Сухарев Юрий

Календарь

Август 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Копырин А.Л. Немцы в городе

ПанихидаВ конце июля в наш город приехала экскурсионно-туристическая группа из Германии. Точнее сказать не туристическая и не экскурсионная.

   Единственной и основной целю немецких граждан, было посещение мест захоронения бывших военнопленных второй мировой войны.

   Все приехавшие, это родственниками бывших солдат немецкой армии, попавших в плен и отбывавших сроки в лагерях на территории нашего города. Здесь же они и были похоронены.

   Но по порядку.

   Группа начала посещение нашего города с историко-краеведческого музея. Директор музея Л.А.Цибизова провела экскурсию по залам музея и ознакомила гостей с историей открытия Баженовского месторождения асбеста и периодами строительства города.

   Практически у каждого стенда, немецкие гости живо интересовались историй нашего города и с интересом рассматривали старые фотографии и экспонаты прошедших эпох. И конечно фотоаппараты в руках гостей, не остались без работы. 

   Особый интерес и массу вопросов вызвал зал с образцами горных пород. Они с интересом разглядывали как кристаллическое сырье, так и основное богатство нашего района асбест.

В музее 1

   Но находясь в залах музея, они с нетерпением поглядывали на часы и напоминали переводчику и экскурсоводу, что нужно ехать.

   По пути заехали в цветочный магазин. Переводчик группы, молодая девушка из Екатеринбурга, была «приятно» удивлена ценами на букеты. По ее словам, даже в столице Урала, цветы стоят значительно дешевле.

   Конечно, нам со стороны было интересно посмотреть на поведение немецких гостей, на их интересы и пристрастия.

   О здоровом образе жизни, жителей цивилизованной Европы возникают сомнения, наблюдая как при каждом удобном случае, часть немцев быстро достают сигареты и с удовольствием затягиваются табачным дымом.

   Грешат этим не только мужчины, но и женщины и притом разных возрастов. Тут конечно можно сказать и о прекрасной половине жителей нашего города, особенно молодого возраста, которых можно наблюдать с чинариком в руках. Тут наверно уместна реплика: о женщины! О времена! О нравы!

   Интерес у гостей вызывала и наша растительность. Они с интересом разглядывали зонтичные растения (укроп) на газонах нашего города и осторожно трогали его пальцем.

   Женщины на газонах сорвали маленькие трехлистиковые растения клевера полевого и с наслаждением нюхали.

   Родственники военнопленных, цветов купили много и даже в горшочках. Забегая вперед скажем, что потребовалась даже лопата, что бы они смогли посадить их на могилы своих родителей.

   Для справки.

   В военный период на территории нашего города был большой лагерь для военнопленных. Он состоял из нескольких отделений. Военнопленные работали на предприятиях нашего города, на строительстве промышленных и социальных объектов, а так же строили жилье.

   Период пребывания военнопленных определяется с февраля 1943 года по 1955 год. Количество военнопленных в разные годы менялось, но принято считать, что в наших лагерях находилось более 10 тысяч человек.

   За время существования лагерей, смертность была высокой, седьмая часть военнопленных осталась в нашей земле.

   Все цифровые данные, приняты на основе работ опубликованных в открытой печати профессором В.П. Мотревичем.

 

   На территории нашего города три официально оформленные кладбища военнопленных. Первое, это кладбище на котором похоронены солдаты и унтер офицеры стран воевавших на стороне гитлеровской Германии.

   Находится оно в карьере комбината Ураласбест. В простонаречии его называют солдатское кладбище или кладбище в карьере.

   Второе кладбище находится в лесном массиве за Северо-пролетарского отвалом. Здесь похоронены старшие офицеры германской армии, а так же венгерские, румынские и австрийские офицеры. Его обычно именуют генеральским.

   Третье кладбище в районе кирпичного завода, но там похоронены венгерские граждане.

   В обязательном посещении первых двух, была высказана настойчивая просьба.

   По территории промышленного предприятия, группу сопровождал главный инженер рудоуправления Ю.С.Хижняков. Он организовал автобус и мероприятия по беспрепятственному проезду к территории кладбища.  

   На границе карьера пришлось пересаживаться в автобус предоставленный комбинатом «Ураласбест». Дорога в карьере не для междугородних автобусов с низкой посадкой.

   Десять минут медленной езды по карьерным дорогам и мы остановились на площадке перед лесным массивом. Прихватив лопату, пешком двинулись в сторону кладбища.

    Двигаясь по дороге, немцы с интересом разглядывали травы, произрастающие на дороге, срывали и нюхали некоторые виды растений. На водителя автобуса, который сорвал костянику и ел прямо с веточки, смотрели с неподдельным интересом. Грибы, растущие на дорожке, обходили стороной или перешагивали.

      Для справки.

   На территории Северного карьера расположено кладбище МВД СССР лагеря № 84. Здесь похоронено:

   Всего             1825 военнопленных.

   Немцев            1261

   Румын              137

   Итальянцев         131

   Венгров            107

   Финнов              63

   И вот мы на месте. На лесной дороге в окружении соснового леса, на небольшом удалении друг от друга стоят два каменных монумента. На одном дереве прикреплена небольшая табличка под стеклом.

   Здесь информация о количестве захоронений на данном кладбище. Другая табличка с фотографией солдата, посвящена итальянскому военнопленному и всем итальянским солдатам похороненным здесь. 

   Каждый раз, бывая здесь я испытываю неловкость. То же самое сказал мне и главный инженер рудоуправления Ю.С.Хижняков, сопровождавший нас в этом мероприятии.

   Кладбище считается немецким. По количеству военнопленных немецкой национальности похороненных здесь оно превосходит финнов, венгров, итальянцев, румын всех вместе взятых.

   Памятные камни установлены венгерским и финским военнопленным, а вот памятника немецким солдатам нет. Видимо как всегда и наверно во всех странах, простой солдат не нужен ни тем, ни другим.

   Собравшись у черного памятного камня, установленного финским военнопленным, некоторое время молчали и потом через переводчика, рассказали приехавшим общие данные.

Разговор на кладбие

   Здесь наверно уместно сказать, что все родственники приехавшие в Асбест, имеют свое очень твердое мнение, основанное на информации немецкой официальной стороны. Кроме того, у многих на руках документы выданные архивами с подписями и печатями.

   Тем более, что во все времена немцы отличались дисциплиной, педантичностью и развитой бюрократической системой. Они безоговорочно верят бумагам, выданным соответствующими органами.

   Показывают схемы захоронения солдатского лагеря, а фотографии показывают генеральского кладбища. Где стоят памятные кресты и все приведено в надлежащий вид. 

   Рассказали немецким гостям о количестве лагерей на территории нашего города, периоде захоронения и численности, преданных земле умерших. Вопросов было задано много и пока мы беседовали, один из немцев установил на памятник плеер и в лесу зазвучала громкая музыка.

   Сорок лет назад мне пришлось побывать на немецкой свадьбе, под скрипку и аккордеон. И вот сорок лет спустя, волей случая, пришлось присутствовать на немецкой церемонии поминовения.

   Немцы встали вокруг обелиска в круг и взялись за руки. Молча, с опущенными головами, слушали симфоническую музыку. Затем один из присутствующих, прочел по бумаге речь, с перечислением имен родственников здесь присутствующих и двое других, зачитали выдержки из библии.

Панихида

   После официальной части, у многих немцев на глазах были слезы, немцы старшего поколения подходили к нам, что то говорили. Другие от избытка чувств говорить не могли, они просто молча жали руку и отходили.

   Вот здесь пришлось вспомнить и пожалеть о том, что в школе на уроках немецкого языка, он тогда был основным иностранным языком в наших школах, я учился «спустя рукава».

   И в студенческом возрасте, так же плохо учил немецкий язык и кроме военных команд из фильмов «хенде хох» и «лагайт!» знал еще с десяток слов.

   В сравнении с моим дедом, воевавшим в Первую мировую войну 1914 года, и знавшим шесть разговорных языков, в том числе немецкий, так как попал в плен, я конечно сильно отстал.

   С нашей точки зрения, мероприятие это, наверно можно назвать поминками. Но у немцев свои понятия и естественно свои правила и традиции. Во время церемонии ни один из присутствующих не перекрестился, не поклонился, ну а уж насчет рюмки водки или шнапса, не было даже намека.

   Старшее поколение немцев, у кого здесь похоронены родители, подошло к нам с документами, планами, схемами и фотографиями. И нам пришлось долго и обстоятельно всё объяснять.

   На схемах нарисованы дороги и ситуация, которая существовала на средину 50-х годов ХХ века. На сегодня естественно всё изменилось.

   Они с трудом понимали разницу между отвалом и карьером, а нам насквозь пропитанным горным производством и свободно оперирующими горными терминами, пришлось подбирать слова попроще.

   На схеме было отмечено место захоронения. Сын военнопленного просил, что бы мы показали ему, где находится эта могила.

   Но так как на сегодняшний день, не сохранилось ни каких ориентиров, ни одного холмика или даже угла забора, восстановить на местности расположение конкретных захоронений, не представляется ни какой возможности. 

   Рассказав о методике захоронения в военные период мы объяснили, что всё что находится вокруг нас, это кладбище военнопленных и под каждым деревом, возможно чья то могила.

   Немцы разошлись по лесу с цветами в руках, кто то возложил их под кустик или дерево, а многие прикопали лопатой. В том числе и посадили в землю горшочки с розами.

   Разговоры разговорами, но время шло и нужно было уезжать, о чем и напомнили немцам через переводчика.   

   Но они категорически отказались уходить прямо сейчас. Они приехали из далека, наверно единственный  раз в жизни, специально посетить могилы своих родственников и вот так, прямо сейчас, ехать обратно не хотели. 

   Мне даже показалось, что они хотели остаться до вечера, но в результате переговоров остались еще на полчаса.

      Для справки.

   За Северо-Пролетарским отвалом находится кладбище МВД СССР лагеря № 476. Здесь похоронено:

   Всего       49

   Немцев      42

   Румын        4

   Венгров      2

   Австрийцев   1

   Посещение офицерского кладбища прошло менее эмоционально. К центральному кресту участники группы возложили цветы, прочитали надписи на мемориальной доске, осмотрели постриженные газоны и ограду с решетками.

На офицерском кладбище 3

   Так же задали массу вопросов, один из которых носил чисто прикладной характер, на чьи деньги все это сделано.

   Дальше группа проехала в музей комбината «Ураласбест», здесь гостей ознакомили с историей градообразующего предприятия. Показали награды и символы производственных побед недавнего прошлого.

   В зале, где непосредственно представлены образцы горных пород и весь номенклатурный набор изделий с применением асбеста, гости неожиданно задали массу очень специфических вопросов.

   Возможно, среди них были химики и они задали такие специфические вопросы, о возникновении и кристаллизации горных пород, что даже переводчик затруднилась подобрать термины.

   Было еще много вопросов как общего плана, так и мелких частных, порой даже для нас неожиданных. Например одна из женщин, попросила показать на карте, где находится город Асбест.

   Они долго рассматривали выставленные в стеклянных банках образцы асбестового волокна и ни как не могли понять разницу. Внешне волокно и высоких сортов и низких, для них одно и тоже.

   Только после наглядной примитивной демонстрации, что первый сорт стоит 100 долларов, а шестой сорт 1, все встало на свои места.

   После окончания экскурсии, осталось время и мы выйдя на улицу в свободном режиме пообщались с немцами. Здесь в очередной раз, пришлось сожалеть о незнании иностранных языков, а некоторые из гостей владели еще английским и французским.

   Так что можно только повторить: ученье свет…, хотя один из водителей автобуса на это сказал: поехали в Россию, пусть русский учат!

   Разговор получился примитивный, на пальцах, но мы в грязь лицом не ударили.

   Женщина из Берлина рассказала, что она работала на заводе по производству шифера. И ее шеф регулярно ездил в Россию, для заключения контрактов. А вот она проработала на заводе 35 лет и сейчас у нее якобы от асбеста, неважное здоровье.

   И спросила, как у нас с этим обстоят дела. Пришлось сказать, сколько лет у меня трудового стажа и что я работал в карьере.

   Жестами показал, что не пью и не курю, а еще хожу на охоту и в день иногда прохожу 50 км. То что не пью и не курю она поняла сразу, а вот насчет охоты и километража, пришлось объяснять три раза.

   На ладони пальцами показал, как идет человек, охотника обозвал «хантером». Растопыренными пальцами обоих рук, махал пять раз и говорил что это километры. Поняла.

   Затем показал на циферблат часов. В шесть утра выходим, оборот вокруг циферблата и еще до десяти вечера.

   Когда наши манипуляции в разговорном жанре закончились и она поняла смысл сказанного, она естественно рассказала это своим коллегам.

   А потом мы сели в автобус и поехали на самую грандиозную достопримечательность нашего города. Мы поехали на смотровую площадку.

   Панорама карьера произвела на них ошеломляющее впечатление. Не выпуская из рук фотоаппаратов, они переходили с одного места на другое и фотографировали во всех направлениях.

Смотровая 2

   Наклонившись на перила, они с интересом разглядывали экскаваторы, медленно поднимающийся из карьера по железнодорожным путям электровоз. И глядя на синюю вахтовку спускающуюся в карьер, что-то оживленно с улыбками рассказывали друг другу.

   Заключительной точкой в поездке немецкой группы, в далекий уральский город Асбест, стала фотосессия на въезде в город, у камня с датой начала промышленной добычи асбеста.

   Хочется надеяться, что немецкая группа посетившая места захоронения своих родственников, уехала на родину с добрыми чувствами.

   Война не нужна ни кому. Она длилась четыре года, а память, еще долго будет кровоточащей раной для всех народов втянутых в эту бойню…

Июль 2017 г.                      А.Копырин.

От редактора сайта: На самом деле кладбище лагеря № 84 («в карьере») не является чисто солдатским, т. к. в этом лагере находилось и некоторое количество офицеров, которых хоронили там же. Это был лагерь, в котором контингент содержался не за преступления, а по обычаям войны. Лагерь № 476 — это лагерь осужденных военнопленных, которые получили сроки за военные преступления. Среди заключенных этого лагеря были офицеры, генералы, а также рядовой и унтер-офицерский состав. Хоронили всех на одном кладбище, которое почему-то некоторые асбестовцы называют «офицерским».

Те, кто желает знать об этом точно — найдите на этом сайте мою работу «Трудовые лагеря и спецпоселения на территории бассейна реи Рефт» или обратитесь к работам профессора Мотревича В.П.

Ю.Сухарев

 

 

Комментарии запрещены.

Полезные сайты