Сухарев Юрий

Календарь

Январь 2023
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Сухарев Ю.М. Заповедные дороги Зауралья (верховья Пышмы, XVII век)

   2019102014_0001 Если на географической карте не показаны транспортные магистрали, то она представляет собой довольно унылый вид. Кружки поселений тоскливо  лежат на ней, как  рассыпанные по полу бусинки. Дороги вносят в картину смысл…

Судя по всему, основа дорожной сети Зауралья сформировалась в до-русский период.

Весьма приблизительный подсчёт, сделанный по разрозненным данным, показывает, что  пространство между Турой и Исетью в первые десятилетия после  прихода русских имело туземного населения более 2500 человек. Это довольно много, по понятиям того времени. Скажем, через 50 лет после основания г. Верхотурья, в нём и огромном одноименном уезде проживало около 7 000 человек. [1]

Но большое количество аборигенов погибло при завоевании Сибири Ермаком и его последователями. Некоторые этнические группы ушли в южные степи. По мнению П.Н. Буцинского, основанного на подсчетах по древним документам инородцев Передней Сибири, «до подхода Ермака их было, по крайней мере, в десять раз больше». [2]

То есть мы имеем основание допустить, что численность туземного населения здесь (между реками Тура и Исеть) в до-русский период достигала 25 000 человек, а то и более. Это уже очень много.

            Раз были люди, значит были коммуникации между ними, т.е. дороги разного достоинства – пешие, конные, гужевые.

            Г.Миллер указывал следующее расположение ясачных волостей в Зауралье (начало XVII в): по Исети (с верховья к устью) – Бакшеева, Катайская, Терсяцкая; по Пышме – Пышминская, Башкурская; по Режу – Земзярова; по Ирбиту – Колмакова; по Нице – Ермолаевская, Тентюкова, Кочубаева, Тертюева, Кинырская. [3]

0

            Между верховьем Пышмы и  нынешним Катайском проживало тюркское племя сырянцев (зырянцев),  ушедшее (после прихода русских) в степь к Кучумовичам в полном составе (около 150 трудоспособных мужчин — всего  600 человек). Оставленные ими земли перешли во владение тюменских татар.[4]

 Из документов того времени ясно, что все эти волости населялись тюркскими (читай – татарскими) родами. А  между районами расселения одного народа связи были обязательно. Материализовались они в форме дорог.

            Любопытна грамота в Туринск голове Ивану Лихареву от 11 мая 1604 г.

«От царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии в Сибирь, в Туринской острог, голове Ивану Федоровичу Лихареву. Слух нас дошел, что ходят в Туринской острог казанские татаровя и черемиса и чуваша с животиною, с лошадьми и с  коровами, и с них де емлют нашу десятую пошлину, и в том де им чинится продажа и убытки великие, и вперед в Туринской острог с животиною ходить не хотят. И мы казанских татар и черемису и чувашу, которые ходят в Туринской острог с животиной торговати, пожаловали, пошлины с животины имать не велели, а велели им торговать животиной беспошлинно. И как к тебе ся наша грамота придет, а из  Казани в Туринской острог казанские тотаровя и черемиса и чуваша учнут приходить с животиной, с лошадьми и с коровами, торговати, и ты б с лошадей и с коров нашие пошлины имать пе велел, а велел им торговать безпошлинно. А сколько татаровя и черемиса и чуваша учнут лошадей в коров пригонять, и ты б о том  отписывал к нам к Москве, а отписку велел отдавать в Казанском и в Мещерском дворце дьяку нашему Нечаю Федорову. Писан на Москве лета 7112-го маия в 11 день». [5]

            В Передней Сибири от некой болезни произошёл падёж скота. Для возмещения потерь из Поволжья в Туринск пригоняли коров и лошадей. Трудно предположить, что их путь пролегал через Соликамск по топкой и длинной Бабиновской дороге. Если бы и вынесла скотина этот путь, то пошлину с торговцев взяли бы в Верхотурье. Значит, в Туринск они добирались мимо Верхотурья, т.е. не северной дорогой. А какой?

            Существовала (по некоторым данным с XIV века) Старая Казанская дорога, соединявшая Сибирь с Уфой и Казанью.  Шла она в XVII веке от Ялуторовска через  башкирския волости Катайскую, Кара-Табынскую, и другие и далее на запад по перешейку между озерами Иртяш и Большие Касли, разветвляясь на перевале Уральских гор на две: одна уклонялась на Казань, другая – на Кунгур. На восток от Каслей эта дорога шла по левому берегу р. Караболки (течет в Синару, приток Исети), по которой жили только башкиры и мещеряки, возле озер Большие и Малые Аллаки, на озеро Пороховое, на р. Синару, возле озера Маяна к р. Исети, оттуда на Катайский острог (основан в1655 г на земле племени кара-катайцев) и далее вдоль Исети до Ялуторовского острога (основан в 1659 г на месте татарского городища Явлу-Тор).[6]

Считается, что Катайский острог был построен  именно для контроля над этой дорогой.

Чупин пишет, что «прежде того, ещё с XVI века или ранее, здесь же пролегала «Сибирская дорога» башкир /…/ Злополучный царь Кучум пред своей смертью бежал к ногаям, вероятно, этою дорогою». [7]

 «По этой же дороге во второй половине ХVIII и в первой четверти XIX столетия екатеринбургские старообрядцы ездили в Москву и на Иргоз, откуда и привозили попов», сообщали Екатеринбургские Епархиальные ведомости.[8]

            Казанская дорога (тропа) присутствует в межевом описании Далматовского монастыря 1659 г – «от реки Суварыша тропою Казанскою, у Белого озера через реку Половинную…».

            Составитель «Описания мужского Далматовского Успенского общежительного монастыря…», сообщает в примечании: «Дорога эта ныне составляет летнюю тропу из Туринска чрез Катайский острог на Уфу». [9]

            В настоящее время историки дают следующее определение понятию «Казанская дорога»: это система дорог, соединявших азиатскую и европейскую часть континента, проходивших через Южный Урал, включавшая в себя отдельные участки меридиональных путей, проходивших вдоль Уральского хребта.[10]

            Очевидно, что «Казанка» имела и в 1604 г, и ранее, меридиональное ответвление к Туринску (Епанчин-юрт), как важному пункту (в до-русский период и после колонизации).

            На Карте С.Ремезова Верхотурского уезда 1700 г показана дорога от слободы Тамакульской (северо-восточнее Катайска километрами сорока) до Пышминской (Ощепковской) слободы и далее до Ирбита. Возможно, этот путь когда-то был сквозным от Катайска и до Туринска.[11]

            Изучая хронику того времени, приходишь к убеждению, что русские первопоселенцы использовали транспортную инфраструктуру, сложившуюся до них. Вот пример.

Старец Далмат основал Исетскую пустынь в 1644 г. Ему сильно досаждали ирбитцы и невьянцы («Королев и Шипицыны со своими товарищами»), промышлявшие в та­тарских лесах и водах в большем количестве  рыбу, выдр, бобров и других зверей.[12]

             Добытые  ими на Исети природные богатства  вывозилось в родные сёла – на Ирбит и Нейву, не иначе, как возами. И маловероятно, что это малочисленные  русские поселенцы проторили в дремучей тайге стези длиною в сотни километров. Явно они пользовались дорогами аборигенов. Тем паче, южнее Ирбита в Зауралье русских поселений тогда не было.

            Одно из ответвлений Казанской дороги, направленное на север, пролегало в верховьях Пышмы, на территории нынешнего Сухоложья. Поставим на карте точки трассы этого пути.

 По досмотру  приказчика Пышминской слободы Семена Булдакова нового места, предложенного для строительства Камышевской слободы (1667 г), установлено: «пахотные-де земли к острожному месту оплоть по обе стороны речки Камышевки до Казанской дороги – верст на восемь». Из описания не понятно, 8 верст это в ширину или вдоль Камышевки. Ясно, что дорога пересекает речку где-то в верховьях.

«А рыбные де ловли и хмелевые угодья от того острожного места вверх по Пышме реке вёрст на десять и болше – Невьянского Богоявленского монастыря со строителем Давыдом, а межа – речка Боровлянка и по той речке вверх до Казанской дороги…».

Речка Боровлянка, как показал досмотр земель Калиновской слободы 1702 г, оказалась мокрым логом без признаков реки. Свои скудные воды он отдавал Пышме слева, ниже Калиновской слободы одной верстой. [13]

Насколько лог простирался на север, документ не разъясняет. Предположительно, километра на 4, потому что ещё севернее – цепь озер и болот, с понятием «дорога» несовместимых.

Мы получили на карте две зыбких точки. Дальше нам помогут топонимы. Северо-восточнее вершины реки Камышловки урочище Казанское болото. Еще восточнее – речка Казанка, впадающая в Юрмач. А шестью километрами северо-восточнее устья Кунары озеро Казанское, на берегу которого деревня (уже догадались) – Казанка. Думаю, не требуется доказывать, что топонимы возникли от названия дороги.

Соединив на карте, увидим, что дорога на данном участке резких движений не делает, простирается вдоль Пышмы на расстоянии от неё от 4 до 15 км. Куда ведёт «дорожка узкая»?

Или на Тюмень вдоль Пышмы, или в направлении Ирбит — Туринск. Возможен и комбинированный вариант – на Тюмень, с ответвлением к Ирбиту.

В летнее время Казанская тропа по левобережью Пышмы, судя по всему, была плохо проходимой. Это следует из челобитной крестьян Митропольей слободы 1682 г, которых царским указом было велено «свесть» с Пышмы назад, к Тобольским архиерейским вотчинам: «…в нынешнее летнее время свесть их некуды, и выехать с Софейскими запасы и со скотом и со всякими крестьянскими заводы нельзя, потому что, господине, из той заимки водяного пути к иным Софейским отчинам нет…», «…не вели, господине, из Пышминской заимки Софейских домовых крестьян, для их скудности и нынешнего летняго нужного пути, сводить до 191 году, до зимнего пути…».[14]

Возникает и вопрос: как было связано это ответвление с Казанской магистралью? В документах усматривается одна из точек на пути из Руси в  Сибирь – устье Кунары. Семен Булдаков сообщал в 1681 г: «Да сказывают мне митропольи крестьяне, что идут с Руси крестьяне с женами и с детьми мимо Невьянского монастыря заимки от новые Пышминские слободы верст за 10, и те крестьяне в новую Пышминскую слободу ко мне не идут…». [15]

Заимка Невьянского монастыря  (основана между 1659 и 1662 гг) состояла из нескольких деревень по Кунаре, а монастырский двор находился в устье этой реки. Под новой Пышминской слободой здесь подразумевается бывшая слобода Тобольского архиерейского дома, находившаяся там, где сейчас северная, примыкающая к Пышме оконечность с. Знаменского. Версты тогда были ещё 1000 саженные (т.е. 1 верста чуть более 2 км).

            Таким образом, есть основание продолжить линию Казанской тропы от одноименного озера в устье Кунары. Поднимаясь к вершине этой реки, люди XVII века неминуемо бы вышли на Катайскую дорогу. А Катайский острог (после его основания в 1655 г) являлся узловым пунктом Старой Казанской дороги.

Дорога от верховьев Пышмы до Катайска – лишь один из  участков   магистрального меридионального пути, который сегодня иногда называют Калмацким. А большой путь, по мнению современных исследователей, шел  «приблизительно по таким точкам на современной карте: Верхотурье-Меркушино-Махнево-Верхняя Синячиха-Алапаевск-Арамашево-Мироново-Покровское-Алтынай-Сухой Лог-Богданович-Катайск».[16]

4

Дорожная сеть Зауралья XVII в, нанесенная на современную карту

Возможно, и старец Далмат, с иконой Успенья Божией Матери, шел по этой дороге из Невьянского монастыря на Исеть в 1644 г.

Есть данные о движении по Ко(а)лмацкому пути воинских людей. Название дороги не упоминается, но из контекста видно, что речь идёт о ней. Например, в 155-м (1647) году «посыланы де были в проезжую станицу проведывати вестей  про калматцких воинских людей на Пышму до татарских юрт арамашевские  беломестные служилые люди». [17]

От Арамашево на Пышму прямой путь один —  Калмацкий.

Во время «башкирской» войны 1662-1663 гг передвижение кочевников и русских войск через Пышму, а также  между Пышмой и с. Покровским (на Бобровке) однозначно указывают на использование Колмацкого пути.

Вот пример. 31 августа 1662 г бунтовщики разоряют с. Писанец. Крестьяне «изымали» при нападении на село татарина Таймышку, а старец Невьянского монастыря Давид прибрал его в селе Покровском. И 31 –го же августа Таймышка даёт ценные показания. Стоят де воровские татары на Ирбитской вершине.

«Федор (Головков, приказчик. – Ю.С.) взял того Таймышка с собой, за воровскими татарами с служивыми людьми ходили и сошли де они тех воровских Татар на Ирбицкой вершине и Пышме реке, стоят в крепких местах, и бой де у них с теми Татары был болшой».[18]

Опять направление движения совпадает с древней дорогой.

Название «Ко(а)лмацкая дорога» зафиксировано в документах 1649 года, применительно к её участку между реками Бобровкой и Режём. Здесь же примерные координаты  на местности. « Во 158-м <1649> году сентября в 11 день по верхотурской же данной за приписью подьячего Алексея Маркова Верхотурского уезду Невьянской пустыни Богоявленского монастыря строителю старцу Фаддею з братьею велено владеть пустым местом в Верхотурском же уезде с нижнего броду через реку Реж от деревни Оскитевлево вверх Режу реки до Калмыцкого броду по Калмыцкой дороге в степь по правую сторону, подле болото, а возле болото до ключа и вниз по ключю до Бобровки речки, а по левую сторону Калмыцкой дороги по Бобровке речке вниз…» (Память прикащику Матвею Якубовскому, лета 7185-го июля в 24 день.) [19]

Между Бобровкой и Пышмой «колмацкая» трасса пролегала по водоразделу рек Рефт и Ирбит, в таком виде просуществовав до второй половины XX века. Водораздел – это самый сухой путь.

В документе 1685 г (описание граней своей деревни) Егорша Кожевин называет дорогу Пышминской:  «вверх по Ирбит реке  до вершины, а с вершины на Пышминскую  дорогу, а по Пышминской дороге до Белого озера на  Грязнуху речку до вершины, а вниз по той речке Грязнухи, до тое же  Татарской Бобровки речки…». [20]

Южнее верховий Ирбита дорога изначально приближалась к устью Рефта. В челобитии  приказчика Арамашеской слободы Ильи Будакова на Верхотурье  1670 года: « от Арамашевы слободы за днище вверх по Пышме реке на дороге Катайской, что ездят из Арамашевы слободы, на усть Ревуту речки, что падет в Пышму реку, есть де пахотные земли». [21]

Река Пышма «мелка и перекатиста», поэтому форсировать её проблемы не составляло. В 1674 г была основана Митрополичья слобода, став пунктом этой трассы.

В дозорных описных книгах Федора Бовыкина 184 года мая 4-го дня (04.05.1676 г), при досмотре  земель для новой Калининской слободы, указано, что тюменские ясашные татары указали порожними угодья, в т.ч. «с Усть-Малыя Калиновки через бор прямо на Катайскую дорогу и по Катайской дороги до Суварыша (здесь речь идёт о дороге из Камышевской слободы в Катайск. –Ю.С.) и сверх Суварыша на Катайскую дорогу, которая дорога из Катайского вышла в Софейскую заимку  (а это уже о нашей, «колмацкой» дороге._Ю.С.) до Кунары реки…». [22]

Используя старинные источники, можно довольно точно положить Катайскую («колмацкую») дорогу на современную карту.

Известно местонахождение 1-го Новопышминского острога, построенного на дворовом месте Софейской заимки. В 1681 г.  новое оборонительное сооружение осматривал Михайло Мещеряков и докладывал Верхотурскому воеводе: «…а от острогу вверх по Пышме реке до речки Брусянки сажень ста с полтора»[23]

«Ста с полтора» — это  то ли 300 метров (150 сажень), то ли 500 метров (100 плюс 150 сажень) ниже устья Брусянки,  на береговом уклоне.

Рядом с двором Митрополичьей слободы, как видно из контекста, находился «башкирский брод», который в описании земель заимки Невьянского монастыря назван «бродом на Чёрный лес».

Что про Катайскую дорогу в допросе, учиненном в 1679 г. верхотурским сыном боярским Микитой Несенцовым, сообщили старцы монастыря и Тобольского архиерейского дома? ,

В описании границ Митрополии: «…да по закатайской дороге от озера Куртугуза к Пышме реке  до того башкирского броду и до дворового места».

Смежные грани заимки НБМ: «а от той речки Шаты с вершины на катайскую дорогу, а по катайской дороге до верх озера Куртугуза».[24]

Сложив это вместе, мы получаем трассу дороги по точкам: двор слободы архииерейского дома – вершина речки Шаты – «верх» (видимо, северный берег) озера Куртугуз.

Следующая известная точка – брод через Кунару. В документах межевания Калиновской слободы расстояние от устья Кунары до этого брода указано предельно точно — 10 верст 120 сажень, т.е. 21 км 860 м.[25] Это в районе деревни Глухово, сегодня – пригород Богдановича.

Следующая точка определяется по сыску верхотурского сына боярского Степана Головкова на челобитье 1686 г («195 годуноября в 3-й день») Ф. да И. Томиловых про пустое степное порожнее место для основания Белоярской слободы. Вот часть описания межи: «…от Кунары речки с броду по катайской  дороге в степь по правую сторону прямо до Травянного озера…» [26]

 Значит, это ещё один участок дороги – от брода до оз. Травянного.  Травянное озеро – тоже на окраине Богдановича. Сейчас на картах его именуют Чаечным. Едем дальше…

            Межевание Калиновской слободы 1702 г движется во встречном направлении.

            «… чрез вершину той Калиновки рч. И от той речки дубровую и через чистую ялань и от ялани чрез дуброву и подле высокую ялань до Катайской дороги, которою дорогою езживали в прежнюю Софейскую заимку на Пышму реку, что на той заимке построена к Верхотурью Новопышменская слобода. По мере от вершины Большой Калиновки до той дороги 2 вер. 860 саж. … по той Катайской дороге до Каменскаго озера; а то озеро, по левую сторону той дороги по мере до того озера 1 вер.700 с.; а от того Каменскаго озера по той же Катайской дороге дубровными и яланными местами до рч. Кунары до броду» [27]

            Конечно, дубровные и яланные места нам координат не прибавят. Но точно: от Травянного озера дорога пролегала до Каменного озера. Следующие 1 вер.700 с. направлены на юго-восток.

9-1

Дорожная сеть XVII в в Сухоложье и прилегающих районах (на  карте нач. XX в)    

Какие потоки пропускала эта транспортная артерия, кроме «воинских» людей, в XVII – XVIII веках? Во-первых, это миграционный поток из Руси в Зауралье по Казанской и Колмацкой дороге в Верхотурские слободы. А также через ответвление Казанской дороги вдоль Пышмы: на север — в Ирбит, Туринск, на восток – в Тюмень. Этот поток был практически односторонним.

            Напротив, поток товаров в те же поселения был двусторонним (С Руси и на Русь). И, что важно, минуя Верхотурскую таможню. Периодически государство указывало на недопустимость подобного и устанавливало жестокие кары. Так в 1706 г. царь Петр Алексеевич писал на Верхотурье стольнику и воеводе Алексею Ивановичу Калитину: «Ведомо нам В. Г. учинилось, что в Сибирских городех купецкие многие всяких чинов люди торгуют безпошлинно и заповедные товары возят на ярманки тайно /…/. /…/кроме одного Верхотурья, ездит никому ни с какими В. Г-ря  делами отнюдь не велеть./…/ а если кто на заставах изловлен будет /…/ и тех людей имать и до нашего В. Г-ря указу держать в тюрьме за караулом, и о том к нам  В. Г-рю писать, а на поруки и на расписки никому их не отдавать, для того, что те люди сосланы будут на каторгу в вечное житье /…/.  А буде по тому же доводу явятца, что тех людей пропустили заповедными дорогами заставщики, и тех заставщиков /…/ казнить смертью, не описываясь о том к нам В. Г-рю». [28]

            Казанская и Колмацкая дороги были заповедными, т. е. запретными. Относилось это к «внешним» сношениям Зауралья. Внутри региона запретить перемещения по удобным дорогам было невозможно. Использовалась Колмацкая дорога и для доставки древесного угля с Рефтинских куреней на Каменский завод, каменного угля из Ирбитских вершин на Режевской завод (это уже позднее), да и для простых крестьянских нужд.

            Ещё одна особенность Колмацкой дороги: она соединяла два монастыря – Верхотурский и Далматовский. Сейчас её называют иногда тропой Симеона, подразумевая, что по ней двигались паломники из Южного Зауралья на поклонение к мощам праведника. Безусловно, такое движение было.

            Подтверждение этому документ 1731 г. Заказчик Далматова монастыря архимандрит Сильвестр получил задание архиерея расследовать обстоятельства пожара в Брусянской Знаменской церкви («сгорела до остатку»). «Августа 28, того же года в проезде к Верхотурью, будучи в Брусянском погосте он о сгоревшей церкви следовал…». [29]

Читатель понимает, что речь идёт о первой церкви села, которое сегодня называется Знаменским, и, благодаря древней Колмацкой дороге, находилось оно тогда «в проезде к Верхотурью».

К началу XVIII века появились ещё три дороги соединяющие Пышму и Исеть. Упоминаются они в том же документе межевания Калининской слободы. Это дорога от Камышевской слободы – мимо устья реки М. Калиновки  к верховьям Суварыша и далее на Катайск. Ещё один путь до Катайска проторили из Калиновской слободы – вдоль левого берега М. Калиновки, затем к верховьям Суварыша, там, очевидно, соединяясь с Камышевско-Катайской. Межа Калиновская пересекала Каменскую дорогу («по которой везена известь») где-то между верховьями рек Полуденной и Б. Калиновкой.

Были и местные дорожки, связывающие соседние населённые пункты, в совокупности образуя достаточно длинную трассу. На чертеже Сибири Ремезова 1700 г показана дорога от Белоярской слободы, через д. Ряпасову, мимо дд. Усть-Рефтинка, Мосина, Больша(я), правобережной деревни Курина (Курьи?), через двор Невьянского монастыря (в устье Кунары) на слободу Калиновскую и далее Камышевскую. На левый берег Пышмы с этого пути есть ответвление к Новопышминской слободе, которая уже на новом месте (вблизи устья Кунары).

Следует упоминуть ещё и дороги от Калиновской и Камышевской слобод к Ирбитскому озеру (любили предки рыбку!). Они сливались  где-то между верховьями Мостовой и  Ляги, двигаясь к озеру уже вместе. Это также видно из документа 1702 г межевания Калиновской слободы. [30]

 Источники и примечания:

  Данная работа  была представлена на конференции УЦИО в г. Сухой Лог в 2014 г. Опубликована: Сухоложье в истории Урала: связь времен. Материалы второй региональной научно-практической конференции/ Уральское церковно-историческое общество. -Екатеринбург; Изд-во «ТРИКС», 2014. 114 с. ISBN 978-5-9904909-5-6

  1. Подсчет произведен по крестоприводной книге Верхотурского уезда  1645-1646 гг. (РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 194.) с учётом коэффициента семейственности 4;
  2. Буцинский П.Н. Сочинения в двух томах: Т. 1. Заселение Сибири и быт первых ее насельников/Под ред.С.Г. Пархимовича. Сост. Ю.Л. Мандрика. —Тюмень: Издательство Ю.Мандрики, 1999. —328 с. — [Приложение к журналу ≪Лукич≫];

Буцинский Петр Николаевич (1853-1916) – профессор Харьковского университета;

  1. Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. 1 — М., Л-д,, Издательство Академии наук СССР, 1937. Прил.: историко-географическая карта;
  2. Пузанов В. Д. Вхождение Южного Зауралья в состав России. http://kataisk-zayral.ucoz.ru/publ/istorija_katajska/zaurale/uslovija_formirovanija_voenno_administrativnoj_sistemy_juzhnogo_zauralja_v_xvii_pervoj_polovine_xix_veka/6-1-0-7;
  3. Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. 2 — М., Л-д,, Издательство Академии наук СССР, 1937. Грамота 41.1604 г. мая11.— Грамота в Туринск голове Ивану Лихареву о беспошлинной торговле в Туринске животиною, доставляемой татарами, черемисами и чувашами (ААН, ф. 21, on. 4, М 5, л. 82 об);
  4. Самигулов Г. Х., Свистунов В. М. Казанская тропа или Старая Казанская дорога, 09.04.2013. http://www.карта74.рф/tourism/articles/kazanskaya_tropa_ili_staraya_kazanskaya_doroga/;
  5. Географический и статистический словарь Пермской губернии, составленный Н.Чупиным. Пермь, типография Поповой. 1872.  С.86;
  6. К истории православного старообрядчества (единоверия) в Екатеринбургском уезде. Екатеринбургские епархиальные ведомости №7 от 1 апреля 1902, отдел неофициальный;
  7. Плотников Г.С. протоиерей (составитель). Описание мужского Далматовского Успенского общежительного третьеклассного монастыря и бывшего приписным к нему женского Введенского монастыря. Екатеринбург: Типогр. Газ. «Урал»,1906;
  8. См. ист.6;
  9. Чертёжная книга Сибири 1701 г., составленная С.У.Ремезовым и его сыновьями. Без выходных данных;
  10. См. ист. 9;
  11. Шишонко В. Пермская летопись с 1263-1881 г. Третий период с 1645-1676г. Пермь, типография Губернской земской управы, 1884, с. 836-837 9, с.852-854;
  12. Шишонко В. Пермская летопись с 1263-1881 г. Четвёртый период с 1676-1682г.– Пермь; типография Губернской земской управы, 1884;
  13. См. ист. 14;
  14. http://forum24.ru/gif/skin/fon2.gif;
  15. Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. 2 — М., Л-д,, Издательство Академии наук СССР, 1937. Грамота 451. 1647 г. не ранее августа 21. — Отписка верхотурского воеводы Бориса Дворянинова туринскому воеводе Федору Шишкину о  полученных от него вестях про Тайчина тайшу, об угрозах  калмыков, которых не пускают „пословать» на Тюмени, и о движении  калмыков в пределах Верхотурского и соседних уездов. .С. 522;
  16. См. ист. 13;
  17. Елькин М.Ю.Когда же основано село Покровское? http://www.genealogia.ru/users/uiro/rodoved4/04_06.htm;
  18. Шишонко В. Пермская летопись с 1263 — 1881 г.//Пятый период с 1682-1725 г. ч.I с 1682-1694 г.:- Пермь, Типография Губернской Земской Управы, 1885;
  19. Коновалов Ю.В.«Из истории формирования населения поселка Рефтинский» http://www.okorneva.ru/index.php?main=books_of_Konovalov&id=100029;
  20. См. ист. 13;
  21. См. ист. 14, с. 566;
  22. Афанасьев А.А.Сухоложье.Неизвестные страницы.- Сухой Лог: 2004;
  23. См. ист. 13;
  24. См. ист. 8  с.321;
  25. См. ист. 13;
  26. Шишонко В. Пермская летопись с 1263-1881 г. Пятый период с 1702-1715г. Пермь, типография Губернской земской управы, 1889  ч. 3  с. 347-350;
  27. Материалы  для истории церквей города Екатеринбурга. Екатеринбургские епархиальные ведомости № 11 от 15 марта 1910, отдел неофициальный;
  28. См. ист 13.

Комментарии запрещены.

Полезные сайты