Сухарев Юрий

Календарь

Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Сухарев Ю.М. Священник Каменского Троицкого собора Александр Игнатьев (*1872 +1920 г)

eaa8790aВ названии статьи есть некоторая натяжка: о. Александр Игнатьев из 25 лет священнического служения менее двух отдал Свято-Троицкому собору  Каменского завода. Но это были последние годы его земной жизни.

Родился Александр Игнатьев в Перми 20 ноября 1872 г. Его родители – «Градо-Пермской Воскресенской церкви псаломщик Алексей Иванов Игнатьев и законная его жена Александра Иванова». Крещение совершалось 21 ноября в Градо-Пермской Александро-Невской Больничной церкви протоиереем Федором Любимовым с диаконом Михаилом Будриным[1].

00000469

Восприемниками при крещении были  диакон Петр Иванов Игнатьев и священника Иоанна Пономарева дочь девица Елисавета. Присутствие среди крестных  Петра Ивановича[2], дяди  новорожденного, объясняет выбор храма для совершения таинства – он служил в этой больничной церкви.

00000483

Родословие Алексея Игнатьева, отца новорожденного, раскрывают данные ревизской сказки от 28 декабря 1833 года Пермской губернии Ирбитского уезда Харловской слободы Свято-Троицкой дву-комплектной церкви. Здесь показаны дед и прадед младенца Александра.

«Дьячек Игнатьев Иосиф Григориев 58 лет в прошлую ревизию, в 1831 году умер;  Онаго дьячка Игнатьева Иосифа дочь Игнатьева Анастасия 51 года; сын его Игнатьев Иоанн Иосифов 14 лет в прошлую ревизию, ныне 32 лет, в 1816 году определен к сей церкви дьячком из необучавшихся, сыновья его: Игнатьев Никандр Иоаннов ныне 6 лет и Игнатьев Виктор Иоаннов ныне 4 лет, онаго дьячка Игнатьева Иоанна жена Анастасия Васильева 32 лет, дочь их Игнатьева Феоктиста 9 лет»[3].

Биографию же Алексея Ивановича Игнатьева в кратком виде описал один из его сыновей.

«Образование (Алексей Иванович Игнатьев – Ю.С.) получил в Далматовском  дух. училище и первом классе Пермской дух. ееминарии. По выходе из семинарии, вследствие своей крайней бедности, А.И. несколько лет состоял келейником Архиепископа Пермского Неофита (Соснина). В должности келейника А. И. присутствовал при смерти Высокопреосвящѳнного Неофита во время его поездки по епархии — в с. Невьянском, Ирбитского уезда, а потом сопровождал его тело до г. Верхотурья, где и состоялось погребение.

По смерти Архиеп. Неофита, А. И. был назначен псаломщиком к  Пермской Воскресенской церкви, а потом был переведен на таковую же должность к церкви Пермского пересыльного замка. Во время служения у последнего храма А. И. женился и былъ рукоположен в сан диакона, с оставлением на той же должности псаломщика.

В 1879 г. о. диакон Игнатьев из г. Перми перевелся в с. Теченское, поменявшись местами со своим тестем — диаконом И. В. Тетюевым, где и служил, состоя на псаломщической вакансии, почти до самой своей смерти»[4].

Здесь мы узнаем и девичью фамилию матери Александра Игнатьева, Александры Ивановны – Тетюева. Её отец  Тетюев Иван Васильевич, тоже представитель большого рода Пермских церковносвященнослужителей.

К этому можно добавить только такие подробности, что 19.03.1869 г «исправляющий должность пономаря градо-Пермской Рождество-Богородицкой церкви» Алексей Игнатьев (отец нашего героя), был награжден стихарем, а 31.12. того же года он, уже  «младший псаломщик» этого храма, переведен  младшим же псаломщиком к Пермской Воскресенской церкви[5].

Итак, детские годы Саши Игнатьева прошли в с. Теченском Шадринского уезда –благодатнейшем и красивейшем месте Зауралья. Эту местность, а также детские увлечения и занятия, прекрасно описал младший брат Александра – Василий.

«Речка к югу от села делает много красивых извилин с островами и полуостровами. На высоком берегу её в бору и дальше в березняке есть много красивых мест, которым мнимые «первооткрыватели» их – из детей местного духовенства – надавали различные названия: Штатское, Швейцария, Красная горка, Поганое. Все эти места на юг от села, освящены богатыми воспоминаниями детских и юношеских лет нашего поколения. В этих именно местах раздались молодые голоса: Зрей наше юное племя, путь твой далек впереди. Здесь возникало первое ощущение красоты природы, здесь все питало воображение и творческую фантазию и здесь же, наконец, возникали художественные образы, которые в дальнейшем сливались с образами художественной литературы, придавая последним наиболее  яркий, конкретный вид»[6].

Собирание ягод, грибов, купания в Тече, скитания по окрестностям в поисках интересных мест…

Но беззаботное детство для детей духовенства было очень коротко. В 10-11 лет их отдавали в «бурсу» (духовное училище). Здесь царили казарменная дисциплина  и зубрежка, зубрежка, зубрежка…

Впрочем, были долгожданные и желанные каникулы. И тогда – на Штатское место по еле приметной тропинке, к обрыву с прекрасным видом на реку, часто – с самоваром, снедью, и песнями, песнями, песнями… Весь род Игнатьевых был песенным и музыкальным. Видимо за эти качества и приняты они были в духовное сословие.

Далматовское духовное училище Александр оканчивает в 1887 году по второму разряду со средним баллом 3. Но вход в семинарию ему открыт. Пермскую духовную семинарию он проходит с большим успехом, по первому разряду, удостоившись в 1893 г звания студента. На одном курсе с ним, между прочим, учились  известные впоследствии священники Екатеринбургской епархии  Иван Уфимцев и Василий Мамин (они, кстати, были аттестованы по 2-му разряду).[7]

Александру Игнатьеву был открыт путь в академию. Вероятно, сложное финансовое положение семьи не позволило продолжить образование: их отцу, диакону на псаломщической вакансии, нужно было выучить еще четырех сыновей и двух дочерей.  И выпускник семинарии два года служит учителем и законоучителем Ново-Песковской земской школы  Шадринского уезда.

В 1895 г летом он женится на дочери священника с. Теченского Владимира Бирюкова Марии Владимировне.  Невеста в 1894 г окончила Екатеринбургское  епархиальное женское училище и выпущена (по 2-му разряду) с аттестатом на звание домашней учительницы[8].

Торжества тянулись в течении месяца. Организатором веселья, а на самой свадьбе «бригадиром» шаферов, был брат Алексей, в то время учащийся ПДС, любитель пения и душа любой компании[9].

26 мая 1895 г Александр определен священником в Сугоякское село Шадринского уезда[10].

Отыграв свадьбу, он вступает во священство. 6 Августа, в праздник Преображения Господня, епископом Екатеринбургским и Ирбитским в кафедральном соборе в сослужении соборного духовенства за литургиею рукоположен во диакона определенный на вакансию священника к церкви Сугоякскаго села Шадринскаго уезда Александр Игнатьев. 13 августа в Крестовой церкви Архиерейского дома он возведен в сан священника[11].

Сугоякское село находится в 10 км от села Теченского: близость к отчему дому – важное обстоятельство для счастливых молодоженов.

Иерей Александр Игнатьев достойно выполняет свой священнический долг. Он  член Бродокалмацкого миссионерского комитета[12]. Шадринский уезд с давних времен был прибежищем раскольников. Отец Александр проводит с ними беседы. Чтобы достойно представить православную позицию по спорному вопросу, священник должен иметь хорошую богословскую подготовку и интеллект. И они у о. Александра есть.

«19 января в селе Сугоякском миссионерскую беседу вел священник А. Игнатьев на тему, избранную самими старообрядцами, — «о кресте». Речь священника направлена была на разъяснение того, что крест почитается не ради концов, а ради Распятого на нем, почему история церковная свидетельствует о равночестном поклонении как четырехконечному, так и восьмиконечному кресту во все века. На беседе, кроме сугоякских были старообрядцы и осолодские. Священник В. Бирюков (тесть о. Игнатьева – Ю.С.) принимал участие в собеседовании»[13].

Священник Игнатьев назначен катехизатором по 4 округу Ш.у. на 1903 год, а в 1904 г он еще и духовный следователь по своему благочинию[14].  Это тоже признание его духовного авторитета.

В 1904 г священник Александр Игнатьев награжден скуфьей (а ранее – набедренником)[15].

            Однако тучки, появившиеся над Россией, не миновали и село Сугоякское.

В 1905 г Екатеринбургская Духовная Консистория слушала рапорт священно-церковно-служителей пророко-Ильинской церкви Сугоякского села Ш.у. от 5 апреля 1905 года за №60 – о прекращении прихожанами их жалованья[16].

Что это был за конфликт и чем он закончился – мы не знаем.

Вот данные по церкви Сугоякского за 1909 г. 4-й округ. Сугоякское село на озере Сугояке, от благочинного в 18 в. Прихожан м.п. 1991 и ж.п. 1986. Земская школа: 65 уч. В приходе деревни: Кошкульская в 8 в. с часовней Михайловской и Земской школой: 43 уч.; Никитина. Почтовая станция: г. Шадринск. Священник Игнатьев  Александр Алексеев, студент семинарии, с 1895 г., имеет скуфью с 1903 г., церк. дом. Псаломщик Базилевский Вячеслав Николаев, 4 класса духовного училища, с 1892 г.; церк. дом. Земли 99 д., доход 941 р. Просфорне  24 р., квартира, сборы и дрова[17].

О. Александр в 1911 г к 6 мая, дню рождения Его Императорского Величества, награжден камилавкой[18].  В следующем году он утвержден  в должностях Члена Благочиннического Совета по  4 округу Шадринскаго уезда[19].

Этому предшествовало посещение села Сугоякского епископом Екатеринбургским и Ирбитским Митрофаном. Еписком остался доволен состоянием прихода. Вот дневник этого визита.

«ДНЕВНИК Его Преосвященства, Преосвяшеннейшего Митрофана, Епископа Екатеринбургского и Ирбитского, по обозрению церквей в Августе месяце 1912 года.

10 Августа. По выходе из церкви Преосвященный Архипастырь посетил квартиру второго священника (в доме о. настоятеля лежала больная дизентерией жена настоятеля), где ему представился причт Сугоякского села. В этом селе в настоявшее время идет перестройка церкви. Прежняя церковь, построенная в 1863-1868 гг. и делившаяся на зимний и летний храмы, была признана малопоместительной, а потому в 1909 году зимний храм был разобран и вместо него сооружен обширный новый храм, законченный постройкой вчерне в 1911 г. В текущем году в новом храме будет поставлен иконостас. На постройку храма изыскано строительным комитетом под председательством священника 11.553 р. 94 к. Богослужение пока совершается в летнем храме, приспособленном для зимнего времени. О ходе постройки церкви священником А. Игнатьевым сделан Преосвященному подробный доклад. Вместе с тем он доложил также и о религиозно-нравственном состоянии прихода и его материальном положении, а равно и о мерах, предпринимаемых причтом к поднятию нравственного уровня прихожан. Говоря о религиозно-нравственном состоянии прихода (3.797 чел.) о. Игнатьев отметил любовь прихожан к храму, выразившуюся между прочим и в том, что путем самообложения они собрали на постройку церкви 6.342 р., их усердие к исполнению христианского долга (многие говеют по несколько раз в году), к служению молебнов, поминовению усопших, хождению ко святым местам и т. п.      Из недостатков в религиозно-нравственном состоянии прихода о. Игнатьев указывал на усиливающееся пьянство в приходе, крайнее невежество и суеверия прихожан. Водку пьют даже дети. Так из учащихся в школах до 70 % детей уже знают вкус этого вредного напитка.      Совпадение в текущем году двух величайших праздников (кириопасха) породило среди невежественных людей много всевозможных нелепых толков. Говорили, что родился антихрист, ждали 100° морозов, рассказывали о появившемся диковинном звере (50 саж. длины), глотающем людей и проч. и проч.      Всем этими слухами священник дает такое объяснение: если сопоставить, что одновременно почти со слухом о диковинном звере в газетах писалось о найденном в Америке динозавре в 50 с. длины (окаменелости), то вероятно и разговоры о 100° морозах объясняются газетными же телеграммами из Англии по поводу забастовки угольных рабочих: „запасайте топлива!»      В отношении материального благополучия положение прихожан хорошее: своей земли (пахотной) приходится около 5 десятин на душу, да кроме того вблизи дешевые башкирские земли и покосные угодья. 1909 и 1910 гг. были особенно урожайны. Население увеличило количество скота, треть домохозяев обзавелись хорошими жилыми и надворными постройками, появились десятки жатвенных машин, сноповязалки, парные бороны, усовершенствованные плуги, рядовые сеялки, куклеотборники, сепараторы и сотня швейных машин.      Как далеко шагнул приход от того времени, когда часть прихожан и еще так недавно называлась „чернотропами», потому что жители ютились в курьих избах и прокопчённые дымом прокладывали от дома к дому черные тропы!      1911 г. подорвал значительно благосостояние многих прихожан. Десятки слабых семейств снова пали и работники из них ушли на чужую сторону в поисках заработка, но большинство перенесло этот годи сравнительно легко, ибо хлеб, хотя и не дозрел, но родился в изобилии и дал так называамый „зеленый корм», от продажи которого многие выручили хорошие деньги, а богачи продали его на тысячи рублей.       Для поднятия умственного и нравственного уровня прихожан в приходе имеются следующие средства: есть две земские школы с 145 учащимися, церковная библиотека, пополняющаяся выписываемыми духовными журналами, народная библиотека при Сугоякской земской школе; ведутся народные чтения в школе, религиозно-нравственные беседы в храме (27 бесед в минувшую зиму), говорятся поучения (34 поучения в храме за 7 месяцев текущего года), есть Братство Св. препод. Сергия, Радонежского Чудотворца, имеющее своей задачей оказывать содействие христианскому воспитанию детей, ведутся также трезвенные чтения и т. п.       Вообще же, насколько можно судить по докладу священника Игнатьева, Сугоякский приходи в лице его имеет деятельного и энергичного пастыря.      Обревизовав документы Сугоякской и Теченской церквей Его Преосвященство выехал в дальнейший путь по маршруту и прибыл в В-Апостольское село».[20]

Заметим, что в тексте указывается и о заболевании (довольно серьезном для того времени) матушки Марии Владимировны. Но слава Богу все закончилось благополучно и матушка Марии вместе с законоучителем о. Александром Игнатьевым и дальше занимались полезной деятельностью. Вот статья из епархиальных ведомостей, приводим ее полностью.

«Два народных чтѳния в Сугоякском приходе

По поводу войны в деревнях циркулируете масса слухов, иногда крайне курьезных и нелепых. Потомународные чтения там особенно ценны. Два таких чтения на масляной неделе состоялись в  Сугоякском приходе: одно в д. Кошкуль, другое в селе. В  последнем чтения ведутся часто и более или менее регулярно. В д. Кошкуле чтение предполагалось в первый раз, и было крайне любопытно, как к нему отнесется население. Оказалось, что чтением настолько заинтересовались, что в среду па масляной послали мирским нарядом две подводы в Сугояк за певчими. Чтение состоялось в  помещении земского училища, представляющем обыкновенную крестьянскую избу; народу собралось очень много, было нечемъ дышать; несколько раз приходилось делать перемены и высылать народ на улипу, чтобы хотя отчасти понизить температуру и освежить воздух. Открыто чтение было пением „Боже Царя храни». Народному гимну предшествовало пояснение законоучителя, сущность которого сводилась к следующему: каждый человек любит ту или иную песню, соответствующую его характеру и настроенью, есть любимые песни и у отдельных народов, — песни выражающие душу народа.

Эти песни называются гимнами. Веселый энергичный народ — у него и гимн веселый: серьезный — у него и гимн торжественный. Русский народ богомольный, — его гимн «Боже Царя храни».

Публика в  первый раз слушала гимн; многие приняв  его за молитву, молились. Далее  следовало чтение, перемежаемое пением. Пропеты были: Французкий и Английский гимны; марш „Многи лета, многи лета» Гинзбурга; „В ногу ребята»; «Мира заступнице», муз. А. И[21]. Народные песни: „Ах сегодня день ненастный» муз. Пригожаго; „Не цветочек в поле вянет», муз. Чеснокова; „Уж как звали молодца», муз. Бирюкова; малорос. песня «Час до дому», муз. Лисенко; „Молитва за Царя», Аллеманова. Читаны же следующие статьи: из журнала Отдых христианина: рассказ о войне одного из участников; из журнала Трезвая жизнь: «Деревенская Россия», — от чего бедна наша Россия. Потом читались сообщения о военных действиях из газет. У слушателей, однако гвоздем сидел вопрос: — почему Россия воюет? кто наши враги и кто наши друзья?

В  один из перерывов один почтенный прихожанин и спросил об этом о. Законоучителя. Вопрос не был неожиданным, так как крестьяне часто обращаются с подобными вопросами, и материал для ответа. был готов. Законоучителю пришлось познакомить слушателей с картами.

На стене висела карта Европы, по ней были показаны границы воюющих с нами государств. Ознакомлению с  картой способствовало то обстоятельство, что год тому назад проходили в д. Кошкуль земские техники топографы, и население имело уже никоторое понятие о „плантах». Слушатели были поражены малым размером воюющих с нами государств: — „ладошкой закроем»! и громадиым пространством отечества. Еще более были поражены они когда узнали, что в  Германии на квадр. версте (104 дес.) живет 140 человек, а у нас в  России только 8. — „Уж и пустил бы Царь-Батюшко к нам немцев-то, коли у них такое утеснение»…

Пришлось объяснить, что они были пущены и жили и богатели, а потом против России же и восстали.

Для слушателей цифры: тысячи, миллионы, миллиарды, конечно, пустой звук. Поэтому были заранее составлены картограммы, иллюстрирующие отношения воюющих государств к союзными, и в частности к России: в военном, морском, финансовом, торговом деле, добывающей и обработывающей промышленности и сельском хозяйстве.

Слушатели были приятно удивлены, что у нас вывоз более ввоза: „значит деньги копим»… Удивлялись, что и у государств бывают долги; были очень обижены малой урожайностью русских полей.

Речь о восьмипольи сопровождалась замечаниями о „хитрости немца». Беседа вообще прошла очень живо, хотя длилась более часа без перерыва. Конец беседы был посвящен будущности России, Наше отечество, говорил о. законоучитель, непочатый край разных богатств… Сумейте только поднять урожайность полей, хотя бы до Германии, и уже в три раза будете богаче. Если уже теперь Россия третий поставщик хлеба на мировом рынке, то тогда она богатством превзойдет и Америку… Но России сначала нужно учиться. В  Германии жители поголовно грамотны: па 3000 новобранцев там один неграмотный, а у нас на 1000 человек 270. В  заключение еще раз пропели народный гимн. Слушатели прокричали ура в честь Государя Императора и доблестной русской армии. Крестьянам, видимо, не хотелось еще расходиться, поэтому лекторами далее были показаны разные световые картины с соответствующим к ним чтением и пояснением.

Только в 8 час. (а начало было в 3 часа дня) народ начал расходиться, горячо благодаря устроителей и участников чтения и пения. Второе чтение состоялось в селе, в помещении земского же училища, в пятницу на масляной неделе . Пропеты были те же вещи, а читалась статья из журнала „Трезвая жизнь», «О мире всего мира». Беседа по поводу войны велась в том же порядке и с теми же картограммами. Слушателями были люди серьезные, пожилые и среди них один почтенный башкир, простоявший у карты всю беседу.

Из разговоров, подслушанных на беседе некоторые весьма характерны. Тпк была показана картограмма, изображающая отношения государств в скотоводстве. По числу лошадей Россия занимает первое место среди государств. Один крестьянин смотрит на изображение и тихонько так другому говорит: „А мы еще не всех и лошадей-то сказываем»…

Курьезно было удивленье баб — слушательниц, что Россия ежегодно продает за границу куриных яиц на 80 мил. рублей. Вероятно бабы, поставщицы этого продукта на мировой рынок, были очень польщены, что и они некоторым образом способствуют богатству России и поддерживают мировой её престиж.

В  Сугояк народные чтения с участием хора ведутся уже не первый год и пользуются симпатиями населения.

Уже создались и предъявляются требования к чтению и пению: что бы показывались картины „волшебного фонаря»,

что бы пелись гимны, или, как называют их „военные марши», и что бы прочитывались вести с войны. В чтениях кроме законоучителя, принимали участие жена священника г. Игнатьева, она же руководительница хора, и учительницы г. Казанцева и г. Третьякова».

Одна из слушательниц Казанцева».[22]

Несколькими месяцами раньше состоялось освящение перестроенного храма с. Сугоякского. Вот что писала газета. «1 декабря 1914 года состоялось освящение нового храма в селе Сугоякском, Шадринского уезда. История постройки такова.      В 1862 году был заложен каменный храм в д. Сугояк, Теченского прихода, оконченный в 1872 году. Постройку производил известный в здешних краях подрядчик Сараев, а наблюдали сами прихожане; в результате постройка оказалась сделанной недобросовестно — при малой забутовке, плохие стены, с плохими проливом известью, дали множество трещин в зимнем храме, а накат потолка был настолько слаб, что на него нельзя было поднять земли. В храме был зимами страшный холод, замерзали чернила, служить приходилось в меховом подряснике, а крещение детей совершали на дому. План храма поражал несообразностью: летнее помещение велико, а зимнее слишком мало; площадь пола последнего помещения всего только 19 на 13 арш., тогда как приход насчитывал уже за 4000 чел. Все это побудило хлопотать о постройке нового помещения для зимнего храма.      Мысль о постройке, как видно из отчета Строительного комитета, вывешенного на стене внутри храма, возникла в 1903 г., когда чрез сборщика были получены первые средства — 540 руб. Прихожане пришли на помощь только в 1907 году, собрав по 10 к. с души, всего 139 руб. Так ничтожны были средства, с которыми начиналось дело. Летом 1908 года зимний храм был разобран, кроме колокольни; 21 июня было совершено над вырытыми канавами, положенное на основании храма, молебствие. Летом 1909 года стены были уже окончены; в 1910 г. был выведен на балках потолок кирпичный и устроена крыша. В 1912 году храм оштукатурен и окрашен. В 1913 г. был поставлен и новый иконостас. Вся постройка обошлась 15,943 р. 70 к., при чем средства изысканы из следующих источников: от сборщика 2,984 руб. 74 коп., от прихожан 7,421 руб., от церкви 1,550 руб., от попечительства 1975 р. 29 к., мелочных и случайных 2,212 руб. 67 коп., всего 15,943 руб. 70 коп.      В настоящее время новый храм представляет громадное помещение, — почти втрое больше прежнего. Внутренняя площадь его равняется 27 на 27 арш., свет получается из 14 громадных окон. Храм весь открытый, так как потолок его кирпичный на балках, опирается на шести сравнительно нетолстых чугунных колоннах. По бокам паперти сделаны отдельные, весьма удобные, помещения для ризницы и сторожей. Ныне состоялось освещение пока одного только престола в  честь св. Афанасия и Кирилла Архиепископов Александрийских. Главенствовал в служении Теченский о. протоиерей Владимир Бирюков; ему сослужили восемь священников и два диакона. Пел хор Верх-Теченских  монахинь. В конце Божественной литургии о. протоиерей сказал прочувствованное слово. Освящение храма дало повод прихожанам чествовать священника о. Александра Игнатьева поднесением ему хлеба-соли, иконы св. Благоверного Князя Александра Невского в серебр. окладе, ценой в 100 руб., и адреса следующего содержания:      Достоуважаемый и высокочтимый, духовный отец наш! Трудами вашими и стараниями в нашем селе, Сугоякском, воздвигнут новый наш храм вместо прежнего ветхого и ставшего, с увеличением прихода, тесным. Зная сколько трудов, хлопот и, порой, неприятностей как по собиранию средств на эту постройку, так и по самому строению, пришлось понести вам, досточтимый наш пастырь, за весь длинный период времени этой постройки, мы, члены Сугоякского строительного комитета, и церковного попечительства и миряне, ваши прихожане, считаем своим долгом выразить вам глубокую благодарность как за общее отечески-доброе к нам отношение, так в частности и за сердечное и умелое руководительство строительным комитетом, как его председателя и самой постройкой этого нового и обширного и красивого, давно желаемого нами, храма Божия, молитвы наши в котором мы неустанно будем возносить за вас к Всевышнему. Как вещественное доказательство нашей глубокой к вам благодарности не откажитесь, добрый отец наш, принять от нас на память этот скромный наш дар – икону святого благоверного Великого Князя Александра Невского, имя которого вы с такой честью носите. И пусть Господь Бог продлит вашу драгоценную жизнь на многие, многие годы, на пользу святой православной церкви, дорогой нашей родины и нас прихожан.      „О Александр в нашем приходе служить уже 20 год. Поступивши к нам чуть не со школьной скамейки, он отдавал приходу все свои силы. Некоторое понятие об его деятельности может дать следующая маленькая статистика.      За девятнадцать лет служения о. Александром совершено крещений 5216, отпеваний 3604, браков повенчано 799 и исповедапо 55,700 чел.; денежный приход дал следующие цифры: поступило церковных сумм 15,150 р., попечительских 1900 — 1914 г. 6,590 р. 43 к., Строительн. Комиссии 15.943 р. 70 к., а всего 37.682 р. 13 к., при чем доход церкви за первый год его служения был 442 руб. 88 коп., а за последний — 1212 р. 42 к. Нужно отметить в деятельности о. Александра его проповеднические труды. Ясную и понятную импровизацию его мы слышим за каждой почти праздничной и воскресной службой. За восемь последних лет им сказано 584 поучения и проведено 139 внебогослужебных бесед, из них 15 — о вреде алкоголя — проведены, как уроки в Сугоякском земском училище. Характеристика деятельности о. Александра была-бы не полна, если бы мы не упомянули об организованном им церковном хоре. За десять лет на хор положена масса трудов и усилий и не безрезультатно. Исполнялись весьма порядочно Херувимская — Бортнянского, задостойники — Турчанинова, каноны — Львова и пр. Регентшей была матушка Мария Владим. Мы не обмолвились, сказавши, была, — так как с 1 января с. г. хор в церкви не поет, что весьма печально.      Подпись: Алексей Яковлев Шишкин»[23].

сугоякХрам в с.Сугояк

Однако, читая предыдущую статью, видим, что хор Марии Владимировны пел и в 2015 г. Отец Александр Игнатьев идеальный пастырь (точка). Но… никогда не нужно торопиться с точкой…

В 1916 г у о. Александра начинаются проблемы, причин которых мы не знаем. 22 февраля он переведен, для пользы службы, к церкви с. Сладчанского, того-же уезда[24]. Формулировка «для пользы службы» означает, в переводе с епархиального, «вопреки желанию, но по воле епископа».  Село Сладчанское весьма отдалено от родных мест о. Игнатьева и находится на восточных границах Шадринского уезда.

Беда не приходит одна. 25 мая 1916 г умирает тесть о. Игнатьева,  настоятель ц. с. Теченского, Шадр. у., Бирюков Владимир[25].

25 сентября 1916 г умер отец о. Александра —  заштатный диакон Спасской церкви села Теченского, Игнатьев Алексий[26]

21 июля 1916 г священник церкви с. Сладчанского, Шадр. у., Игнатьев Александр уволен за штат[27].

Не известна причина перевода о. Александра на другой приход. Но причину увольнения за штат знаем: священник Игнатьев поступил на 44 году жизни в Казанскую духовную академию. Возможно, он хотел исполнить свою мечту, которая не могла воплотиться в свое время. Возможно, стремился исполнить наказ отца: из пяти сыновей диакона Алексея двое уже закончили КазДА, а один учился на последнем курсе.

Однако в военное время семейному не молодому успешному человеку оставлять обжитые края и садиться за студенческую парту… Да, но  Игнатьевы были с обжитого места как раз и сняты указом архиерея о переводе «для пользы службы»…

Это обстоятельство, видимо, и сыграло роль в выборе решения, которое можно назвать роковым. Впрочем, никто не знает, как бы сложилась жизнь о. Игнатьева,  останься он на приходе.

Учеба о. Александра Игнатьева в Казанской духовной академии продолжалась  лишь полтора учебных года. Кстати, первый год он учился одновременно с младшим братом Николаем, выпускником 1917 г. 20 января (2 фквраля) 1918 г Совет народных комиссаров издает Декрет о свободе совести, церковных и религиозных обществах. Данным декретом духовные учебные заведения были выведены из государственной системы образования, нарушалась их финансовая и имущественная основа. КазДА сворачивала свою деятельность.

Нельзя не сказать, что в эти полтора года довольно высоко поднялся младший брат о. Александра  — священник Алексей Игнатьев, магистр богословия, вернувшийся в Екатеринбургскую епархию из Вятской летом 1916 г и служивший законоучителем в мужской гимназии Екатеринбурга. Член городского Комитета общественной безопасности, председатель исполкома собрания духовенства и мирян г. Екатеринбурга, член Поместного Собора РПЦ, — вот не полный перечень  должностей о. Алексея, кстати, уже протоиерея.

Видимо, надежда на продолжение образования у о. Александра сохранялась. В апреле 1918 г он, как «заштатный священник  ц. с. Сладчанскаго, Шадр, у», «временно командирован  к церкви села Ячменевского, Шадр, у., 11 апр.—29 марта с. г»[28].

yachmenyovskaya-tserkovЦерковь с. Ячменевского

В начале июля 1918 г село Ячменевское, как и вся территория от Шадринска до Далматово, оказались заняты Сибирской армией. К концу сентября колчаковцы контролировали  Екатеринбургский, Камышловский, Ирбитские уезды, ведя бои в Верхотурском уезде.

18 сентября (н.с.) 1918 г священник Игнатьев Александр определен к Каменскому собору[29]. В извещении об этом он назван студентом Казанской духовной академии; лица несведущие представляют его юным иереем-академистом (так и пишут). Как видим, это не так.

eaa8790aКаменский собор, 1909 г

В Троицком соборе Каменского завода вакансии настоятеля и священника высвободились самым ужасным образом: красноармейцами 28 июня 1918 г в реке Туре был утоплен иерей Петр Карелин (вместе с Тобольским епископом Гермогеном),  ими же 10 июля на ст. Синара отсечена голова  соборному протоиерею Василию Победоносцеву.

С приходом белых в Каменске стало безопасней, но не для всех. Здесь действовала некая дружина, «заточенная» против большевиков, сочувствующих им и членов семей красноармейцев. Филипп Голиков, будущий маршал, воевавший в полку «Красных орлов», вернувшись в 1919 г в родную деревню Борисова (рядом с Каменск-Уральским), так описывал ситуацию при колчаковцах.

«Когда услышишь о том, что вытворяла каменская дружина, кровь в жилах стынет. Неужто люди способны на такое злодейство?

Хватали и избивали не только коммунистов, но и каждого сочувствующего им. Арестовали чуть ли не полторы тысячи человек. Людей, истерзанных арапником с проволокой и железными шипами, бросали на пол, в грязь, в навоз. И так оставляли. В ранах заводились черви. Тогда арестованных снова пороли, раздавливали червей в гнойных ранах. А зимой, в декабрьские морозы, заставляли лазать в прорубь и «доставать со дна реки Исети железо». /…/ В этих кровавых делах белобандитам помогали и попы…»[30].

Убеждение в том, что духовенство – пособники врага, присутствует во всех воспоминаниях красноармейцев.

Дальнейшая хронология служения о. Александра Игнатьева в соборе выглядит следующим образом. По состоянию на январь 1919 г клир Троицкого храма состоял:  Священник Спасский Иоанн, священник Игнатьев Александр, псаломщик Бирюков Андрей, диакон Попов Николай, священник Адриановский Викторин.

С начала июля 1919 г  из метрических книг исчезают фамилии штатного духовенства Троицкой церкви. Это совпало с наступлением красных войск на Екатеринбург. И не совпало, а явно было вызвано угрозой захвата территории Совдепом. Интеллигенция, духовенство, состоятельные граждане покидали Средний Урал, двигались на восток. Очевидно, такой выбор сделал и клир собора, в т. ч. и Игнатьевы.

С 11 июля 1919 г в храме служат  священник Федоров Алексий, диакон Попов Николай,  и.д. псаломщика Муромцев Алексей,  22 августа прибавился  псаломщик Ивюросов.[31] Как видим, из старого состава только диакон Попов.

Неизвестно, где и до какого времени укрывались Игнатьевы в Сибири. Скажем, брат о. Александра – протоиерей Алексей Алексеевич Игнатьев эвакуировался из Екатеринбурга в Красноярск.

Ясно одно – в 1920 году семья о. Александра Игнатьева вернулась в Каменск. И напрасно. В 1960-е годы другой брат – Василий Алексеевич Игнатьев, так писал о последних годах жизни о. Александра: «Октябрь 1917 г. в корне изменил всю жизнь [брата Александра]. Только один год брат проучился в академии. Роковой ошибкой было поступление [брата] священником в Каменский завод. Уже в дореволюционное время мы избегали въезжать в завод в вечернее время, потому что посёлок был в котловине, и при спуске с крутой горы через глубокий овраг можно было встретиться с хулиганами из посёлка»[32].

А к 1920 г каменские «хулиганы» разжились уже кожаными куртками, мандатами и казенными наганами.

На сайте краеведа Александра Юровского размещена выписка из книги арестов по Каменскому заводу за 1920 год. Первая запись в книге:  Федоров Алексей Иванович, священник села Травянского. Это тот самый единственный священник, служивший в соборе с 11 июля 1919 г. Арестован за агитацию против советской власти и направлен в Камышловское политбюро 25 мая 1920 г.

C 23 июня 1920 г. Екатеринбургский губисполком «вследствие усиливающегося дезертирства… повторяющихся частых пожаров… неоднократных убийств милиционеров и ответственных работников» объявил военное положение на всей территории Екатеринбургской губернии.

 Очевидно, с этим связана волна арестов в Каменске. 26 июня отправлено в Камышлов трое арестованных  (священник Горбунов (?) и двое жителей Шаблишской волости). Один отправлен в ГубЧК Екатеринбурга (тоже житель Шаблиша Чепчугов Евсей Максимович). Все обвинялись в контрреволюционном выступлении.

Вообще, в то время к Советам у населения накопилось много претензий. В информационной сводке Екатеринбургской губернской ЧК за первую половину октября 1920 г. сообщалось, что «отношение к коммунистической партии в уездах: Красноуфимском, Алапаевском, Нижнетагильском, Камышловском и Надеждинском недоверчивое, а отчасти даже враждебное»[33].

Записи об аресте священника Игнатьева в каменском чекистском журнале нет. Может быть потому, что в нем фиксировались перемещения задержанных. А отца Александра застрелили в ночь ареста, 28 июня 1920 г, без суда и следствия, как сообщала через много лет его дочь Голикова Вера Александровна[34]. 

Пока не найдено никаких документов официальных органов, разъясняющих хотя бы причину ареста о. Александра Игнатьевна. Свидетельства родственников полны драматизма.
«При поисках его после ареста [Марии Владимировне] объявили, что он был застрелен при попытке к бегству (?). Однажды ей одна из знакомых сказала, что будут похоронены несколько людей и в том числе будет и «он». Она ходила провожать «умерших», среди которых, как ей говорили, был и «он». «Он» ли был, или нет – неизвестно, но она думала, что она проводила «его».[35]

Следующая партия  арестованных в количестве 17 человек была отправлена в Камышловское политбюро 10 июля 1920 г. Причина ареста у всех одна: «контрреволюционный деятель». Среди задержанных диакон Холмогоров Кронид. Он тоже служил в Троицком соборе по состоянию на 1915 г. Фамилия Андриановских без имени-отчества стоит сразу после диакона. Видимо, арестованным был священник Адриановский Викторин, переведенный в 1918 г из Алапаевска в Троицкий собор Каменского завода.

Следующей по списку под номером 17 идет «Игнатьева попадья»[36]. Понятно, что это Мария Владимировна Игнатьева. Арестована она, как и предыдущие,  по «предложению организации РКП» (видимо, райкома партии). Поскольку жизнь Марины Владимировны после допросов в Камышловском политбюро продолжилась «на общих основаниях», можно сделать вывод, что арест был не длительным.

Из «Семейной хроники Игнатьевых»: «После гибели мужа, Мария Владимировна работала в Каменском заводе заведующей детской библиотекой. Она продолжала и здесь своё любимое дело: она сорганизовала детский хор, с которым она выступала на вечерах. Много раз она получала премии и подарки за свои выступления с хором. Здесь у ней опять случилось несчастье: умерла её младшая дочь Гали от воспаления мозга. Её угнетала какая-то скрытая мысль: она часто спрашивала у кого-либо: есть ли загробная жизнь? За несколько лет до своей смерти она писала своей двоюродной сестре Марии Сергеевне, что она уже «изжила» свой век и с благодарностью вспоминала свою семейную жизнь с Александром Алексеевичем. Года за два до смерти она жила в Свердловске у дочери и сына. Она была уже совсем больна: у ней разрушался позвоночник и она стала меньше ростом; кроме того у ней было выпадение прямой кишки. Одним словом, организм её был совсем ослаблен. Потом она уехала в Бийск к своему старшему сыну и здесь через полгода скончалась, не дожив немного до семидесяти лет»[37].

Из «Очерков по истории села Русско-Теченского Челябинской области» Василия Игнатьева (написаны в 1960-е гг): «У Марии Владимировны остались два сына и две дочери. Маленькая дочь её умерла вскоре после гибели отца. Старший сын её [Сергей Александрович], учившийся в Казанском университете, вынужден был оставить ун-т. Работал одно время лекпомом, потом преподавателем физики в ФЗУ в Свердловске. Потом уехал в Бийск, там работал в учит. ин-те, а теперь на пенсии.
Дочь [Вера Александровна], по окончании школы II ступени, работала учительницей в деревне Борисовой бывшего Шадринского уезда, замужем за доцентом Сверд[ловского]. лесотехн[ического]. ин[ститу]-та В. И. Голиковым, братом генерала армии Ф. И. Голикова[38].

В.И.ГоликовВ.И.Голиков
Младший сын [Игорь Александрович], по окончании школы II ступени, сначала работал в Далматовском детском доме, был на Великой Отечественной войне, по окончании которой работал зам. директора по хоз[яйственной]. части в Свердловском лесотех[ническом]. ин[ститу]-те. В настоящее время [1960-е гг] на инвалидной пенсии».[39]

О старшем сыне иерея Александра Игнатьева мы узнаем через воспоминания Василия Игнатьева чуть больше.

«Сергей Александрович Игнатьев.

С.А. [-]уже сын старшего брата Игнатьевых. Он тоже учился в Пермской духовной семинарии, но не до конца её, а вышел из неё по окончании четырех классов. Учился на медицинском факультете Казанского университета 1,5 года, а потом был мобилизован, оторвался от учения. В армии получил звание лекарского помощника, но [в] 1923 году перешел на педагогическую работу сначала в школе ФЗУ Свердловской Ленинской фабрики, где преподавал физику. Все время повышал заочно свою педагогическую квалификацию. В 1930 году переехал на работу в Алтайский край – в г Бийск, где работал в учительском институте и школе при нем. В настоящее время на пенсии. От семейных черт Игнатьевых унаследовал большую трудоспособность и любовь к музыке и пению, хотя в последних не проявил особенного таланта. Он был последний из Игнатьевых, бывших пермских семинаристов, которые пошли по линии педагогической деятельности. Как его дядя, он добрым словом поминает Пермскую духовную семинарию. 13/X [19]60. 17ч.15м. вр[емя] св[ердловское]».[40]

Имя Сергея Александровича Игнатьева есть в списках учителей (бывших, конечно) школы № 4 города Бийска, выставленных в Интернете[41].

Статья в форме доклада была представлена на 6-й региональной научно-практической конференции Уральского историко-родословного общества «История. События. Судьбы» в г. Каменск-Уральский, 21 апреля 2018 г.

При написании работы использовались данные из базы Валерия Богомолова. Также выражаю благодарность научному сотруднику ГАПК Виталию Бояршинову за оказанную методическую помощь.

Источники и примечания:

[1] ГАПК Ф.37. Оп.6. Д.316 л.458

[2] Петр Иоаннов Игнатьев окончил высшее отделение Пермского духовного училища в 1849 году. По состоянию на 1867 и 1872 годы служил диаконом в Градо-Пермской Александро-Невской Больничной церкви. [Пермский епархиальный адрес-календарь на 1882 г:-Пермь, Типография Пермской земской управы, 1882].  В 1867 г «в следствии ходатайства г. начальника Пермской губернии г. Министр внутренних дел разрешил выдать диакону градо-пермской Александро-Невской (в больнице) церкви Петру Игнатьеву, в награду за долговременную и усердную службу, годовой оклад жалованья (120 руб.)». [Пермские епархиальные ведомости.1867.№5 от 7 июня. С.56] В 1874 г он, уже  как “безместный священник» определен приходским священником к церкви с. Верх-Юсвинского, Соликамского уезда [Пермские епархиальные ведомости 1874, № 51, отд. оф.,с.511] Здесь же он служил по состоянию на 1896 г, имел наградную камилавку. [Памятная книжка для духовенства, изданная по случаю 500-летия блаженной  кончины Святителя Стефана Епископа Великопермского, с приложением адрес-календаря Пермской епархии на 1896 год: Пермь, Типография Н-ков П.Ф.Каменского, 1896 ]

[3] ГАПО ф.111 оп.1 д.2764 Лл.47-48

[4]  Екатеринбургские епархиальные ведомости (ЕЕВ) 1916. № 45 от 6.ноября. отд. неоф.

[5] ПЕВ от 11.03.1869 г, № 11,  Оф., стр.107; ПЕВ от 31.12.1989г №52, Оф., стр.  641

[6] Игнатьев В.А. Теча. Окрестности Течи (Лирическое описание) ГАПК Ф. р.973 Оп.1 Д.711 Л.7-8

[7] ЕЕВ 1887. №27, от 19 июля. Отд. оф.; ЕЕВ 1893. № 29—30 от 17-24 июля. Отд. оф.

[8] ЕЕВ 1894.  № 24. 11 июня. Отд. оф. с.576

[9] ГАПК Фонд № р-973. Оп. № 1 Д..718 С. 11-12

[10] ЕЕВ 1895. № 23, от 3 июня

[11] ЕЕВ 1895. № 33 от 12 августа; ЕЕВ 1895. № 34, от 19 августа

[12] ЕЕВ1897. №8, от 16 апреля с.201

[13] ЕЕВ1902. №4 от 16 февраля, т.1, Н.О., с.180

[14] ЕЕВ 1902. №20 от 16 октября, т.2, с.413; Справочная книжка за 1904 год, с.229

[15] ЕЕВ 1904. №9 от 1 мая, с.143

[16] ГАШ И-206 оп.1 д.34 л.28-28об – Указы ЕДК причту Колчеданской Покровской церкви за 1903-1904 г.г.

[17] Спр.кн. за 1909 год, с.199

[18] ЕЕВ 1911. №22 от 29 мая,отд. оф.,с.173

[19] ЕЕВ 1912. №38, от 16 сентября, с. 421

[20] ЕЕВ 1912. №50 от 9 декабря, Н.О., с. 1209-1211

[21] Здесь автор заметки указывает только инициалы. Можно предположить, что они относятся к самому священнику Александру Игнатьеву, или, что более вероятно, к его брату Алексею Игнатьеву, имевшему музыкальное образование.

[22] ЕЕВ 1915. №9 от 1 марта, отд. неоф., с. 174-177

[23] ЕЕВ 1915.№18 от 3 мая, с. 353-356

[24] ЕЕВ1916. №10 от 6 марта, с.63

[25] ЕЕВ 1916. №26 от 26 июня, с.175

[26] ЕЕВ 1916. №45 от 6 ноября, с.326

[27] ЕЕВ 1916. №31 от 31 июля, с.215

[28] Известия Екатеринбургской церкви (ИЕЦ) № 12-13 от 1-31 июля 1918 года, с. 238

[29] ИЕЦ №17-18 от 15(28) сентября – 15(28) октября 1918 года, с.376

[30] Голиков Ф. И. Красные орлы (Из дневников 1918–1920 г.г.). — М.: Воениздат, 1959. — 328 с.

[31] ГАСО ф.6 оп.18 д.201

[32] Из «Семейной хроники Игнатьевых» (ГАПК.Ф.р-973.Оп.1.Д.708 Л.27-27 об.

[33] Яркова Е.И. Деятельность Екатеринбургской губернской ЧК в 1919 – 1920 гг. //  Сборник материалов III межрегиональной научно-практической конференции «Органы государственной безопасности в укреплении государственности» — Екатеринбург. 2015.-с.176-181

[34]http://kuz3.pstbi.ccas.ru/bin/nkws.exe/no_dbpath/koi/nm/?HYZ9EJxGHoxITYZCF2JMTdG6Xbu6cuqUsimZcW0*euKesO0hdC*UU8iZei4ZdO8ctk*

[35] Из «Семейной хроники Игнатьевых» ГАПК.Ф.р-973.Оп.1.Д.708 Л.33-33 об.

[36] http://nebel23.ucoz.ru/index/nachalo_spisok_politicheskikh_arestovannnykh_za_2_ju_polovinu_1920_goda/0-264?oprd=1

[37] Из «Семейной хроники Игнатьевых.  ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 708. Л. 28-34

[38] Сюжет о замужестве дочери убитого  большевиками священника на брате пламенного большевика, — заслуживает внимания.

[39] Из «Очерков по истории села Русско-Теченского Челябинской области» ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 711.

[40] ГАПК. Ф.р-973.Оп.1.Д.726. л.10-10об.

[41] Учителя школы № 4 города Бийска http://aveds4.narod.ru/direct/tchbody01.html

 

Комментарии запрещены.