Григорей (14 л)[15].

               В 1822 г род Сухаревых (Сухогузовых) в д. Темной живет тремя дворами: Иосифа Леонтиева Сухарева (32 г),  Ефима Григорьева Сухарева (69 л), Константина Григориева Сухарева (68 л). Иосиф, получается, внук Константина Лукина (в 1748 г Леонтий еще не родился), а Ефим и Константин – внуки Меркурия.

Прокопей Киприянов Острецов. В 1700 г проживал в Новопышминской слободе и уплатил 5 алтын оброка[16]. Через 10 лет его семья: «Двор крестьянина. Прокопей Киприянов Острецовых пятидесяти лет, жена Дарья Корнилова сороки пяти лет; дети: Калина пятнатцати лет, Онтон трех лет, Евтифей пятнатцати нидель; дочь Агафья пяти лет»[17].

В 1721 г все тоже, но сын Калина не показан. Зато прибавился «внучек салдатцкой сын Осип пяти лет». Вероятно, Калину забрили в рекруты и это его сын.

Прокопей тоже вятчанин, но не монастырский. «Родом он Прокопей вятченин, города Шестакова государев крестьянин. Платил в казну великого государя тягла по рублю на год. А в Новопышминскую слободу пришел назад тому дватцать два лета»[18].

В 1748 году в живых Евтифей Прокопьев сын Острецов (29 лет), у него малые дети Никита и Иван, а также солдатский сын Осип Калинин сын Острецов (25 л) и его дети Филип (1 г) и Василей (9 нед.)[19].

Казалось бы ничего не предвещало проблем для рода  Острецовых. Но в 1822 г их нет в д. Темной. По слободе усматриваются какие-то осколки фамилии. В приходе Троицкой церкви с. Курьинского числится отставной солдат Василий Филипов Вострецов (54 г). Вероятно, это внук Осипа Калинина Острецова. Да в деревне Рудянской подворник Иван Фадеев Острецов, холост, 49 лет[20]

Порошины. 1705 г. «Деревни Темные оброчные крестьяня … Ферапонт Порошин; Онтон Порошин». В деревне Брусянской Ярафей Порошин.[21]

            А вот  Переписная книга вотчин Преосвященного Дионисия архиепископа Вятского и Великопермского, вотчин Успенского Трифанова монастыря переписчика Ильи Назарьева 1702 г. Вятского ж Хлыновскаго Успенского Трифанова монастыря в вотчине в Лекомской волости починок Порошинской. «Двор пуст Ярофея Данилова сына Шабалина, а он збег и з братом Антоном безвестно»[22].

            Ярофей с братьями на Вятке носили фамилию Шабалины. Причем, Ярофей Данилов в Новопышминской слободе отметился оброком уже в 1684 г[23]. А брат Антон в оброчной книге не прописан. Это можно было бы объяснить тем, что жили они одним двором. Но, как увидим дальше, есть основание полагать, что они переместились в Новопышминскую в разные годы.

1710 г., д. Темная. «Двор крестьянина. Онтон Данилов Порошиных пятидесяти лет; дети: Федот тритцати лет, Дорофей дватцати лет; пасынок Карп Силин шти лет. У Федота жена Овдотья Микифорова тритцати лет, сын Самойло четырех лет; дочери: Дарья шти лет, Овдотья трех лет. У Дорофея жена Татьяна Прокопьева дватцати пяти лет»[24].

Здесь же сын Ярофея.  Сам Ярофей, очевидно, умер. «Фарафонт Ярафеев Порошиных сороки лет, жена Марья Евсеева сороки ж лет; дети: Яким осмнатцати лет, Сава осми лет, Ефрем семи лет, Акинфей трех лет, Семен полугоду; дочери: Настасья пятнатцати лет, Устинья пяти лет, Анна трех лет. Яким набору стольника Ивана Фомича Бибикова записан в салдаты»[25].

Здесь же, в Темной и еще один брат Антона – Тимофей. Он почему-то решил бобыльствовать. «Двор бобыля. Тимофей Данилов Порошиных пятидесяти лет, жена Марья Семенова пятидесяти лет; сын Юрье дватцати лет, жена Улияна Алексеева семнатцати лет»[26].

В Брусянах проживал в 1710 г старший сын Ярофея «Сергей Ярофеев Порошиных штидесяти лет, жена Татьяна Иванова сороки лет, сын Федор полугоду, дочь Домна четырех лет; сестра Агафья сороки лет, очми темна»[27].

В 1719 г Сергей Ярофеев  уже бобыль и своего двора не имеет. Живет подворником в Знаменском погосте у своего родственника, тоже бобыля, Юрия Тимофеева сына Порошина (в 1710 г Юрий  был переписан д. Темной в семье отца-бобыля)[28].

            К 1721 году  есть изменения. Антона Порошина из Темной уже нет. Во дворе его сыновья Федот и Дорофей с детьми и женами[29].

            «Родом он Федот с Вятки, города Хлынова Трифанова манастыря Лекомской волости манастырской крестьянин. Платил в казну великого государя тягла по дватцати алтын на год. А в Новопышминскую слободу пришел назад тому дватцать два лета[30]». То есть, Антон Данилов Порошин привел свою семью в Новопышминскую слободу в 1699 году, гораздо позже брата Ярофея.

            Перепись Уктусских заводов  1721 г учла и Сергея Ярофеева Порошина.  Живет он бобылем там же, в Знаменском погосте, подворником  у Петра Горбунова. «У него на подворье бобыль Сергей Ярафеев сын Порошин семидесят. У него жена Татьяна пятидесят, дети Федор девяти, Евтифей четырех, дочь Домна четырнатцати лет. Родом он вятченин, Хлынова манастыря крестьянин. Никаких податей не плачивал. А в пришел в Новопышминскую слободу назад тому сорок лет. А в 720-м году никаких податей не плачивал. У него одна скотина рогатая. Сена ставит по десяти копен на год. Торгу и промыслу и ремесла за ними никакова нет»[31]. Здесь подтверждается время переселения в Новопышминскую слободу семьи Ярофея Порошина.

            Заметим, что Юрий Порошин, бывший житель Темной, а в 1719 – Знаменского, переписью 1721 г не охвачен (умер или переселился?).

               Похоже, переписная книга 1721 г кого-то из Порошиных деревни Темной не учла. Вообще отсутствует семейство Фарафонта Ярафеева Порошина. Между тем в ревизии 1748 г числится прежней переписи взятого в рекруты Савы Порошина после переписи рожденной сын Дорофей (10 л)[32]. Сава был в семье Фарафонта в 1710 г, правда в рекруты был назначен другой сын –Яким…

               Кроме того, в Темной 1748 г проживают Иван Терентьев сын Порошин   (34г) и Яков Терентьев сын Порошин  (28 л). У последнего два сына[33]. Но ни Терентиев, ни Яковов, ни Иванов среди Порошиных в 1721 г не было.

               Из темновских Порошиных 1748 г узнаем Петра Дорофеева сын Порошина 30лет (у него сын Спиридон 10 лет) и  Кирилла Дорофеева сына Порошина (28л). В Знаменском 1748 г  этой фамилии уже нет.

               А в 1822 году Порошиных нет и в Темной.

            Шицелов. Эта фамилия имела столько написаний, что с трудом выбрал понятную читателю форму. Старший представитель рода в д. Темной  переписью 1705 г поименован, как Сидор Цыпилев(!). Хотя в 1700 г про его сына в оброчной книге слободы сделана запись «С Ывашка Сидорова Шицеловых взято»[34].

            В Вятской Лекомской волости Хлыновскаго Успенского Трифанова монастыря фамилия имела хождение[35]. Как увидим, темновские Шицеловы из тех мест.

1710 г. д. Темная. «Двор крестьянина. Сидор Петров Шицыловых пятидесяти пяти лет, жена Ульяна сороки лет; дети: Иван дватцати дву лет, Панкрат дватцати лет, Ефтифей семи лет, Феоктист пяти лет; дочери: Анна четырнатцати лет, Анна ж году. У Ивана жена Марья Петрова дватцати лет»[36].

Обратим внимание и на следующую запись переписи по этой деревне. «Двор крестьянина. Василей Петров Фалиевых тритцати пяти лет, жена Софья Сидорова дватцати лет, сын Василей четырнатцати лет; дочери: Акилина тринатцати лет, Анна семи лет, Василиса трех лет, Парасковья году»[37].

В ревизии 1719 г в Темной два двора Шицыловых и один двор Фалиевых[38]. Но уже через два года все они Шицеловы (правда, с разным написанием).

            «Во дворе Сидор Петров сын Шицыхов (!), сказал себе семидесяти лет. Жена ево Ульяна пятидесяти, дети Евтефей дватцати, Феклист пятнатцати. У Ефтефея жена Василиса дватцати, сын Иван году. Родом он Сидор вятченин, города Хлынова государев крестьянин. А платил в казну великого государя тягла пятнатцать алтын на год. А в Новопышминскую слободу пришел назад  тому дватцать два лета. А в 720-м году государевых денежных податей (…)[39]».

«Во дворе Василей Петров сын Шицынов (!), сказал себе штидесяти лет. Жена ево Софья тритцати четырех, сын Иполит полугоду, дочери Василиса четырнатцати, Парасковья двенатцати, Матрена полугоду. Родом он Василей Знаменского повосту манастырской крестьнин. А денежных податей платил на манастырь по три рубли на год. А в Новопышминскую слободу пришел назад тому дватцать два лета. А в 720-м году государевых денежных податей четверо рублевого с полтиною збору заработал (…)»[40].

«Во дворе Иван Сидоров сын Шицылов (!), сказал себе сорока пяти лет. Жена ево Марья тритцати пяти, сын Дмитрей четырех. Брат Кандратей увечной сорока лет. Родом он той Новопышминской слободы. А в 720-м году государевых денежных податей (…)»[41].

Последний, понятно, сын Сидора. А Сидор и Василий, получается, братья. Оба вятские, прибыли в Новопышминскую около 1699 г, в один год. В 1705 г (и ранее), очевидно, жили одним двором.

Почему в двух переписях у них разные фамилии? Возможно, одного из них фамилией наделила деревня, а у другого – кровная[42].

               В 1748 году в Темной внуки Сидора и его сын Панкрат (Кондрат?). А также… «прежней переписи умершаго  крестьянина Василья Петрова сына  Фальнева (!) после переписи рожденной  сын Ипат (20л)»[43]. Не прижилась фамилия Шицеловы к Фалиевым!

               Впрочем, исповедная роспись 1822 г показала, что в Темной Шицеловы продолжают род Сидора Петровича активно, а потомков Василия Петровича, т.е.  Ипата Фалиева (Фальнева) нет совсем. Интрига потеряла актуальность…

Тимофей Вихорев. В известных оброчных ведомостях Новопышминской слободы  1684 – 1700 г такая фамилия не встречается. Из этого можно сделать вывод, что Вихорев поселился в д. Темной не раньше, чем за несколько лет до 1705 г.

В 1710 г его семья: «Тимофей Сидоров Вихорев штидесяти лет; дети: Лука дватцати пяти лет, Тимофей дватцати лет, Захор(!) пятнатцати лет. У Луки жена Овдотья Тарасова пятнатцати лет»[44].

В следующих переписях Новопышминской слободы представители этой семьи не встречаются. Не найдены следы  проживания Тимофея Вихорева до Новопышминской: ни во владениях Вятского Трифанова монастыря[45], ни в Верхотурском уезде.

Иван Лихачев. В Новопышминской слободе платил оброк за 1698-1700 гг[46].  В оброчных книгах писался без фамилии — Ывашка Акинфиев.  В 1705 и 1710 гг показан в деревне Темной.

1710 г. «Двор крестьянина. Иван Акинфиев Лихачев штидесяти лет, жена Марфа Степанова сороки лет; дети: Федот семнатцати лет, Клеменътей осми лет, Осип шти лет, Сава трех лет, Семен году; дочь Овдотья осмнадцати лет, патчерица Лукерья пяти лет. У Федота жена Анна Никифорова дватцати лет»[47].

Начиная с 1-й ревизии 1719 г семья числилась за д. Брусянской. «Родом он Иван Соли Вычегоцкой волости Ношоля деревни Косгорта государев крестьянин. А отец ево что тягла платил в казну великого государя, про то он сказать не знает, потому что от отца своего остался в малых летех. А в Новопышминскую слободу пришел назад тому сорок три лета»[48].

Сольвычегодск – город в Котласском районе Архангельской области. Приход в слободу в указанные Иваном годы  не подтверждается оброчными книгами 1684 и 1686 гг – этого семейства там не видно.

Среди раскладчиков заводских работ в 1729 г. был крестьянин Новопышминской сл. Клементий Лихачев[49]. Возможно, это сын Ивана Лихачева. Фамилия имеет распространение в Сухоложье.

1705 г. … Деревни Темные оброчные крестьяня …  Софрон Юрчиков[50].  1710 г, та же деревня: «Двор крестьянина. Софрон Калинин тритцати лет, жена Меланья Теренътьева тритцати ж лет; дочь Ирина девятнатцати лет, Парасковья десяти лет, Матрона осми лет, Лукерья шти лет, Татьяна четырех лет, Соломея году»[51].

В Брусянской —  отец Софрона и дядя. «Двор крестьянина Калины Тихонова Юрчикова пятидесяти лет, жена Акилина Аникиева сороки пяти лет, сын Роман пятнатцати лет, дочь Софья двенатцати лет.

Двор крестьянина. Евсей Тихонов Юрчиков штидесяти лет, жена Ефросинья Прокопьева штидесяти лет; сын Борис тритцати лет, жена Марина Тиханова тритцати лет, сын Иван полутора году; сестра Марья дватцати пяти лет»[52].

Ревизия 1719 г семью Софрона Юрчикова в деревне Темной  не нашла. А Брусянские  Юрчиковы живы, но не в лучшем состоянии. Калина Тихонов сын Юрчиков осмидесят лет. У него сын Роман тритцати лет. Живут подворниками во дворе Дея Коковина[53].

Двор салдацкой Омельяна Юрчикова в Знаменском погосте, выделившемся от Брусянской деревни. «А в нем живет отец ево Евсей Тихонов. Сказал девяноста лет. У него внучата: Иван пяти лет, Клементей четырех лет»[54]. Живут бобылями.

В 1721 г из старожилов Юрчиковых (их уже именуют Юрейковыми)  остается только Калина Тихонович в деревне Брусянской. Опять живет своим двором. «Жена ево Акилина восемидесяти, сын Роман тритцати, внучка девка Соломея тринатцати лет. Родом он Калина вятченин, города Хлынова Успенсского манастыря Лекомской волости Знаменского повосту государев крестьянин. В казну платил великого государя тягла по два рубли на год. А в Новопышминскую слободу пришел назад тому тритцать три лета»[55]. Между тем, в оброчном журнале слободы Евсей и Софрон Юрчиковы появляются только в 1698 г[56].

            В Знаменском (1721 г) бедствует «вдова крестьянская Борисовская Юрейковых жена Марина Федорова дочь сорока лет. У нея дети Иван десяти, Клементей шести лет. Никаких податей не платит. Пашни не пашет. Сена ставит по пяти копен в год. Пожитку у нея одна лошадь, две овцы. Торгу и промыслу и ремесла никакова нет. Питаетца в мире»[57].

            Во второй ревизии 1748 г Юрчиковых на пространстве Новопышминской слободы не выявлено.

К деревне Темной в 1705 г причислялось и очень мощное семейство Савиных: Семен да Ефим, Мартемьян, Максим Гавриловы, Алексей Семенов Савиных.

Крестоприводной книгой Верхотурского уезда 1645-1846 гг отмечено, что среди Невьянской волости пашенных крестьян целовал крест «великому государю царю и великому князю Алексею Михаиловичу» Гаврилко Савельев[58].

.

Переписью Верхотурского уезда 1659 г.  в деревне Пер.уновой показан двор , « А в нем живет крестьянин Гаврилко Савельев с четырми браты: с Семейкою да с Родкою да з Бориском да с Олешкою да с сыном с Мишкою» [59].

Не пропустил такое громадное семейство и Лев Миронович Поскочин своей переписью. 1680 г., Верхотурский уезд, д. Пер.уновская над рекою Невьею. «Во дворе Гаврилко Савин. Сказал, родился де он в Казанском уезде в волости Середней Отары, жил за великим государем во крестьянех. В Сибирь пришол и живет в Невьянской слободе со 149-го году. У него дети: Сенка да Епишка да Мартемьянко, Максимко шестнатцати лет»[60].

            В той же деревне братья Гаврила: Родка Савин, Алешка Савин, Бориска Савин, Сенка Савин.

            В 1699 г Гаврил Савин заплатил оброк (за этот год и предыдущий)  уже в Новопышминской слободе — рубль 23 алтына 2 деньги[61] (довольно много). В следующем 1700 году:  «Рубль 23 алтына 2 де(ньги): З Гаврилка Савина, он Гаврилко умре, и тот оброк платят дети ево Ефимко, Сенка, Мартемьянко, Максимко, да съемшики ево Овдокимко да Сенка Борисовы, взято. Да с них же Ефимка з братьями новонакладного оброку: с Ефимка 19 алтын з деньгою взято, с Сенки 19 алтын з денгою взято, с Мартемьянка 5 алтын 5 де(нег) взято, с Максимка 2 алтына 3 де(ньги) взято»[62].

            Перепись 1710 г картину семьи Савиных, кучно проживающих в д. Темной, нарушает. Семен Гаврилов, Максим Гаврилов, Мартемьян Гаврилов  и Алексей Семенов (с семьями)  проживают в д. Рудакова (Рудянской); Ефим Гаврилов и Федул Семенов — в  д. Брусянской; Овдоким Борисов Савиных – в д. Кунарской. В Темной никого нет…

            Была ли Темная до времени некой «базовкой» семьи Савиных, либо они просто числились за Темной, проживая в других частях слободы?  Этого мы пока не знаем…

            В 1721 г Савиновы показали переписчику, когда они пришли с Нейвы в Новопышминскую слободу. У каждого цифра своя — от 30 до 35 лет назад. То есть, в интервале с 1686 г до 1691 г.

            В 1822 г Савиновы вновь обнаруживают себя в Темной — Василий Антонов Савин вдов (67лет) с семьей.

***

            Итак:

  1. Есть основания полагать, что деревня Ряпасова сформировалась, как поселение, раньше других новопышминских (исключая саму слободскую «столицу» и д.Брусянскую) – до 1697 г. Вероятно, первые годы она являлась как бы выселком д. Брусянской.  «Материнская» роль Брусянки проявлялась и в первые десятилетия 18 в.
  2. Между 1700 и 1705 гг Ряпасова переместилась на левобережье Пышмы и находилась там несколько десятилетий, сменив название на Темную. К 1755 г Темная вернулась на правый берег, сочетая свое название с названием Ряпасова. Этому есть картографические доказательства и этимологические.
  3. Восемь семей из одиннадцати, зарегистрированных в Темной 1705 году, были выходцами с Вятки, из них 6 – крестьяне Хлынова Трифанова монастыря, а 2 – государственные крестьяне г. Хлынова. Это отличает Темную от Рудянской и Ирбитских вершин, например, где большинство было за «невьянцами» (с прибавлением «тагильцев») и, видимо, подчеркивает ее «первородство», т.к. среди крестьян Новопышминской слободы, учтенных самой ранней оброчной ведомостью (1684 г), — выходцев из Невьянской слободы не было совсем.

Возможно при формировании населения деревни сработали земляческие настроения выходцев с Вятки, причем часть из них поселилась сразу после основания слободы, часть – около 1699 г. Нет оснований предполагать, что переселение с Вятки имело административный характер — некоторые семьи еще и  в 1702 г числились в Трифановом монастыре, как беглые.

  1. Лишь три семьи (Старцовых, Сухогузовых, Шицеловых) из одинадцати первопоселенческих продолжили свое пребывание в Темной в 19 веке (плюс одна семья (Савиных) возвратилась сюда), итого  — около 30 %. Между тем, по Рудянской такой показатель составляет 70%. Возможно, это говорит о неких бедствиях, посещавших Ряпасово (Темную) в начале 18 века (болезни, пожары, набеги).

***

Благодарю за представленную информацию по теме Ю.В.Коновалова и К.С.Прокина.

Статья представлена в форме доклада на конференции «Сухоложье в истории Урала: связь времен», г. Сухой Лог, 2.11.2019 г.

 

[1] РГАДА Ф.214. Оп.5.Д.735  л.74об.

[2] РГАДА ф.1111 оп.1 д.178

[3] Коновалов Ю.В. Особенности процесса раннего заселения Сухоложья//Сухоложье в истории Урала: связь времен. Материалы второй региональной НПК:-Уральское церковно-историческое общество, Екатеринбург, 2014 г.

[4] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. л.310 об.

[5] РГАДА Ф.237 Оп.1 Д.55 л.612

[6] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524.лл.324 об.-325

[7] Во дворе Афонасей Григорьев сын Старцов, сказал себе пятидесяти лет. Жена ево Федосья сорока, дети Макар пяти, Козма году, Софья пятнатцати, Зенов⟨ь⟩я восеми. Брат Григорей сорока пяти. У него жена Василиса сорока, дети Никита году, Анна девяти, Марфа восеми лет. Родом он Офонасей той Новопышминской слободы. А в 720-м году государевых денежных податей (…)РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. лл. 945 об.-946

[8] РГАДА. Ф.350. Оп.2. Д.899. лл.737-737 об

[9] РГАДА ф.1209 оп.1 д.521 л.980

[10] РГАДА ф.1111 оп.1 д.178

[11] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524

[12] РГАДА ф.214 оп.1 д.1587 л.73

[13] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617.л.642-642об.

[14] Там же, л.642 об.

[15] РГАДА. Ф.350. Оп.2. Д.899.

[16] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 195/2. л. 437

[17] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524

[18] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617 л. 939

[19] РГАДА. Ф.350. Оп.2. Д.899. лл.738-738 об

[20] ГАСО Ф.6 оп.2.д.443

[21] РГАДА Ф.214Оп.5 д.735 лл.74об., 75 об.

[22] РГАДА Ф.237 Оп.1 Д.55 л.612 об.

[23] РГАДА ф.1111 оп.1 д.178

[24] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524

[25] Там же.

[26] Там же.

[27]  Там же, л.316.

[28] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1587 л.102

[29] Во дворе Федот Онтонов сын Порошин, сказал себе пятидесяти лет. Жена ево Дарья сорока, дети Самсон шеснатцати, Овдотья четырнатцати, Варвара году. У него брат Дорофей сорока шести. У него жена Татьяна сорока, дети Карп шеснатцати, Петр восеми, Кирило шести, Семен четырех, Анна году. РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617лл.945-945 об.

[30] Там же. л. 945 об.

[31] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. л. 952

[32] РГАДА. Ф.350. Оп.2. Д.899 л.737 об.

[33] Там же, л.736 об.

[34] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 195/2. Лл. 422–440

[35] «Деревня Шитцеловская. Во дворе Аксен Васильев сын Шитцелов, у него сын Анисим женат бездетен, а напредь сего в том дворе жил отец ево Василей». РГАДА Ф.237 Оп.1 д. 55 л.612об

[36] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524 лл. 324-324 об.

[37] Там же, 324 об.

[38] РГАДА, Ф. 214, Оп. 1, Д. 1587 лл. 73-74 об.

[39] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Лл. 941- 941 об.

[40] Там же, лл. 941об. -942.

[41] Там же, л. 945.

[42] В деревне Жигаловской Лекомской волости в 1702 году «двор Петра Фалелеева в пусте, а сын ево Козьма живет в той же Лекомской волости». РГАДА Ф.237 Оп.1 д. 55 л.615.   

[43] РГАДА. Ф.350. Оп.2. Д.899. л.738.

[44] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. л.324.

[45] Может быть, вариант со сменой фамилии: Вятского ж Хлыновскаго Успенского Трифанова монастыря в вотчине в Лекомской волости, 1702 г «Деревня Солтановская, двор Сидора Савина сына Салтанова в пусте, а он Сидор умре, а сын ево Тимофей де Семен збегли безвестно». РГАДА Ф.237 Оп.1 д. 55 л.614об.

[46] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Л.400; РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 195/2.

[47] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524 л.325

[48] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617 л. 937

[49]  Мосин А.Г. «Словарь Уральских фамилий», издательство «Екатеринбург», 2000 г.

[50] РГАДА Ф.214. Оп.5.Д.735  л.74об.

[51] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. л.324

[52] Там же, лл..321,323.

[53] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1587.л.89

[54] Там же, л.101 об.

[55] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. л. 943

[56] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Лл. 397–405

[57] Там же, л.963

[58] РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 194 л. 38

[59] РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.40. л.112 об

[60] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697 лл. 275-277

[61] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. л. 401

[62] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 195/2. Лл. 422–440.

Комментарии запрещены.

Полезные сайты