Сухарев Юрий

Календарь

Май 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Сухарев Ю.М. Биография священника села Леневского Иоанна Рыболовлева: от мифов к фактам

Годы жизни о. Иоанна Рыболовлева пришлись на конец  XIX века и первые  четыре десятилетия XX. Но начнем повествование о нем с поиска корней  старинного уральского рода священно-церковнослужителей, к которому он принадлежал.

1

Первые сведения о пращуре Рыболовлевых находим в Аятской слободе 1674 г. Переписью, среди «промышленных» людей, показан кузнец Алешка Васильев[1]. В 1676 г он заплатил со своей кузницы шесть алтын четыре деньги оброчных денег[2].

А переписью Поскочина (1680 г)  Алексей представлен уже дьячком местной церкви. И сознается в холопском прошлом…

«Аятцкая слобода над рекою Аятом. В слободе церковь Живоначальныя Троицы со всякою церковною утварью. У той церкви. /…/ Во дворе дьячек Алешка Васильев сын Рыболовов. Сказал, родился де он у Соли Вычегодцкой во дворе у имянитого человека у Дмитрея Строгонова и жил в кабальном холопстве. И после смерти ево свободился на волю. А в Сибирь пришол и живет в Аятцкой слободе у церкви во дьячках со 184-го году (1675/76-Ю.С.). У него дети: Тимошка трех лет, Оска году. Пашни не пашет, кормится от мирских людей доходом. Сенных у него покосов по дуброве на дватцать копен[3]».

Горн потушен, кузнечный молот поставлен в угол…  Дьячок – нижняя церковная должность, но – принадлежность к привилегированному сословию. Из крепостного тягла в духовенство… Для такого рывка нужны особые данные. Интеллектуальные или, допустим, певческие.

Аятский дьячок Олешка Васильев еще показан  Крестоприводной книгой 1682 г[4]. И пропадает из вида…

Трагедия семьи выявляется при изучении материалов сыска беглых крестьян Г. Д. Строганова 1701 года по Аятской слободе Верхотурского уезда. Через 27 лет нашли строгановские «сыскари»  беглого Алешку Рыбовлева!

«Алешка Васильев сын Рыболов сказал: отец де ево Васка Матвеев сын Рыболов дворовые люди (!) имянитого человека Дмитрея Строганова, и жил Сылвинского острошку в деревне Никитине. И в прошлом де во 1674/75-м году бежал он Алешка з женою своею Епистимьицею в Сибирь, пришел и жил в Аятцкой слободе переходя. А ныне де он в той слободе у церкви во дьячках. /…/

В списку с переписных книг Строгановых вотчин переписи князь Федора Белского 1678/79-го году написано:  (л. 227) За имянитым человеком за Григорьем Дмитреевичем Строгановым к Сылвинскому острошу деревня Никитина, а в ней двор вотчинников, а в нем живут люди ево Григорьевы Васка Матвеев сын Рыболов.

Отдан он з женою Епистимьицею да з детми с Тимошкою, с Оскою, с Васкою[5]».

Дальше следы первого духовного служителя  рода Рыболовлевых Алексея Васильева и его жены Епистимьицы  теряются. Забит ли он был кнутами на строгановской конюшне, либо помер своей смертью – мы пока не знаем. А может снова рванул «через флажки». Отцовский двор Алексея в 1710 г стоял пустым. «Деревня на реке на Сылве …..  Двор вотченников и ныне впусте а в нем жили люди Василей Матфеев сын Рыболов и в 701-м году он Василей умре…»[6].

Василий Матвеев – самый ранний пращур рода, имя-отчество которого известны. Дети Алексея (Тимофей, Осип, Василий), вероятно, были предметом переговоров Строгановых с духовным ведомством: они родились в бегах, а не в вотчине «именитого человека», и попали в списки духовного сословья. Какой был вердикт, неизвестно. Но Василий Алексеев Рыболов в 1710 г служил церковным дьячком в вотчине Строгановых селе Преображенском «что была деревня Усть Косьва» на реке на Каме[7].

Предком же героя нашего рассказа был Осип (Иосиф) Алексеевич. В 1720 г он показан (без фамилии) в селе Мурзинском Верхотурского уезда пономарем, с сыном Петром (7 лет)[8]. А в следующем году фамилию переписчику называет, но не свою. «Пономарь Осип Алексеев сын Мизонов сорока… жена Татьяна пятидесят, сын Петр шти, дочери Варвара пятнатцати, Соломия десяти лет. Сказал, он урожденец де той Мурзинской слободы[9]». Мы знаем, что Осип лукавит — родился он в Аятской слободе. Видимо, не хочет давать шанса строгановским «ищейкам». И это понятно.

В 1737 г, там же в Мурзинской церкви, сын Осипа -диакон Петр Осипов, у него сын Никита  3 лет[10].

Никита Петров оказался изрядным хулиганом (видимо, представителям рода была присуща некая дерзость) и отметился в указе Тобольской консистории 1755 г: « О пономаре Никиты (Петрове) Рыболовлеве, который «с товарищами участвовал в разбиении и ограблении ими той же слободы в доме крестьянина Климента Непомилова…всего на 227 рублей 53 коп»[11]. Что, впрочем, не помешало ему и его детям оставаться в духовном сословии.

Второй сын Петра Осиповича – Симеон.  В 1748 году в Нижнетагильского Демидовского завода Мурзинской слободе  Сретенской церкви  поп Петр Осипов Рыболовлев 37 л.,  у него сын Симеон -6 лет, не обучается[12]

До 1769 г семья о.Петра перемещается в с. Коптеловское. Симеон – дьячок при отце священнике[13]. Жена Симеона —  Агафия Маркова , ок.1741 г.р., «взята Алапаевской округи Коптеловского села крестьянина Марка Калинина»[14].

 В 1774-му году Рыболовлевы по прошению  возвращаются в родное Мурзинское и занимают в 1795 г в Сретенском храме такие места: Священник Рыболовлев Симеон Петров 53 лет, его сын Митрофан Симеонов  — пономарь, внук Рыболовлев Захарий Григорьев (15 лет) в 1792 году определен сюда дьячком. Отец  Захария, Григорий Симеонов,  с 1790 года состоит в Краснопольской слободе священником («у него жена Дария Никитина 41 года, взята Алапаевской округи Краснопольской слободы священника Никиты Хлынова дочь»).

Их отец, дед и прадед Петр Иосифов Рыболовлев  в 1773-74 гг еще послужил в Невьянской слободе 4-м священником[15],  умер в 1785 году в возрасте ок. 74 лет  в Мурзинской.[16]

Священник  Симеон Петров Рыболовлев  умер 17.07.1806 г  56 лет от роду[17]. Его иерейское место  занял сын Митрофан Симеонов. Женой  о. Митрофана была дочь Нижне-Синячихинского дьячка Симеона Петрова Пузырева. Известны и две дочери о.  Митрофана: Капиталина (замужем за диаконом Верхне-Синячихинского завода Симеоном Петровым Боговоленским) и Александра (в 1829 г еще девица)[18].

Митрофан Рыболовлев – прадед героя нашего рассказа. Мы знаем о нем даже немножко больше обычного. Грамоте он не обучался. В 1808 г дом имел исправный. В хозяйстве 4 лошади, 9 коров,6 овец, 4 свиньи,2 пары гусей,2 пары уток, 20 кур. Словом, справный батюшка.

Скажем и об его  брате, о. Григории, священнике Краснопольской слободы. Он тоже обучения  никакого не проходил. Но оба стали священниками. Имели, значит, особые личные качества. И крепость. Вот как писали об о. Григории в клировых ведомостях за 1818 г: «Временно приметен в винопитии. В должности по крепкой натуре упущения не предвидится».

Крепким было и домашнее хозяйство. «Дом исправный. 2 лошади, 9 коров, 4 овцы, 2 свиньи, 4 гуся, 15 кур»[19].В Краснопольской слободе он священствует с 1890 до (как минимум) 1820 г[20].Умер 3.01.1841 г заштатным священником Краснопольской слободы в возрасте 79 лет[21].

И его (о. Григория) сын Захарий в училищах-семинариях не обучался. Брал все практикой. Начинал дьячком в Невьянском заводе 9-ти лет от роду. В 1792 г назначен дьячком же в  родную Мурзинскую слободу. В 1807 г рукоположен в диакона к Невьянскому храму, а в 1815 г во священники —  опять к Мурзинской церкви[22].  В Музинской слободе он служил и в 1828 г[23] (дальнейшее неизвестно). Его материальное положение на 1818 г: дом собственный,  3 лошади,8 коров, 7 овец.

Священник Мурзинской слободы Митрофан Семенов Рыболовлев  умер 18.06.1816   36 лет от роду[24].

Про деда Ивана Рыболовлева, Льва Митрофановича, известно не много. При крещении (1828 г.) в ц. Мурзинской слободы сына крестьянина Орлова в восприемниках «поповский сын Леонтий Рыболовлев», а крестил – о. Захарий Рыболовлев[25].  В 1831 г Лев Рыболовлев служил в Невьянском соборе дьячком[26].

14.05.1834 г. умерла дьячка Льва Митрофанова Рыболовлева жена Ксения Спиридонова 22 лет от горячки[27]. Поскольку известные сыновья Льва Митрофановича (Михаил и Николай) появились на свет  в 1840-е годы, получается, что они родились от второго брака. В летописи церкви Мурзинской слободы Лев Рыболовлев записан как дьячок.

Вот что известно об отце нашего героя. Высшее отделение Екатеринбургского духовного училища он закончил в 1857 г. Значит, родился около 1841 г. На церковной службе с 1862 года.  В 1870 г он  показан в Сретенской церкви  Мурзинского села: псаломщик Рыболовлев Мих. Львов[28]. А в  1872 году ему назначено производство во диакона к этой же (с. Мурзинского)  церкви[29]. В 1877 г он там же —  диакон  (на вакансии псаломщика)[30]. Через 2 года (в 1879 г) в  в д. Старой Башкарке, ранее относившейся к Мурзинскому приходу, построен свой храм, куда и назначают священником о. Михаила[31]. Здесь он и служит до смерти, которая настигла его 10 января 1884[32].

Мы просмотрели родовую линию Ивана Михайловича Рыболовлева на протяжении 200 лет. За это время семья беглых строгановских  крестьян  образовала известный на Урале  род сельских священно-церковнослужителей. Не было  среди них маститых соборных протоиереев. Но была в роду некая «крепость натуры». Передалась она и Иоанну Рыболовлеву.

2

Иван Рыболовлев родился  23 августа 1874 в родовом селе Мурзинском Верхотурского уезда[33] в семье (на тот момент) диакона  местной церкви Рыболовлева Михаила Львовича и его жены Зои Ивановны. Из других детей Михаила Львовича известен Василий, старший брат Ивана[34].

В первый класс Екатеринбургского духовного училища Иван  поступает (точнее – отдан) в 1885 г, в возрасте 11 лет, через год после смерти отца. И первый класс, и последний (в 1889 г) он заканчивает по 1-му разряду, т.е. «круглым пятерочником».  Требования в училище были очень жесткие: из 60 человек, поступивших в 1-й класс в 1885 г , выпустились в 4-м только 18, остальные отсеялись или остались на повторное обучение. По первому разряду уволились по окончании курса  лишь три человека, в т.ч. Иван Рыболовлев[35].

Пермскую духовную семинарию он оканчивает в 1895 г, тоже без проблем, по 2-му, правда, разряду[36].

После учебы вчерашние семинаристы, решившие стать на священнический путь, искали себе невесту. У одних это занимало месяцы, у других год-два. Иван Рыболовлев удостоился рукоположения в 1897 г. Два года он служил учителем в церковно-приходской школе Верх-Исетского завода. Женой его стала Мария Александровна, 1876 г.р.

Итак,  17 июня1897 г Иван был определен священником к церкви с. Красноярского Камышловского уезда[37],  рукоположен 21 сентября – в сан диакона, а 26 сентября – в сан священника[38].

Село Красноярское в 22 верстах от Камышлова ранее именовалось слободой и довольно древнее. Первый храм существовал здесь еще в конце 17-го века. Каменный храм построен в 1886 г, т.е. был довольно новым. Село «расположено на правом берегу реки Пышмы, в местности низменной, окруженной с 3-х сторон болотами и озерами, поэтому неособенно здоровой», сообщает книга «Приходы и церкви Екатеринбургской епархии», 1900 г.

Отец Иоанн прослужил здесь 5 лет. «При храме имеется особенно чтимая икона Божией Матери «Скоропослушницы», выписанная, по добровольной подписке прихожан, из Афонскаго Ильинскаго скита в 1899 году; в честь этой иконы установлен праздник 9 Ноября. В 1900 г. с разрешения епархиального начальства построена кругом церкви каменная ограда на средства прихожан и попечительства». Это выписка из той же книги о годах настоятельства священника Рыболовлева, т.е. и его трудами сие устроено.

Прежнее учительская служение ему тоже в зачет: в 1898 г он был награжден набедренником «за усердную его учительскую службу в ц.-п. школе Верх-Исетского завода, Ек.у.»[39]. Обычно такая награда вручалась священнику за 5 лет безупречной службы.

Но в начале 1903 г семья о. Рыболовлева переселяется в с. Леневское Екатеринбургского уезда, к Крестовоздвиженской церкви. Что стало причиной?  В ноябре 1902 года упокоился его старший брат Василий, служивший псаломщиком в соседнем с Леневкой селе Липовском.  5 марта 1903 г  умер священник Леневского  Иоанн Капустин. Село Леневское  рядом с родиной о. Иоанна – Мурзинкой. Скорее, совокупность этих  обстоятельств и стала определяющей.

Что это за село?  «Леневское село Екатеринбургского уезда… расположено при речке Леневке, впадающей в реке Нейву. Климатическия условия местности, занимаемой приходом, благоприятны для здоровья жителей; почва по преимуществу черноземная», – пишет епархиальная книга 1900 г. Каменный трехпрестольный храм 1811 г постройки, последний придел освященн в 1893 году.  «Для священнослужителей церкви имеются два дома. Число прихожан церкви ныне состоит 1395 душ мужскаго пола и 1482 жен. пола, главное занятие их – хлебопашество».

Вполне подходящее место для молодого деятельного священника. Жалованье 517 р. 80 к. в год (у дьякона Василия Удинцева – ровно в три раза меньше, он на вакансии псаломщика).

Церковь и домашнее хозяйство – вот две заботы сельского батюшки. С обеими хорошо справлялся о. Иоанн, впитавший двухвековой опыт предков и перенявший их «крепость».  Вот как оценил церковную жизнь села епископ Мефодий, посетивший Леневку в июле 1912 г.

«Религиозно-нравственное состояние прихода удовлетворительно: долг Исповеди и Св. Причастия исполняется большинством прихожан каждогодно. … К храму Божьему прихожане усердны. В воскресные и праздничные дни в большом количестве бывают за богослужениями и только в летние месяцы ряды богомольцев редеют, ибо многие уезжают на дальние покосы, ежегодно арендуемые у казны населением за недостатком местных покосных угодий. Среди прихожан сильно развита благотворительность. Более состоятельные охотно делятся своим достатком с бедняками. Особенно же не оставляют без своей помощи бедных и сирот. Любят оказывать помощь тайно. Так, например, накануне больших праздников к домам бедных сирот приносят муку, масло, крупу, чай, сахар и другие необходимые продукты, при чем жертвователи всегда бывают неизвестны.    При церкви имеется библиотека, состоящая из 635 экземпляров книг по преимуществу религиозно-нравственного содержания. Ежегодное число постоянных читателей выражается цифрой около 100 человек.  /…/

По прибытии в село архипастыря тотчас же начался звон к литургии. В несколько минут собралась громадная толпа прихожан, наполнившая храм до тесноты. Скоро началось торжественное служение литургии. Народ с замечательным вниманием служил за службой и с таким же вниманием выслушал проповедь Архипастыря /…/ Во время литургии на левом клиросе пел местный хор. Хотя все местные хоры, которые приходилось слышать при посещении церквей в эту поездку, поют хорошо и знают пение на все гласы, но хор Леневской церкви особенно обращает на себя внимание как мощностью голосов и музыкальностью исполнения, так и умелым, отчетливым произношением слов церковных песнопений»[40].

Священник И.Рыболовлев и хозяином был справным. За церковниками числилось 5 десятин земли. Даже в 1930-е гг, по справке сельсовета, о. Иоанн имел «пахотную землю, посев зерновых, рабочий скот, мелкий скот и пчелопасеку из 5-10 ульев».  В семилетку (1930-37 гг) рабочая лошадь в хозяйстве была одна, дойных коров 1-2, мелкого скота от 3 до 6. Земли обрабатывал 2-3 десятины, кроме последних 2-х лет (в эти годы в справке прочерк[41]). Понятно, что до революции хозяйство было в разы больше.

Пчеловодство было фишкой о. Иоанна.  Пчеловод Екатеринбургского земства Алексей Григорьевич Овчинкин сообщал  Епархиальному съезду в 1913 году, что священник села Леневского о. Иоанн Рыболовлев от 5 -ти семей пчел (стоимость которых 100 —120 руб.) взял в доход меда более 20 пуд. и 2 роя, всего на сумму до 250 руб[42]. Наверное и владыку в 1912 г батюшка медком попотчевал, да и в коляску ему кадушечку поставил…

Видное место занимал о. Рыболовлев и в общественно-политической жизни села. Здесь было две части: явная и скрытая. В 1910 году с разрешения Епархиального Начальства при церкви  было открыто общество трезвости, насчитывающее до 300 человек членов.

«Общество имеет свою библиотеку. Благодаря влиянию трезвенников в 1911 году были составлены в трех селениях прихода особе приговоры о трезвом провождении так называемых «съезжих» праздников. В текущем году одним из этих селений Новые Кривки приговор возобновлен и праздник в честь Св. Пр. Илии прошел в том селении без спиртных напитков. После богослужения, совершенного причтом в местном часовне, было устроено религиозно-нравственное чтение, и вечером беседа и вреде пьянства, сопровождавшаяся демонстрированием световых картин при помощи волшебного фонаря.   Есть надежда, что и остальные селения возобновят свои приговоры и трезвенном провождении праздничных дней. Тесно сплоченная семья членов-трезвенников представляет солидную организацию в приходе, оживляющую приходскую жизнь, способную внести струю оздоровления в местные нравы. Средствами общества трезвости служат добровольные пожертвования, опускающиеся в имеющуюся для того особую кружку, а также общественная запашка и посев хлеба в пользу общества трезвости».   

Общество владыку заинтересовало, и он побеседовал о нем с иереем за чаем. «Узнав, что в этом обществе принято, чтобы каждый новый член обязательно привлекал в ряды его несколько новых членов, Владыка одобрил такую меру. Священник Рыболовлев, открывший общество, энергично трудится на поприще насаждения идей трезвости, изучает литературу по этому вопросу и внимательно следит за ходом борьбы с пьянством в России. Между прочим, он высказал желание присутствовать на предстоящем в августе месяце Московском Съезде практических деятелей по борьбе с алкоголизмом, но не знал, как осуществить это желание. Главным образом он заботился о том, на кого оставить приход на такое сравнительно продолжительное время, как две недели, кто будет совершать за него служение в храме и отправлять требы в приходе. Его Преосвященство разрешил это недоумение, обещав командировать в село Леневское иеромонаха Крестовой церкви и благословил о. Рыболовлева ехать в Москву»[43].

Отец Иоанн съездил в Москву, побывал на съезде. Его рапорт епископу об этом опубликовала епархиальная газета. Интересны строки рапорта о письме съезда Государю Императору.  «Проникнутый горячим желанием бороться с великим российским бедствием пьянства, разъедающим душу народную, Всероссийский съезд /…/ повергает к Твоим Стопам, Великий Государь, верноподданнические чувства беспредельной любви и готовности служить благу родины». Ответ Императора и Его благодарность были восприняты так: «Высочайшая благодарность была выслушала стоя и покрыта троекратным дружным „Ура», после чего все с воодушевлением пропели народный гимн»[44].

Кажется, эти слова написаны закоренелым монархистом. Но нет, о. Иоанн слишком умен, чтобы писать то, что думает… Он пишет, как надо…

В характеристике Рыболовлева И.М., написанной Леневским сельсоветом в 1937 г, указано, что он с 1905 г состоял в партии социалистов-революционеров[45]. То же утверждается в книге А.М.Кручинина[46].

Читая показания о. Иоанна по поводу этого, создается мнение, что они правдивы. Тем более, что принадлежность к партии эсеров в годы Первой Русской революции даже в 1937 г не являлась компрометирующей. Вот выдержки из протокола допроса от 10 апреля 1937 г.

Вопрос: Вы состояли в партии эсеров. (Почему-то все вопросы ставились в форме утверждения, может быть на пишущей машинке не было клавиши «?» — Ю.С.)

Ответ: Официально я членом партии эсеров не состоял, но я знаю, что в 1905 году и позднее в селе Леневка Режевского района была группа местных крестьян во главе с учителем Ведуновым Степаном Христофоровичем, в данное время его в живых нет, революционно настроенных против самодержавия, насколько я понимаю, эта группа придерживалась взглядов эсеров, была ли эта организация оформившихся, я это не знал. Но об ее работе я знал, так как многие крестьяне из этой группы со мной разговаривали не стесняясь меня, а с учителем Ведуновым я был в дружеских отношениях и он от меня своих политических взглядов не скрывал, так как я в то время к этому течению сочувственно относился, а моя жена даже один раз была на одном из нелегальных собраний, проводимых, этой  группой.

Следователя больше интересовало, не был ли о. Рыболовлев провокатором. Дело в том, что упомянутая сельсоветовская характеристика указывала, что Иван Михайлович «проводил предательскую работу в годы 1905 и последующие годы ». Кто был его личным другом из полицейских? Ответ: Ближайшим другом его и Ведунова был земской начальник Поношев, а из полиции друзей не было.

Вопрос о приставе из Невьянска Гуманицком, как часто встречались?  Ответ: В 1905 или 1906 гг после одного из проведенных митингов нелегального характера, после чего крестьянами с. Леневка было оказано сопротивление по […?] лесу одному заводчику .В результате чего для расследования приехал пристав из г. Невьянска и с учителем Ведуновым пришли ко мне в квартиру по этому делу. Обращаясь ко мне и Ведунову… полицейский пристав Гуманицкий сказал нам [что] может нас за такие дела, т.е. якобы крестьянский бунт, в котором обвинил и нас, отправить, куда Макар телят гонит[!].

Приставу мы с Ведуновым сделали угощение, после выпивки Ведунов, обращаясь к приставу, сказал – если он не хотит доносить на меня, т.е. Рыболовлева, то пусть не доносит и об Ведунове за его участие в нелегальном митинге, насколько я помню, пристав Гуманицкий сказал, что он не донесет на нас обоих по начальству. Меня официально о нелегальном митинге не допрашивал, просто так спрашивал. Я приставу сказал, что я о нем не знал, но я знал, тем более, что моя жена была на том митинге и мне рассказывала.

На вопрос, почему за события было репрессировано 60 крестьян, а Рыболовлева и Ведунова к отстветственности не привлекли, ответил: я не был прямым участником кружка, меня может быть за это и не подвергли репрессиям. О том, что он выдавал полиции революционно настроенных крестьян, Рыболовлев показал, что хотя и знал таких, но полиции не выдавал.

Следователь НКВД мл. лейтенант ГБ Парфенов пытается уличить Рыболовлева показаниями  Клементьева Дмитрия Яковлевича. «… поп Рыболовлев И.М. являлся провокатором, имел связь с приставом Гемалицким (!), после каждого посещения последним попа Рыболовлева немедленно производились репрессии крестьян революционно-настроенных… Помню один из фактов: я однажды дал листовки против самодержавия одному из членов кружка Удинцеву Василию Николаевичу (диакону –Ю.С.), он эти листовки показал Рыболовлеву и у меня вскоре на квартире приставом Гамалицким был произведен обыск».

Ответ: я отрицаю показания свидетеля Клементьева и удивлен его показанию. С Клементьевым был в очень хороших отношениях раньше и [после]. Пристав Гуманицкий был только один раз у меня в квартире… О листовках я не помню, скорее Удинцев мне их не показывал. Удинцев был у меня дьяконом и я ему не доверял, так как последний был в очень близких отношениях с местными урядниками[47].

Экскурс следствия в прошлое 30-летней давности к обвинительному заключению ничего не прибавил. Но прибавил нам знаний о прошлом о. Рыболовлева.

Видимо все-таки сведения о политических настроениях и знакомствах леневского священника дошли до консистории. В 1913 г его пробовали перевести к церкви села Зырянского Камышловского уезда. Для обжившегося на своем месте иерея такой перевод – наказание. Но отец Иоанн умел «решать» такие проблемы.  И решил. «Оставлен на прежнем месте служения перемещенный к церкви села Зырянского. Камышловскаго уезда, священник церкви села Леневскаго, Екатеринбургскаго уезда, Рыболовлев Иоанн — 27 Ноября» [1913 г][48].

В следующем году он получает поощрение от нового екатеринбургского епископа. «По ходатайству Инспектора народных училищ 2-го района Екатеринбургскаго уезда Его Преосвященством, Преосвященнейшим Серафимом, Епископом Екатеринбургским и Ирбитским, за весьма добросовестное исполнение законо-учительских обязанностей и хорошие успехи по преподаванию Закона Божия в 22-й день сентября сего года преподано Архипастырское благословение законоучителям:.. Леневскаго училища священнику Иоанну Рыболовлеву»[49].

Началась Мировая война – предтеча еще более мощных катаклизмов. Период с 1914 до 1917 г  в биографии о. Иоанна никакими заметными публичными событиями не отмечен. Поэтому скажем сейчас  что-то об его семье.

3

Матушка Мария Александровна рожала много. Причем, всегда при крещении младенцев восприемниками записаны старшие дети семьи.

В 1912 г рождается Руфина. Крестники — сын священника Владимир Иоаннов Рыболовлев и того же села священническая дочь девица Зоя Иоаннова Рыболовлева[50]. Владимир родился в 1904 году (это известно из документов 1937 г), когда родилась Зоя неизвестно.

В 1914 г появляется на свет Игорь (умирает в 1916 г от коклюша)[51]. Восприемница Леневского села священническая дочь девица Наталия Иоаннова Рыболовлева. Год рождения Натальи точно неизвестен, в 1927 г она обучалась в школе 2 ступени, т.е. была рождена около 1910 г.

Через 2 года рождается Милица и умирает от поноса через 3 месяца. Восприемница при крещении — Леневского села дочь священника девица Руфина Иоаннова Рыболовлева (ей 4 года)[52].

Известна (из анкеты арестованного в 1937 г отца) также дочь Тамара, 1918 г.р.

Таким образом, известные (и пережившие грудной возраст) дети о. Иоанна и Марии Рыболовлевых:

Владимир (1904 г.р.);

Зоя (до 1912 г.р.);

Наталья (ок.1910 г.р.);

Руфина (1912 г.р.);

Тамара (1918 г.р.).

4

Итак, 1917 г., 2 марта (по ст. ст.) — отречение Императора от престола. На следующий день об этом стало известно в Екатеринбурге, а уж по уездам ошарашивающая новость перемещалась со скоростью телеграфной связи. Население встретило известие ликованием.  Духовенство  испытывало «чувства единения, восторга по поводу обновления жизни отечества»,- слова из обращения к Синоду собрания духовенства и мирян Екатеринбурга от 8 марта 1917 г.

Видимо, разделял это ликование и Иоанн Рыболовлев, сочувствовавший (как минимум) социалистам-революционерам. Тем временем в епархии возникло безвластие: епископ Серафим был отстранен от управления за промонархические высказывания, а скоро и вовсе отправлен в столицу под конвоем прапорщика. Борьбу за власть в епархии вели две конфликтующие между собой реформаторские организации: «Исполнительный комитет общих собраний мирян и духовенства г. Екатеринбурга» (председатель— священник Алексей Игнатьев) и «Организаторский кружок прогрессивного сельского духовенства» (председатель — священник Иоанн Минин).

Отец Иоанн Рыболовлев примыкает к кружку сельского духовенства, к верхушке этой организации.

16 мая 1917 г состоялось открытие Епархиального съезда духовенства и мирян Екатеринбургской Епархии.  Священник И.Рыболовлев  выступает с приветствием к съезду от имени «Организаторского кружка прогрессивного сельского духовенства». Он  заявил: «Кружок сельского духовенства стремится к свободной церкви и ко всем реформам». «Одновременно с жаждой реформ участники Епархиального съезда обнаружили свои политические пристрастия, выразив полную поддержку Временному правительству, сдали большую сумму денег (более 30 тыс. рублей) на ведение войны и послали от имени съезда приветствие екатеринбургскому комитету партии эсеров, назвав эту партию «защитником трудового народа»[53].

Вероятно,  свободолюбивое обращение о. Иоанна было замечено. 7 июня 1917 года он назначен на священническое место к Невьянскому собору[54].  Весной 1918 г епископ Григорий (Яцковский), ставший во главе епархии, произвел реорганизацию благочиннических округов. В составе Екатеринбургского уезда был создан 8-й округ с церквями Невьянского, Верхнетагильского, Вѳрхъ-Нейвинскаго, Рудянскаго заводов, а также еще 7 поселений, благочинным которого, согласно избранию, назначен священник Иоанн Рыболовлев[55].

В мае 1918 г Невьянск посетил епископ Григорий, служил в соборе и других церквях города. Владыка остался доволен. «Везде был виден высокий религиозный подъем и преданность населения своей вере и церкви»[56].

5

Через месяц в Невьянске разразится антибольшевистское восстание. Ожидая скорого прихода чехов и воспользовавшись  переброской красных частей из города на фронт, вспыхнул мятеж. Инициаторами стали рабочие 4-й тыловой автомобильной мастерской, эвакуированной в Невьянск весной 1918 года из г. Луги Петроградской губернии, благодаря чему восстание получило название «восстание автомобилистов». Наиболее активная часть восставших состояла из социалистов-революционеров (эсеров).

12 июня 1918 г восставшие захватили власть в городе. При этом были убиты председатель невьянской следственной комиссии П.П.Шайдуков  и  председатель исполкома  С.Ф.Коськович, несколько большевиков ранены, около 40 человек арестованы. Восстание быстро распространилось на Верне-Тагильский и другие окрестные заводы. Мятежники сделали успешный рейд на Нижний Тагил для захвата оружия.

Нападение на Тагил привлекло внимание командования красных к событиям в своем тылу. К Невьянску были подтянуты силы (в т.ч. даже из Перми) и к 20 июня мятеж был подавлен. Восставшие частью уходили лесными дорогами в сторону наступавших чехов, частью укрылись в лесах. Покидая город, они забросали гранатами помещение, где находились арестованные большевики: в результате погибло 11 человек и ещё 11 было ранено.[57]

Занявшие Невьянск большевистские силы за смерть товарищей ответили жестоким террором. В духовенстве они видели врагов «по определению».

16 августа были убиты регент Спасо-Преображенского собора Невьянского завода дьякон Вячеслав Луканин и 6 певчих хора. Отец Вячеслав 20 февраля 1918 года был принят на должность регента Спасо-Преображенского собора Невьянского завода. Очевидно, известный специалист по церковному пению был  приглашен  в Невьянск о. Рыболовлевым. С ним  приехали и его певчие — это: жители Кизеловского завода Стефан Алексеевич Новиков 27 лет, и Сергий Александрович Колмаков, Кизеловской волости с. Черемиска Михаил Николаевич Оглавин [Отавин], 28 лет, Соликамского уезда с. Городище Иаков Павлович Чукшенов, 24 года. В составе хора были и жители  Невьянского завода Иаков Терентьевич Селянкин [Семякин], 20 лет и Иоанн Феодорович Сохин, 24 года. Все они были расстреляны за нарушение комендантского часа: во время обхода отряд чекистов заметил свет в окне помещения колокольни храма, где проводилась спевка хора.[58]

8 сентября, непосредственно перед оставлением красными  Невьянска, во дворе своего дома был убит священник Невьянского Преображенского собора отец Петр Иевлев.

Теперь о роли в восстании «автомобилистов» самого о. Иоанна Рыболовлева.  Вот как пишет о нем А.М.Кручинин:  «В 1918 году священник Преображенского собора г. Невьянска, участник восстания. После поражения восстания скрывался»[59].

В чем заключалось его участие в мятеже? Возможно, он благословлял руководителей. Но это не участие. Священники благословляют олимпийцев, но никто не называет их участниками олимпиады. Возможно, имея давние связи с эсерами, что-то советовал или был в чем-то осведомлен. Но не больше.

            Поэтому  и не скрывался.

По записи в метрической книге Невьянского завода, священник Верхнетагильского завода Иосиф Сиков, 45 лет, и псаломщик Аркадий Ляпустин, 22 лет, были убиты 14/27 июня 1918 и похоронены только через девять дней, 23/6 июля на приходском Кладбище Спасо-Преображенской церкви Невьянского завода. Их отпевали свящ. Иоанн Рыболовлев с двумя дьяконами: Иоанном Вишневским и Вячеславом Луканиным[60]

То есть уже при красных, 6 июля 1918 г, через две недели после разгрома восстания, о. Иоанн находился в Невьянске и исполнял свой долг.

9 сентября  на приходском кладбище хоронили певчих и соборного хора, а диакона Вячеслава Георгиевича Луканина, хоронили соборне в церковной ограде Преображенского собора. Без о. Иоанна это не могло происходить, т.к. он был единственным оставшимся в живых священником собора. А в этот день красные только-только оставили город. 10 сентября у собора хоронили о.Иевлева. «12 сентября отец Иоанн Рыболовлев опять отпевал убитых[61]».

Не скрывался и не участвовал.

Кручинин А. М. отмечает в своем труде, что невьянских повстанцев арестовывали на протяжении всех 1920-1930 х гг., и даже частично в 1940 годы[62]. Он же пишет: «В 1937 году был арестован участник восстания, в тот момент священник села Леневка Режевского района, отец Иоанн Рыболовлев»[63].

Но в материалах дела Рыболовлева нет  никаких сведений об участии священника в событиях 1918 г – ни в обвинительном заключении, ни в  протоколах допроса. Смею предположить, что допрашивающие батюшку сержант ГБ Шахмаев и следователь НКВД  мл. лейтенант ГБ Парфенов знать не знали, что в Невьянске 20 лет назад было какое-то восстание.

Надо сказать, что трагические события августа-сентября не деморализовали о. Иоанна и он продолжал исполнять обязанности и долг священника. 18-го сентября 1918 г в Екатеринбурге в покоях епископа Григория проходит епархиальное собрание.  Священник И.Рыболовлев участвует в нем (избран секретарем собрания). В конце заседания «было единогласно постановлено приветствовать прибывающее в Екатеринбург Всероссийское Временное Правительство», но в виду отмены приезда ему была послана приветственная телеграмма[64]. Эта заметка в епархиальной газете, конечно, компрометировала о. Рыболовлева в глазах чекистов, но им в 1937 г читать старые газеты было некогда.

Насколько мифологизирован образ о. Иоанна Рыболовлева можно судить по рассказу режевского краеведа Н. Швецова в местной газете от августа 1991 г[65]. Кстати, мифологизация личности говорит об ее незаурядных личных качествах. Я такое встречал в с. Б.Трифоново относительно священника Петра Мамина.

Рассказ написан в литературном плане очень хорошо. Автор знает некоторые подробности жизни священника (то, что тот держал пасеку, например). Канва рассказа такая: священник Леневского Иоанн Рыболовлев  мобилизует село на отражение вылазки отряда чехов, занявших деревню Кривки и направлявшихся в Леневку. При этом батюшка вооружает свой отряд винтовками и даже пулеметом, закупленными им по случаю еще в 1907 г.

Вот так. Один автор пишет, что Рыболовлев участвует в мятеже – для поддержки наступающих чехов. Второй – священник, де, возглавил оборону села от чехов. Причем описанные Н.Швецовым события в Леневке происходят  в то время, когда батюшка телесно находится в Невьянске. На самом деле, вылазка чехов через Сусанский завод  (если бы она была), не могла состояться раньше сентября 1918 г.  А, как пишет А.М.Кручинин,  уже 15 сентября 1918 г Сибирская армия заняла Глинское и это вызвало антибольшевистское восстание в Леневской и Нейво-Шайтанской волостях[66].

В общем, быть такого не могло. Но… что-то такое было. Краевед, думаю, передал и очень сильно переработал некое народное предание, а они (предания) какое-то основание имеют.

Вызывает сомнение и утверждение А.М.Кручинина о том, что «отец Рыболовлев Иоанн ушел с войсками Колчака»[67]. Дело вот в чём: согласно списка лишенных избирательных прав по Свердловскому округу за 1929 год, по Леневскому  с/совету Режевского района проходят священник Рыболовлев Иван Михайлович 1874 г.р. – (лишен с 1919 г.) и  Рыболовлева Мария Алекс. 1876 г.р. – его жена[68]. Если согласиться с обоими источниками, то получится, что о. Иоанн летом 1919 г ушел с Сибирской армией и в том же году вернулся. Это маловероятно – возвращаться бы пришлось через фронт.

6

В 1920-е гг семья Рыболовлевых снова в Леневке. В характеристике на Ивана Михайловича, данной сельсоветом в 1937 г, перерыв на служение в Невьянске вообще не обозначен:  «… в селе Леневском с 1903 г». Адрес – ул. Школьная д.17.

Советская власть с пристрастием наблюдает за идеологическим противником. 1-го  апреля 1927 г Режевской отдел народного образования направляет письмо в Невьянский исполком. «Секретно. Невьянскому рику.По имеющимся у Режрайоно  сведениям доч (!) Леневского попа Рыболовлева Наталья Ивановна учится в Невьянской школе II ст., получая государственное пособие, как доч (!) крестьянина-бедняка. Просьба срочно проверить насколько этот факт достоверен, вслучае (!) его потверждения (!) устранить данный дефект и результат сообщить Режрику. Заврайоно (подпись)»[69]. Орфография сохранена.

Сын Владимир (1904 г.р) служит псаломщиком в с. Аромашковском того же Режевского района в 1929 г [70] . Лишен избирательных прав с 1925 г (видимо, с этого года на церковной службе). Служил и в с.Ново-Кривском[71]. В 1930 г он тоже псаломщик, но уже в с. Липовском[72]. Храмы закрывались: в 1930 г  в Аромашке и Ново-Кривском, Липовский дотянул до 1937 г.

14 июля 1932 г священник Иван Рыболовлев был арестован органами НКВД «за нарушение валютных операций». В стране исчезли из оборота советские серебряные монеты: население их скапливало с целью перепродажи выше номинала валютчикам, затем переправлявшим монету за границу. Органам госбезопасности  была поставлена задача изымать  такие накопления и привлекать злостных накопителей. В церкви всегда много мелочи, в т.ч. и серебра. Хранилась монета потом в домах духовенства, за что многие и поплатились. Отец Иоанн до 25 января 1933 г находился под следствием, из них полтора месяца «сидел под арестом»[73].

Арест 1937 года стал трагичным. Предъявленные обвинения – абсурдны и циничны своей бездоказательностью. Читая дело, приходишь к выводу, что была поставлена задача зачистить район от нежелательных элементов. И любое найденное у арестованных  безобидное «лыко» называлось контрреволюционным, шло в строку обвинения.

Вот цитата из приговора: «Группа церковников Паньшин, Рыболовлев, Клевакин П. и Клевакин Е. в селе Леневском и Клевакино занимались контрреволюционной пропагандой, используя для этого религиозные и евангельские изречения, направленные против существующего строя в СССР»[74]. Как изречения из Евангелия могут подорвать советский строй?

В этой «группе» неспокойным был Паньшин Тимофей Матвеевич, 1905 г.р., из крестьян бедняков села Паньшино Верхотурского уезда. До 1933 г работал кассиром, потом – священником.С 1926 по 1929 гг состоял кандидатом в ВКПБ. Выбыл после привлечения к суду по ст.110 УК (превышение полномочий). В 1935 г (уже будучи иереем), судим по ст.116 УК (присвоение или растрата денег организации). На иждивении сын, определенного места жительства Паньшин не имел, служил в церкви д. Реши (хотя она с 1928 г считалась закрытой). Подговаривался  хлопотать об открытии часовни в деревне Сохаревой, собирал для этого с деревенских деньги и продукты питания. Это тоже вошло в обвинение. Как человек неустроенный, он появлялся то здесь, то там. Любил поговорить. Трудно предположить, что из уст его в адрес власти были только панегирики. Его и арестовали первым – 22 марта 1937 г. Возможно, как у дважды судимого, у органов был к нему «ключик».

Клевакину Ефиму Ивановичу, 1879 года рождения, уроженцу с.Клевакино, единоличнику, ранее не судимому, вдовому, предъявлено обвинение в том, в декабре 1936 года на квартире Клевакина Петра говорил, что «скоро будет война и СССР в этой войне будет побежденной».

А хозяин квартиры, Клевакин Петр Александрович, 1887 года рождения, служивший ранее в РККА, отец семейства, работавший старателем «Уралзолото», читал «на контрреволюционном сборище» … журнал «Паломник» 1905 года, «контрреволюционную» статью из этого журнала..

Обоих клевакинцев арестовали позже духовенства, 14.04.1937.

Священника И.Рыболовлева взяли под арест через три дня после Паньшина. Так обычно делали: брали одного на какой-нибудь мелочи, вытягивали с него информацию о знакомствах, разговорах. Дальше по цепочке.

25 марта 1937 г сержант ГБ Режевского РО НКВД Шахмаев выписал сам себе ордер на обыск у Рыболовлева И.М. на предмет отыскания «к.р. материалов». В зависимости от результатов обыска гражданина Рыболовлева разрешается задержать.[75]

Найдены: «телеграфная азбука Морзе на трех листах» и «серебро советского достоинства» на сумму 38 руб.80 коп.[76]

Листы, на которых упражнялся в морзянке Владимир Рыболовлев, в обвинение не попали. Но задержание состоялось, якобы компрометирующие материалы содержат состав преступление по ст. 58 пп.10,11. и… содержание под стражей в КПЗ Режевского РОМ[77].

Было и описано имущество Рыболовлевых. Подушки, полотенца, чехлы для сундуков. Все самое обыкновенное. Общая сумма оценена в 6 562 руб.[78]

26 марта, после первой ночи в КПЗ, допрос. Очень короткий. Зачитана ранее собранная оперативная информация. «В апреле 1935 г Вы вели среди населения контрреволюционную агитацию». Ответ: «Я подтверждаю, что группа верующих, в момент снятия колоколов в апреле 1935 г пыталась этому помешать… Я сказал, что если будете сопротивляться, то зачинщиков могут арестовать и расторгнуть договор на пользование церковью».

Вопрос: в начале октября 1936 г в церкви Вами было проведено собрание без разрешения представителя власти. Подтверждаете ли Вы  это[?]

Отец Иоанн отвечает, что после службы Дарья Пичугина обратилась к прихожанам с просьбой подписывать список верующих. Оказывается, в Москву до этого были направлены Журавлева Настасия Матвеевна и Малыгина Мария Прокопьевна, которым в Москве сказали, что нужен список верующих (против закрытия церкви). Он же, Рыболовлев, в этом участия не принимал.[79]

Следующий допрос 10 апреля, о Паньшине. Допрашивает уже не сержант Шахмаев, а мл. лейтенант Парфенов. Паньшин бывал у Рыболовлева в июле 1936 (был еще и св. Сильвестров из Липовки с женой) и на рождество 7-8 января 1937 г. Следователь утверждает: 7-8 января у Вас на квартире со стороны попа Паньшина проводилась «К-Р пропаганда по дискредитации советской власти». Ответ: открытой контрреволюционной пропаганды Паньшин не проводил. На мой вопрос о хлебе в Камышловском уезде (он оттуда приехал), сказал, что с хлебом там плохо и там ходит какой-то юродивый, возбуждает всех против Советской власти. Также говорит, что Паньшин, по словам знакомой, собрал 50 рублей с деревни Сохаревой, чтобы хлопотать об открытии церкви.[80]

В этот же день отдельный допрос о событиях 1905 г,  эсерах и приставах (о нем уже говорилось)[81].

Следствие допросило односельчан. Кое-кто что-то припомнил, но мелочёвку. И вот 8 мая 1937 г новый допрос, опять Шахмаев[82].  Утверждения, что Рыболовлев  клеветнически говорил о больших налогах колхозников и подстрекал верующих к действиям против закрытия церкви, тот отрицал, а Шахмаев свои тезисы ничем не подтвердил. Однако обвинение, что о. Иоанн клеветал на только что принятую Конституцию, следователь пытается обосновать показаниями свидетеля Серебренниковой Ульяны Васильевны. Та показала, что после утверждения новой Конституции Рыболовлев ей говорил, что сейчас верующие имеют право проводить собрания без разрешения власти и проводить манифестации (крестные ходы). Отец Иоанн отвечает, что речь шла только про крестные ходы.

Но ведь на самом деле, в Конституции 1936 г были такие строчки: « Свобода отправления религиозных культов и свобода антирелигиозной пропаганды признаются за всеми гражданами. Гражданам СССР гарантируется законом: свобода собраний и митингов; свобода уличных шествий и демонстраций». В чем клевета на Конституцию со стороны О.Иоанна, поверившему ее тексту? Скорей ГБ такими обвинениями компрометировало советский строй.

               Тогда же задан вопрос о письме, которое Рыболовлев писал благочинному Ладыжникову, но само письмо еще не всплыло.[83]

               Через 2 дня Шахмаев принес на допрос то письмо, видимо, произведя обыск у Ладыжникова. «Следствие располагает данными, что Вы вели К-Р пропаганду среди верующих по подстрекательству к оказанию сопротивления против проводимых собраний по закрытию церкви в селе  Леневка».

               О.Рыболовлев отрицает обвинение. «Ваши показания ложны, Вы в письме Ладыжникову, переданном через Серебренникову Ульяну, утверждали, что с закрытием церкви в селе будут эксцессы». Предъявляется письмо.

                Рыболовлев писал в июне 1936 г: «…устраиваются колхозные собрания, где разными кривдами и неправдами проводят публику и подделывают такую обстановку, что на бумаге 98% за закрытие храма. Один лишь колхоз мужественно отстаивает свою свободу и на закрытие храма не соглашается, хотя его заставили три раза решать этот вопрос. Теперь хочет воздействовать на него Райком». Следствие называет это клеветническими измышлениями.

               Отец Иоанн подтверждает, что он это писал и о собраниях знает со слов участников: в них принимали участие школьники, в колхозе «Молотова» три раза собирали собрания.[84]

               14 мая речь идет о проповеди от 30 января 1926 г, текст которой был изъят у Рыболовлева при обыске, но в опись не был включен. Проповедь указывает на ухудшение нравов среди молодежи, пьянство, сквернословие. Батюшка приводит в пример Трех Святителей, которые «получили от своих родителей воспитание и были высоко нравственными людьми». Следователь, нагло передергивая факты, называет это клеветой на советский строй, «что якобы наша молодежь является только хулиганами».[85]

 

               16 мая последний и короткий допрос о хранении монет «советского достоинства», которые хранились почему-то «под сундуком». Отец Рыболовлев отвечает, что другого места не было, он ежедневно получает за службу разменную монету и, по мере необходимости, «пускает в обращение».[86]

               Современный человек, читая страницы допросов, скажет:«Ни о чём!». Мешал человек отчитаться райкому о закрытии всех церквей в районе, вот его и закрыли.

               19 мая 1937 г временно исполняющий обязанности прокурора Режевского района Крук К.Т. подписывает обвинительное заключение и направляет дело в суд. Прокурор был настолько временный, что машинистка напечатала его фамилию с ошибкой — «Круг», исправлено чернилами.

               В обвинительном заключении все доводы арестованных игнорированы в чистую.

               Рыболовлев, де, занимался к.р. агитацией против мероприятий советской власти и ВКП(б), клеветал на новую Конституцию и колхозное строительство. Держал разменные монеты 38 руб.80 коп.[87]

               Дело 21 июля 1937 г рассматривала спецколлегия Свердловского областного суда (председательствующий Коврижных). Спецколлегия — это очень быстро. Быстро согласились с обвинением и вынесли приговор. Правда, разменную монету в расчет не приняли.

               Вот «аргументы» суда. Рыболовлев Иван Михайлович начиная с 1931 г по 1935 г, во время проведения собраний по закрытию церкви, сколотил вокруг себя контрреволюционный актив из репрессированных советской властью граждан, через которых проводил пропаганду против существующего строя, в результате собрания срывались.

               9 июля 1936 г, в момент опубликования новой Конституции, среди верующих истолковывал ее в к.р. направлении, в области отправления религиозных обрядов, дискредитируя существующий строй.

               7 января 1937 г во дворе своего дома разделял к.р. взгляды с подсудимым Паньшиным.

               Кроме того хранил конспекты проповеди, наполненной к.р. содержанием. Чем и совершил преступление по статье 58-10-ч.II и 58-11.

               Суд приговорил Рыболовлева И.М. и Паньшина Т.М. к семи годам лишения свободы каждого. Клевакина Е.И. осудили на 5 лет, а Клевакина П.А. на 4 года. Кроме этого священникам дали еще по 3 года «по рогам» (т.е. после отбытия те не имели пассивных и активных избирательных прав), а крестьянам – по 2 года.[88]

               В решении написано, что меру пресечения осужденным суд установил в виде содержания в Свердловской тюрьме. Некоторые исследователи расценили эту запись так, что осужденные должны были отбывать там весь срок, и это утверждение перекочевало из статей в справочники.

               На самом деле мера пресечения объявляется на срок до «обращения приговора к исполнению». Приговор был обращен к исполнению 8 сентября 1937 г, после получения определения спецколлегии Верховного Суда РСФСР, которая рассмотрела 13 августа 1937 г  в кассационном порядке жалобу Рыболовлева И.М. и Клевакина П.А. на решение Свердловского областного суда и оставила приговор в силе[89].

               После 8 сентября осужденных должны были направить к местам лишения свободы.  Информации об их судьбе после приговора, в т.ч. и о судьбе священника Иоанна Михайловича Рыболовлева, нет. Вероятно, о. Иоанн умер в заключении, но это только предположение.

               11.01.1993 г Иван Михайлович Рыболовлев, работавший на момент ареста попом (!-так в справке) в с. Ленёвском реабилитирован[90].

Из детей Рыболовлевых кое-что известно о дочери Тамаре. Она оканчивала Режевскую школу № 1 в том злосчастном 1937 году. Выпускные экзамены сдавала в тот период, когда отец находился под арестом, а все их имущество было описано. Но не опустила руки. Поступила в учительский институт и с дипломом учителя русского языка и литературы работала во время Великой Отечественной войны (и после) в той же Режевской школе № 1. После 1942 г вышла замуж и приняла фамилию Плотникова. Был один сын, как вспоминают, очень хороший, добрый, порядочный мальчик.

            О Тамаре Ивановне  есть упоминания в книге Старова А.П. «История Режевской средней школы №1»[91]. На наш вопрос о ней, Александр Петрович, лично ее знавший, ответил так: «Человеком была порядочным, грамотным профессионалом. Воспитанный по христианским традициям человек не может быть плохим».

Еще до пенсии она из этой школы ушла, предположительно переехала в другую местность. По данным музея школы №1 г. Режа, умерла в 1991 г.

Верим, что и другие дети о. Иоанна дали добрые ростки на родовом древе  Рыболовлевых.

При написании статьи использовались, в том числе, сведения, предоставленные Н.А.Медведевой, Артемьевой Т.В., Ляшок Л.Б. а также база данных екатеринбургской епархии, составленная Богомоловым В.

Фото автора и с сервиса Яндекс-картинки.

[1] Перепись Аятской слободы 1674 года. РГАДА. Ф.1111.Оп.1.Д.49.Л.58. Набор текста: А. Г. Ушенин;

[2] Отписка о сборе оброчных денег на 7184 (1675/76) год с росписью плательщиков. РГАДА. Ф.1111.Оп.2.Д.719. Лл.3–6. Набор текста: А. Г. Ушенин;

[3] Переписная книга Верхотурского уезда 1680 года.Составлена Львом Мироновичем Поскочиным. РГАДА. Ф.214.Оп.1. Д.697Лл.820-820 об.;

[4] Крестоприводные книги Арамашевской, Краснопольской, Аятской, Чусовской и Сулемской слобод Верхотурского уезда 1682 года/ РГАДА. Ф.214.Оп.1.Д.748. Набор текста: А. Г. Ушенин;

[5] Материалы сыска беглых крестьян Г. Д. Строганова 1701 года по Аятской слободе Верхотурского уезда
РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 1314. Набор текста: А. Г. Ушенин;

[6] Перепись 1710 года: Сибирская губерния: Соликамский уезд: Переписная книга 1711 года вотчин именитого человека Г.Д. Строганова переписи дьяка Сибирского приказа Алексея Никеева. РГАДА. Ф.214. Оп.5. Д.2119;

[7] Перепись 1710 года: Сибирская губерния: Соликамский уезд: Переписная книга 1711 года вотчин именитого человека Г.Д. Строганова переписи дьяка Сибирского приказа Алексея Никеева. РГАДА. Ф.214. Оп.5. Д.2119 Лл.189-189 об;

[8] РГАДА  Ф.214 Оп.1 Д.1508 Л.346 об. Служивые ВТУ, 1720 г;

[9] Перепись заводов и приписных слобод Верхотурского уезда 1721 года. РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Лл. 1258 об.-1258 Набор текста: А. Г. Ушенин;

[10] ГАСО ф.24 оп.1 д.683 – Книга 14. Канцелярии Главного Правления Сибири и казенных заводов в которую збраны по приказному повытью промеморий и протчие письма о церковничьих детях. 1737 г..

[11] Тобольский архив, Ф. И156 Оп. 1 Д. 1981, 1755 год

[12] Тобольский архив, Ф. И156 Оп. 1 Д. 2226, файл 6;

[13] Тобольский архив, Ф. И 156 Оп. 2 Д. 1983 Дело по рапортам разных духовных правлений о получении указа о составлении ведомостей о детях священно и церковнослужителей и при них ведомости. 1769 год,  кадр 408 Коптеловское село ; Тобольский архив, Ф. И156 Оп. 2 Д.2857, 1772 год файл 19  Нижнетагильского Демидовского завода Коптеловское село; ГАСО Ф.24 Оп.1 Д.2293 Л.1200об  – Дело о взимании штрафов с разночинцев за небытие у исповеди и св. Причастия 1776-1777 г;

[14] ГАПО Ф.111. Оп.1. Д.2981. Л.57 – Ревизская сказка служителей церкви Верхотурского уезда, 1795 год;

[15] Тобольский архив Ф.И 156.Оп.3.Д.35, 1773-1774 гг  кадр 156 Невьянская слобода;

[16] ГАПО Ф.111 Оп.1 Д.2981. Л.52об – Ревизская сказка служителей церкви Верхотурского уезда, 1795 год;

[17] МК Мурзинской 1806 г — ГАПК Ф.37.Оп.3.Д.205.Кадр 622.

[18] МК Верхне Синячихинского завода 1829 г, ч.1. — ГАСО Ф6.Оп.3.Д.29  № записи 10 от  18.02.1829;

[19] Мангилева А.В.Социокультурный облик приходского духовенства Пермской губернии в XIX – начале XX века;-Екбг, Университетское ид-во,2015. С.472;

[20] ГАСО Ф.6 Оп.3 Д.21 Л.150  – МК церквей Верхотурского уезда за 1820 год;

[21] ГАСО Ф.6. Оп.3Д.51 МК Пророко-Ильинской церкви Краснопольской слободы 1841 г;

[22] Мангилева А.В.Социокультурный облик приходского духовенства Пермской губернии в XIX – начале XX века;-Екбг, Университетское ид-во,2015. С.328;

[23] МК Мурзинской слободы Сретенской ц. за 1828 г. – ГАПК Ф.37 Оп.3 Д.207;

[24] МК Сретенской церкви Мурзинской слободы — ГАСО Ф.6 Оп. 3 Д. 16 Л. 187об.;

[25] МК ц. Мурзинской слободы 1828 г.- ГАПК Ф.37.Оп.3.Д.207 кадр 688;

[26] ГАСО Ф.6 Оп.1 Д.68. Л.424об;

[27] МК Сретенской церкви Мурзинской слободы за 1834 г — ГАСО ф.6 оп. 3 д. 34а

[28] Адрес-Календарь Пермской Епархии/Пермь, типография Поповой, 1870 год с.81;;

[29]  Пермские епархиальные ведомости (ПЕВ) за 1872 г., т.1, с.33, от 19 января №3;

[30] Пермский епархиальный адрес-календарь  за 1877 г., с.70;

[31] Описание храмов и монастырей Е.у. Пермской Архивной комиссией 1901 года — ГАПК Ф.297 Оп.3 Д.361 Л.120;

[32] ПЕВ за 1884 год, с.131, от 14 марта №11;

[33] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Л.36;

[34] После окончания ЕДУ в 1881 г служил псаломщиком в с. Башкарском с отцом. После смерти отца в 1885 г. был перемещен к церкви с. Покровского Ирбитского у,, где прослужил до 1895 г. Затем в 1892 г переведен псаломщиком же к церкви  в с. Липовского Екатеринбургского уезда, где умер 17 ноября 1902 г. Жена Евгения (с 1907 г служила просфорней в с. Леневском).;

[35] Екатеринбургские епархиальные ведомости (ЕЕВ) 1889 г №25/26 от 1 июля с.596;

[36] Спр.кн.всех окончивших курс ПДС. Издание священника Якова Шестакова. Пермь, изд-во наследников Каменского, 1900;

[37]ЕЕВ за 1897 год, с.345, от 1 июля №13;

[38] ЕЕВ за 1897 год, с.457, от 1 октября №19;

[39] ЕЕВ за 1898 год, с.427, от 1 сентября №17;

[40] ЕЕВ за 1912 год, Н.О., с.931-937, от 23 сентября номер 39

[41] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Лл.185-186;

[42] ЕЕВ 1914 г № 22;

[43] ЕЕВ за 1912 год, Н.О., с.931-937, от 23 сентября номер 39;

[44] ЕЕВ 1913 г. № 6-й от 10 февраля;

[45] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Л.185;

[46] Кручинин А.М. Невьянский набат: Народное восстание на Среднем Урале в июне 1918 г. Серия «Очерки истории Урала», вып.60. –Екатеринбург: Банк культурной информации, 2010 с.151;

[47] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Лл. 48-50;

[48] ЕЕВ за 1913 год, от 8 декабря №49, с. 532;

[49] ЕЕВ №40 от 4 октября 1914 года, с.388;

[50] МК Крестовоздвиженской церкви села Леневского 1911-1913 гг. — ГАСО Ф.6 Оп.18 Д.597;

[51] МК Крестовоздвиженской церкви села Леневского 1914 г.- ГАСО Ф.6 Оп.18 Д.606;

[52] Там же;

[53] Священник Николай Тарантин. История храма во имя Всех Святых на Михайловском кладбище Екатеринбурга:- Екатеринбург 2006;

[54] Известия Екатеринбургской церкви (ИЕЦ) №12 от 23 июня 1917 года, с.4;

[55] Известия Екатеринбургской церкви,1918 г № 6, С.98;

[56]ИЕЦ 1918г, №11 от  1-15 июня.

[57] Вебер М.И. Невьянское антибольшевисткое восстание 1918 года//Научные ведомости 2011. №1 (96) выпуск 17. С.105-115;

[58] Печерин А.В. Невьянское Восстание автомобилистов и гибель служителей Церкви. https://tagileparhiya.ru/nevjanskoe-vosstanie-avtomobilistov/;

[59] Кручинин А.М. Невьянский набат: Народное восстание на Среднем Урале в июне 1918 г. Серия «Очерки истории Урала», вып.60. –Екатеринбург: Банк культурной информации, 2010 с.151;

[60] Печерин А.В. Невьянское Восстание автомобилистов и гибель служителей Церкви. https://tagileparhiya.ru/nevjanskoe-vosstanie-avtomobilistov/;

[61] Кручинин А.М. Невьянский набат: Народное восстание на Среднем Урале в июне 1918 г. Серия «Очерки истории Урала», вып.60. –Екатеринбург: Банк культурной информации, 2010 с.108;

[62] Печерин А.В. Невьянское Восстание автомобилистов и гибель служителей Церкви. https://tagileparhiya.ru/nevjanskoe-vosstanie-avtomobilistov/;

 

[63] Кручинин А.М. Невьянский набат: Народное восстание на Среднем Урале в июне 1918 г. Серия «Очерки истории Урала», вып.60. –Екатеринбург: Банк культурной информации, 2010 с.115;

[64] ИЕЦ 1918 г № 17-18 15(20)сент-15(20)окт;

[65] Швецов Н.Раздавай патроны… товарищ священник/ газ. Режевская весть» 13.08.1991 г

[66] Кручинин А.М. Зачарованный фронт. Екатеринбург, 2016. C.104;

[67] Кручинин А.М. Невьянский набат: Народное восстание на Среднем Урале в июне 1918 г. Серия «Очерки истории Урала», вып.60. –Екатеринбург: Банк культурной информации, 2010. с.111;

[68] ГАСО Ф.р-88 Оп.9 Д.235 – Списки лишенных избирательных прав по Свердловскому округу за 1929 год;

[69] Архивный отдел администрации Режевского городского округа. Документы исполкома и др., 1927 г  Ф.48.Оп.4.Д.8.Л.46:.

[70] ГАСО Ф.р-88 Оп.9 Д.235 Лл.76об-77; – Списки лишенных избирательных прав по Свердловскому округу за 1929 год;

[71] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Л.264-3 – 264-3 об.;

[72] ГАСО ф.р-88 оп.9 д.25 Л.39 – Списки лиц, восстановленных и лишённых избирательных прав по Режевскому району Уральской области 1930 года;

[73] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Л.36;

[74] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Л.53;

[75] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Л.33;

[76] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Л.34;

[77] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Л.32;

[78] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Лл.188-188 об.;

[79] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Лл.42-42 об.;

[80] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Лл.45-46;

[81] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Лл.48-50;

[82] Шахмаев, Иван Николаевич.По состоянию на 1936 г и до 20.03.1938 г пом. оперуполномоченного Режевского РО УНКВД Свердловской обл. сержант государственной безопасности.  Приказом  НКВД СССР № 708 от 25.03.1938 «уволен вовсе». https://nkvd.memo.ru/index.php/Документ:Приказ_НКВД_СССР_№_78_от_09.02.1936

[83] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Лл.55-56;

[84] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Лл.59-60;

[85] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Лл.63-64;

[86] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Л.65;

[87] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Лл.217-218;

[88] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Лл.253-257;

[89] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Л/262;

[90] ГААОСО Ф.Р.1 Оп.1.Д.75200.Лл. 269,273;

[91] Старов А.П. «История Режевской средней школы №1»:- Реж 2001.

Комментарии запрещены.

Полезные сайты