Сухарев Юрий

Календарь

Август 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Неустроев Г.Ф. Байки и сказы

НеустроевКто сейчас пишет сказы? Геннадий Федорович Неустроев, житель г. Артемовского, давний друг рефтинских краеведов. Его жанр — смесь поэзии и родословия. Сам он считает, что его стихи — плод генетической памяти. Это, определенно, талантливо и самобытно. Работа представлена на Х конференцию УИРО (Рефтинский, 14.02.2015). Практически ничего не тронул, опасаясь нарушить авторский замысел. Ю.Сухарев.

2007 год.- Тогда, родной братец Сергей Фёдорович Неустроев да пятиюродная сестрица Нина Алексеевна Бархатова (Малыгина, Козлова) сказали: «хоть бы какие-нибудь байки попробовал сочинить про стариков наших «далёких». Я и попробовал,- сделал несколько зарисовок. Потом они «сами мне в голову стали лезть…», как будь-то и в самом деле существует генетическая память.- Чудно!..

«Поэтический дар» до меня приходил: в одно ухо влетал да в другое выходил…- Где б ни шел я, не брёл,- всюду он находил, да бывало порой,- среди ночи будил!..».

А коли наиболее полный, и последовательный архивный материал был по линии любимой (Бичурской) бабушки Елизаветы Еремеевны (Козловой) Неустроевой.- То от её пращура (Якунки Голубчика) я и начал «охинеюшку плести…». Нашли, кому доверить?!

То есть, этот Яков Васильев (Голубчик) и есть наш, с Ниной Алексеевной, пращур в Зауралье, в Невьянской слободе с 1621 года.

                                                      ——-

«Сидит орёл-отшельник на высокой скале в синеве, да подстать ему птица!- что смогла долететь до него,- всё у ней при себе!..- угнездилась орлица».

                       В общем:- «где родился, там и пригодился!»- пословица.

                                     КАРТИНКИ-ЗАРИСОВКИ,- иначе сказки.

                                                   «РИФЕЯ».

—«От Карского морюшка «стынного»!- почитай до Арала «пустынного»!:- «ноги в тепле, глава в холоде» поперёк земли «Гряда Каменная…»,- ровно баба лежит «неприкаянная?!». Растянулася «Верзила… в небо Камушки… вонзила Поперёшная!».- Абы не было дорог, не проехал бы «Порог»!

—«У нас за «Каменной грядою», у азиатов, что везде!.. Одно различие имеем!- оно относится к воде.- Как по восточному «подолу» вода нарыла борозды…- так реки тянутся к Тоболу да на восход «Большой Звезды». 

                                                     «ТАЛИЦА».

—«Не то «Урки» в горах: забубенивают?..- тетивою тугою позвенивают!..- серым филином запобуркивали!..- сизым голубем запоуркивали!..

На Уральских горах,- на «Рифейских» буграх уж «Весна Красна» обьявилася!- Вода талая народилася…- Слёзка малая навернулася:  округлилася, потянулася…- да и плюхнулася,- развалилася… в разны стороны засочилася… заблудилася?.. «зима-матушка»  прослезилася!..

Капели малые воду нашивают… ручейки под уклон «задубашивают»: уж побулькивают… да позвенивают… между камушков забубенивают!..- Обнялися в большие потоки оне: «бесшабашные» песни… запели весне.- Зашумела вода:- «ой куда?..- ой куда?..»- заревела «айда!..»- «ломя шею…» с «Камней» повалилася…- разделилася…- вокруты берега «нарядилася» в реки буйные превратилася, вдоль по донушку покатилася…».

«Страшен каменный оскал, ревут!.. речки между скал…- только выйдут на простор ведут тихий разговор».

-22.09.2007 года ездили мы с Ниной Алексеевной и её сестрой Марией посмитреть как реки: Режь да Нейва сбежались в одном месте (при слиянии образовали реку Ницу).

Под крик Ключевских «кукарек…»- предстало так слиянье рек.

                          Шутошная зарисовка на «Ницинские штаны».

Ране так и ноне этак, коли вешняя пора: написалося сегодня, созерцалося вчера.                       

-«Две реки с «Бугров» катят, друг на дружку воротят: по лесам, по суходолу, по «восточному подолу».- Рефь река, река Невея примчалися от «Рифея».- Притянув свою «мутню!..»- ясно видно среди дню: «мокры фтоки и мотню». Эти реки прикатились, на низу в едину слились,- в самом устье  наконцу «зачали в штанах Ницу».- «Ноги долгие, кривые!.. понужают» отисток: «пальцы, ступеньки босые» топчут!.. «Каменный Восток». Где сошлися Рефь с Невеей: веселятся бурунцы… реки струйные тугие «ляшки толстые Ницы!»- далее шире!.. на «кокетке» «целомудренны трусы!».- Их появятся исцы?- «Боже ведает концы!..» написал хоть это я!- да не знаю, где края?- Знаю только на восток ей негоже без «порток»!

Где- то  каркнула ворона «корча из себя барона»:- «азиатская страна, азиатка и она!!- хоть богата да стройна: злата, серебра полна,- не во всём Ница вольна!- между берегов лежит, в одну сторону бежит.- Я хоть малости «харчу!..»:- куда надо мне,- лечу…».

Ворон «старая карга!»- крычигал: «закон тайга!..»- После вытер!.. об сучёк,- чёрный «шнобель» старичёк. Это слышал серый дятел «натыкаясь на ольху…». Да кукушка куковала:- «ку-ку- ку!.. да ку-ку-ку!». Потянулася Ница…- не видать «черты лица!»- от «шарагов» отисток…- «головою» на восток почитай из самых «фток!..».

 

                             СТАРАЯ НЕВЬЯНСКАЯ СЛОБОДА (1621г.о.).

                        Дело было ещё встарь!- в землях правил государь.

                     (Первый из династии Романовых Михаил Фёдорович).

—«Как на Нейвинской «штанине», чуть повыше той Ницы,- при Андрее «БУЖАНИНЕ» зазвенели бубенцы!..- Глядь-поглядь да на виду, строят люди слободу:- «таракановцы», «казанцы»- те и эти всё засланцы,- государевы посланцы, поселенцы, приведенцы, с мест иных переведенцы.- Те, и эти молодцы!:- и казаки, и стрельцы глину вывернут как тесто,- ставят кол на это место, снова яма, снова кол,- вкруг селенья частокол.- Плотно жмётся к колу кол!- в надзирателях «сокол». Рубят башни страж ворот, «разевают бойни… рот», жинки садят огород, дело весело идет да острожина растет!.. Загорожена. Для заимок «волостна», на дворе стоит весна словно «девица  красна!» Солнце на небо легко забиратся  высоко, светит:- ярко, широко.- Бродят тучи далеко. Топоры стучат не скоро да идет работа споро,- «гоношится!..»-  весь народ: между стенов да ворот.

Или всё наоборот!..- отворил глашатай рот:- «топорами не махать, пилами не швыркать, «десятинную» пахать да пеньки ковыркарь!..»- Посадили: рожь, ячмень да овёс, да полбу,-  пот утерли со лбу!.. Тут опять наоборот!- взяли в руки: топоры, пилы да долота кто- то крикнул:- «жаба в рот!..»- заперли ворота, «понеслася» слободой плотницка работа!.. Острожок  в куренях, крыши все при «конях» на единый манер:- «на какой это?..»- смотрят в улицу, «как единый петух гонит курицу!».

Река Нейва бежит,- в берегах бормочет!..- уж на правом боку «слобода хлопочет!..».

Посреди слободы:- ни туды, ни сюды «пуп  земли бугорок!»- площадь людная, да часовня на ней стоит срубная по высоким местам с православным крестам. Уж по тем, по крестам любо быть кречетам!..

Чуть поодаль того — храма божиего из матёрых бревён, судная,- приказная изба рубная.- Над казённой избой с деревянной трубой  крыша  дранная, «конём» сланная!..- Выше гребня седло,-  деревянное!- под себя собрало: доски колоты, что б, не мокло добро государево!..- Только выше седла конски головы: на две стороны да не гнутся ветрам!-  тесаны топорам!..- Одна «лошадь» глядит всё на северный лес, чтобы ворог какой в слободу не полез, а «кобылка» друга озирает юга, где зелёны луга да дорога туга. На седле воробей скачет парою да чирикат свою песню старую!..

В том дому-терему всё внутри «поуму!»- справа Русская печь глинобитная,- на шестке  в обожженном горшке  каша сытная; над входными дверями палати, ни единой в хароме кровати. Уж по трём сторонам, акурат под окнам лавки «стенные»:- широченные, гладко струганные, толстоватые, сучковатые да «полы под емя дыроватые!..».

С лева в «Красном углу» наверху к потолку: вряд иконы стоят при святых образах.- Под «Божницею» той стоит «стол- государь!..»- Уж за этим столом «борода помелом!»- сидит дьяк-секретарь,- управляет: добром да гусиным пером!..

У стола прикованы: три сундука кованы,- горкой громоздятся, в них талмуты да «казна царская» хранятся. На цветном половике, кот, на верхнем сундуке потягается «дурью мается!..»:- «дух семьи, гроза мышей, содержатель блох да вшей…».

«По нужде, али как?- зашагнул за порог!- тут: и шапка в горсте, и поклоны в честе. Пригласит коли дьяк?- отойдёшь от косяк!..- персты в щепоть: покрестишся, низко впояс  поклонишся да на лавке  уместишся, так у дъака отгостишся.

Уж крестись, не крестись,- коли дъаку не мил!..- аль чего натворил?..- проторчишь  у творил… В «хоромине приказной» вертясь «будь-то на одной!»- бабка старая седая,- «повидала в жизни  края!»- из загнетов,- из печи «прёт» ухватиком кислы щи. Запах штей стоит в избе!..- ноздри тянут дух себе!..- Коли не был в том дому!:- щтей не хлёбывать тому?.. Кто у двери «прозябал»?- тоже супу не хлебал!

Повторюся, было встарь да об этом весь гутарь!..». 

-«Уж повдоль слободы  долга улица,- придорожная. Да с обоих  концов, из ряжей из венцов башни стражные: наддорожные, надворотные, а при них сторожа подорожные да «воротные».

Уж от улицы той: всё проулочки, переулочки, закоулочки коротенькие да узенькие.

Чуть поширше к одной,- стражной башне речной, что стоит в берегу подле Нейву реку. Коло стенов «стражной»: торги «рыбны» весной. Среди талой воды, Рефь рекой удальцы доплывут до Ницы.- Из Европы купцы. На «шараге» с Ницы воротят молодцы плоскодонны суда с криками:- «вы куда?..- нам из «Рефи» туда!..- на «Невею» айда!- вон она слобода!». Не сдаётся вода!- в Ницу гонит суда. Силы тут не сберечь коли «едешь» навстречь!- хоть «рукою подат»- надо вёслам поддать. «Налегай робята!- слобода богата!:- ать-двать взяли!..- мимо черноталу загребай помалу!». «Худо-бедно влезли!»- на «грнбень» залезли:- погребли, поплыли, рученьки заныли!..».

У Невей-слободы «сушат вёсла» гребцы, вяжут к кольям купцы утлых лодок «концы» да кричат продавцы:- «рыба волжская, да поморская, рыба всякая неоднакая!..- (1650-е г.г.).

 

— «В слободе народу дивно!..- застенам, заворотам: казакам, стрельцам, крестьянам  хорошо живётся там!..- Коло рек стоят заимки, за талиновым  кустам:- шалаши да балаганы крыты белым берестам.

«По: ранжиру, весу, жиру» округом заставы той,- расписал подъячий землю «понарезал бородой!». Где, кому, кака деляна вдележу досталася!?- «десятинная землица» на царя пахалася. Так фамильная деревня тамо и осталася!..».

Например: Мокина, Михалёва, Бункова, Клевакина, Бутакова, Фомина, Костина, Мезенцева, Ветлугина…, Голубчикова.

—Но Голубчики, в складчину, купили землю-вотчину у туринского человека на Нице.

По утверждению Нины Алексеевны Бархатовой «есть купчая от 15 мая 1623 года».

Сокращённо.- «Обросиму Голубчикову, Григорию Новосёлову, Устину Зогзину продал ясашный человек Туринского уезда Никита Телтяков «на Нице вотчину свою на Нице левой стороне с верхнего конца с Кедрового болота вниз по реке по Боровой Большой бор». Крупный вариант купчей хранится в музее села Голубковского.

—У Якова Голубчика было шестеро взрослых сыновей: Обросим, Григорий, Сергей, Иван, Кондратий, Денис и внуки «казанские переведенцы». Люди, завербованные в Казанском уезде, и организованно переведёны в Зауралье. По переписи 1624г. 41 человек в 39-ти дворах.- «Казанцы» селились сравнительно крупными группами- 10-ть дворов в самой слободе, остальные в 5-и деревнях и починке.

Территориально Невьянская слобода в 1624 году занимала земли по Нейве и Режу до их слияния. Вверх по Нейве до Богоявленского монастыря, где основалась Новая Невьянская слобода. По Режу до речки Ошкарки.

(В результате купчей, выходит, границы Невьянской слободы расширились по левой стороне Ницы в восточном направлении по Голубковскую заимку).

Сыновья и внуки Якова Голубчика дали разные фамилии своим потомкам: Обросимовы, Козловы. Загуменные, Подсекаевы, Денисовы, Голубчиковы, а сам Яков Голубчик дал название целому селу Голубковскому на Нице. Выходит (многие) записаны по фамилиям в деревне Голубчиковой переписью 1680 года?

— В переписи 1709 года сыновья Алексея Иванова Козлова: Исаак и Максим крестьяне Невьянской слободы,- Бичурского десятка. «Исаак Алексеев Козлов с детьми: Петром, Семёном. Братом Максимом да с племянником Федотом, а пахали они по полдесятине в поле, а в дву по тому ж». В 1709 году в деревне Бичурской было два двора: один двор Козловых (5 человек) и один двор Упоровых (2 человека): «Данило Иванов Упоров с сыном Григорием».

            —ЯКОВ (ВАСИЛЬЕВ сын) в слободе с 1621 года. «Казанский переведенец».

Яков (Якунка) Васильев Голубчик 1624- крестьянин Невьянской слободы, самой слободы.

 Вместе с другими крестьянскими семьями от Камы реки на Нейву переведёны боярским сыном Андреем Васильевичем Бужаниновым:- не то из Рыбной слободы, не то из Елабуги?- Казанского уезда.

(Елабуга «Булгары» Казанская губерния 25.08.2007 года отметила 1000-у летие).

Другой «вожа» Верхотурский человек сын боярский Тараканов, тожа, из царских же сёл Казанского Прикамья привёл к Нейве семьи крестьян. Их называли «таракановцы».

-Которы до Нейвы пришли наперёд?- меня интерес тут совсем не берёт!- А кони…, что «пёрли!..» с Прикамья подводы всё были «казанской»,- «булгарской» породы.

«Брела… лошадёнка дорогой «тугой», кивала под гнутой дугою головой, за «Каменный пояс» по «Бабиновой».

-«Что за мода, что за нравы??- посередь Россей-державы, в старо время праотцов, штебеньтяли: девы, бабы…- юбок много!..- без трусов».

 

-По отеческой линии, в Зауралье, пращуром является Борис сын Неустроев.

-Яков сын Васильев (Голубчик) по бабушке Елизавете Еремеевне (Козловой) Неустроевой, в Зауралье, вщё один из наших известных пращуров. А коли разыскать всех пращуров да праматушек, то поймёшь!- сколько же в тебе «кровушек то понамешено!..».

Зарисовки-сказки на Якова Васильева записывал с удовольствием. Он в возрасте.

                                    Старая Невьянская слобода год 1622-й.

«Вот и канула зима!- «сплыли…- снежны закрома».- Яков скинул свой тулупчик, подивился тот «Голубчик»!:- уж расстаяли снега да парилися луга. «Нечё тут рукам

махать!- надо ехать да пахать!». Рано утром торопясь на: все,- стороны крестясь!..- старых коней друг за другом позапряг Якунка «цугом».- На ведущего «клячька» «водрузил» дружка-внучька, да гордясь!..- своей снохой пошел следом за сохой».

                                  Невьянская слобода в начале 1630…-х годов.

                                                    «ИГРЕНЯ».

(1).- «Дед к саням  коня  игривого подвёл.- Меж оглоблицей берёзовых завёл.- Молодого, озорного жеребца кованого на четыре копытца.

Дед «Игреню» в путь-дорогу снаряжал,- под крутой дугою гнутой наряжал!..

Всё, что надо в коробочик положил:- «пару деней уж нас не  ждите!..»- доложил.

Чинно, важно за ворота поспешил. Новым днём уж «разрожалася заря». На восток мочальны правили вожжа. Третью зимушку «Игреня» зимовал,- под копытцами снежочик захрустал. От селения жеребчик побежал да тихоничко,- вполголоса заржал!..

И не знали люди те,- что там творят?- «знаменитую» дорожиньку торят!..».

—В данном случаи, речь идёт о первой дороге в Сибирь «Бабиновой».- То есть о его уже более южном направлении, что «отшатнулся» от реки Туры.- Пробился тот путик от Тагила реки к Нейве, да вдоль Нейвы и Ницы от деревушки к деревушке в Сибирь. Впоследствии на этой дороге при слиянии рек: Ницы с Ирбитом будет стоять знаменитая Ирбитская ярмара. И не обошлось тогда без старых дорожек: «вогулок», «остячек», «татарок».

                                                 Слобода «РУДКА».

(2).- «Вкруг селенья,  понемногу натоптал мужик дорогу: до урочищей лесных, до заимок «волостных». Подновил тропу убогу до «Туринского острогу». Пробежал: туды, суды до «Рудейной» слободы, что возникнула тогды у «болотной той руды!..» Блинной нет сковороды?- наряжай коня туды: за гвоздём, за топором, за каким другим добром?..- От Невьянской слободы путь недлог до «Руды»! Запрягайте лошадь в дровни, поезжайте до «жаровни»,- там хороши кузнецы!- завелися у Ницы… Только вот «кака беда!»:- печи курятся всегда как замёрзнула вода.- «Заковырка есть одна!»- на болоте том руда добывается со дна. Летом «рудны» мужики  уголь жгут коло реки, уж зимой из подольда наскребут сырья со льда, да варить его «айда!..».- Печи топят, байки травят, уголь валят, руду плавят да  своё железо хвалят!- В стужу, холод слободски,- всё стучатся молотки!.. У них «ентого добра?..»- накопилось много…- всё завалено товаром, продают почти задаром?!- Взял казан,- «воды не лей!»- трамбуй шкурам соболей!..- Мех изымут с тары той!- повезай котёл пустой!.. Яков «Силыч», что отдал?..- «зайчик солнечный видал!..»- За овёс ли, за ячмень,- уж теперь кака немень??!».

 

                                           «ИГРЕНЯ» «сапает!..»- домой.

(3).- «Короток день!- Зима. Смеркает. «Хер-мес» уж на небе сверкает… Дорогой санной,- «никакой!»- конёк: «нахрапистый», дикой  рысит… под гнутою дугой. С боков: Ница да лес немой, «Игреня» «сапает!..» домой. Он все преграды одолел, последний волок уж белел. До «острожной»  недалеко! Катятся саночки легко. Бежит жеребчик озорной, нето:- взлягнёт какой ногой?!- тащит возишко за собой.- А в коробке, сидит Голубчик, укрыт мохнатою «ягой» да рассуждает сам-собой:- « хорошь коняга у меня!- не зря обьезживал «три дня?..». Да будь- то, кто- то сомустил?..- вожжа Якунка отпустил «на всю жеребчика пустил!..». Хватило!..- старому ума: дорога ровна да пряма. Удила «тваря!..»: закусил, лиловым глазом покосил, задал такого стрекача?!- слезились дедовы оча, едва касаясь полосы аллюром- полным «гнал версты!..».- «Ты посмотри!..- да кто учил?..»- дед в коробушке подскочил.- Рысак надавыши валил, холодный ветер норовил. До дому уж «рукой подать!»- да больше некуда поддать!.. «Касатик» нёсся:- «это,- да!!!- горда мочальная узда!..». Да вот она и слобода: стражная башня,  ворота,  комков… замолкла череда, навстричь «седая борода» уж отворяет  ворота. «Чего везём?..»- кричит «воротный». «Из «Рудной» еду налегке!:- да при железном котелке сижу в плетёном коробке  на соломке, да на железном топорке!- хе-хе!..».- Возница стражу пошутил, хоть всамомделе правым был,- на свой курень поворотил. Тут над улицей пустой завертело снег густой!..- «хоть не ехай, а постой!».- Только мысль до старика:- «лошадь добрая кака!..»- лбом упёрлися в врота до Якунки «Голубка». Мрак густой да вихорь снежный!..- от калитки голос нежный:- «подик сьездили не зря?..»- «Что ты, что ты,- дорогуша!..- принимай не зря, не зря!».

       -Записались эти строки,- будь- то бы сами собой?!- Нечаянно, легко. Смотрю, и думаю:- «чего это я тут наплёл?..»- ни с того, ни с сего!.. Исторически, в силу моего скромного кругозора, вроде бы всё правильно?- А зарисовка самому нравятся!..- особенно жеребчик игреневой масти,- окрас которого и близко представить себе не могу?..- Но чувствую, что «Игреия» красавец! Свои же «враки!..» меня же и заинтриговали!?- Чудно!.. Уж очень захотелось мне прояснить обстановку, узнать,- откуда у Якова Васильева такой:

красивый, рысистый молодой жеребчик?..».

Логически рассуждаю:- «Яков жил при конях, а случай с ними мог произойти самый невероятный и простой».

Искал игреневый окрас коня да попутно занимался «голимым враньём!..». «Пыхтел» над выдумкой долго!..- так как хорошо соврать тоже время надобно. Тут, будь- то бы, и сюжет сам явился?- да уж над ним я потрудился!..

(4).                             —Предисловие к этой зарисовке.

— Якобы?- была у Якова Васильева поддужная лошадка «Ягодка». Это была молодая кобылица вороной масти: «яловая» да с норовом!- Была она низкорослая да тяглая: «казанской,- булгарской» породы. Появилась «на свет Божий!»- уже в невьинских землях. Яков: человек эмоциональный, любопытный, добрый, «на подьём лёгкий». Пришло время ему пахать землю — «пашню десятинную» у Невеи реки, на великого князя всея Руси Михаила Фёдоровича Романова. Да «нетут-то было!»- кобыла чёрная заурасила. А в то время «как на притчу!..»- к боярскому сыну (Андрею Василичу Бужанинову?)- якобы, заехал знакомый «бухарский купец» живший уже давно в Тобольске. В неподходящее время года небольшой караван татар возвращался: из ногайских владений ли?- из северной ли Башкирии?- или из Казани?- в Тобольск. Сделав на устье «Бобровки» (где она вливается в Ирбит реку) небольшой передых торговый караван этой старой «татарской» дорожкой вышел к реке Рефь. Переправившись через неё недалеко от «шарагов» реки Ницы да подле реку Нейву, через «заимку Ключи» «ухомазганный» вьючный обоз татей и зашел в Невьянскую слободу «перевести дух!». В чём, боярский сын, «по дружбе ли?- али ещё как?..»,- не отказал купцу, и принял «бухарцев» на своём дворе. Указанный конь под седлом купца был иноходец:- «бухарской, ахалтекинской, туредской, персидской, арабской, аравийской»- ли породы?- игреневой масти. Жеребец купца, был изумительной красоты. (А, что!?- примерно такой случай вполне мог быть).

-«За «Камнем», хоть густо народу не жило!- но и пусто не было!». Дорожки по Зауралью у местных народов, ясно, что были!

В данном случае (предполагаю) эта дорожка по Зауралью, да через «Камень», имела прямую связь с известной «Казанской тропой».- О чём, будь-то бы?- подсказывает «отводная грамота верхотурского воеводы от 1640 года».

— «И межа тои заимке росписана от Мостового озера вверх по Ирбите до устья Бобровки, с устья Бобровки вверх по татарской дороге до большова болота до мохового, а от болота до большие дороги». (ГАСО.Ф.733.Оп.1.Д.1.Л.299.)

-При встрече, якобы вечерком?- боярский сын с купцом, изрядно… отведали медкоу».

Татары, зашедшие в слободу, были из рода «Шайбанидов»,- «Шейбанидов» т. е. узбеки.

«Сибирские татары, например, делились на кипчаков, тайбугинов, карлуков, найманов, шейбанидов, аргунов…- Шейбанидов отличала более близкая степень родства с Чингисханом.- Тайбугины представляли монгольскую линию. Название аргунам определяла их известная родовая степь. Широко кочевали по округе семьи:- вогулов «манси» и остяков «ханты».

—Недавно, со слов «знатока?»- узнал, что это за игреневый окрас-масть коня.

Жеребец бухарского купца, якобы?- выглядел так:- «желтая соломенного цвета длинная (вьющаяся) грива, такого же чудного цвета раскошный длинный же чуть волнистый хвост. На тонких «точёных» ногах, высокого в холке жеребца, желтые же «чулочьки», изящные тёмно-серые копыта увенчивали  коричневые щёточки. Сильное, мускулистое тело коня,- «экзотической» масти, покрывал тонкий  светло-шоколадного цвета «тулуп».

И всё это, сказочного окраса животное, «ухоженное слугами!..»- перед глазами Якова отливало «золотом!..»- в лучах восходящего утреннего солнца.- Серебряная сбруя «бедуина?»- не ко времени да искрилась сполохами осеннего инея,- таково уж «добро- серебро!». «Лиловые глаза жеребца подчёркивали: его решительность характера, и удаль доставшуюся ему от своих «горячих» древних предков».

—Не правильные по нонешным временам обороты речи, и ушедшие из лексикона уральцев старинные изречения, торопятся занять в череде слов… своё «законное место». Это хоть как-то подводит зарисовки к местному диалекту, частично оставшемуся на моей памяти из детства 1950-х годов. Писалось…- как разговаривали в деревне родичи-сородичи, «земляки»: с множеством восклицаний!!!- в рифму,- т. к. в ходу у людей была масса поговорок, пословиц, прибауток, побасёнок иногда на-расс-пев, а то скороговоркой.

—«Не по Киевски, да не по Московски писано, рисовано!..- По Зауральски слов: напихано, насовано!..».

                                        «Глубокая старина».

События, во времени, «развёрнул» на раннее утро первого летнего дня 01.06.1628 года. Притча с Яковом Васильевым произошла в самой Невьянской слободе.

«Жалко, что «невейский сказ»,- не для детушек рассказ!- зародится в них вопрос,- учинят они допрос?..».

                                           НЕВЬЯНСКАЯ ПРИТЧА.

(4).             Сказ про (Якунку) Голубчика да про Бухарского купчика.

—«Петушок «будило солнца!»- уж вторесь в ночи пропел. Старый Яков возле стенки: завертелся, засопел!..- Члены в кучу: горстью сжался (будь- то б заново рожался)- да уж начал вылезать из-за бабы выползать. С четверенек на «дыбы» встал старик средь избы: в полутьме перекрестился на «Божницу» поклонился!..- мирно в «лопоть» оболокся,- чё то там ещё толокся?.. В слободе уклад однаков!:- «за творилы меж косяков провалился дедко Яков»- да на розовой заре уж топтался во дворе. Воздух утренний пьянил!..- аромат ночи хранил.- Повылезла мошка: «аки шилья из мешка!..». Добродушно «Фуньтик» лаял!..-  дед ему любезно баял:- «вчера было ещё рано десятинную пахать, а сегодня само время!- надо лошадь запрягать». Строго глянул на соху!..- как на «лепшую» сноху, вкруг телеги обошел,- вновь изьяну не нашел!- Похвалил мужик себя:- « молодец Голубчик  я!- как ты Фуньтя  «небузи!..»- всё у Яши «намази»- лико как я загоде подготовлен к пахоте!..». «Драгоценная душа» нежным голосом с крыльца будь- то ласточка касатка щебетала больно сладко:- «век живёшь да всё в отца!- пошибашь на молодца!».

«Поднялась моя старушка?- Утро доброе подружка!- Ты уж милая пойди «провиант сооруди»- в свете нету нас- родне!- да заботушки одне!- отогрелася земля,- выезжаю на поля».

«Туговата» на два уха:- «уж бегу!»- кричит старуха, что девица молода!- повернулась, в дом айда…

Ладит дале дед ступиться,- вновь пришлося оступиться!- Петушок- «сполох не птица!..»- третий раз уже поёт,- тут и солнышко с востока «златоликое встаёт», что ребёнок долгожданный?- «из утробы» вылезат,- «золочёными вихрами сине небо поднимат!» От телеги,- от «подводы» подивился дед на «роды,- самой матери природы!». Ночи мрак тенями пал. Акурат на это время летний месяц наступал!- чинно важно лапоточкам дед к конюшне заступал.

Вот уж в стоило вошел.- К «черномазой» лошадёнке дед Якунка подошел:- «хватит «девка» отдыхать!- надо ехать да пахать!»- ворона- башкой махать:- «не пряги меня в соху, ноне «Ягодка» в соку!!».- Кобылица старику:- «да не мешкай!..- посуху, поведи  до «жениху»!- «время терпит!»- отгулям,- навертимся… по полям!». Враз крестьянин опечалил:- «незадача какова?!»- на «чернуху» очи- пялил…- горевала голова!..- Зароптал крестяся со лба:- «почивай в амбаре полба!- выручай родимая меня рожь «озимая!». Но лошадник добрый был!- тут-же здраво рассудил:- «эх ты конская порода!..- что поделаешь?- природа!..- (философия народа начал он от огорода)- супроти её попрёш только горе наживёшь!»- И погладив «Ягоду» ту «казанку» молоду: взял мочальную узду  натянул ей на морду, у Христа благословился,- «благо всюду подрукой!»- щепоткой перекрестился…- мыслью обьятый благой, за поводья ухватился, с левой ноженьки ступился прихватив с собою «мзду» со двора повёл «нужду!» Вот идут они с «обновой!»- слободой «Невейской» новой: дед улыбчив спереди, кобылица позади.- «Тваря божья» не бесится!- потихонечку трусится… зеленеет мурава, деревянные «тотемы» «пялят!..»- с крышей голова… Чалят улицей знакомой, к дому кума воротят,- побыстрей «нужду обтяпать!»- оба с лошадью хотят. Яков знает,- жеребец, кумов вовсе в «тело влез!».

А иначе не пройти!- дом боярский на пути:- терем срублен из сосён, двор заплотом обнесён, посреди того двора,- много всякого добра!.. Уж подходят «казанцы»,- «чё то настеж воротцы?- на ограде шум да гам!..- Чё за диво ноньше там?- Конь свирепо чей- то ржот!..- будь- то тавро шкуру жжет?- крики:…- ругань не- на- ша!..- не понятно не- ши- ша?». Яков вспомнил: «у бояр гость,- купчина из Бухар!».

Нестерпимый интерес нажимат наперевес:- «чё бы нам не отдохнуть,- на «бузу» бы не взглянуть?!»- Среди  улицы большой «спорят: разум да с душой». Дед,- хоть шипко торопился «пересилила душа!»:- сомустился, оступился, наотмаш перекрестился жадно «зраками» блестя,- уж лелеял новостя!..- «Любопытство не урон!»- хитровато мыслил он:- «хоть не серый я ворон да соблазнов уж полон!..- Кто живёт при новостях, в каждом курене в гостях». Яков, он мужик простой!- в раз кобылу напостой привязал за тын густой:- «погости чуток утын…- обернуся в миг един!». Лошадь лядь,- заегозилась!..- зафырчала, закосилась, с укоризной,- не со зла хвост блудливо задрала:- помочилась, заржала!..- но ушами запряла?!- и внезапно замерла.- Поводыря поняла!..- за уздечку дёрнула, голову повёрнула (веселенько пё…ла!..):- «да иди уж старый цвет,- пособлю тебе я дед!»- Тот,- «святая простота!»- «с носом влез за ворота…».- Уж картину созерцал…- тут и он сперва- «за…л!..»- хоть и старый был «лапоть» зашептал: «спаси Господь!».- Округлил старик глаза…- на ограде «шла гроза!..»:- восияло,  громыхало, «трепыхались образа…»,- конь невиданых красот?- по двору гонял народ.- От воссторга у «раба» вновь зашлёпали губа:- «ни-хре-на себе,- гроза!?- только пляшут торбоза!..- аки миру представленье?- нето праздник «Ураза?»- Конь гневливый!- будь- то гром!- на дыбах бреньчит добром…- а округ уже «ява» всё «буксует» татарва!.. Сбруя Яше так и льстит!..- вся  на солнышке блестит. «Две узды на «чуде» том,- с чиста-серебра притом, по краям висят подвески,- полыхают арабески!- стать коня не затмевают, а подчёркивают!:- «синим,- инеем пылают» да почёркивают!». Яшу будь- то при ударе?- осенило кто на паре,- перед ним, при серебре, вытягатся во дворе.- Он про-эких лошадей слышал только от людей!..

Мысли сами по себе забродили в голове:- «лико ты жених,- какой?!- нам бы этакой,- такой!:- ноги, шея, голова,- видна тваря какова!- а какой коня окрас?- не расскажешь свидев раз!».

Мысли,  только родилися, тут стремглав же умчалися,- не к какому то концу?..- к «аравийцу» жеребцу, что стоит мордой к лицу конь бухарского- купцу.

Дед дивится на красу!..- Позабыл про спутницу!- (рипица на улицу) он увлёкся, не слыхат как «булгарская» кобыла:- молода да «ушла- гад!»- даром время не теряет,- «козырят да козыряет!..»- шипко деду помогает пока тот «глазищи мает!?».

Жеребец, почуял «фарт»- да совсем  вошел в азарт!- он игреневый «оммен» согласился на обмен:- «ты мине, а я тебе,- после всякий по себе!» Дед ему:- «да не вопрос!- сробим дело после спрос?».

Подмигнув лиловым глазом «конь собрался с духом разом»:- на дыбы восстал легко, «татарове» высоко, улетели далеко?..- «Бедуину» уже легко!- хохотнул:- «уже пора!»- рысью вышел содвора. Яков раз успел моргнуть, тот промчался: как-нибудь. Уж за ним оборотился, а коня и «след простылся!?».

Старче тоже со двора…- да восскликнул:- «ни…ра!..»- очи выпучил на тын «в шесть копеек с двух алтын!..»- при стечении народу, коло тыну-огороду улутшал…- «бухар» породу: «на халяву!- на ура!» да с Якункина двора!

Зрит Голубчик на «езду!..»- рассуждат о пору ту:- «на шести стоят копытах,- «верой связаны одной!»- «всё под Богом очень просто,- игренной на вороной!». Сжал Голубчик «мзду» в горсте:- «вот-те!- нате!- но-во-сте!- сбегал к куму во-го-сте!.. Сосранья одне напасти уж дорвалися до власти, как бы эти напасте,- не распяли на кресте!?»-

«Зябким потом окатился!..»- персты в щепоть закрестился!..- начал Господа просить:- «соизволь Христос простить!- на чужое «разевал!..»- вышло бут- то своровал!?- Согрешил!- соблазн велик!..»- под носок роптал старик.

Велика ли слобода!?- все сбежалися сюда: кто кулигу не пахал да кто так же отдыхал. Слышит Яша сзади звон?..- «из него душенка вон!»- долго ль,- коротко блудила?!- да в него же угодила!- «чё щас будет?- это да!..- знай- держися «борода!».

Хоть «не робкого десятка!»- а душа и деда шатка!..- «коли кинется бежать и рукам не удержать!».

От крыльца бегут бары,- сохватали топоры!- Впереди ватаги той,- лысый с чёрной бородой:- «кому головы рубить?- не дадут медку попить!».

Бужанинов позади,- кличет:- «мур-за!- по-го-ди!..- не спо-га-ни свет-лы дни!- не бе-ри пло-хо на ум!- поедим «ра-хат-лу-кум!».

Тот:- «и правда!- чё же я?»- чешет…- «репу»- голая.

Со двора несутся «видны!..»- слуги бековы «завидны!».- Согрешили,- уж повинны выводные «бегуна», что боролись с «аргамаком» во дворе среди «г…а!..».- Прибежали те джигиты: «гололобы» тоже бриты.- Сразу к воже:- «надавать бы вам по роже!..»- думал бек тот бухарский человек.- «Разе- слово употребишь!- за хохол не потеребишь!».

Беку в ноги: слуги верны,- повалились «правоверны» их головушки гладки, как капустные вилки?»- Землю взорами «буровя!»- загалдели татаровя!..- Что- то начали «плести?..- охинеюшку нести!..».

Русам татей наговор не понятен разговор?- да окроме «толмача на березине грача!».

Долго слушал лесть купец да восскликнул- наконец:- «моего коня бороли «туманёшки… распороли!»- За «маральную мне рану» отдадите по барану да лишитесь, в кошельке по серебрянной «тяньге».

А порусски на народ,- «слух- пустил» разинув рот:- «ну да, что это за грех?!- уж давно простил я всех!» Слуг купец с земли поднял, словом ласковым унял,- те поводьями звеня!..- повели во двор коня. Долгим взором проводил:- потоптался, походил, «на народ- поворотил».

Чей- то голос?- средь толпы «будь-то ветер о снопы»:- «лико!- знать- то в Бухаре еся добры татаре?..»- Отголосок в таборе:- « чё мы спим на топоре?».

Челюсть нижняя лица затряслася у купца: вверх да вниз… туда- сюда заходила борода как открыл мохнатый рот обращаяся в народ, что «толокся» у ворот средь рубах «косоворот». — «Чья кобыла вороная возле тына как в кустах?- ноне, чья по воле божьей «грудь сердешная в крестах?».

Говорил узбек порусски  без запинки и чисто:- «признавайтеся «невейцы!»- чё молчите- то?- пошто? Хоть событию такому признаюсь небольно рад!- кто же волею Аллаха удостоился наград? Коль создателю угодно было притчу сотворить,- у него свои причуды!..- и не мне его журить. Что случилося,-  случилось!- повелю тому и быть!

Впору пахоты, лошадку за провинность не возьму!- при Тобольске на конюшне оттаких…- хватат назьу!».

-«Кобылице словеца… не понраву от купца! Стрепенулася она:- чёрна,- начерно черна резко вздыбилась «батманом»,- закачался тын густой, а мочальные поводья тянут прясло за собой. Дико фыркнула ноздрями, уж мотая… головой,- удила: «калёны,- бусы»  сталью сшыблись под губой. Беспокойно походила,- на копытах потолклась, комара ногой лягнула,- «спесь»- маленько улеглась. Как опнулась, напряглась: к верху шипко потянулась,- на вершок да подалась.- Иш ты,- как похорошела!- иш ты,- как подобралась!- будь-то чёрная  лебёдка?!- красотою налилась.- «Норку» высоко задрала: звонким «смехом» залилась!..- Только песенка похабна слободою разнеслась:- «уж не на уродине!- «тосковал по родине», а кого я принесу?..- не видать тебе купцу!- и пущщай не на свободе, как задумано в природе, а при тыне- огороде  отвела свою «нужду!». Кони сраму неимут!- люди- добрые поймут!».

Толко думалось купцу:- «да прибудет воларцу!».

-Утро.- Солнышко вздымалось, освещеньем занималось, долги тени утрецу «поклонялись мудрецу!». Акурат пред светлым ликом да в смятении великом полыхал, что маков цвет?- разлюбезный Яков- дед.- Оробел печаль-кручина «напрягала» старика: «стыд глаза не ел!»- личина,- рдела «гребнем петуха». «Душа пятки посетила»- не была давно в гостях!- за всё «разум» отдувался!..- «дух» стоял на двух лаптях». Яков  сердится:- «напасть,- на «брыла» б тебе накласть!- налетела невзначай хошь, не хочешь,- отвечай!..

«В грязь лицом бы не ударить!»- дурной славы не нажить, своего бы не лишиться, «прохиньдя» ублажить.- Поторапливайся ум, что б чего не наобум!.. Признаваться,- али нет?- у кого возьмёшь совет?..- окромя как у тебя!- тоесть сам же у себя!- А соврёт?- возьмёт «чернуху»: мне полушку, ей по уху,- «ухайдакает малуху» у меня у Голубца,- врят ли кровушку оставит от такого жеребца!? Басурманин,- всёже барин!- много силы у купца!.. Чё же делать?»- мялся Яков,- «раболепная- душа!». «Судьбу знать-то не обманешь да не раз в глаза заглянешь!?- довелося Якушу, и стою едва дышу!».

-На часовне колокол блещет!..- во всю «ряху»,- «рвёт чугунным языком на себе рубаху»:- «волноваться поздно старец!- «нахалом» впихнут таварец,- отпрыск дивного коня принародно у плетня».

-После звона-перезвона акурат не опосля!- мысль достойная явилась от ума да пользы- для:- «стой,- постой-ко добродетель, погоди-ко молодец, я событию свидетель, да и я кажись истец!?».

Осмелев на радостях, дед при этаких вестях,- «весь собрался на лаптях!»:- «в пору пахотную жарку, не возьмёт «бухар»- «булгарку»,- лошадь русского царя (Михаил Федотыча). Но судьбе благодаря, платить Яшке!- за царя. Конь не кумов, а чужой!- быть бы- «девке» жеребой!- Жалко, что не хватит мзды за жеребчика труды. Случай «крут», купчина «плут», не стоять же «среди пут»!- Время мало на раздумья!- шевелись мыслишка умья, коли время отвечать, « рано зыбочку качать!». При себе грошей нелишку: «набивает себе шишку- пыль серебрянна в мешишку!..»- Торговаться да рядиться серебришком не годится!- маловато для купца за услугу жеребца.

(Подзапазухой Якуна: серебра едина куна, тонкий серебра дирхем,- деньги древние совсем!). Чтоб, чего не наобум поторапливайся ум!..- Семя брошено в «бразды», видел «пахаря» труды.- Уж преследуя «навар», древний выложу «динар».- Долго ль- недолго!?- хранился, вот и случай, пригодился, как для этого явился!?- Злато,- ноша тяжела!- отведу сынов от зла. И не стану торговаться, и не буду волноваться, пусть теперь трясёт его!- осердили мы кого. Протяну…- возьми- мол бек,- гость бухарский человек.

Девять лун в ноче пройдёт, там и «отпрыск подойдёт».

Мне на злато не молиться да тем- паче не хвалиться!- век живу, хвалюсь одной: сплю меж нею да стеной.- Пусь «туга» на оба уха,- здорова моя старуха!..- «хоть какая пурга дуй нам с милшкой хоть бы что!».

-«Раззорившись на сморчёк!»- из «толчеи» подбочёк  вышел к «блудне» старичёк: с тын… поводья отвязал, под узцы «черницу» взял. Лошадь жмётся к поводырю,- оба зырят на «колдырю». (Было видно, что бары похмелились до жары).

Тут купец заулыбался:- «вот голубчик ты попался!».

-«Притча быстро сотворилась, доле сказывать слова!»- где- то буркнула спросоня пучеглазая сова.

Яков не был «тугодум!»- быстро робил его ум:- «хоть кобыла взята силой,- всёравно держать ответ!- ране, пожже,- чё тянуть- то!»- отворил роток и дед.

-«Уж прости нас гость бухарский!- что поддался конь твой «царский» на соблазны вороной- «тварь епархии одной!». Шли мы ноне к жеребцу, что живёт на том концу…- а иначе не пройти!- дом боярский на пути. Лошадь вёл до жеребца да «нарвался на исца!..».

Только понял я одно: кони «снюхались…» давно!- мы не чуем как оне, нам уж хлопоты одне!.. Ты истец бухарский купчик?!- Да и я истец- Голубчик!- лошадь вёл по утрецу не к твоёму жеребцу!- Шипко- твой «оголодал!»- да проходу нам не дал.- Я «оказию» видал!..- На толику отлучился!- конь да тут как тут явился!- Будь- то знал?- ведут «отраду»!- рысью вышел за ограду. И прошли бы, мы,- настиг!- своей цели бы достиг!».

-Улыбался гость бухарский:- «славно «плёл!..»- крестьянин царский. Недосуг ему брехать!- «десятинную» пахать». «Дорог день, что кормит год!»- «год,- питает целый род!». «Проть царя «переть- негоже!»- для себя нето дороже. Ты, доволен,- вижу дед?».

-«Как сказать мне  барин,- нет!- свет и тьма в единой власти: видаль, невидаль, напасти, мыслей ход не остановишь попуте свой «крест буровишь!». С выражением лица «пёр» крестьянин на купца:- « пашня вспахана одна, в борозде уж семена,- понесла  черным- черна!..».

-«В добрый час вы обьявились,- ноне я «при куражу!..»: «худым» словом не обижу, «видит Бог!»- не накажу.- Но на «правду-матку» всёже,- непременно укажу!- я купец, по долгу службы,- не живу без- «барышу!..». И от зряшшного… товару звсегда ищу навару!- за «невиданный» товар?- жду неслыханный навр!.. Дело сделано нехудо!..- И пущай: само- собой!- «Мзду» ложи  старик за «чудо!»- да заключим «мир с тобой».

-«Благодарствую купец!- Только, я,- «невейский пахарь!»- тоже к вам не без чудес!..

Шел до кума, вёл «чернаву», и не думал про «халяву!». Твой жеребчик «диву дал!..»- на «халявку» подгадал!..- Отродясь- коня такого: слышать слышал, не видал!- «рот разявил!»- да и вышло!..- то и вышло- «маху дал!». Будь- то ведал жеребец?..- «не простой идёт гонец»!- он и свиту расскидал, что б тебе я это сдал. Я готовый заплатить, дале незачем идтить!- Ценна денежка, держи!»- Тот ему:- «джуда-якши!- на ладошку положи».

-Утро. Солнышко над лесом полыхало всем «колесом». В это время акурат ложил русс узбеку «злат».- Тот на солнышке блеснул «белу ручьку» потянул. Азиат, на это глянул!- сперва здорово отпрянул!..- Опосля, разинув- рот!..- сделал всё наоборот.

От воссторга у исца поползли с его лица: брови к носу и глаза,- «трое в кучу» собралися да в «чекан» «гурьбой впилися»:- «лико ты,- какая весть?- диво- дивное и есть!..- невозможно глаз отвесть!».- Злат надменно воссияет!..- двумя дырами зияет,- от прокола на прокол «мчится в золоте сокол».

Всяк- торговец «нумизмат»!- много,- что про деньги знат. Бек дивится на «навар!..»- только видит не динар!- «полыхат» в руке «пайза» знак ордынского гонца!- Слышать слышал, не видал!- да старик урус подал.

Глянул бека на «дехкана»:- «злат времён Батыги хана!- а быть может и того Чингиз-хана самого?.. На немой купца вопрос дед глазам:- «с ворона спрос!- где хранился да свалился?!- к «шайбаниду» и явился!».

-Соловей у Нейвы речки, где-то в кустиках свистел. Яков Силыч коло гостя на лаптях стоял крехтел…- бек нехудо утомился,- сам с собой беседы вел…- акурат пред- «солнца ликом»- что тюльпан весенний цвел.- Впопыхах да полыхав!..- на бухарских сапогах уж  нерусским духом пах…- Хоть и хитрый был да смел:- всяко…- «вывернуть умел»!- оказалось не-ши-ша!- «раболепная душа!». Да очухался купец- азиатский продавец,- сотворив Творцу хвалу!..- спрятал «деньгу» под полу. Снова бека «засветился!..»- был доволен «торг свершился».

-Руки Якова тряслися…- «на динаре разошлися!»- на «динаре» не простом,- на чекане золотом.

Где Якушко взял «динар?»- уж про то другой «базар!..».

Присмирели хрестиане, только шопот у ворот:- «лико ты!- каки деньжищи!..- у Якунки «жаба в рот!».

«Тот «динар?»- отдоброхоты шипко старой был работы!- Где-то?- веки… пролежал, шипче лишь подорожал!..:- не иссох, не потолстел, ровно новенький блестел!

Дед «монете» цену знал!?- всёравно купцу загнал!

Сбросил Яков «гнёт» с души!:- «деньгу» к денежкам «паши». Много лет: носил, видал,- «слава Богу!», что отдал. Дед вручил «монету» беку,- было ей четыре веку!». 

-Грач на дереве сидел да «во все глаза глядел!». Разошлись когда, исцы, он воскликнул:- «молодцы!»- распахнул «черны пера…» да и маху со двора.- Сук берёзовый покинул да в свои пределы двинул.- На колонию слетел. У реки, на горных елях,- долго табор их «галдел!..».

Едет Яков на кобыле по Невейской слободе, (записалась побасёнка аки вилам на воде) а над ним в цвету «вельможем»- средь коричневых творил нечто ангел в царстве божьем  коршун по небу парил…- проконючил!..- слух пустил:- «что имел да упустил!?». (Негодуя спокастил!..). Чуть крылами шевельнул в «полудённу» потянул,- «уж его ищи, свищи!»- утянулся за «Ключи».- За рифейскую реку (Реж) сел конюк на сук еловый да глядит на «Плуг Здоровый!..»- рассуждает сам-собой:- «иш за Ницинской лукой у Творца закон какой,- «Солнце пашет под дугой!»- Да при всей красе-басе на «едином колесе»!- от опушки акурат «злат-Ярило» зачинат:- время спереди бредёт в поводу его ведёт, до работы горячи!- боронят простор лучи…». Да синица-тресогуска подпевает:- «чи, чи, чи!..».

«Едет Яков на кобыле, по Невьянской слободе, только цокают копыта!..- хвост тащится позаде. Яков весел!..- хоть лишился золотого чекана,- от того кобыла краше, стала статнее она. Всю триднёвку: дед да баба миловали ворону!..- на четвёртый день с кобылой дед пахали целину».  

Написал да суть проверил, ажно сам в «сиё!..»- поверил. «Сказка всётаки интрига!- На листе моя «кулига».- Я сохою не пашу!- так!..- былое ворошу: байки, сказочки пишу».                             

-«И читать стыдно, и выбросить жалко!- Чья то «пчела»?- «уготовила жалко»!

(Записано 14 сентября 2008 года).

                                                  ————————

                               Пояснения и собственный перевод некоторых слов.

-Из свидетельства по древнему городу Аркаим, якобы, «Урки-срубники» одни из древних жителей Урала.

-Деньги.- Золотой динар, серебряный дирхем,-  персидские монеты долгое время «ходившие» по «свету» в период средневековья.

-А в этом случаи «чекан»- «пайзу из червонного золота с изображением на ней летящего сокола» Яков Голубчик сознательно выдавал за золотой динар. Уже на то время 1628 года «пайза была бесценна!».- В историческом плане темболее.

«Выдавалась такая нагрудная бляха (в виде полумесяца) ордынским ханом гонцу выполнявшему «на словах» исключительно важное поручение (гонное).

Ханский гонец с пайзой, будь она: золотая, серебряная, кожаная или деревянная, был лицом неприкосновенным.

Пайзу и несколько серебряных дирхем, в трухлявом кожанном мешишке, Яков обнаружил в  гнезде старого ворона, которое в середине лета, ветер- «веретень-смерчь» снял с сухой древней ели, какрас на второй год проживания Якова у Невеи реки в 1622-м году.

-«Душа, Разум, Дух»- древняя философия,- человек как «тройственны сплав!?». Полба,- старинная пшеница. Сомустился,- поддался искушению, соблазну. Оступился: остановился, встал. «Лядь!»- глядь!- гляди.- «Лянь!»- глянь!- окинь взором. «Оммен»- сильный, наглый, вероломный. Тын: частая высокая изгородь-плетень, забор из тонких как удилище деревцов. «Туманы»- штаны (с персидского) правда- женские. «Батман»- голова или «калган». Лопать…- одежда. Штебеньтяет…- идёт. «Хер-мес»- в небе лунный серп месяц. Яга,- длинная шуба без подклада из собачьих шкур: с длинными рукавами, и высоким стёганым воротником.

3

                         — (Время царствования Петра 1-го: 1682-1725 годы).

— «При нём, в 1721 году Россия была провозглашена империей, а Пётр 1- императором».

«Пётр Алексеевич Романов 14-й ребёнок Алексея Михайловича, и первый сын от второй жены Натальи Кирилловны Нарышкиной».

— Неустроева, у речки Бобровки, получила своё второе рождение (во время царствования Петра 1).- Эта деревня, от впадения Бобровки в Ирбит, находится в 18-ти верстах, вверх по реке на запад. Строительство домов, на вотчине да у избы их деда Бориса (пустовала с 1625г.) Неустроевы начали, однако, зимами с: 1680 года по 1709 год.- До распутицы 1709 перешли из Костиной к Бобровке Неустроевы Борис и Симан Михайловичи с семьями.

Два других брата Алексей и Артемий Михайловичи Неустроевы с семьями перешли, тогда через деревню же, к речке Ляге на новый приход Белослудской слободы Рождественский погост. С 1710 года и Неустроева приписана к тому приходу (будущая Стриганская сл.).

Из Костиной через Реж реку, в южную сторону до Неустроевой: борами да смешанными лесами между болотин, да через речку Вязовку была санная дорожка 38,5 вёрст.- Зимой не успеешь ладом замёрзнуть, как тройка добрых коней домчит на дровнях до Бобровки. Все братья, каким-то образом?..- помогали друг другу в строительстве домов на Белослудчине

— Неустроевы поставили два дома непосредственно на «мысу» во рвах, как рас около ключа-родника. В первой половине 1709 года жили там Неустроевы.

—-1). Двор. Борис Михайлов (НЕУСТРОЕВ) жена Соломия 69л.

Дворохозяином показан крестьянин Ермолай  (Ермак) Борисов (НЕУСТРОЕВ) 44л, жена Устинья 45л.

У него ж брат Никита Борисов 38л. с женой Мариной?- 39 лет.

У него ж брат Матвей Борисов 31г. (Марина нет-то жена Матвея?).

У него ж Козьмой Борисовым 29 лет с женой Ефросиньей 34л.

У Ермолая 3 сына: Стефан 18л., Григорий 12л., Андрей 6 лет.

У него ж 2 племянника: Пётр Козьмин12л., Стефан 4л. (показан племянником Козьмы).

У него ж сноха Мария 21г.

У него ж 5 дочерей: Анна 22л., Овдотья 19л., Марина 14л., Овдотья 10л., Ирина 8л.

У него ж племянницы: Овдотья 10л., Матрёна 5л., Огрофена 1л., родилась!?- Фёкла.

—-2). Двор. А в нём живёт крестьянин Симан Михайлов (НЕУСТРОЕВ) 59л.

У него детей 3 сына: Мемнон 33л., Исаак 32л., Семён 21г.

У нег ж 3 внука: Гаврило 4л., Фёдор 2л., рожден!?- Афонасий.

У него дочь Оксана с мужем.

У него ж 2 снохи: Анна 34л., Марфа 25л.

У него ж 3 внучки: Ирина 6л., Парасковья 5л., Агафья 4л.

— С ними же, тогда, строительством себе домов занимались Костины.

Тут же, в непосредственной близости от Неустроевых, через ручей, только на противоположном западном яре малого рва, у ключа же, срубили себе два дома Костины.

Они, однако, близкие родственники.

—3). Двор. А в нём живёт крестьянин Сава (Алексеев сын) КОСТИН 45лет.

У него ж брат Калистрат 44 лет.

У него ж 2 племянника: Василий 13л., Герасим 8л.

У него ж 3 племянницы: Прасковья 14л., Пелагея 10л., Овдотья 3лет.

Забегая вперёд.- Переписью 1719г., дворохозяином будет показан крестьянин Семён Мартынов сын Замараев 26 л., а дяди: Сава 63л., и Калистрат 60л., принём.- От него и пойдут  Замараевы, самая многочисленная фамилия в деревне.

—4). Двор. А в нём живёт крестьянин Павел (Фёдоров сын) КОСТИН 49 лет.

У него детей 6 сынов: Козьма 14л., Левонтей 13л., Матфей 12., Артемей 4л., Василий2л.,

Артемей.

У него ж брат Иван 39л.

У него ж племянники: Михайло 19л., Семён 13л., Василей 5л.

У него ж мать вдова Анна 69л.

У него ж жена Ирина 44л.

У него ж 3 дочери: Матрёна 17л., Ирина 9., Катерина 2 лет.

У него ж племянница Агрипина 4 лет.

У него ж невестка Акилина 39 лет.

— Ещё два дома, тоже Костины, построили себе у речной «брылы» на «Вшивой горе».

Из переписной книги Верхотурского уезда 1710 года в деревне Неустроевой:- «(2) двора Костиных (Антоновского десятка Невьянской слободы)». Тоже родственники.

— 5). Двор. А в нём живёт Осип (Елизаров) КОСТИН 35 лет. У него братья Иван 13 лет, Матвей 10 лет, Пётр 20 лет; женска полу Прасковья 30 лет, Оксинья 35 лет.

— 6). Двор. А в нём живёт Иван Тимофеев (КОСТИН) 30 лет. У него сын Иван 3 лет; женска полу Окулина 35 лет, Агафья 15 лет, Матрона 30 лет.

В 1710 году в деревне показано (6) дворов (и две фамилии).

Несмотря на то, что у Костиных (4) двора, а у Неустроевых (2) двора, деревня зовётся Неустроевой».- Почему?- да потому, что Неустроевы пришли на землю предков, а с ними их родственники Костины.

4

(Н.Г.Ф.) 21.07.2007 год. Листаю поколенную роспись… (НЕУСТРОЕВ).

— Тогда, (может не случайно) пришла мне на ум мысль:- «есть традиция в нашем роду да похоже она очень старая, коли мы, и до сей поры, так делаем».

Вспомнилось,- когда, одновременно в деревню сьезжались несколько родственников (в 1950-е г.г.),- они брали с собой маленький бредешок да шли гамазом на Бобровку. И нас: ребятишек с собою брали. Рыбаками родичи не были, только дед Тихон Еремеевич, что-то в этом соображал.- Он бригадой «водолазов» и руководил:- где забрасывать неводок, где вытаскивать его, где ёрши, где окуни, где не шуметь щука водится. Дядя Иван Семёнович Лебёдкин у берега крыло бредня за палку тянет, отец наш Фёдор Степанович: высокий, сильный мужик другое крыло за палку посередине реки тянет, где глубоко плывёт. Кто не при делах (на замене): дядя Пётр Степанович, дядя Вениамин Степанович, …- с дедом по берегу ходят, улов из невода выбирают да ведро с рыбой носят.- И мы тут же, коло них бродим, с азартом… от комаров отбиваемся. Наловят родственники рыбы: щук, окуней, ершей,- чтобы только на ушицу хватило и шабаш.- Рыбу почистят, ведро с водицей на костёр,- только дым валит…- а огонь под ведром  суп-уху варит. Благодать!.. Как сейчас помню,- для нас ребятишек малых это был настоящий праздник.

Вот я и подумал: «А, что изменилось то!?- тот же род, только другого времени народ».

Зарисовка мною записалась на лето 1709 года.

                      «Доложу, Вам, «Родова»!- не в поленнице дрова!..».

                                  Деревня Неустроева на Бобровке.

                                   Сказка про рыбалку 1709 года.

— По традитции отцов да по сговору ловцов: собралися родичи…- вдоль по речке бродичи,- посереди мест баских наловили рыб хрушких, наловили нелишку!- наединую ушку. Костерок на бережку, варят окуней в «горшку». Вкруг ушинного «душку»: порасселись на лужку. Супроти,- на том боку: три «куреня» вбугорку да старинная изба в ней осинова труба!- Акурат промежду рвов в крутоярах куча дров, переходы для людей через реку из жердей чтоб ходить: туда- сюда, коль в «заречье» есть нужда. На сынов дивясь!..- труды,- тятя Боря от «слуды»,- с Белослудской слободы уж пожаловал туды в буераки-борозды. (НЕУСТРОИ) гостю рады!..- ради праздника награды и рыбалка вчесть деда приурочена туда. «Старый перец» был сказитель!- баек, былей рассказитель, много ведал, много знал, улыбнулся да сказал:- «у реки Режевской  родилися, на Ирбитку реку убралися, в «белый берег» гурьбой  поднялися  да не все на «слуде» ужилися!..- Симанко, Ермолай да Козьма у «бобров» вознесли терема, нарубили сосён на мысу поживют «вокрасном лесу!». Клок земли неширокий у них, на «брыле» огород на троих». Умилённо похваливат их!..

— Летний зной давно уж спал, солнца диск за «Камень» пал в золотых лучах закат только зарево сият… где-то филин  буркает…- польской голубь уркает… по воде плывёт бобёр, хорошо горит костёр, высоко его шатёр!..- Вкруг ведётся разговор: про заботу, про нужду, про серьёз, про ерунду, про породу, про природу, да про блинну сковороду, про Невьянску слободу, про Полярную Звезду, про дороги средь зимы, про казанские пимы, про мошну, про гомонок, про Ирбеевский  торжок, про бобровую доху, про невесту жениху!..

Благодать!..- при «Родовой» юшку «швыркать…» с ендовой.- Деревянной ложкою да с ячмённой крошкою похлебать из братины этой же «ушатины»:- деды первы,- вслед отцы…- после «всяки молодцы»,- жынки…,- девицы…,- мальцы- «малосольны огурцы!».

Рядом с Борей на кружку внук Андрюшка на лужку «заморить, чтоб червячку»- шарит ложкою в горшку. Шутит дедушко «дружку»:- « ешь Андреюшко ушку,- наворачивай!- подрастёшь, в слободу заворачивай, уберёте как с тятетею «ржанку»- будем сватать тебе «устюжанку!..».- « Вроде дедушко рано ишшо?..- без жены мне пока хорошо!..».- «Время быстро бежит уж девица вижжит!..». Посмеялась родня…- не последня басня!- пролетят осеня!..

   Млад наелся да уснул!- кто-то к дому умыкнул!- кто зевнул, а кто вздохнул, кто-то песню затянул?..- Потянулася песня, подхватилася родня: про народ, деревни, сёла песня грустная, весёла,- про гулящих казаков, про крестьянских вожаков…

   Нахлебалися ухи, да попели песен…- круг заметно поредел…- вечером был тесен! Переходами потьмой крались девицы домой!..- следом: матери с отцам,- с «малосольным огурцам!».

Назаречье с костерком завернулись крендельком: старики да отроки «супу полны потрохи!». Рассуждают старики, «гоношатся!..» отроки,- всё «словами колеся…»:- «вроде праздник удался?!».

— Вечер канул, блики сникли, звёзды на небе  возникли порасселися сидят…- проморгаться всё хотят!..- «Проморгамся,  дескать, щ-щ-ас!..- да посмотрим уж на вас…- это что за чудаки?- байки травят у реки!..».- Мужики про то не знают, всё сидят да рассуждают:- про берёзову дугу, про рогату кабаргу, про ямщицкую гоньбу, про ружейную стрельбу, про тавдинских лошадей, про вогуличей людей, про Яицких казаков да- про коней рысаков, про парчёвые штаны, про холщёвы зипуны, про муку из решетов да про серых кречетов, про верёвочну петлю, про куделю-коноплю, про болотную руду, про мочальную узду…

 « Может, хватит мужички?- хоть больши уж,- женихи!- намололись чепухи, побегайте с зареки скоро встанут петухи!..».- « Нет уж  дедушка Симан!- не возьмёте на обман! — лучше с вами посидим, веселенько слухать!- чем с палатей в темарьках кислу квашню нюхать…» «Ты смотри кака орда…- ни туда и ни сюда!?..».- Дед Борис сказал:- «тогда,- слухай гаврики сюда, что поведаю стихам на заметку женихам.- Языком нехай плести не коровушек пасти!».

—Летели звуки с языка, топорщилися ухи…- простые русские слова передавали слухи…

«Уж минуло коло века!- от былого человека» баял…-  дедушка  Борис «тыча пальчиком на мыс!..».

Месяц  нанебе «горбатит» дед словам далёко пятит!..- рассуждая на виду:- «отведу рукам беду!»- Да опять развёл  рукам: — «отдам должно старикам!..».

-«Быль поведаю одну,- тут в глухую старину между яров при реке, как в природном тайнике!- стал мужик на «языке».- На бугоре «клин забил»- «свято место застолбил!»- поклонился тем местам…- начал жить с женою там. Не-то: с Волги, не-то с Дона??-  звать Борис того «чалдона»,  курень сробил из сосён нам де будет пращур Он!».

От слов: летящих с языка уж трепетали души!..- простые русские слова… чредом влетали в уши…- «Давно это было…- вписалось пером у речки бобровой:- поляна с бугром  меж трёх крутояров, как есть в тайнике!- земли клок тянулся «языком» к реке, матёрые сосны, что есть на «мысу»- гурьбою толпились… «молясь колесу»!

Откуда  взялися?..- «куда уж с добром!..»- пришли муж с женою,- мужик с топором, возникла деревня, единым двором!- Дымок сиротливо скочил до небес,- «увидел сосновый да смешанный лес!».

Тут на угоре пропел петушок!..- « всё ребятишки закончен стишок!»

   Следом плелись…- от реки старики:- «ноги смотри-ко, совсем затекли!..- Что молодым- то!- уж «дрыхнут» поди?..».- «Ясное дело сопят в темноте: нухают квашню!- робятушки те…». Деды смеются!..- детей простоте, молвили тут-же:- «архаровцы те!..».

   Долго Михалычи коло-двору после давили ещё мошкару!..

Было, что братцам друг другу сказать, солнце начало уже вылезать!..- Летняя ночь не длинна, коротка, «может,- вздремнём!?- посреди  куренька».

Ботоло  брякат у «Белой горы», коней табуном пасут комары!..». Малость ещё постояли деды,- ласковый голос: «идите сюды, чуть  «покимарьните» «седы бороды!..». «Время и правда, что быстро бежит»- бает старушка «ручёнка дрожит…».- (Соломия).- «Боря!- кагда мы поедем домой?» — «Завтра с утра!». — «Ладно, миленький мой!». «Тут хорошо!..- погоститьбы ишшо!»- «Так оставайся, приеду ишшо!..- с внуками сбегашь черниги  побрать…- синя, начала уже поспевать!- нет в целом царстве!- черники такой, как вобору у реки Боровой.  Я отстрадуюсь,  вернусь за тобой!». «Пела синица?.. — Да само — собой!..».

                                                           ——-

                         Уже, после написания рассказа, через какое-то время.

— Просматривал архивный материал более внимательно, я понял, что в Неустроевой или у деревни, что-то произошло?.. тогда.- Так как в одно время 1709 года не стало Неустроевых: Бориса Михайлова (жена Соломия вдова 69л.), Никиты Борисова (жена Марина 39л. вдова), Матвея Борисова, Оксинья Симанова (29л.) вдова (М-НН?), Автамона Алексеева находившегося тогда в Неустроевой.- Это я обнаружил из переписи 1710 года.- Куда-то?- разом пропало из деревни 5-ть человек.

Может болезнь, какая покосила?- мужиков.

А то, могли ещё и с татарами схлестнться!..- да как теперь знать.

Пример.- «Башкиро-татарские бунты-набеги: 1662-64г.г.; 1681-83г.г.; 1704-11г.г.».

Предполагая, что летом 1709 года Борис Михайлов мог быть жив, я и написал байку к тому времени.

Комментарии запрещены.

Полезные сайты