Сухарев Юрий

Календарь

Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Сухарев Ю.М. «Я был близок к внеземному миру…» (Неизвестное письмо П. Иванова-Радкевича)

Письмо видного духовного композитора, педагога, хорового дирижера П. И. Иванова-Радкевича  (4.03.1878, С.-Петербург — 1.12.1942, Москва) почти 100 лет хранилось в архиве ВЧК-ОГПУ-НКВД по Свердловской области.  Оно находилось в следственном деле № 118 (год производства 1922), по обвинению Яцковского Гаврила Иулиановича (Архиепископа  Екатеринбургского Григория)[1]. Документ интересен тем, что в нем Павел Иосифович сообщает адресату (а им был ирбитский протоиерей о. Александр Анисимов) нечто сакральное —  о своем приближении (в период болезни) к высшему внеземному миру и чувствах, которые он при этом испытывал.

Павел Иосифович Радкевич родился в семье скромного служащего Мариинской больницы, что в Петербурге. Отец умер, когда  Павлу не было и 7 лет. Семья (других детей не было) осталась без средств существования. Матери предоставили работу по починке больничного белья, с оплатой 5 рублей в месяц, и комнатку при больнице. Раз в неделю, по воскресеньям, перед церковной службой, мать покупала Паше пирожок с повидлом – единственное доступное семье лакомство; он делил его на две части, стараясь растянуть удовольствие на весь день. С семи лет он пел в церковных хорах Петербурга, что давало, хоть и мизерную, но все-таки прибавку, к их нищенскому бюджету.  Его усердие, хороший голос и музыкальные способности были замечены. В 10 лет он определен певчим  Смольного собора, а в возрасте 12-ти лет (1890 г), принят в хор Казанского собора, где жил и учился в  пансионате Фатеевых. Его стремление к музыке было столь велико, что он самостоятельно выучился игре на скрипке.

В 1894-м году Иванов-Радкевич поступает в Регентские классы Придворной Певческой Капеллы, которые заканчивает с отличием в 1897 году. Он хочет обеспечить хорошие бытовые условия своей матери, но в Петербурге службы с подходящим жильем не находит, поэтому принимает предложение Красноярской учительской семинарии и переезжает в Сибирь (1898). В Красноярске он, кроме учительской семинарии,  преподает пение в начальных и средних учебных учреждениях города, как духовных, так и светских. управляет хорами этих заведений, выступает с детскими хорами, исполняя в концертах духовную и светскую музыку, а также с организованным им любительским симфоническим оркестром. Активно концертировал в качестве дирижера и камерного музыканта. В 1907 г.  за свои заслуги П.И.Радкевич был награжден орденом Святого Станислава III степени[2].

В этот Красноярский период он проявил себя как композитор духовной музыки, написав более 20 духовно-музыкальных сочинений. «Душе моя», «Достойно есть»,«Хвалите имя Господне», «Милость мира», «К Богородице прилежно… Не умолчим», «Блажен муж», «Свете тихий»,- вот часть его сочинений, известных и сегодня регентам церковных хоров. При жизни Иванова-Радкевича вышли три его авторских сборника церковных песнопений (1906, 1912, 1916 издательство Юргенсона). Павел Иосифович публиковал свои работы под фамилией Иванов, дабы не смущать православную публику своей польской фамилией, но позднее присоединил ее к псевдониму.

Оценка его, как духовного композитора, со стороны специалистов  весьма высока.

«Церковные песнопения Павла Иосифовича Иванова-Радкевича, наряду с духовной музыкой А. Архангельского, П. Чеснокова, А. Гречанинова и С. Рахманинова, являют собой наивысшее достижение в развитии русской духовной музыки рубежа веков».[3] «Сочинения П. И. Иванова-Радкевича превосходят своими качествами многие образцы церковной музыки периода 20-х годов XX столетия, но представляются, в большой степени, произведениями прикладного характера»[4].

Немало у П.И.Иванова-Радкевича и светских произведений: романсов, детских песен в народном стиле и хоров, написал детскую оперу «Царевна Земляничка». Этим направлением он занимался главным образом после 1922 г, проживая в Москве (здесь он преподавал музыкальные дисциплины в школах).

В 1920 г он создал в Красноярске  Народную консерваторию и руководил ею до отъезда в Москву, с вынужденным перерывом в период болезни, о чем он пишет в публикуемом письме. Именно в это время состоялось знакомство П.И.Радкевича с екатеринбуржскими священниками – беженцами.  Летом 1919 г в Красноярске остановился протоиерей Екатеринбургской епархии о. Алексей Игнатьев[5]. В июле 1919 г здесь оказался и протоиерей Александр Анисимов[6], епархиальный инструктор. Оба священника, кроме академического духовного, имели и музыкальное образование: в разные годы окончили курсы Императорского музыкального общества в Казани. Протоиерей Игнатьев, вообще, был квалифицированным регентом, специалистом по древним «крюковым» нотам и активистом церковно-певческих обществ. И о. Игнатьев, и о. Анисимов имели также серьезную педагогическую практику.

Видимо, на этой почве и состоялось знакомство, для о. Алексея Игнатьева ставшее позже сотрудничеством, т.к. он преподавал в Народной консерватории  по 1922 г. Священник Анисимов в Красноярске служил, к тому же, некоторое время в начале 1920 г (на Урал он вернулся в марте 1920 г) в Отделе народного образования и Инструкторской коллегии школьного отдела – могли быть контакты с организатором Консерватории и по служебной линии. Во всяком случае, их отношения переросли в переписку.

Священник А.И.Анисимов в годы учебы в КазДА.

В письме П.И.Радкевича, (которое  не датировано, но из контекста видно, что написано оно во второй половине 1921 г), автор сообщает некоторые вещи сакрального характера, что свидетельствует об их доверительных отношениях.

Следует сказать, что П. И. Радкевич был человеком глубоко религиозным. «Павел Иосифович до конца жизни помнил, как он семилетним мальчиком увидел во сне старца Симеона Богоприимца. Старец, «подойдя ко мне … и указывая на меня, сказал: «Вот он!» […] Я часто вспоминал этот свой детский сон, видя в нём для себя хорошее предзнаменование, и уверенность в этом давала мне силы и смелость смотреть вперёд»[7].

Каким образом письмо композитора попало в следственное дело архиепископа Григория? Его подельником по одному из обвинений следствия (противодействие изъятию церковных ценностей) оказался протоиерей Александр Анисимов, в то время – благочинный церквей г. Ирбита. Осенью 1922 г, когда о. Анисимов уже находился в тюремном изоляторе, ирбитскими чекистами был произведен обыск в его квартире и все  найденные письма (большинство из коих никакого отношения к обвинению не имели) оказались подшитыми в дело. Там и сохранялись…

 

ГААОСО Ф.р.-1. Оп.2. д.73696. Т.1

 

(л.199) Глубокоуважаемый Александр Ильич!

Сообщаю Вам не особенно приятную весть: Иван Иванович Пузырев скончался 1 мая от тифа и жена его от этой же болезни 20 мая; дети их увезены зятем из Красноярска, но куда – неизвестно[8]. Печальные сведения – печальна и жизнь кругом…

С хорошим чувством прочел я Ваше письмо, оно мне напомнило время, когда мне приходилось так много работать над созданием нашей Консерватории. Результатами этой усиленной работы с присоединением простуды и получилась [л.199 об.] моя болезнь – сырозный[9] плеврит, от которого я в настоящее время понемногу поправляюсь.

В первый период болезни, когда я прикован был к п[остели] я жил новой, незнакомой жизнью; был близок к духовному, внеземному миру[10] и переживал такие минуты, когда земная жизнь стано[вилась] ничем. Несколько раз за болезнь я давал себе слово жить этим миром и по[сле] выздоровления, но в один день я как-то почувствовал свое как-бы ниспадение [л.200]и теперь чувствую себя обыкновенным человеком…

Было ли это выздоровление организма или какая-нибудь тайная причина ускользнувшая от меня – сказать не могу.

Осталось сильное впечатление от той жизни, дающей ясное понятие о духовном мире, о загробном существовании…

Во время болезни, в часы прилива силы и энергии я работал над литературным трудом «Новая Музык. Драма» и конспективно успел уже закончить его. Закончил сборник школьных песен [л.200 об.] своего сочинения для II и I[?] и сейчас привожу в порядок свою оперу. По болезни освобожден от несения обязанностей Заведывающего Нар. Консерваторией, [а] поэтому имею возможность и время заняться любимым трудом. Через неделю две   придется вступить в долж[ность,] т.к. чувствую себя почти зд[оровым.]

В городе тихо; все внимание сосредоточено на западе, где решается судьба Советской России. Что будет – Бог знает, а пока крепко жму Вашу руку и прошу Ваших пресвитерских молитв. Глубокоуважающий Вас

П.Иванов-Радкевич.

 

[1] ГААОСО Ф.р.-1. Оп.2. д.73696. Т.1

[2] https://memo.kraslib.ru/krasnoyarsk/names/info/about_ivanov-radkevich_p_i.html дата обращения 22.07.2018 г.

[3] Иванов — Радкевич П.И. —  композитор, дирижер, педагог http://nrk.kipk.ru/body/cult/muzik/kompozitori%20ispolniteli/radkevich.htm ; дата обращения 22.07.2018 г.

[4] Стефанович Д.В. Композиторская школа Н. А. Римского-Корсакова  в контексте развития русской духовной музыки// диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена (на правах рукописи). Санкт-Петербург,2016.

[5] Игнатьев Алексей Алексеевич (1.02.1879, Пермь — 29.08.1937, Томск) – окончил Камышловское духовное училище в 1894 г. и Пермскую духовную семинарию  в 1900 г.  В 1900-01 гг служил учителем пения в земских училищах при поселке Александровского завода в Соликамском у. (ныне г. Александровск Пермского края) и регентом в местном храме. 22 июля 1901 г он рукоположен в сан священника и определен к Спасской церкви Скородумского села, Ирбитского уезда. В 1905 г  награжден за службу набедренником. 12 июня 1906 Екатеринбургской духовной консисторией  против него (и еще 3-х членов причта) было возбуждено дело «о непристойном поведении». Иерею Игнатьеву предъявлялось обвинение в политической неблагонадежности. Духовным судом он был оправдан (дело окончено 9 августа 1906 г). В этот же год он поступает в Казанскую духовную академию и, в связи с этим, 11 октября 1906 г  уволен из Екатеринбургской епархии. Совмещал учебу в КазДА со службой: являлся законоучителем  училища слепых детей и настоятелем церкви  при этом училище. Одновременно обучался и в музыкальном  училище при Казанском отделении Императорского Российского музыкального общества и в 1909 г. окончил регентский класс этого заведения.

Изучал и систематизировал певчие рукописи Соловецкого монастыря, хранившиеся в КазДА; издал в Казани 2 монографии по этой теме. По окончании академии получил в 1910 г  степень кандидата богословия «с правом преподавания в семинарии и с правом получения степени магистр без нового устного испытания». С 1910 по 1912 гг служит законоучителем в реальном училище и женской гимназии, а также регентом в Никольской церкви г. Слободской Вятской губ. В 1912-1913 гг. настоятель церкви училища слепых, законоучитель и преподаватель церковного хорового пения в Казанском Родионовском институте благородных девиц, лектор по литургике на Казанских Высших женских богословских курсах.

В июне 1913 г. о. Алексий назначен  законоучителем в 1-й мужской гимназии г. Вятки, сверхштатным священником и регентом к Знаменской церкви. В 1913-14 гг он также законоучительствует и во 2-й женской гимназии.

В Вятке он проявил себя как церковный краевед, писал статьи и читал лекции по истории церковного пения, сотрудничал в «Вятских епархиальных ведомостях», c изданием «Хоровое и регентское дело»,  занимался сбором пожертвований в пользу раненых воинов и их семей (1914 г).  С 1913 г о. Игнатьев  действительный член Вятской ученой архивной комиссии (ВУАК). В 1915-16 гг он являлся председателем правления Вятского церковно-певческого кружка, членом комитета Трифоновского церковно-археологического музея (в Вятке). В 1914 г был организатором концертов сводных хоров (100-300 чел.), которые участвовали в духовных концертах и архиерейских службах.  В мае 1916 г. провел в Вятке занятия церковнопевческих курсов. С 6 марта 1916 г —  секретарь дирекции Вятского отделения ИРМО. В июле 1915 г. был делегатом 5 Всероссийского съезда хоровых деятелей в Петрограде, на котором представил доклад.

В августе 1916 г иерей Алексий Игнатьев определен законоучителем Екатеринбургской мужской гимназии и священником при церкви гимназии.

26 сентября 1916 г. в КазДА  о.А.Игнатьев  защитил диссертацию «Богослужебное пение православной Русской Церкви с конца XVI до начала XVIII века по крюковым и нотолинейным певчим рукописям Соловецкой библиотеки» (опубл.: Каз., 1916), за что ему была присвоена степень магистра богословия.

В январе 1917 г он избран товарищем председателя Екатеринбургского законоучительского кружка. В 1917 г выходят в свет две его книги на церковно-краеведческие темы (в г. Казани и г. Вятке).

Сразу после Февральской революции о. Игнатьев поднимается на самый верх церковно-общественной жизни епархии. 8 марта 1917 г  на «первом свободном собрании» духовенства и мирян г. Екатеринбурга его избирают в городской Комитет общественной безопасности. В марте же он избран председателем «Исполнительного комитета общих собраний мирян и духовенства г. Екатеринбурга». На Чрезвычайном съезде мирян и духовенства Екатеринбургской епархии, открывшимся 16-го мая 1917 г. он в качестве сопредседателя. Занимал реформаторские позиции. «За труды, понесенные па чрезвычайном съезде» возведен в сан протоиерея.

Был выбран делегатом Всероссийского съезда духовенства и мирян (Москва, 1-10 июня 1917 г). Также  состоял членом Всероссийского  церковного Собора (Москва, август 1917 — сентябрь 1918 г) от Екатеринбургской епархии по избранию (сложил полномочия 24.10.1917 г).

В феврале 1918 г, после Декрета об отделении церкви от государства, он назначен заведующим псаломщической школы. На общем собрании духовенства 30 марта 1918 г (ст.ст.) избран во временный Комитет Епархиального Союза духовенства.

С освобождением Екатеринбурга Сибирской армией занимается организацией Народно-Богословского Института (открыт 14 октября 1918 г), является председателем Академического Совета института и преподаёт нравственное богословие. С сентября 1918 г — председатель Союза Приходских Советов. Выполняя поручение съезда, издал в конце 1918 г  «помянную листовку» с данными об убитых в 1918 г церковно и священнослужителях епархии. Также заведует библиотекой при Братстве Св. Прав. Симеона Верхотурского и Епархиальным книжным складом.

При наступлении РККА на Екатеринбург  ( не позднее июля 1919 г) эвакуируется с семьей на восток. По состоянию на осень 1919 г семья о. Игнатьева находилась в Красноярске. По некоторым данным о. Алексей служил регентом церковного хора в одной из церквей города

Протоиерей Игнатьев берется за организацию съезда представителей Союзов Приходских Советов сибирских епархий, и,  кроме того, представителей епархий России, священники и беженцы которых находились в то время в Сибири. Съезд должен был состояться в ноябре 1919 г. в Красноярске. С докладом о предстоящем съезде протоиерей Игнатьев  выступил на  заседании совета братства  Св. Гермогена 15 октября в Омске. Однако быстрое наступление красных сорвало этот план.

 По данным Православной энциклопедии, о. Игнатьев А.А. преподавал в Красноярской народной консерватории до 1922 г. В сент. 1922 г. обновленческим ВЦУ был переведен в г.Томск в качестве священника Петропавловского кафедрального собора.

Тогда же в 1922 г. оставляет Церковь и поступает на службу преподавателем музыкальной теории и хорового дела в Томский музыкальный техникум. В сент. 1926 г. А.А.Игнатьев участвовал в конференции преподавателей муз. техникумов РСФСР в Ленинграде. К 1937 г он уже служил   заведующим учебной частью в  Томском музыкальном училище.

Арестован 26 июля 1937 г. Обвинение: «участник контрреволюционной кадетско-монархической организации». Виновным себя признал (очевидно, под давлением следствия). Приговорен тройкой при УНКВД СССР  18 августа 1937 г. к расстрелу.Расстрелян 29 августа 1937 г. Реабилитирован Военным Трибуналом Сибирского военного округа  13 декабря 1960 г.  На момент ареста был женат вторично, прежняя семья (по показаниям обвиняемого А.Игнатьева), с ним связь не поддерживала.

Подробнее о А. А. Игнатьеве см. ст. Сухарева Ю. М. «К биографии священника Алексея Игнатьева (1879-1937)» Православие на Урале: связь времён: материалы VI межрегиональной научно-практической конференции (Екатеринбург, 3 февраля 2017 г.). Ред. А. М. Бритвин. – Екатеринбург: Уральское церковно-историческое общество; Екатеринбургская духовная семинария, 2017; Рашковский А., краевед. «Под псевдонимом «Вятчанин». К 135-летию со дня рождения Алексея Алексеевича Игнатьева»: http: blogs.7iskusstv.com/?p=33057; Сайт Мемориального музея «Следственная тюрьма НКВД»/Мартиролог/Игнатьев Алексей Алексеевич (1879-1937): http: nkvd.tomsk.ru.

[6] АНИСИМОВ Александр Ильич (12.Х.1886—после 1935). Окончил Камышловское ДУ (1902), Пермскую ДС (1908). 28.VII.1908 рукоположен во священника к ц. Александровского завода Соликамского уезда. Овдовел (24.IX.1909). В 1910—1914 учился в Казанской ДА, к. б. Одновременно окончил регентский класс Казанского музыкального училища (23.IV. 1913), а также состоял священником Казанского училища слепых детей. С 1.VI.1914 настоятель Петропавловского собора Перми, с 1.1.1916 протоиерей; Пермский уездный наблюдатель церковных школ. Одновременно преподавал латинский язык и философскую пропедевтику в старших классах I Пермской гимназии, а также педагогику, психологию, древнерусский и древнеславян-ский языки в Епархиальном женском училище и каноническое право, литургику и теорию гармонии пения в пастырской школе. Был студентом юридического и вольнослушателем филологического факультетов Пермского университета. 15.Х. 1916 Совет Казанской ДА за сочинение «Методика начального преподавания Закона Божия в России. (Опыт систематического обзора литературы по методике Закона Божия в начальной школе)», Пермь, 1915, присудил ему премию митрополита Макария и право представить названный труд (дополненный новыми данными литературы) на соискание ученой степени магистра богословия. 1917—1918 совершал поездки по городам и заводам Пермской и Екатеринбургской епархий, читая лекции на религиозно-философские темы. С 28.У1918 Екатеринбургский епархиальный инструктор и проповедник и председатель комиссии по разработке положения, устава и сметы Екатеринбургского Богословского института. С 30.V1.1919 и. о. помощника смотрителя Бийского ДУ с откомандированием к Красноярскому ДУ до ликвидации духовно-учебных заведений в Сибири в 1920. 1.1 V. 1920—25.VIII.1921 священник ц. с. Фоминское Тюменского уезда и губ.; В 1920 году арестован. Через три с половиной месяца освобожден.  VIII. 1921—9.Х1.1922 настоятель Ирбитского собора и благочинный. Был осужден на один год заключения, находился в Нижне-Туринском исправдоме, работал делопроизводителем, счетоводом, бухгалтером. Уклонился в обновленчество, в VIII.1923 образовал новую приходскую общину при Троицкой кладбищенской ц. Ирбита. 25.XI.1923 хиротонисан во епископа Ставропольского, викария Самарской епархии, с возложением временного управления епархией, с 12.11.1924 епископ Самарский и Ставропольский (от назначений на Владимирскую — 25.Х1.1924 и Вятскую — 1925 кафедры отказался). Архиепископ; 10.У.1927 награжден правом ношения бриллиантового креста на клобуке, с 1928 митрополит. Обновленческим Синодом утвержден в степени магистра богословия.

С 30 марта 1932 г. на покое по болезни.

17 апреля 1932 года аресто­ван. 29 июля 1932 года постановлением Особого совещания при Коллегии ОГПУ приговорен к 3 годам концлагеря. Заменено на 3 года исправительно-трудовых лагерей. Этапирован в Белбалтлаг ОГПУ (Карелия). 14 сентября 1932 года при­был в лагпункт № 1 близ ст. Медвежья Гора Мурманской железной дороги. 25 марта 1933 года арестован по обвинению в подготовке вооруженного восста­ния. 4 июня 1933 года постановлением Тройки при ПП ОГПУ в Ленинградском военном округе приговорен к 3 годам исправительно-трудовых лагерей, с при­соединением ранее неотбытого срока. 16 июня 1933 года этапирован в Темлаг (Мордовия). Согласно письму Виноградовой В.С. в адрес Пешковой Е.П. от 11.05.1936 г. («Красный крест») в это время Анисимов А.И. был жив, но очень болен  («с ним теперь бывают сердечные и психические припадки»). Реабилитирован в 1964 году и в 1989 году.

См.: Биографические данные об епископе Самарском Александре (Анисимо-ве).—Самарские Епархиальные Ведомости. 1924. № 1. С. 24—25; ГАРФ. Ф. 8409. Оп. 1. Д. 1521. С. 34-35. Автограф; Лавринов, Валерий о. Обновленческий раскол в портретах его деятелей. — М.: Общество любителей церковной истории, 2016. — 734 с. — (Материалы по истории Церкви).

[7] Иванов-Радкевич П. И. Автобиографические записки / Машинопись А. П. Иванова-Радкевича, 1978. — 52 с. — ККМ в/ф 6671. с. 47. Цит. по: Ванюкова Э. А. Ивановы-Радкевичи: семья и православие http://sibmus.info/texts/vanyuk/iv_radk.htm, дата обращ. 19.07.2018 г.

[8] Речь идет о семье Пузыревых, квартирных хозяев, у которых о. Анисимов оставил в Перми свои вещи перед эвакуацией.

[9] Правильно — серозный

[10] Написано: «мiру»

 

 

Комментарии запрещены.