Сухарев Юрий

Календарь

Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Сухарев Ю.М. Первопоселенцы деревни Ирбицкие вершины Новопышминской слободы

Деревня Ирбицкие вершины[1] проявилась в переписи оброчных крестьян Новопышминской слободы 1705 г. Пока это самый ранний документ, найденный исследователями, где крестьянское население слободы записано по деревням их проживания.

В Ирбицких вершинах зафиксировано 11 дворов и указаны имена-фамилии из хозяев[2]. Вот они:

1.Митрофан Мезенцов                          
2.Максим Хорков
3.Федор Хорков 
4.Иван Мезенцов
5.Ферапонт Истоминых
6.Сидор Прилуцкой
7.Тихон Сотников
8.Мокей Векшин
9.Ефим Семенов
10.Федор Ветлугин
11.Артемей Хорков

Иван и Митрофан сыновья Кондратьевы Мезенцовы родом были с берегов реки Мезени (ныне- Архангельская область). В 1680 г их семья проживала в деревне Мезенской «на реке Режу». «Во дворе Кондрашка Иванов сын Мезенцов. Сказал, родился де он в Мезенском уезде в волости Дорогие Горы [3], жил за великим государем во крестьянех. В Сибирь пришол и живет в Невьянской слободе со 179-го (1671/1672- Ю.С.) году. У него дети: Ивашко  дватцати лет, Митрошка восмнатцати лет. Государевы десятинной пашни пашет полчети и полполполчети десятины в поле, а в дву по тому ж. А собинной у него пахоты десятина с четью и полполучети в поле, а в дву по тому ж. И сверх указу в пахоте ево лишка полдесятины бес получети в поле, а в дву по тому ж. И на тое лишную пахоту прибавлено на него государевы десятинной пашни полполучети десятины в поле, а в дву по тому ж. Сенных у него покосов по дуброве на двесте копен»[iv].

            Исходя из этой записи, Иван  родился около 1660 г, а Митрофан около 1662 г. «Около» — потому что показатели возраста редко когда указывались точно.

Велико ли было хозяйство Кондрашки Мезенцева на Реже можно судить по его покосам – «на 200 копен». На одну лошадь полагалось 50 пятипудовых копён сена. На овцу или козу полагалось по пять копен. На корову заготовлялось по 20 копен. В общем, среднее хозяйство.

Перепись 1710 г  не обошла вниманием ирбитско-вершинских Мезенцевых. Деревня, правда, здесь названа Ирбицкой, а фамилия братьев проигнорирована.  «Двор крестьянина. Митрофан Кондратьев сороки пяти лет, жена Ефимья Теренътьева сороки лет, сын Родион шеснатцати лет; дочери: Василиса осмнатцати лет, Ирина четырнатцати лет, Марфа двенатцати лет, Катерина десяти лет, Лукерья четырех лет». «Двор крестьянина. Иван Кондратьев штидесяти лет, жена Овдотья Емельянова пятидесяти лет; дети: Матфей дватцати лет, Алексей семи лет, Елисей дву лет, Галохтион году; у Матфея жена Парасковья Васильева дватцати лет; дочери: Ульяна пятнатцати лет, Федора четырнатцати лет, Парасковья четырех лет, Агафья дву лет»[v].

До переписи 1721 г дожил  Митрофан. «Митрофан Кондратьев сын Мезенцов, сказал себе шесьдесят лет. Жена ево Офимья Васильева[vi] дочь пятидесят пяти, сын Родивон двацати семи, дочери Лукерья ж дватцати, Лукирья семнатцати, Окулина семи. У Родивона жена Марья Петрова дочь дватцати пяти, дети Сидор трех, Степанида дву лет. Родом он Митрофан  Верхотурского уезду Невьянской слободы деревни Мезенски государев крестьянин. Десятинной пашни пахал дватцать сажен в поле, в дву потому ж. А в Новопышминскую слободу пришел назад тому тритцать три лета. А в 720-м году государевых денежных податей (…)»[vii]. Заметим, что место своего рождения Митрофан указывает не верно. Либо переписчик не четко сформулировал вопрос.  Эта линия Мезенцевых («митрофановская») к 1762 г пресеклась по мужской линии.

Иван Мезенцев до переписи 1721 г не дожил. На хозяйстве остался сын Алексей. «Во дворе Алексей Иванов сын Мезенцов, сказал себе дватцати лет. У него братья Елесей десяти, Галахтион восеми, сестры девки Парасковья дватцати, Огафья семнатцати, Орина десяти. Мать у них Овдотья Иванова дочь пятидесяти. У нея сестра салдацкая Михайловская Голупцовская жена Федора Иванова дочь дватцати пяти лет. Родом он Алексей той Новопышминской слободы. А в 720-м году государевых денежных податей  (…)»[viii]. Эта линия (через Алексея и Елисея) имела многочисленное мужское потомство. Один из сыновей Алексея – Гавриил,  взят в Кушвинской завод в работники в 1758-м году[ix].

Еще один Мезенцев в деревне Ирбицкие вершины 1705 г — Ефим Семенов Мезенцов. Ивану и Митрофану не родня (по крайней мере в пределах обозримого). Но – земляк, и даже трижды. По Мезенскому уезду (оттуда его отец), по режевской деревеньке Мезенской и по Ирбицким вершинам. Любопытно, что переписчики в 1705 г оставляют его без фамилии. В 1710 г наоборот: без фамилии оставлены  Иван и Митрофан, а Ефим с фамилией.

В переписи Верхотурского уезда Невьянской слободы 1659 г показан его отец, еще под другим прозванием. «Деревня Мезенская.  Двор. А в нем живет крестьянин Сенка   Семенов Дружинин. А государевы десятинные пашни пашут четь десятины бес полполучети в поле, а в дву по тому ж. Собинные пашни пашет на себя по десятине с четью в поле, а в дву по тому ж. А на тех десятинах сеяно хлеба ко 167-му году две чети с осминою ржи, да во 167-м году пять чети овса; ко 168-му году две чети с осминою ржи. Сенных покосов на пять десятин»[x].

В 1680 г проявляется сам Ефим («Елфим»), а у отца – фамилия от прежней родины, а отчество – от прежней фамилии. « Деревня Мезенская на реке Режу.  Во дворе Сенка Дружинин сын Мезенцов. Сказал, родился де он в Мезенском уезде в Лампожской[xi] волости, жил за великим государем во крестьнех. В Сибирь пришол и живет в Невьянской слободе со 159-го году. У него сын Елфимко. Государевы десятинной пашни пашет полчети десятины в поле, а в дву по тому ж. А собинной у него пахоты две десятины без получети в поле, а в дву по тому ж. И сверх указу в пахоте иво лишка десятина с получетью в поле, а в дву по тому ж. И на тое лишную пахоту прибавлено на него государевы десятинной пашни полчети и полполучети десятины в поле, а в дву по тому ж. Сенных у него покосов по дуброве на сто на пятдесят копен»[xii]

Перепись 1710 показывает не маленькую семью Ефима, большей частью – женскую по составу. «Двор крестьянина. Ефим Семенов Мезенцов пятидесяти дву лет, жена Паросковья Иванова сороки пяти лет; дети: Иван осми лет, Онисим шти лет; дочери: Домна дватцати дву лет, Анна дватцати лет, Орина семнатцати лет, Марфа четырнатцати лет, Мар(!) Марфа ж трех лет»[xiii].

К 1721 г положение семьи следующее: «Во дворе Ефим Семенов сын Мезенцов, сказал себе штидесят лет. Жена ево Парасковья Иванова дочь пятидесяти пяти, дети Иван дватцати, Онисим тринатцати, дочери девки Марфа дватцати пяти, Марфа двенатцати. У Ивана жена Оксинья Дмитриева дочь дватцати пяти. Родом он Ефим Верхотурского уезду Невьянской слободы деревни Режу государев пашенной крестьянин. Десятинной пашни пахал десятину в поле, в дву потому ж. А в Новопышминскую слободу пришел назад тому трицать лет. А в 720-м году государевы⟨х⟩ денежных податей (…) »[xiv].

По состоянию на 1762 г видим, что род этот имеет продолжение: у Анисима сын Максим (16 л), с ним же и племянник Алексей (сын умершего до 1747 г брата Ивана), у которого два сына и три дочери[xv].

Три брата Хорьковы: Максим, Федор, Артемий. Имя их отца  имеет два варианта: Пантелей и Панфил. «Как зовут? — Паня…». Вот переписчики и подбирали вариант по вкусу…  Родом Паня был из Голубчикова погоста Невьянской слободы Верхотурского уезда. Зафиксирован переписью 1659 г. «Деревня Голупчикова. Двор. А в нем живет крестьянин Федка Михайлов Новоселов с тремя сыны: с Пантелейком, да з Ганкою, да с Парамонком»[xvi]. Среди первопоселенцев Невьянской сл. — «казанских переведенцев» — был Михаил Яковлевич Новоселов, с которым жили сыновья Григорий, Андрей и Федор (перепись 1624 г.)[xvii]. В Крестоприводной книге Верхотурского уезда 1645-46 гг среди Невьянской волости пашенных крестьян числился Федка Новоселов[xviii].

Видимо, Федор Михайлов (дед ирбитско-вершинских братьев Хорьковых) и был сыном Михаила Яковлева. Как заметил читатель, в Невьянской слободе семья имела прозвание Новоселовых.

Вот ее параметры по состоянию на 1680 г: «Невьянской же слободы Голубчиковской погост над рекою Ницею от слободы пятнатцать верст. Во дворе Панфилко Федоров сын Новоселов. Сказал, родился де он в том же Голубчикове погосте. У него дети: Максимко пятнатцати лет, Карпунка десяти лет, Федка шти лет, Ортюшка трех лет. Государевы десятинной пашни пашет четь и полполполтрети десятины в поле, а в дву по тому ж. А собинной у него пахоты десятина бес получети в поле, а в дву по тому ж. И сверх указу в пахоте ево лишка нет. Сенных у него покосов около поль и по дуброве на двести копен»[xix].  Ибитско-вершинские братья в полном составе, плюс Карпунка (в 1710 г проживал в деревне Сухоложской[xx]).

В 1705 г все они (уже под фамилией Хор(ь)ковы) показаны своими дворами. Но видимо так было не всегда так: в росписи оброчных денег на 1698/99-й год Максим Панфилов показан отдельно, а два оставшихся брата – одной позицией[xxi].

В 1710  Хорьковы в Ирбицких вершинах выглядят родовито: на три двора 9 сыновей.. «Двор крестьянина. Максим Панфилов Хорьков сороки лет; дети: Степан пятнатцати лет, Терентей десяти лет, Михайло шти лет; дочь Оксинья дватцати лет. У Степана жена Пелагея Иванова пятнатцати лет».  «Двор крестьянина. Федор Панфилов Хорьков тритцати дву лет, жена Матрена Афонасьева дватцати дву лет; дети: Микифор тринатцати лет, Аникей адиннатцати лет; дочь Анна двенатцати лет». «Двор крестьянина. Артемей Хорьков сороки лет, жена Овдотья Кондратьева тритцати дву лет; дети: Веденикт семи лет, Афонасей шти лет, Алексей четырех лет, Федор дву лет; дочь Марина шти нидель. Подворник Иван дватцати лет, жена Татьяна Иванова дватцати лет, дочь Лукерья дватцати нидель».[xxii]

До переписи 1721 г не дожил старший из братьев Максим. Его хозяйство принял сын Степан[xxiii]. А Федор[xxiv] и Артемий[xxv]  встречали старость в окружении многочисленных детей. Артемей Пантелеев сын Хорков отмечен и второй ревизией 1748 г[xxvi], его возраст показан, как 77 лет (на самом деле, если считать от данных 1680 г – 71 год). Ревизией 1762 г в деревне Ирбицкой (в то время она называлась так) учтено 34 потомка мужского пола братьев-первопоселенцев Хорьковых.

Еще один переселенец из Невьянской слободы — Федор Ветлугин. Фамилия выдает выходцев из нижегородской Ветлуги. Но в Верхотурском уезде семья проживала давно. В 1659 г  переписью отмечены его отец и дед. «Деревня Ветлугина. Двор. А в нем живет крестьянин Юрка Филипьев  Ветлугин со штью сыны: с Нефедком, да с Оскою, да с Ывашком, да с Федкою, да с Кирюшкою, да с Ывашком. А государевы десятинной пашни пашут полдесятины с полутретью в поле, а в дву по тому ж. Собинной пашни пашут на себя по четыре десятины без чети в поле, а в дву по тому ж. А на тех десятинах сеяно хлеба ко 167-му году семь чети с осминою ржи, да во 167-м году восемь чети овса, четыре чети ячмени, три чети пшеницы; а ко 168-му году семь чети с осминою ржи. Сенных покосов на двенатцать десятин с полудесятиною»[xxvii].

В 1680 г Федор Нефедов живет с семьей дяди. «Деревня Ветлугина на реке Режу. Во дворе Васка Юрьев сын Ветлугин. Сказал, родился де он в Невьянской же слободе. У него брат Иевко. У Иевка сын Назарко трех лет да племянник Фадка Нефедов восмнатцати лет. Государевы десятинной пашни пашет четь и полполутрети десятины в поле, а в дву по тому ж. А собинной у него пахоты три десятины без полполучети в поле, а в дву по тому ж. И сверх указу в пахоте ево лишка десятина без полполучети в поле, а в дву по тому ж. И на тое лишную пахоту прибавлено на него государевы десятинной пашни полчети и полполполчети десятины в поле, а в дву по тому ж. Сенных у него покосов по дуброве и около поль на триста копен»[xxviii].

В Новопышминскую слободу Федор Ветлугин перебрался, судя по всему, сразу после ее образования. К 1710 г в семье 4 сына, дочь[xxix]. Да в деревне Кур(ь)инской в доме тестя Бориса Матъфиева примаком живет Яков Федоров Ветлугин[xxx] – очевидно, сын Федора.

               Однако в дальнейшем линия Федора сходит на нет. Сын Марко записан в солдаты. Семья Якова Ветлугина из Курьей  к 1721 г из слободы исчезает. Старшего сына Ивана в переписи 1721 г тоже нет (умер?)[xxxi].  В 1748 г в Ирбицкой (да и во всей слободе) только один Ветлугин: «прежней переписи умершаго Агафона Ветлугина после переписи рожденной сын Осип, 10 лет»[xxxii]. Автору дальнейшая судьба этого рода неизвестна.

Еще один житель Ирбицких вершин, историю которого мы знаем до 1710 г, но совершенно не ведаем, куда семья исчезла позже. Тихон Сотников, уроженец деревни Костроминой (Костромской) «на Режу». 1680 г:  «Деревня Костромская на реке Режу Во дворе Ивашко Ярофеев сын Сотник. Сказал, родился де он в той же Костромской деревне. У него дети: Васка да Гришка, Микитка пятнатцати лет, Микитка ж четырнатцати лет, Максимко тринатцати лет, Тихонко десяти лет, Сенка восми лет, Ивашко шти лет, Гришка пяти лет. Государевы десятинной пашни пашет полдесятины с получетью и полполучети и полполполчети в поле, а в дву по тому ж. А собинной у него пахоты пять десятин и полполучети в поле, а в дву по тому ж. И сверх указу в пахоте ево лишка десятина без чети в поле, а в дву по тому ж. И на тое лишную пахоту прибавлено на него государевы десятинной пашни полчети десятины в поле, а в дву по тому ж. Сенных у него покосов по дуброве на двесте копен»[xxxiii].

Отец Тихона переписан в 1659 г в этой же деревне. «Деревня Костромина.  Двор. А в нем живет крестьянин Ивашко Еримеев с четырми сыны: с Васкою, да з Гришкою, да Микиткою, да с Максимком»[xxxiv].

В Ирбицких вершинах семья Тихона в 1710 г имела вид: «Двор крестьянина. Тихон Иванов Сотников пятидесяти лет, жена Агафья Иванова сороки пяти лет; дети: Агей дватцати лет, Степан пятнатцати лет, Максим четырех лет; дочери: Орина двенатцати лет, Катерина девяти лет, Василиса шти лет»[xxxv].

Поскольку  имя Тихона Сотникова отсутствует в оброчных росписях за 1699-1700 гг, то можно сделать вывод, что он поселился в Ирбицких вершинах, либо после 1700 г, либо в эти годы, но имел тогда льготный период . Льготные годы давали на 2-6 лет новоприбывшим крестьянам. В конце 17 века, когда проблема заселения новых верхотурских территорий  потеряла остроту, льготный период чаще ограничивали 2 годами.

В деревне Курьинской кузнецом был Максим Иванов Сотников – явно, брат Тихона. Его имя есть среди плательщиков оброка 1698-1700 гг[xxxvi].  После 1710 г он (и его семья) также исчезают с пространства Новопышминской слободы.

               Мокей Векшин. Платил оброк в 1698-1700 г, как крестьянин Новопышминской слободы. Значит поселился в ней, как минимум в 1690-е гг. В 1710 г: «Двор крестьянина. Мокей Корнильев Векшин пятидесяти лет, жена Ульяна Федорова пятидесяти ж лет; дети: Петр тритцати лет, Остафей дватцати лет, Сидор семи лет; дочери: Ховронья дватцати пяти лет, Марина девяти лет, Настасья пяти лет. Петр набору стольника Ивана Фомича Бибикова записан в салдаты»[xxxvii].  Дальше след семьи теряется, в Ирбицких вершинах Векшиных нет. Переписью 1748 г в с. Кунарском фиксируется его сын, написанной в прежную перепись Сидор Мокеев Векшин, 42 г и после переписи рожденные у него дети: «Леонтей 11л и Василей 2 г»[xxxviii].

                В 1762 г этот род имел продолжение через единственного оставшегося девятнадцатилетнего (так показано в ревизии)  Василия – у него двое малолетних сыновей (с. Кунарское)[xxxix].

Сидор Прилуцкой также заселился в слободу не позже 1698 г. Это видно из оброчной росписи. В 1710 г «Сидор Игнатьев Прилуцкой сороки пяти лет, жена Анна Вахрамеева тритцати лет; дети: Кондратей дватцати дву лет, Федор пяти лет, Викула трех лет, Василей дву лет. У Кондратья жена Федосья Федорова дватцати лет; дочери: Овдотья дватцати лет, Агафья пяти нидель. Теща Матрона Вах(ро)меева штидесяти лет. У Матроны дочь Татьяна осмнатцати лет»[xl]. Дальше эта фамилия на пространстве слободы не встречается. Очевидно, до Зауралья  Сидор был крестьянином Спа́со-Прилу́цкого Димитриева монасты́ря — в излучине реки Вологды.

Имя Ферапонта Истоминых, вообще, кроме переписи 1705 г, ни в каких других документах не встречается – ни до, ни после.

Изучив состав поселения, зафиксированный переписью 1705 г, и проследив за его демографическим развитием, сделаем промежуточный вывод: из всех первопоселенцев только линии Ивана Кондратьева Мезенцова, братьев Хорьковых и Ефима Семенова Мезенцова имела продолжение в Ирбицких вершинах.

Рассмотренные здесь сведения прямо не отвечают на вопрос: когда основана  деревня Ирбицкие вершины (Ирбицкая)? Но дают возможность поразмышлять над этим.

Предоставленные жителями деревни сведения «когда пришли в Новопышминскую слободу» не свидетельствуют о годе образования поселения в верховьях Ирбита. До того как поставить здесь избы они могли жить в других деревнях слободы или в слободском центре. Надо сказать, и сведения эти, в некоторых случаях что называется, «от фонаря». Сорок пять, пятьдесят лет – абсолютно не реальные сроки, с учетом того, что Новопышминской слободе в 1721 г исполнился лишь 41 год, а заявившие об этом крестьяне были в 1680 г переписаны в Невьянской слободе.

Динамика развития Ирбицких вершин следующая: в 1705 г – 11 дворов, в 1710 – 12, в 1721 – 15. Получается, к 1705 г он фактически сформировался. Этот факт явно уводит историю деревни, как минимум к 1690-м годам.

Крестьянские поселения формировались исходя из имеющихся в доступной близости наличных ресурсов – пахотной земли, сенокосных угодий. Болотистая местность верховий Ирбита много их не предоставляла, особенно пахотной земли. Видимо размер на 10-15 дворов и был для Ирбицкой оптимальным — для  сельхозтехнологий тех лет. И к 1705 г «аншлаг» уже образовался. А это в один год не происходит.

Как обычно происходило заселение территории слобод?  Земли у слободской «столицы» отходили  служивым людям, церковнослужителям, ямщикам – тем, кто совмещал свои должностные обязанности с земледелием. Крестьянам доставались пашни и покосы в отдалении. Если использовать их, как «отъезжую пашню», было сложно, вблизи угодий устраивались заимки, ставились дома. В Новопышминской слободе так делали и служилые люди.

«Костка де Ярин из Новопышминские слободы збежал в прошлом 1693-м году в майе месяце при прикащике Максиме Чернышеве. А стал он Костка на денежней оброк на Верхотурье из беломесных казаков. А в житье и в оброке по нем Костке в Новопышминской слободе поруки нет. А жил он Костка в степе у озера Кокьяна, от Новопышминского острогу будет ве<р>ст с пятнатцать[xli]. И после ево Косткина побегу двор Костькин згорел, пришел огонь ис степи. А иных жильцов у того озера Кокьяни с ним Косткою никово не было. А как он Костка был в Новопышминской слободе в беломесных казаках и пахал пашню у озера Куртогуза, и теми ево Косткиными роспашными землями владеют ныне новопышминской беломесной казак Гаврилко Лескин да тоя ж слободы оброчной крестьянин Ивашко Леонтьев Лескин»[xlii].

Крестьянин ставил дом ближе к пашне. Но там должен быть и источник питьевой воды, подъезд с проезжих дорог, возможность устроить огород и выгон для скота. Если все так, то через некоторое время здесь ставили дома пользователи соседних пашенных участков. Так появлялась деревня. Кстати сказать, на озере Кокуян, где ставил дом Костка Ярин, сейчас стоят две деревни – Бароба и Орлова (ранее называлось Голопупова). Также нужно указать, что озеро Кокуян, документом 1687 г отнесено было к Белоярской слободе[xliii].

Это еще одна особенность Новопышминской слободы. Не имея собственного отвода земель, ее границы складывались при межевании смежных слобод. Но новопышминцы их игнорировали. Так с 1690 г они стали открыто селиться на землях вотчины Невьянского Богоявленского монастыря[xliv]. Да и острог, перенесенный в 1684 г с устья Брусянки на левый берег Пышмы « против заимки Спаские», был поставлен на монастырских землях, т.к. их границы «с усть Кунары речки вверх по Пышме по обе стороны реки»[xlv].

Первое десятилетие существования слободы (с 1680 г) Новопышминские крестьяне приискивали земли на правой степной стороне Пышмы в пределах, занимаемых ранее Митрополичьей слободой Тобольского Архиерейского дома (на месте которого и была основана Новая Пышминская). В 1690-е годы этой территории стало не хватать, что вынудило слободчан захватывать чужие земли на степной стороне и осваивать пригодные на «темной» стороне – в левобережье Пышмы. Ирбицкие вершины – на «темной» стороне, и довольно далеко. От Новопышминского 24 км по прямой.

Но братья Хорьковы и Федор Велугин  (в Новопышминской — крестьяне старинные), в 1721 заявляли, что здесь они более 40 лет, т.е. с основания. Значит, были у них наделы, и наверняка не в верховьях Ирбита.

Возможно, выпахалась пашня, потеряла плодородие. Может быть, стала причиной межевых споров.

Обращает на себя внимание роспись новопышминских крестьян, вышедших из льготы в 1698/99 году (составлена в 1699 г., марта 1–14)[xlvi]. В ней указано, что «Фетка Панфилов Хорков» и Федор Ветлугин «вышли из льготных годов» и с них взят годовой оброк. Но льготные года давались вновь прибывшим в слободу крестьянам, а эти – старинные…

Льготный срок давался и по другим случаям: если дворы были сожжены при набегах кочевников, например[xlvii]. Нельзя исключить, что и освоение новых слободских территорий могли счесть основанием для льготы. Автор считает, что  обстоятельство предоставления льготы старинным крестьянам связано с появлением деревни Ирбицкие вершины на карте слободы.

               И еще факт, относящий основание этой деревни к 17-му веку. Марфа Ефимова, урожденная Мезенцева, 65 лет, сообщала переписчику в 1762 г, что она родом из Новопышминской слободы деревни Ирбитской, т.е. родилась там в 1697 г[xlviii]. Надо сказать, что возраст Марфы во всех переписях  (1710, 1721, ревизии 1762г) указан корректно и эти данные внушают доверие.

               Выводы исследования:

  1. Большинство глав домохозяйств д. Ирбицкие вершины (7 из 11 по сост. на 1705 г ) являлись старинными крестьянами Новопышминской слободы, заселившимися в слободу в 1680-1691 годах. 
  2. Все первопоселенцы, происхождение которых выявлено (8 из 11), были выходцами из Невьянской слободы Верхотурского уезда. Их родословие по мужской линии установлено до середины 17 в., а в двух случаях — и поселения Мезенского уезда, откуда крестьяне пришли на Верхотурье.
  3. Предположение о том, что д. Ирбицкие вершины образована в последнее десятилетие 17 века, имеет основание.

Статья была представлена в форме доклада на VII региональной НПК «Сухоложье в истории Урала: связь времен» 10.11.2018 г, Сухой Лог.

[1]  Написание названия деревни (Ирбицкие вершины, Ирбицкая), а также имена-фамилии, применяются в работе в том виде, в котором их зафиксировали исторические источники, а не по правилам современной граматики.

[2] РГАДА Ф.214. Оп.5.Д.735 Л.77об.

[3] Дорогорское расположено в центре Мезенского района, на правом берегу реки Мезень, в 10 км ниже устья реки Пёза.

[iv] Переписная книга Верхотурского уезда 1680 года. Составлена Львом Мироновичем Поскочиным. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Лл.341-341 об.

[v] 1710 г.: Сибирская губерния: Тобольский уезд: Переписная книга переписи тобольского дворянина Ивана Томилова.РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Л. 341.

[vi] Отчество жены Митрофана в переписях 1710 и 1721 г разное. Вероятно это ошибка переписи (или расшифровки). Не исключено, что Ефимья Теренътьева к 1721 г умерла и  Офимья Васильева – вторая жена Митрофана .

[vii] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Лл.917-917 об. Подлинник.Набор текста: А. Г. Ушенин.

[viii] Там же, лл. 921-921 об.

[ix] РГАДА. Ф.350. Оп.2. Д.911. Л.550 об.

[x] Перепись Верхотурского уезда 1659 г. РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.40. Лл.39-39 об.

[xi] Лампожня расположена на острове, у правого берега реки Мезень, в 17 верстах южнее города Мезень. Напротив Лампожни в Мезень впадает река Шукша

[xii] Переписная книга Верхотурского уезда 1680 года. Составлена Львом Мироновичем Поскочиным. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Лл.405 об.- 406 об.

[xiii] 1710 г.: Сибирская губерния: Тобольский уезд: Переписная книга переписи тобольского дворянина Ивана Томилова.РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Лл.341-341 об.

[xiv] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. л. 921 об. Подлинник. Набор текста: А. Г. Ушенин.

[xv] РГАДА. Ф.350. Оп.2. Д.911. Лл.552 об.-553.

[xvi] Перепись Верхотурского уезда 1659 г. РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.40. Л.71 

[xvii]  Мосин А.Г. «Словарь Уральских фамилий»:- издательство «Екатеринбург», 2000 г.

[xviii] Крестоприводная книга Верхотурского уезда 1645-1646 гг. РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 194. Л. 40.

[xix] Переписная книга Верхотурского уезда 1680 года. Составлена Львом Мироновичем Поскочиным. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Лл.351,354.

[xx] «Двор крестьянина. Карп Пантелеев Хорков пятидесяти девяти лет, жена Ирина Евсеева тритцати лет, сын Степан полугоду; пасынки: Василей Силин десяти лет, Иван шти лет; патчерица Татьяна пятьнатцати лет, Пелагея семи лет, Степанида трех лет. У него подворники. Агафья Васильева сороки лет; дети: Дементей Анисимов семи лет; дочь Лукерья осми лет, Анна дву лет. Лео(н)тей Гаврилов Тошов сороки лет. Мирон Семенов Овчинников семнатцати лет. Леонтей очми темен, Мирон хром». Источник: 1710 г.: Сибирская губерния: Тобольский уезд: Переписная книга переписи тобольского дворянина Ивана Томилова.РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Л.311.

[xxi] «10 алтын:+ З Гришки» (видимо дефект расшифровки, правильно: Артюшки.-Ю.С..) Пантелеева з братом взято». Источник: РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Л. 403

[xxii] 1710 г.: Сибирская губерния: Тобольский уезд:Переписная книга переписи тобольского дворянина Ивана Томилова.РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Лл.341-341 об.

[xxiii] «Во дворе Степан Максимов сын Хорьков, сказал себе тритцати пяти лет. Жена ево Палагия Иванова дочь тритцати дву, дети Дементей трех, Окулина четырех, Парасковья трех, Анна полугоду. Братья Терентей дватцати, Михайло дватцати, сестра девка Оксинья тритцати. У Терентья жена Марфа Трофимова дочь тритцати, сын Филат дву. Родом он Степан той Новопышминской слободы. А в 720-м году государевых денежных податей (…)». Источник: РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Л.920. Подлинник.Набор текста: А. Г. Ушенин.

[xxiv] «Во дворе Федор Пантелеев сын Хорьков, сказал себе пятидесят лет. Жена ево Матрена Карпова дочь дватцати пяти, дети Микифер дватцати пяти, Оника дватцати, Харитон пяти, Овдотья четыре. У Микифера жена Анисья Иванова дочь, сын Офонасей трех лет. Родом он Федор Верхотурскова уезду Невьянской слободы деревни Голубчиковы государев крестьянин. Десятинной пашни пахал государевы десять сажен в поле, в дву потому ж. А в Новопышминскую слободу пришел назад тому сорок лет. А в 720-м году государевых денежных податей (…)  нет». Источник: РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Лл.920 об-921. Подлинник.Набор текста: А. Г. Ушенин.

[xxv] «Во дворе Артемей Пантелеев сын Хорьков, сказал себе штидесят лет. Жена ево Овдотья Кондратьева дочь пятидесяти, дети Веденикт пятнатцати, Онофрей двенатцати, Алексей девяти, Наум пяти, Епифан полугоду, Марфа трех лет. Родом он Артемей Верхотурского уезду Невьянской слободы деревни Голупково государев пашенной крестьянин. Десятинной пашни пахал осмину в поле, в дву потому ж. А в Новопышминскую слободу пришел назад тому пятьдесят лет. А в 720-м году государевых денежных податей (…)». Источник: РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Л.916. Подлинник.Набор текста: А. Г. Ушенин.

[xxvi] Ведомость Новопышминской слободы 1748 года РГАДА. Ф.350. Оп.2. Д.899. Л.812.

[xxvii] Перепись Верхотурского уезда 1659 г. РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.40. Л.38 об.

[xxviii] Переписная книга Верхотурского уезда 1680 года. Составлена Львом Мироновичем Поскочиным. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.385 об.

[xxix] «Двор крестьянина. Федор Нефодьев Ветлугин пятидесяти лет, жена Маремьяна Иванова пятидесяти лет; дети: Иван дватцати пяти лет, Марко дватцати лет, Федор пятнатцати лет, Агафон шти лет; дочь Ульяна земнатцати лет. У Ивана жена Степанида Гаврилова дватцати лет. Марко набору стольника Ивана Фомича Бибикова записан в салдаты. Подворник Иван Степанов осмидесяти лет, жена А(л.342)вдотья Микиферова пятидесяти лет, сын Андрей девяти лет». Источник: 1710 г.: Сибирская губерния: Тобольский уезд:Переписная книга переписи тобольского дворянина Ивана Томилова.РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Лл.341 об.-342.

[xxx] 1710 г.: Сибирская губерния: Тобольский уезд:Переписная книга переписи тобольского дворянина Ивана Томилова.РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Л.296 об.

[xxxi]  «Во дворе Федор Нефедов сын Ветлугин, сказал себе восемьдесят лет. Жена ево Маремьяна Иванова дочь семидесяти, дети Федор дватцати пяти, Огафон пятнатцати. У Федора ж⟨е⟩на Марина Филипова дочь дватцати пяти, дочь Маремьяна полугоду. Родом де он Федор Верхотурского уезду Невьянской слободы Ветлугины деревни государев крестьянин. Десятинной пашни пахал четь десятины в поле, в дву потому ж. А в Новопышминскую слободу пришел назад тому сорок пять лет. А в 720-м году государевых денежных податей (…)». Источник: РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Л. 918 об. Подлинник. Набор текста: А. Г. Ушенин.

[xxxii] Ведомость Новопышминской слободы 1748 года РГАДА. Ф.350. Оп.2. Д.899. Л.811 об.

[xxxiii] Переписная книга Верхотурского уезда 1680 года. Составлена Львом Мироновичем Поскочиным. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.388.

[xxxiv] Перепись Верхотурского уезда 1659 г. РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.40.Л.33.

[xxxv] 1710 г.: Сибирская губерния: Тобольский уезд:Переписная книга переписи тобольского дворянина Ивана Томилова.РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Лл.342-342 об.

[xxxvi] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Л. 404 . Подлинник.

[xxxvii] 1710 г.: Сибирская губерния: Тобольский уезд:Переписная книга переписи тобольского дворянина Ивана Томилова.РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524.Л. 342.

[xxxviii] Ведомость Новопышминской слободы 1748 года. РГАДА. Ф.350. Оп.2. Д.899. Л.830.

[xxxix] РГАДА. Ф.350. Оп.2. Д.911.Л.600.

[xl] 1710 г.: Сибирская губерния: Тобольский уезд:Переписная книга переписи тобольского дворянина Ивана Томилова.РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Л.342.

[xli] Версты в то время были 1000 саженные, т.е. 15 верст это чуть более 30 км

[xlii] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Л. 396. Подлинник

[xliii] К истории православного старообрядчества (единоверия) в Екатеринбургском уезде // Екатеринбургские епархиальные ведомости. 1902. 1 апреля (№7), отдел неофициальный. С.321.

[xliv] Пестерев В.В. Пространственная организация населения в процессе русской колонизации Зауралья. Конец XVI — первая пол. XVIII вв.: Дис.  канд. ист. наук: 07.00.02 / Кург. гос. ун-т. — Курган, 2002. — 238 с. — Библиогр.: с. 231-238.

[xlv] Афанасьев А. А. Сухоложье: неизвестные страницы. Сухой Лог, 2004.с.137.

[xlvi] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Лл. 406–408. Подлинник.

[xlvii] Самигулов Г.Х. К изучению исторической географии территорий по Исети и Пышме XVII века//Вестник Пермского университета, 2016, вып. 1(32) с.88

[xlviii] «У него Алексея тетка вдова Марфа Ефимова 65  лет родом Новопышминской слободы деревни Ирбитской крестьянина Ефима МЕЗЕНЦОВА»

 

 

 

 

 

 

Комментарии запрещены.