Сухарев Юрий

Календарь

Июль 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Комаров Д.М. Первый арендатор изумрудных копей

Надгробие первого арендатора изумрудных копей Евгений Маврикиевича КОНИАРА4 июля 2017 года исполнилось 155 лет со дня официального начала аренды уральских изумрудных копей

ПЕРВЫЙ АРЕНДАТОР ИЗУМРУДНЫХ КОПЕЙ

Как известно, 1861-й вошел в отечественную историю, как год освобождения крестьян от рабства, именовавшегося крепостным правом. В тот же год фактически стартовал и русский капитализм. Новый уклад жизни требовал и принципиально новых подходов – поэтому было решено сдавать в аренду единственные в огромной стране изумрудные прииски.

 Но были в Российской империи территории, в которых новый экономический строй стал формироваться гораздо раньше, например, — Польша. Поэтому неудивительно, что первым арендатором уральских изумрудных копей стал представитель именно этой территории. «Варшавский помещик Кониар» — только так он именовался во всех официальных бумагах и на страницах публицистических материалов того времени.

До сегодняшнего дня ни краеведы, ни историки камня не знали, кто стоит за этими тремя словами. Однако автору данного очерка удалось установить имя,  отчество и происхождение первого арендатора изумрудных копей Урала…

СЕМЬЯ БАНКИРА

Евгений Маврикиевич КОНИАР (в Польше фамилия читалась, как – КОНИАРО, в остальной России использовался еще один вариант произношения – КОНЬЯР) родился 15 сентября 1824 года (по новому стилю) в семье чуть ли не самого богатого в Варшаве еврея. Его отец – Моисей КОН (1782, Берлин – 1848, Дрезден), принявший после крещения имя Маврикий КОНИАР, был банкиром. Женившись на русской дворянке Елизавете Александровне СЛУЦКОЙ и, по-видимому, получив за благотворительность один из российских императорских орденов, он становится русским дворянином. В то время получение государственной награды за щедрые пожертвования на богоугодные дела  было, если не единственным способом вхождения в благородное сословие лиц купеческого звания, то самым верным…

В браке банкира и дворянки родилось пять детей.

Первенец – Евгений Маврикиевич – пошел по стопам отца занялся, как теперь говорят, бизнесом.

Второй сын — Модест Маврикиевич КОНИАР — окончил Санкт-Петербургский университет, сделал довольно успешную карьеру на службе царю и отечеству, служил в столичной Палате государственных имуществ, в Департаменте внешних сношений Министерства иностранных дел, в седьмом  департаменте Сената, в Министерстве внутренних дел, был губернским прокурором Томской губернии (1856), управляющим отделением Главного управления Западной Сибири; вице-губернатором Пермской (1860), Казанской (1861-1864), Вологодской губерний (1865-1880); губернатором Архангельской (1880-1881) и Бессарабской (1881-1883) губерний, действительным статским советником. Женат (1856 год) на Ольге Философовне ГОРОХОВОЙ (1835 года рождения)– старшей дочери томского купца, золотопромышленника и франкмасона.

Сам Модест Маврикиевич и две его дочери – Ольга (1860-1916) и Елизавета (в замужестве — княгиня Ухтомская) — были чрезвычайно музыкальными людьми. Он был знаком с великим русским композитором М.И. ГЛИНКОЙ, дирижером Большого театра С.И. ШТУЦМАНОМ, с представителем одной из наиболее «музыкальных» московских семей К.А. БУЛГАКОВЫМ.

Еще более музыкальной была первая сестра — Екатерина Маврикиевна КОНИАР (1829-1897) – певица, получила всероссийскую известность в качестве исполнительницы романсов.

Вторая сестра — Елизавета Маврикиевна КОНИАР (1834-1911) – в замужестве княгиня ТРУБЕЦКАЯ, мать контр-адмирала Владимира Владимировича ТРУБЕЦКОГО – героя русско-японской и первой мировой войны.

О третьей сестре – Леонтине Маврикиевне КОНИАР – история умалчивает.

Но возвратимся к самому Евгению Маврикиевичу КОНИАРУ. Он был женат на Надежде (1828-1885) — дочери генерал-губернатора Западной Сибири Густава Христиановича ГАСФОРТА – участника Отечественной войны 1812 года и Бородинского сражения.

Тесть первого арендатора генерал-лейтенант фон ГАСФОРТ

 Густав Христианович фон ГАСФОРТ

ДЕТИ АРЕНДАТОРА

Сын — Всеволод Евгеньевич КОНИАР – вельможа, действительный тайный советник в должности гофмейстера (к 1897 году), служил в Экспедиции Церемониальных дел первого департамента Правительствующего Сената (сверх комплекта). Член Государственного Совета Российской империи.

Всеволод Евгеньевич КОНИАР - сын арендатора

 Всеволод Евгеньевич КОНИАР

Воевал в Русско-Турецкую войну (1877). Кавалер ордена Св. Владимира III ст. и иностранных орденов: Данеброг (Дания), Почетного Легиона (Франция), Франца-Иосифа (Австро-Венгрия), великий офицер Коронного ордена (Италия), св. Олафа (Норвегия), командор или гран-офицер ордена Леопольда I (Бельгия), Коронного ордена (Саксония).

Дочери — Александра Евгеньевна КОНИАР (1861 года рождения) и Елизавета Евгеньевна КОНИАР (1)

ТИПИЧНЫЙ КАПИТАЛИСТ

Евгений Маврикиевич КОНИАР (во всех русских деловых бумагах значился не иначе, как “варшавский помещик КОНИАР”) был одним из первых чистой воды капиталистов, имевшим весьма обширные деловые интересы (в строительной, финансовой и горнопромышленной отраслях), да еще и вхожим в высшее общество.

Пик деловой активности Евгения Маврикиевича КОНИАРА приходится на конец 50-х – начало 60-х годов XIX столетия.

СТРОИТЕЛЬ МАРИИНСКОГО

В 1859 году варшавский помещик КОНИАР выиграл торги на постройку здания нового театра в стольном Санкт-Петербурге (взамен сгоревшего Театра-цирка). Торги проводились путем понижения цены. Е.М. КОНИАР предложил выполнить работы за 348 452 рубля, что давало казне экономию в 87 113 рублей (примерно в 20% от стартовой цены). Предложив самую низкую цену, он опередил семь других подрячиков.

В дополнение к общему подряду на 348 тысяч 452 рублей требовалось сделать целый ряд дополнительных трат. Было необходимо приобрести люстры, бра и лампы для освещения театра, а также выделить средства на освещение строительной площадки. Кроме того, надлежало приобрести и установить механизмы сцены. На эти цели требовалось выделить еще 70 тысяч 500 рублей.

Согласно правилам того времени авторам проекта нового театра,  архитектору А.К. Кавосу и его помощникам, полагалось единое вознаграждение в виде процентной выплаты, которое с учетом удержания 20% за работы, проводимые в срок до одного года, составило 14 820 рублей.

Заключение выгодного контракта, позволившего сэкономить значительные средства, дало возможность вернуться к проекту создания дворовых пристроек к зданию театра. Министр императорского двора обратился к императору за разрешением на эти работы, сообщив о согласии подрядчика Кониара взять на себя выполнение и этих работ за 41 тысячу 200 рублей с понижением против первоначального расчета более 12 тысяч рублей.

Это предложение было одобрено, вследствие чего, 14 августа 1859 года было дано распоряжение о проведении работ, а архитектору А.К. Кавосу была начислена дополнительная процентная выплата в 1482 рубля.

Архитектор А.К. Кавос продолжал настаивать на замене каменного подъезда чугунным зонтиком, отмечая, что такое архитектурное решение будет более практичным как с точки зрения исполнения, так и с точки зрения эксплуатации. Он также отмечал, что эта переделка не потребует никаких дополнительных ассигнований.

При проведении работ по перестройке Театра-цирка подрядчик столкнулся с целым рядом трудностей, о чем сообщил архитектору для доклада Строительной конторе. Из представленного архитектором донесения следовало, что выполнить работы за полгода, обозначенные в контракте, подрядчику не удается. Причинами этого были названы недостаток свободных рабочих и необходимость приглашения мастеровых из-за рубежа, а также низкий уровень воды в Неве, препятствовавший своевременному подвозу материалов. Кроме того, подрядчику не удалось закупить в Санкт-Петербурге кровельное железо, которое потребовалось специально заказывать в Англии. Архитектор в своем донесении просил о переносе сроков завершения работ, как по самому театру, так и по пристройкам к нему на 1 июля 1860 года. Принятие такого решения могло принести некоторые выгоды, поскольку к этому времени могли быть окончены как общестроительные работы, так и завершена подготовка механизмов сцены и разводка газового освещения, что позволило бы полноценно открыть театр для проведения спектаклей. Субподрядчики, отвечающие за оборудование театра механизмами и устройство освещения, в лице машиниста Вальца и Общества столичного освещения также не возражали против переноса сроков сдачи театра.

Строительная контора приняла эти объяснения и 23 октября 1859 года обратилась к министру императорского двора с просьбой разрешить перенос сдачи всех работ по театру и пристройкам на 1 июля 1860 года. Разрешение графа В.Ф. Адлерберга было получено 24 октября, а датой окончания реконструкции было назначено 1 июля 1860 года.

Первоначально перестраиваемое здание сохраняло свое старое наименование Театр-цирк, однако 14 сентября 1859 года высочайшим повелением ему было присвоено название Мариинский театр, о чем было сообщено директору Императорских театров и архитектору А.К. Кавосу, а затем посредством отношения Строительной конторы Министерства Императорского Двора было передано Санкт-Петербургскому военному генерал-губернатору.

Вместо предполагавшихся шести месяцев работы продолжались более года, стартовав в июне 1859-го, они были завершены в общем к июню 1860 года, а сдача театра была проведена лишь в августе того же года.  Открытие театра состоялось 2 октября 1860 года оперой М.И. Глинки «Иван Сусанин» (позднее – «Жизнь за царя», затем снова “Иван Сусанин”).

Мариинский театр

Мариинский театр (архитектор — А. КАВОС, подрядчик — Е. КОНИАР)

Мариинский театр стал последним «храмом Мельпомены», построенным под эгидой и руководством Министерства Императорского Двора в Санкт-Петербурге. Его незапланированное создание позволило Дирекции Императорских театров получить новую площадку для спектаклей, а также обеспечило ансамблю Театральной площади новую доминанту. При реализации этого проекта вполне отчетливо проявилась та особенность деятельности Придворного ведомства периода правления Александра II, когда требовалось вести строительные работы с оглядкой на необходимость экономии бюджетных средств. Именно этой цели и были посвящены все усилия чиновников, стремившихся добиться сокращения расходов всеми путями от ограничения максимальной сметной стоимости до продажи негодного материала (2).

ОСОБЕННОСТИ ПЕРВОЙ АРЕНДЫ

4 июля (22 июня по ст. ст.) 1862 года Кабинет Его Императорского Величества  заключил договор с доверенным лицом варшавского помещика Е.М. КОНИАРА надворным советником Ф.Л. КОНДРАШЕВЫМ.

Согласно его условиям, Е.М. КОНИАРУ предоставлялись все прииски Верхотурских (Мурзинских) самоцветных и Белоярских (Уральских) изумрудных копей, находившиеся до этого в распоряжении Екатеринбургской гранильной фабрики. Он должен был их содержать и разрабатывать в течение пяти лет.

Кабинет Его Императорского Величества удовлетворяла арендная плата в 5080 рублей в год. Вносить ее надо было каждое полугодие в размере 2540 рублей, что должно было составить за весь арендный срок 12 700 рублей. В случае досрочного отказа от аренды Е.М. КОНИАР обязывался внести полную плату за текущий год.

Отдельно оговаривался и размер залога, вносимого арендатором Высочайшему Кабинету. Он равнялся годовой арендной плате. Однако Евгений Маврикиевич КОНИАР внес залог не наличными, а ценными бумагами: 625 рублей двадцатью пятью акциями акционерного общества “Кавказ и Меркурий” (по 25 рублей каждая) и, что очень странно, свидетельством, выданным Петербургской палатой гражданского суда на лесные угодья в Лугском уезде Санкт-Петербургской губернии, принадлежащие жене ярославского купца первой гильдии Марии Александровне ТРУНОВОЙ.

Как видим, у арендатора было больше смелости, чем капитала, и разорение его грозило М.А. ТРУНОВОЙ потерей лесных угодий, оцененных в 4455 рублей.

Добытые самоцветы, согласно договору, становились собственностью арендатора, но лучшие из них Е.М. КОНИАР обязывался передавать на оценку Кабинету Его Императорского Величества и только при отказе последнего мог распоряжаться ими по своему усмотрению.

В полное распоряжение Е.М. КОНИАРА передавались все имущество, находящееся на копях (строения и инструмент). В срок окончания аренды строения должны быть возвращены Екатеринбургской гранильной фабрике или уничтожены, по согласованию с ее руководством.

Условия договора предусматривали право на ведение разведки на всей арендуемой площади за собственный счет. Было дано разрешение пользоваться казенным лесом, но без каких-либо льгот. Приисковые работы должны были вестись в строгом соответствии с нормами Горного Устава.

По истечению срока действия контракта, Евгений Маврикиевич КОНИАР получал преимущественное право перед прочими желающими на следующий арендный срок.

На первый взгляд, условия аренды для Е.М. КОНИАРА были необременительны. Но так кажется только потому, что в контракте не было расписано все то, с чем неизбежно сталкивался арендатор: промысловые налоги, земские и прочие сборы, контроль со стороны горной администрации, окружных инженеров, лесных контролеров, полиции, хит местных жителей…

Первоначальная аренда копей продлилась менее полутора лет. 15 октября 1863 года (по старому стилю) изумрудные прииски были переданы хозяйке заложенных за аренду лесов М.А. ТРУНОВОЙ, которая по существу уже была совладелицей копей, арендованных Е.М. КОНИАРОМ (3).

ОБЩИЙ ПОЗЕМЕЛЬНЫЙ БАНК

На момент подачи Е.М. КОНИАРОМ заявки на аренду изумрудных копей, по свидетельству «Трудов комиссии Высочайше учрежденной для усторойства земских банков», он (наряду с воспетым ныне поручиком ГОЛИЦЫНЫМ) вошел в число лиц, уполномоченных Общего Поземельного банка:

«Несколько капиталистов, совместно со значительным числом землевладельцев разных губерний, приступили к составлению проекта Общего Поземельного банка. Составленный проект был тогда же в главнейших основаниях опубликован; а ныне он представлен на утверждение правительства.

Участвующие в предприятии землевладельцы и капиталисты уполномочили несколько лиц для предварительных действий и получения дозволения на учреждение банка. Уполномоченные суть: тайный советник Потемкин, генерал-адъютант Паткуль, статс-секретарь тайный советник Комовский, Свиты Его Императорского Величества генерал-майор Кулешов, потомственные почетные граждане братья Мельниковы, почетный гражданин Галов, купец Сидоров, помещик Кониар, банкир Вертгейм, камер-юнкер Марченко, штабс-ротмистр граф Стейнбок-Фермор, поручик князь Голицын и статский советник Тарасенко-Отрешков.

Они объявляют, что в настоящее время ценность недвижимых имуществ владельцев, изъявивших желание заложить их в Общем Поземельном банке, составляет уже 29 172 550 рублей, а сумма ценностей, заявленная капиталистами для составления основного капитала банка, достигла 1 210 000 рублей; наконец — по предварительным уведомлениям, ценность имуществ, предназначенных к залогу в банке поименные списки владельцев которых еще находятся в губерниях, доходит до 120 миллионов рублей.

Желаем полного успеха предприятию, развивающемуся в таких больших размерах!» (4).

НЕПОСТРОЕННЫЙ РЫНОК

К слову сказать, известен еще один эпизод строительной деятельности Евгения Маврикиевича КОНИАРО.

В 1863 году, в числе самых первых претендентов, он обратился с заявкой на постройку здания крытого рынка на Сенной площади в Санкт-Петербурге.

“Варшавский помещик” заказал проект здания архитектору, академику Ц.А. Кавосу и инженеру-бельгийцу Фильелю Брогги. Они спроектировали «очень обширное железное строение на фундаменте с каменными кладовыми и погребами».

В итоге, в 1864 году городская дума “Северной Пальмиры” не приняла проект из-за его дороговизны… (5)

Надгробие первого арендатора изумрудных копей Евгений Маврикиевича КОНИАРА

Надгробие Е.М. КОНИАРА (фото с интернет-сайта lavraspb.ru)

… Умер Евгений Маврикиевич КОНИАР 22 января 1890 года (по старому стилю) в городе Санкт-Петербурге. Похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры.

ИСТОЧНИКИ:

  1. Материалы интернет-сайта «GENi» (www.geni.com).
  2. ЕФИМОВ Андрей Александрович «Роль Министерства Императорского Двора в формировании облика Санкт-Петербурга XIX века» (диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук).
  3. СЕМЕНОВ Владислав Борисович, ТИМОФЕЕВ Николай Иванович «Изумрудные годы мира. Камень России», г. Екатеринбург, 2005 год.
  4. «Труды Комиссии, высочайше учрежденной 10 июля 1859 года, для устройства земских банков». т. 1. — Санкт-Петербург, 1860-1862.
  5. Зоя ЮРКОВА «Сенная площадь. Вчера, сегодня, завтра», г. Москва, 2011 год.

Автор очерка – КОМАРОВ Дмитрий Михайлович.

Комментарии запрещены.

Полезные сайты