Сухарев Юрий

Календарь

Июнь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

Сухарев Ю.М. Колчеданские Удинцевы

Тоненькая веточка  мощного родового древа Удинцевых прошла через село Колчеданское Камышловского уезда.

Эту историю можно  начать с конца декабря 1895 года, когда на штатную диаконскую вакансию к   Колчеданской Сретенской церкви  был определен  регент Екатеринбургского Архиерейского хора диакон Михаил Удинцев – по его прошению[1]. Но нам интересно и место, которое занимал диакон Михаил на фамильном древе. Интересен и сам этот древний род, давший России десятки (сотни) священно-церковнослужителей, учителей, врачей, ученых, чиновников.

С.Колчедан, нач.20 в. Фото П.Макарова

 

1

Крестьяне Удинцевы (Удимцевы) – шесть братьев, как следует из старинных переписей, переселились в Верхотурье в 1602 г из Великого Устюга[2]. Речка Удима, протекающая недалеко от этого города, вероятно и дала им фамилию. Так было принято на Урале – давать прозвища (фамилии) по месту прежнего проживания: Пермяковы, Вяткины, Усстюжанины, Казанцевы…

Из братьев обратим внимание на Тимофея Андреева сына Удимцева. 2 ноября 1635 г он купил за 10 рублей у ясачного татарина Туринского острога Инебата Миньярова  курью и остров на р. Нице[3]. Курья (залив, старица) давала собственнику возможность  беспроблемно вылавливать рыбу, не платя за это никому – ни государству, ни аборигенам.

В 1637/1638 году Тимофей Андреев Удимцев сделал вклад –  передал курью  Невьянскому Богоявленскому монастырю. «А курьею владеют [монастырь с братией.-Ю.С.]  со 146-г году по подписнои челобиннои(!) прикащика Ивана Чернышева и по вкладнои ницинског крстьянина Тимошки Удимцова»[4].

Размер вклада обуславливал положение вкладчика в обители.  От поминания до пострижения в иноки, либо права  жить «за монастырем», т.е. «труждаться» на монастырь, находиться под его опекой.

Обязательства монастыря при этом определялись вкладным договором, который, как указывают исследователи, мог быть юридически сложным. Вклад Тимофея Удинцева был для монастыря существенным, совсем не рядовым. Около угодья возникла монастырская деревня «над курьей» на несколько дворов – рыба  монашествующим нужна и желанна.  «А скотинного выпуску той деревни подле Ницу реку на версту, лесу на 6 верст, да рыбная ловля».

Вполне мог Тимофей оговорить договором обучение церковной грамоте одного из своих сыновей, что позволило бы потомку подняться из «подлого» сословья. Тем более новый статус отца (вкладчик, а не пашенный крестьянин) тому благоприятствовал[5].

И действительно, в 1669, 1680, 1682 годах в Ницынской Ощепковской слободе присутствует поп Григорий Тимофеев  Удимцов[6]. Три его сына также служили Богу. «Сын Илюшка у тои же церкви в пономарех». Поп Парфен Григорьев сын Удимцов в Голубчиковом погосте. Матфей Григорьев Удинцов в  1682 году числится попом Ницынской слободы[7].

Григорий Тимофеевич через сыновей-Григорьевичей и стал основателем священнического рода Удинцевых. Пращуром «колчеданского» Михаила Удинцева был Илья Григорьев Удинцев (Удимцов). Приводим его родословие по мужской линии.

1.Тимофей Удимцов. Ранее 1632 г — пашенный крестьян ВТУ [8]. В 1638 г – ницинский крестьянин, вкладчик Невьянского Богоявленского монастыря[9].

2.Григорий Тимофеев [Удинцев]. В 1632 г «Гришка Удимцов» пашенный крестьянин ВТУ[10]. В 1680 г священник  церкви Николая Чудотворца Ницынской Ощепковой слободы над рекою Ницою[11].

3.Илья Григорьев [Удинцев]. * ок. 1650 г – +не ранее 1721 г. В 1680 г пономарь церкви Николая Чудотворца Ницынской Ощепковой слободы[12]. В Арамашевской слободе дьячек с 1700 г[13] (фиксируется в 1710, 1721 гг) [14].

4.Федор Ильин [Удинцев] * ок.1673 — +между 1721-1737 гг. В 1710 г — священник Белослудской сл[15].

5.Иван Федоров Удинцев *ок.1721 — +после 1777 г. 1737 г , Белослудская сл.– отправлен на обучение[16]. 1777 г, Белослудская сл. – «престарелый поп», 60 л[17].

6.Евдоким Иванов Удинцев *ок 1750 — + между 1803 и 1816 гг. 1777 г, Белослудская сл. — пономарь[18]. 1803 г, Белослудская сл. — запрещенный священник, 53 года[19].

7.Петр Евдокимов Удинцев * 1775 — + между 1803 и 1816 гг. В 1800[20] и 1803 гг фиксируется, как дьячок, Белослудской слободы. До этого служил в с. Чурманском Ирбитского уезда[21].

8.Удинцев Василий Петров * ок.1800 — + не ранее 1822 г. 1812 г, Белослудская сл. – «выбыл в Верхотурского уезда Нижнетуринский завод диаконом»[22]; 16-летний сын покойного Белослудского дьячка Петра Василий (Василий Петров Удинцев) получил в 1818 г дьячковское место в церкви Баранчинского завода ВТУ[23] ;

1820 год. Баранчинский завод, Покровская ц. … дьячок Удинцев Василий[24]… .

1822 г. Баранчинский завод. «15 ноября у кандидата дьяконского места Василия Удинцева родился сын Александр»[25]. Метрическая книга Покровской церкви Баранчинского завода за 1822 г.

9.Александр Васильев Удинцев. *15 нояб. 1822 г Нижне-Баранчинский з-д — +29 октября 1893 г, Мугайское село. 1844 г – окончил ПДС; 1844 -1859 гг – священник Верхне-Баранчинского завода; 1859 – 1893 гг священник ц. с.Мугайского[26].  Вдов с 20 июля 1866 г.

10.Удинцев Михаил Александров *1856 г, Верхне-Баранчинский завод.

Про деда и отца  героя этой статьи скажем несколько слов дополнительно. Удинцев Василий Петров в 1812 (1818?) г убыл в Верхотурский уезд, оставив Белослудскую слободу, где 100 лет служили его предки. Причина того, очевидно, в  переполненности Белослудской церкви клиром и их домочадцами. В 1833 г клировые ведомости зафиксировали в семьях церковников этой слободы 43 персоны (включая, правда, и тех, кто служил в других местах)[27].  Причем 17 из них принадлежали к роду Удинцевых. Удинцевы в этот период занимали места диакона, дьячков и пономарей, священниками служили Пономарев Симеон и Шишев Петр. Но и сыновья о. Шишева отправились после учебы в Верхотурский и Кунгурский уезды, а не остались при отце – не было вакансий и не предвиделось.

Сын его, Александр Васильевич, обучение в Пермской духовной семинарии закончил со званием студента. Это высокая категория, позволявшая поступать в Духовную академию. Священником был также авторитетным:  законоучительствовал в горно-заводской школе, Мугайском сельском училище; служил гласным Верхотурского уездного земского собрания; депутатом окружного училищного съезда; депутатом по межевым делам. Кроме обычных священнических наград имел бронзовый наперсный крест в память войны 1855-56 гг.

Овдовев в 42 года воспитывал сына Михаила (*1856 г), дочерей Александру (*ок. 1853 г), Марию (* ок.1861 г), Христину (*ок.1863 г.). Девушки получили домашнее образование и научены рукоделию, а Христина  еще и обучалась в прогимназии.

2

Запись о рождении Михаила Удинцева гласит: «Завод Верхне-Баранчинский, Иоанно-Зачатиевская церковь, Верхотурского уезда. 1856 год. Под № 28 значится: октября двадцать седьмого дня, Верхне-Баранчинского завода Иоанно-Зачатиевской церкви у  священника Александра Васильева Удинцева и законной жены его Анны Ивановой родился сын Михаил. Восприемники: служащий в штате Гороблагодатских заводов Коллежский Регистратор  Иван Иванов Масалкин и священническая жена Екатерина Иванова Максимова. Таинство крещения совершал священник Иоанн Масалкин»[28].

Отчество матери Михаила и имена восприемников указывают (с вероятностью 99 %) на ее девичью фамилию — Масалкина[29]. Фамилия очень распространена в западных уездах Пермской губернии (Оханском, прежде всего). Были среди ее носителей и лица духовного сословия, и чиновники. Но к 1877 году  Масалкиных среди пермского духовенства не стало совсем.

В возрасте 10 лет Михаил остается без матери. Через 40 лет такую судьбу повторят его дети, но в более жестком варианте.

Начальное духовное образование Михаил получает в Екатеринбургском духовном училище. Учится он не плохо. Для «бурсы» того времени это было редкостью. Мало кто из учеников  (даже из ставших потом видными священниками) проходил  училище без «завалов» и «повторительных» курсов. Михаил увольняется из училища в 1872 году со средним баллом «4», что открывает перед ним двери Пермской семинарии[30].

Семинарские классы тоже не составили для него трудности и 4-й он оканчивает в 1877 году «хорошистом»[31]. Однако в списке вышедших из 5-го класса (в следующем году) его фамилии нет, что видимо, говорит о том, что он его не закончил.

По правилам того времени после 4-го класса семинарии учащийся имел возможность поступить в некоторые светские учебные заведения институтского уровня. Перечень таких институтов (и специальностей) был небольшим.

Летом 1878 г Михаил  оформляет документы и поступает в Казанский ветеринарный институт, но проучится в нем только один год (1878-79)[32].

Первое, после ученического периода, место службы Михаила Удинцева указывает на один его несомненный талант. Более семи  лет (с 1879 по 1886 годы) он  состоял  певчим в Пермском архиерейском хоре[33]. Не вызывает сомнения, что его певческие способности были замечены еще в период учебы в ПДС – семинарский хор всегда славился голосами.

Архиерейский хор Пермской епархии достиг своего мастерства в середине столетия, при архиепископе Неофите. «Стройное, доведенное до виртуозности пение архиерейских певчих, число которых достигало 60—80 человек, обычно собирало столько молящихся, что всех их не вмещала обширная Крестовая церковь»[34].

Хор называли «неофитовским» по имени епископа-вдохновителя. Регентом тогда был  привезенный владыкой с Вятки священник Николай Даровский, воспитавший пермских певчих в вятских традициях.

В 1880-е был в Перми уже другой епископ и другой регент, но исполнительский уровень  хора сохранился. Михаил Удинцев за годы службы певчим многое почерпнул (позднее мы узнаем, что его приглашали служить регентом).

Следующий этап жизни Михаила Удинцева – учительство. С 1886 по 1889 гг он служит учителем и законоучителем в Яланском и Квашнинском народных (земских) училищах Камышловского уезда. Оба поселения лежат по тракту между Камышловом и Ирбитом.

Существовало Положение 1874 г, установившее, что учителем земской школы могло быть лицо православного вероисповедания, имевшее звание учителя или учительницы начального народного училища. В связи с нехваткой кадров вскоре было разрешено приобретать звание учителя или учительницы начального народного училища без сдачи специальных экзаменов и на основании одного лишь пробного урока лицам, окончившим высшие и средние учебные заведения, а также не менее четырех классов духовных семинарий[35]. Как раз столько классов семинарии и было за плечами Михаила.

Однако через три года учительства он решает вернуться на стезю предков. 28 ноября 1889 года он определен епископом Екатеринбургским и Ирбитским Поликарпом для рукоположения во диаконы[36]. Само рукоположение состоялось 18 февраля 1890 г.

Очевидно, что эти два с лишним месяца были даны Михаилу для решения личного вопроса. Личного, но строго охраняемого канонами – рукополагаемый  в белое духовенство должен быть женат на девице. Лучше – на девице из семьи духовного звания.  Тогда вообще вопросов не будет.

Впрочем, выбор Михаила Удинцева, видимо, вызвал вопросы и серьезный брачный обыск. Избранница была из того же рода Удинцевых – Анна Никандровна Удинцева. Впрочем, их родовые ветки соединялись только в 8-м колене. Давайте разбираться…

3

Отцом Анны был Никандр Дмитриев Удинцев (*16.03.1828 +27.10.1878). Священник Успенской церкви села Зайковского.  Сохранилась запись о его рождении. Метрическая книга Спасской церкви с.Скородумского на 1828г. « Марта 16 дня. Скородумской Спасской церкви у пономаря Димитрия Андреева Удинцева отъ жены Олимпиады Николаевой родился сын Никандр. Восприемники: Скородумской Спасской церкви Священникъ Гавриилъ Шишев и умершаго Священника Андрея Удинцева дочь Анисия»[37]

Есть запись о Никандре и в ревизской сказке о церковно-служителях  1833 года Пермской губернии Ирбитского уезда Скородумского села Спасской двухкомплектной церкви. «Удинцов Димитрий Андреев 9 лет в прошлую ревизию, ныне 27 лет, в 1816 году определен к сей церкви пономарем, сыновья его: Удинцов Александр Дмитриев ныне 6 лет и Удинцов Никандр Дмитриев 5 лет»[38].

То есть Никандр был вторым ребенком в семье. Всего же известно о семи детях псаломщика Дмитрия Удинцева, преодолевших младенческий возраст : Александр(*10.02.1827 +1876, священник Спасской церкви села Скородумского), Никандр(*16.03.1828 +27.10.1878, священник Успенской церкви села Зайковского), Екатерина (*25.11.1829), Елизавета (*22.03.1831 +20.04.1836), Антиох  (*19.02.1834), Аристарх (*12.04.1835 +23.04.1900, священник Воскресенской церкви г. Ирбита), Андрей (*2.10.1841 +1866). Еще пятеро Павел и Григорий (*1826), Никанор ( *1832) , Николай (*1840 ), Аркадий (*1845) — умерли в возрасте от одного дня до полугода.

Теперь выделим  Никандра Дмитриева Удинцева. Известны его дети: Владимир, Елизавета (в замужестве Михайлова), Тихон (диакон, служил в Костинской слободе), Анна. Еще рождались Феоктиста (*30.10.1851)[39] и Павел (*26.06.1853)[40] – видимо, умерли во младенчестве.

Жену о. Никандра (мать Анны) звали Александра Ивановна. Предполагаем, что она была из рода Поповых (в двух случаях при крещении детей о.Никандра восприемницей была священника Георгия Иванова Попова дочь девица Феоктиста).

Теперь построим роспись этого ответвления рода Удинцевых по мужской линии.

1.Тимофей Удимцов. Ранее 1632 г — пашенный крестьян ВТУ [41]. В 1638 г – ницинский крестьянин, вкладчик Невьянского Богоявленского монастыря[42].

2.Григорий Тимофеев [Удинцев]. В 1632 г «Гришка Удимцов» пашенный крестьянин ВТУ[43]. В 1680 г священник  церкви Николая Чудотворца Ницынской Ощепковой слободы над рекою Ницою[44].

3.Парфен Григорьев сын Удимцов. 1680 г — священник в Голубчиковском погосте Невьянской слободы[45]. 

4.Иван Парфенов [УДИМЦОВ] * ок. 1673 г — +?; 1710 г, Ирбитская сл. Богоявленская ц. – священник[46].

5.Федор Иванов [УДИМЦОВ] * ок.1690 г — +? ; 1710 г, Ирбитская сл. – сын священника[47].

6.Иван Федоров [Удинцев] * ок.1715 г.- + после 1750. 1737 г., Скородумского погосту церкви Нерукотворенного образа – дьячек[48].

7.Гавриил Иванов [Удинцев] *1732 +17.12.1802. 1737 г, Скородумский погост – «Гаврило 3 лет – за малолетствием не послан» на обучение[49]. Священник Спасской церкви села Скородумского.

8.Андрей Гаврилов УДИНЦОВ (*1764 +20.10.1821). Священник Спасской церкви села Скородумского.

9.Дмитрий Андреев УДИНЦЕВ (*26.10.1805 +1872). Пономарь Спасской церкви села Скородумского с 1816 года. В 1869 году псаломщик, уволен за штат.

10.Никандр Дмитриев УДИНЦЕВ (*16.03.1828 +27.10.1878). Священник Успенской церкви села Зайковского.
10.1. Анна Никандровна Удинцева (в замужестве Удинцева)* ок. 1868 г — + между 1898 и 1909 г, с Колчеданское Кам.у. Жена диакона Михаила Александровича Удинцева (*1856 г, Верхне-Баранчинский завод — +1910 г, с. Колчедан).

Видим, что линия Михаила Удинцева и Анны Удинцевой соединяется только на 9-м колене – на том самом Григории Тимофееве Удимцове, первом священнике династии.

Завершая тему родственных связей, нельзя не упомянуть и такой факт: один из племянников о. Никандра Удинцева, а именно Дмитрий Аристархович Удинцев(*1862 +1915, председатель Чердынской и Ирбитской земских управ), был женат на Елизавете Наркисовне Маминой (*1866 +1925) – сестре великого писателя.

Дм.Ар.Удинцев

Ел.Нар.Мамина (Удинцева)

Анне Никандровой Удинцевой  Дмитрий Аристархович приходился сродным братом.

Что мы знаем об Анне? Отец умирает рано, ей в это время около 10 лет. Епархия выплачивает им мизерное пособие. 1881 г: «умершего священника Удинцева Никандра жене Александре Ивановой 49 лет и дочери её Анне 13 лет, — 18 р.[в год][50].

В 1882 г, пытаясь облегчить положение дочери, Александра Ивановна просит Пермское епархиальное попечительство принять Анну  в приют при монастыре и в епархиальное женское училище. Метрического свидетельства представлено не было, а в заявлении возраст дочери указан 13 лет (столько же было и в прошлом 1881 г…). На этом основании  Попечительство Удинцевым в удовлетворении  просьбы отказало[51].

Похоже, образование Анны Удинцевой так и осталась  домашним.  «Епархиалки» обычно  начинали обучение лет в 11. В списках воспитанниц Екатеринбургского епархиального женского училища ее нет.

Из других детей матушки Александры в тот период известно только о Тихоне. В 1882 г он заканчивал учебу во 2-м классе ПДС. Заканчивал неважно – после каникул ему назначена переэкзаменовка по литературе и истории[52]. Семинарию он так и не окончил, его образование имело формулировку «из 2 класса семинарии»[53]. В 90-х гг  еще служил псаломщиком (во диаконы определен только в 1897 г)[54]. Умер 13 сентября 1901 г. в селе Невьянском Ирбитского уезда в сане диакона[55].

В 1886 г на Зайковском приходе освободилось место просфорни и матушка Александра Удинцева приняла эту службу, что позволило хоть как-то существовать  вдове с дочерью.  Выдать Анну замуж  достойно – вот главное желание матери, вот ее слезная молитва…

Это состоялось.

 

4

16 февраля 1890 г  Михаил Удинцев  рукоположен в сан диакона на штатное место к Успенской церкви Зайковского села Ирбитского уезда[56]. Молодожены   живут в родном селе невесты.

Вот описание Успенского храма села. «Храм в селе каменный, построен в 1815 г. в честь Успения Божией Матери; при храме два придела. Придел в честь Рождества Иоанна Предтечи освящен в 1869 г. и придел во имя св. Николая Чудотворца освящен в 1870 г. В деревнях Большой Кочевке и Речкаловой существуют каменная часовни… Священники и псаломщики помещаются в общественных домах»[57].

Епископ Нафаил так писал о посещении Зайково в 1886 г. «Здешний приход состоит почти из 4 тысяч душ обоего пола: прихожане настолько православны и усердны к церкви, что из 4 т. не с большим сотня не были у исповеди. […] В церкви чисто, отбелено; но без стенной живописи. Ризница и утварь посредственные”.

Не ускользнуло от цепкого глаза владыки и следующее: «Во время литургии пели дети не столько здешних прихожан, сколько из прихожан соседственного села Скородумского, где священник в недавнее время был учителем в Екатеринбургском монастырском училище»[58]. Вероятно, это замечание и подвигло церковноначалие назначить на диаконскую должность человека с опытом (и талантом) церковного пения.

Кроме церковных обязанностей о. Михаил Удинцев состоял учителем и законоучителем в Речкаловской церковно-приходской школе[59] (1890-92 гг), затем  законоучителем в Больше-Кочевской (1893-95 гг)[60]. В 1896 году  диакон Удинцев Михаил награжден Библией, «за особое усердие и ревность в деле благоустроения ц.-приходских школы в деревне Большой Кочевке Ирбитского уезда, где был законоучителем и учителем пения»[61].

             Компетенция  о. Михаила в части церковно-хорового пения и стала причиной оставления  четой Удинцевых Зайковского села – большого, не бедного, трактового, ближнего к  Ирбитской ярмарке. 29 сентября 1895 г епископом Екатеринбургским и Ирбитским Симеоном он перемещен  на должность регента архиерейского хора с причислением к Крестовой (архиерейской) церкви[62].

Число хористов архиерейского хора Екатеринбургской епархии имело численность 23 человека в 1889 г и со временем увеличивалось (50 человек в 1913 г). Хористами были мужчины – взрослые и малолетние. В конце XIX века хор практиковал и концертные выступления на различных площадках города: зал Общественного собрания, зал Маклецкого, клуб приказчиков и др.

Не полных три месяца управлял этим коллективом о. Михаил. Но его имя сегодня включают в список регентов архиерейского хора (всего их было пять), служивших в дореволюционный период.

Исследователи сообщают: «М.А. Удинцев, А.Г. Малыгин и Р.В. Лазаренко, непродолжительное время возглавлявшие архиерейский хор, также сочетали регентскую работу с преподавательской деятельностью в учебных заведениях духовного ведомства»[63]. Видимо, так это и было.

Указом Екатеринбургской духовной консистории от 22 декабря 1895 года №12597 «по собственному прошению» диакон Михаил Удинцев перемещен к Сретенской церкви Колчеданского села Камышловского уезда[64]. Кстати, диаконская штатная должность была введена в этом приходе тоже осенью 1895 г. Не исключено, что причиной скорого перемещения из города в село стало положение супруги – Анна Никандровна находилась на последних месяцах беременности.

5

Вот что писали про это село  на рубеже веков. «Колчеданское расположено в гористо-каменистой местности, на левом берегу р. Исети, при впадении в нее речки Колчеданки, по обе стороны Исетскаго тракта, идущаго из Екатеринбурга в Шадринск, в средоточии бывших башкирских поселений, и отстоит в 110 в. от Екатеринбурга и в 70 в. от Камышлова. В окрестностях села добываются песчаники для жерновов. […]Прихожане, в количестве 4572 душ муж. п. и 4568 душ жен. п., по происхождению все русские и состоят из государственных крестьян, отставных и уволенных в запас армии солдат.[…] Ныне существующий храм во имя Сретения Господня – каменный, с таковою же колокольнею, одноэтажный холодный, с двумя теплыми приделами: во имя Святителя и Чудотворца Николая (южный) и во имя святых апостолов Петра и Павла (северный); построен иждивением прихожан в 1839 г.; освящен Сретенский храм в 1848 г., первый из придельных – в 1879 г., а второй – в 1882 г. Причт состоит из двух священников, диакона и двух псаломщиков. В приходе существуют две земских школы: в самом селе и д. Горбуновой, и две церковно-приходския: в дер. Водолазовой с 1897 г. и при Покровской женской общине для девочек с 1895 г»[65]. При Покровской женской общине был и каменный храм, постройки 1870-х гг.

19  февраля 1896 г в семье колчеданских Удинцевых рождается дочь Антонина (крещена 22 февраля). 4 февраля 1898 г на свет появился сын Алексей[66]. Кстати сказать, в январе 1897 г уволилась с должности просфорня Зайковского прихода  мать Анны — священническая вдова Удинцева Александра[67].  Вероятно, для того, чтобы помочь дочери в этот непростой период.

Между тем, о. Михаил  служит и в храме, и на ниве просвещения. Состоит законоучителем в Горбуновской церковно-приходской школе и Водолазовской, а в последней и учителем (вероятно, пения).

Постепенно на новом месте налаживались отношения и с другими членами причта. 3 июня 1900 г при крещении сына псаломщика Сретенской ц.  Смышляева Петра Митрофанова и жены его Александры Николаевой  Авенира диакон Удинцев Михаил Александров  — восприемник[68].

Диакон Михаил Удинцев слева.

Дети растут. Слава Богу, не взяли их ни родимец, ни горячка, ни худоба… Не извела дизентерия, как многих, многих, многих…

В начале 1900-х умирает Анна Никандровна…

Диакон Михаил Удинцев с женой Анной Никандровной (фото ок. 1900 г)

Точно год смерти неизвестен, а временные рамки этого трагического для семьи события установлены потомками по смутным воспоминаниям детей Анны.

Есть предположение, что произошло это не позже февраля 1907 г. Дело в том, что 22 февраля 1907 г почислен за штат священник с. Колчеданского Павлинов Михаил[69]. Самым подходящим кандидатом на его место был Михаил Удинцев. Но определен (и рукоположен)  диакон градо-Екатеринбургской Вознесенской церкви Павлинов Вениамин, сын отставного батюшки,  «из 1-го класса духовного училища»[70].  Очевидно, причиной игнорирования кандидатуры о. Михаила было его вдовство – для рукоположения белого духовенства это непреодолимое препятствие.

Позднее эту ненормальность приметил епископ Митрофан, посетив село Колчеданское. «…Оригинален здесь состав причта по образованию своему: Настоятель молодой человек, уволенный из 1-го класса духовного училища, второй священник – старичок, из кончивших курс семинарии, диакон – из 5 класса духовной семинарии, псаломщик – кончивший курс духовного училища… Не удивительно, что доброго согласия между членами причта не существует. В приходе наблюдается такое же нестроение, идут постоянные дрязги. Настоятель не может руководить ни причтом, ни приходом»[71].

К чести о. Михаила – утрата не сломила его морально. Дети были устроены в училища. В 1909 г Антонина училась в 3 классе Екатеринбургского епархиального женского  училища; Алексей – во 2 классе Камышловского духовного училища. Сам диакон Удинцев указом Екатеринбургской духовной консистории от 5 ноября 1909 г за № 11453 определен законоучителем Колчеданского народного училища.

Но беда не оставила колчеданских Удинцевых. С мая 1910 г имени о. Михаила не стало среди причта в метрической книге Сретенской церкви. А в конце года появилась запись:  «29 декабря 1910 года умер, 31-го погребен диакон Сретенской ц. с. Колчеданского Удинцев Михаил Александров 54 лет, от чахотки, [похоронен] на монастырском кладбище»[72].

Очень короткая жизнь… Но 20 лет служил он Богу. 25 лет работал на ниве просвещения. Имел певческий талант и авторитет среди ценителей церковного хорового пения. Дал дорогу в жизнь  своим детям…

Сохранилось ли то кладбище, хотя бы?…

6

            Детям нужно было пережить потерю родителей, двигаться по предначертанному пути и не оказаться на обочине.

            Надо сказать, что епархия помогала сиротам из духовного сословья встать на ноги. Обычно их принимали на полное епархиальное содержание в духовных учебных заведениях. Так было и в случае с колчеданскими Удинцевыми[73]. Задолженность за обучение за прежние годы откладывалась и, в конце концов, списывалась[74]. Небольшое пособие выплачивало Екатеринбургское епархиальное попечительство о бедных духовного звания («Удинцевы, диаконские дети— 16 руб. в год»)[75].

  Денежные накопления покойных, хранившиеся на сберегательных книжках, также опекались Попечительством и выплачивались по достижении детьми совершеннолетия[76].

            Помогли и родственники. Антонину после смерти родителей воспитывала Мирианова Елизавета Александровна (1860-е? — 1934, умерла в с. Елизавет). В семье ее считали теткой. Мариановы ( фамилия по мужу) встречаются в Грузии и вероятно ее носители принадлежат к одному из суб-этносов этой республики. На сохранившемся фото Елизавета Александровна с мужем. Кавказская наружность мужа не вызывает сомнений.

Семья Мариановых (?)

 

Сестры Михаила Удинцева с именем Елизавета мы не знаем. В послужном списке священника Александра Васильева Удинцева среди дочерей такой нет. Но обычно указывались только незамужние дочери церковнослужителя, находящиеся на иждивении. А к 1877 г (когда составлялся послужной о. Александра) Елизавета могла выйти замуж.

Алексей Удинцев, по словам потомков,  «после смерти родителей воспитывался в семье дяди (брата отца)». Здесь такая же история. В Послужном списке 1877 г братьев нет. Кроме того, среди духовенства Екатеринбургской епархии подходящего «Александровича» не находим (но он мог служить и по другому ведомству).

Так или иначе, ребята учились хорошо, переходя из класса в класс. Правда, трагический для семьи учебный  1910-11год, Алексей пропустил.

Сидят: слева Удинцева Анна Никандровна, справа Мирианова Елизавета Александровна

В 1913 году оба оканчивают училища. Антонина – 6 классов Екатеринбургского епархиального (с правом получения аттестата на звание домашней учительницы)[77], Алексей – 4 класса Камышловского духовного, по 1 разряду, «удостоен перевода в 1 класс духовной семинарии без экзамена при семинарии»[78].

С учебой в семинарии Алексею повезло. В 1912 г при Екатеринбургском духовном училище открыли два класса семинарии, В 1914 г. к двум классам был добавлен третий, а в 1915 г. — 4-й семинарский класс. В марте 1916 г. пришло распоряжение Св. Синода об утверждении в городе Екатеринбурге самостоятельной шестиклассной духовной семинарии[79].

Зачислившись в 1913 г, к 1917 г он успешно закончил 4 курса Екатеринбургской семинарии[80]. Этого было достаточно для поступления в светский институт. 18 июля 1917 г Екатеринбургской духовной консисторией была выдана копия послужного списка отца «окончившему 4 класса Екатеринбургской духовной семинарии Алексею Удинцеву, согласно его прошению, для представления при поступлении в высшее учебное заведение»[81].

В переломный 1917 г он подал документы на медицинский факультет Пермского университета.

Антонина Удинцева после окончания Епархиального училища, надо полагать, трудилась на педагогическом поприще в селениях колчеданского прихода.

С.Колчедан, нач.20 в. Фото П.Макарова

Во всяком случае, брат и сестра Удинцевы связи с Колчеданом не теряли. Сохранилась фотография колчеданской молодежи. Она сделана (по ряду признаков) году в 1915 или 1916-м. На обороте есть пояснение.

В первом ряду Михаил и Антонина Удинцевы. Второй ряд – «братья Макаровы» (все родственные пары на фото в шутку названы «братьями»). Думается, это Петр Михайлович Макаров (1898 г.р.) с сестрой. Макаровы – старинные местные крестьяне, еще со времен Колчеданского острога, но понявшие силу образования и давшие его детям. Петр занимался фотографией, позже (до 1922 г) работал бухгалтером в отделе здравоохранения Каменска. Одна из его сестер училась в Перми на медицинских курсах.

Двое справа в 3-м ряду – Арефьевы, дети священника Сретенской церкви Арефьева Всеволода Александровича. Известны его дочь Елисавета (*ок.1889, в замужестве Молчанова) и Викторин (примерно ровесник Алексея). Викторин также учился в Екатеринбургской семинарии (на год старше классом), затем тоже поступил в Пермский университет, но на юридический факультет. В 1918 г он записан  как «Студент Пермского Университета заведующий Колчеданской библиотекой»[82]. В 1923 г Арефьев Викторин В. в списках актива Сретенской церкви[83].

Викторин Арефьев, 1914 г

Надпись на обороте:

«Алеше Удинцеву от товарища Викторина Арефьева. 1914 год 8 февраля»

Слева в третьем ряду двое – Романовы. В Колчедане (в 1918 г) проявлялись комендант ст. Салка поручик Романов Александр Ипполитов[84] и мировой судья 11-го участка Камышловского судебно-мирового округа Романов Сергий Иоаннович[85]. Возможно на фото один из них.

В середине между ними Бабина. Это дочь священника Покровской церкви Колчеданской женской общины Бабина Вера Дмитриевна (*ок.1899, в 1918 г работала учительницей в Мало-Грязнухинском училище, в замужестве Арефьева)[86].

 

7

Не стоит напоминать в какой обстановке происходило взросление Удинцевых – мировая война, социальная революция, Гражданская война. В июле 1918 г, перед отступлением, красноармейцы убили колчеданского священника Луканина, диаконов Бегму и Гудзовского. Село заняла чешско-сибирская коалиция. В июле 1919 г вернулись красные.

Колчеданская молодежь.

 

Как выживали  Удинцевы в эти смутные и голодные  времена?  У Алексея, кроме того, возраст был вполне призывной. Знаем про это мало.

Учеба в университете  во время Гражданской войны была скомкана. В 1918 – 1919 г.г.Алексей  служил в архитектурном отделе Городской управы г. Перми. В 1920 г. закончил курсы и получил звание санитарного и дезинфекционного инструктора. После этого переехал в Петроград и начал работать в системе медико-санитарной службы. Поселился на Кронверкском (М.Горького) проспекте[87].

Антонина Михайловна в  1921 году окончила окружные курсы инструкторов допризывной подготовки и спорта Приуральского военного округа. Располагались  они в зданиях  Колчеданского Покровского женского монастыря, в родном для Удинцевых селе. Помимо рот будущих инструкторов было здесь и два взвода сельских учителей и учительниц, которые, пройдя курс, должны были преподавать гимнастику детям в школах.

От курсантов требовалась хорошая физическая подготовка. Вот перечень видов спорта, которым обучали на курсах: лыжи, легкая атлетика, тяжелая атлетика, фехтование на эспадронах и штыке, плавание, велосипед. По легкой атлетике все курсанты обязаны были сдать нормы легкого атлета. Они в точности равнялись введенным значительно позднее нормам значка «Готов к труду и обороне». Прыжок в высоту — 1м 20см; в длину — 4м; бег на 100м — 14 сек.; бег на 1000м — 4 мин.

Праздничное мероприятие, Колчеданские курсы, 1921 г. Фото П.Макарова

О колчеданских курсах и связанными с курсами событиями написана статья и здесь повторять ее нет смысла[88]. Один из бывших курсантов (Боровиков Андрей Федосеевич, в последствии — инженер-полковник, кандидат технических наук, преподаватель академии им. Жуковского) написал интересные воспоминания о с. Колчеданском того времени. Вот их большой фрагмент мы здесь  приведем (не в силах удержаться).

«Пару слов об уральской деревне тех времен. Жили мужики хорошо. Избы высокие, просторные сложенные из матерого строевого леса. Сама изба и все хозяйственные постройки представляли собой одно целое под единой крышей. Зимой в лютые сибирские морозы для ухода за скотом не было необходимости выходить на улицу. Разве что за водой.

В длинные беспросветные зимние вечера собирались на посиделки в одной избе. Приходили с домашним рукоделием или даже с прялками. Освещение было лучинное. То есть освещались лучинами. Для этого посередине комнаты устанавливался светец. Под светцом стоял таз, куда падали угли от сгоревших лучин. На светцом висел абажур с трубами отвода дыма и копоти в общую трубу русской печи. Сам светец выковывался из железа вроде пучка прутьев, между которыми зажималась лучина. Лучиной запасались заранее, нащепывая ее из сухих сосновых поленьев. У светца постоянно находился как бы дежурный. Надо сказать, что при таком освещении даже удавалось читать, особенно если горело несколько лучин сразу.

На посиделках пели песни и рассказывали всякие истории. Многие из них для пересказа потребовали бы полной замены одних слов другими, но этим бы нарушился аромат народного творчества. Особенно этими «сказками» отличались пожилые женщины. Иной раз от их рассказа не знаешь куда деваться. Были и игры, отличавшиеся большой долей издевательства и этим похожие на каторжные игры. Приведу две из них. Так, новичку, не знакомому с местными обычаями, а такими были все курсанты, предлагали выйти из … не знаю как назвать главное свободное помещение — комната не комната потому как тут и русская печь и умывальник у входа и вообще все вместе. Мужики называли это помещение залом. Итак, новичку предлагали выйти из избы, мол, когда он войдет обратно — вся изба перевернется. А когда он выходил лучинами раскаляли скобу входной двери. Понятно, что, входя обратно, новичок брался за скобу… ему казалось, что весь мир перевернулся.

Или вот еще одна игра. Длинную скамейку ставили по углом и затем усаживались на нее верхом. Новичок снизу, а остальные лесенкой кверху. Затем все, от новичка тайком, привставали, а на скамью выливали чугун воды. Новичок оставался сидеть. Он же ничего не знал и вся вода попадала под него. Все кричат, ай, обмочился, ай, обмочился и смеются.

Никакого угощенья на посиделках не было. Курить запрещалось категорически.

Жили мужики неплохо. Так, например, зайцев считали погаными и не ели. Охотились на них из-за шкурки и сала. Да, как это ни чудно, заячье сало шло на освещение при помощи коганца.

Жители села Колчедан кроме хлебопашества и разведения скота занимались и отхожими промыслами. В частности, они из местного камня вытесывали жернова на всю округу. Тут же вблизи деревни были золотоносные ручьи, где старатели в старое время добывали золото.

На Рождество мы ходили «в гости» в соседние села. Нас не только угощали брагой и шанежками, но и давали с собой, приговаривая: «Солдатики, до чего ж вы молоденькие». Один раз хорошо нагрузившись угощеньем я чуть было не замерз. Отстал от ребят. Присел отдохнуть и заснул. Мороз был хороший и если бы ребята меня не хватились некому было бы писать мемуары.

Не могу удержаться, чтобы не рассказать о поистине царской охоте, организованной начальством для приезжей из Москвы инспекции. Надо сказать, что зайцев в тех местах было видимо невидимо. Из-за войны охота на них сильно сократилась. Одним из вида охоты на зайцев было применение «тропников». Так называлась сетка длиной в три-четыре метра и высотой в полтора, растянутая между двумя колами. Несколько десятков таких сетей устанавливались поперек рощи или группы деревьев, среди которых водятся зайцы. Вдоль этого «забора» из сеток прячутся два-три охотника. Рощицу окружают загонщики и по сигналу они с шумом начинают двигаться к сеткам и гонят перед собой зайцев. Заяц, напоровшись на сетку, роняет ее и запутывается в ней. Охотник подбегает к зайцу и отворачивает ему голову. Заяц при этом издает предсмертный, какой-то детский крик. Жуть. Естественно, что в этом месте сплошное заграждение из сеток нарушается, но зайцы боятся идти на человека и воспользуются образовавшимся прорывом заграждения. С одной стороны заграждения остается свободные проход. Здесь размещаются почетные гости охоты.

В качестве загонщиков были приглашены курсанты числом около двухсот человек. За ту охоту, в которой я участвовал, было изловлено две с лишним сотни зайцев. Ничего подобного я себе и представить не мог.

Что касается почетных гостей, то они просто растерялись от такого обилия добычи и честно мазали по проносившимся буквально между их ног зайцев»[89].

С. Колчедан, 20-е годы. На охоту. Женщина – Антонина Макарова (Удинцева)

Напомним, что короткая история колчеданских курсов закончилось в мае 1921 г разоблачением заговора с целью восстания. Замысел такого выступления, действительно, зрел в некоторых  головах (из числа преподавателей, бывших белогвардейцев).

Количество задержанных по этому делу в Колчедане измерялось  сотнями. Только непричастных по ходу дела освобождали группами по 10-20 человек и не раз. Арестовывались преподаватели курсов, курсанты, монашки, крестьяне села и деревень. Возможно, задерживалась и Антонина Удинцева.

Осуждено было 83 человека: 32 приговорены к расстрелу, 37 – к 5 годам концлагерей, 14 – к 1 году лишения свободы условно. Семь человек суд признал невиновными и 5 человек находились в розыске[90].

Антонину Михайловну это миновало. После окончания курсов некоторое время работала учителем в школе с. Б-Горбуновское, затем в 1922 году была переведена в ударную школу Колчеданской волости – для физического воспитания детей этой школы и ближайших. В январе 1925 года назначена заведующей Колчеданской школы I ступени.

 

7

 

Между тем Антонина Удинцева в 1923 году выходит замуж за Макарова Петра Михайловича (*1898). Ей уже 27 лет. В браке родились дети Галина  и Владислав.

Макаров П.М.

Макаровы – одна из древнейших фамилий Колчедана. Пришли сюда с Чусовой в 1680 г.

«Во дворе Ивашко Миронов сын Макаров.  Сказал: родился де он на Чюсовой, в вотчине имянитого человека Федора Строганова в Нижнем городке. В Сибирь пришол и живет в Колчеданском остроге со 188-го году.  У него дети: Софонко 13 лет, Мирошка 5 лет, Ивашко 3 лет.  Государева денежного оброку платит двенатцать алтын три деньги. Пашни пашет две десятины бес получети в поле, а в дву по тому ж. И сверх указу в пахоте ево лишка полдесятины с получетью в поле, а в дву по тому ж. И на тое лишную пахоту прибавлено на него государева денежного оброку шесть алтын полторы деньги. Сенных у него покосов в дуброве на дватцать копен»[91].

В соседней деревне Соколова (Гусельникова тож) поселился Сенка Миронов сын Макаров  «сказал отец ево родом Соли Камской а он Сенка родился в Строгановых вотчинах в Сибирь в Колчеданский острог пришел в 1693 м году во крестьяне поселил ево приказщик Алексей Черкасов дети у него Васка семнатцати лет Гошка пятнатцати лет Климка четырнатцати лет Ивашко одиннатцати лет Михейко десяти»[92].

Переписная книга Тобольского уезда 1719 г также зафиксировала в Колчеданском остроге семью Макаровых[93].

К началу XX века  эта фамилия сильно разрослась в Колчедане. Несколько Макаровых было среди насельниц Колчеданской женской обители. Отец Петра – колчеданский крестьянин Михаил Иванов Макаров в 1912 г записан поручителем при венчании «Каменского завода лично-почетного гражданина Голубчикова Геннадия Елпидифорова 19 лет, 1-м браком и учительницы Бурнинского народного училища Предтеченской Агнии Феодоровой 24 лет, девицы»[94]. Это говорит об известном авторитете крестьянина Макарова.

В деле 1877 г по составлению плана на земли Колчеданской женской общины есть имя крестьянина села Колчеданского Ивана Федорова Макарова, – возможно, деда Петра Михайловича[95].  Иван был неграмотен и подпись под актом за него поставил другой человек. А вот сын его, Михаил Иванович  какое-то образование определенно имел.  У потомков сохранились воспоминания  о том, что он был специалистом по закупке сельхозоборудования, ездил по командировкам.

Макаровы были в родстве с Гуляевыми. Это тоже стариннейшая колчеданская семья, в переписи 1719 г Гуляевых здесь два двора. Один из Гуляевых в 1870 г был здесь сельским старостой.

Сидят слева на право Макаров П.М., Макарова (Удинцева) А.М., Удинцев А.М. на коленях  Макарова Г.П. Фото ок.1930 г.

 

Антонина Макарова (Удинцева), с. Колчедан, 7 января 1926 г.(«Рождество»- надпись на обороте)

 

Антонина и Петр Макаровы 22 мая 1927 г («после охоты на гусей»)

Семейная жизнь Петра и Антонины оказалась недолгой. В 1930 г Петр Михайлович умирает. По дошедшим до нас сведениям смерть последовала от чахотки: «Провалился в болото во время охоты, простудился и заболел туберкулезом, от которого и умер»[96]. В семейном архиве потомков сохранилась записка, написанная им 25 мая 1930 года, перед смертью…

Утиная охота, район с. Колчедан, 1920-е г. Фото П.Макарова

В 1932 г арестовали священника Сретенской церкви  Николая Топоркова по надуманному делу. Протокол допроса от 17 января 1932 года. «Топорков Николай Дмитриевич 49 лет. Из духовных, отец – священник. Место жительства: с. Колчедан Каменского района. Священник Колчеданской Сретенской церкви. Жена Топоркова Анна Ивановна. 3 класса духовного училища.: «С 1929 года апреля месяца, когда я ходил с иконами по приходу, мне верующие за обряд служения давали советское серебро мелкое и достоинство в 50 к. и 1 р. В этот сбор я собрал крупного серебра 50 р., кои я и хранил у себя дома. В дальнейшем я стал получаемые серебряные деньги оставлять у себя, которые несколько раз я старался сдать в Госбанк, но я боялся, что меня привлекут к ответственности. О том, что я якобы выменивал золото и серебро я отрицаю»[97].

Все-таки чекисты что-то на него наскребли и 16 мая он был приговорен к 3 годам высылки в Казахстан[98].

По делу допрашивалась и Антонина Макарова. «Протокол допроса от 20 января 1932 года. Макарова Антонина Михайловна 1896 г.р., из духовного звания, с. Колчедана. Место жительства с. Колчедан Каменского района. Школьный работник. Вдовая. Брат Удинцев Алексей Мих. – врач в г. Ленинграде. Член коммуны. Образование среднее. Имеет ряд нагрузок на общественной работе»[99].

Жизнь продолжалась. В 1932 году она  прошла курсы переподготовки учителей.

8

Коллективизация, которая не должна была затронуть учительницу, все-таки ее затронула. Макаровы и Гуляевы много работали, хозяйства имели крепкие, середняцкие. В период раскулачивания, братьев Гуляевых (Александр Фадеевич, Григорий Фадеевич, Василий Фадеевич) признали кулаками. Однажды их посадили на телегу и увезли, о дальнейшей их судьбе неизвестно.

 

Такая же учесть грозила Макаровым, в т.ч. и Антонине, как члену их семьи.   По воспоминаниям ее дочери, Галины Петровны, Колчедан покидали ночью, второпях собрав вещи. Антонина Михайловна рассказывала, что их предупредили односельчане об опасности и посоветовали уехать. Оставили дом и большую библиотеку, о которой она потом жалела.

Уехали из Колчедана остальные Макаровы, жившие здесь 250 лет, перенесшие, в свое время, башкирские набеги. Как писал Галич:

«И это уже не татары,

Похуже Мамая — свои!».

В 1933 г Антонина Михайловна  уже жила в пригородном селе Елизавет, которое сегодня стало  частью областного центра, с детьми и  своей тетей Елизаветой Александровной  Мириановой.  Жили при школе. Замуж она больше не выходила.

 

В августе 1933 года А.Макарова  назначена заведующей и учителем в школе №111 села Елизавет. По крайней мере, до 1938 года была директором этой школы.  В 1938 году Антонина экстерном закончила Свердловское педагогическое училище по школьному отделению. В 1943 переведена в Чкаловской районо, в школу №54.

К концу войны она решает сменить профессию. С 1944 года работала счетоводом-кассиром в Елизаветинском продснабе «Союзникельоловопродснаб».  Прошла обучение в Свердловском учебном комбинате на отделении бухгалтеров в 1945 году.  С 1947 по 1952 годы (до выхода на пенсию) трудилась  кассиром-инкассатором на Елизаветинском рудоуправлении (современный пос. Рудный, Чкаловского района Екатеринбурга).

Антонина Михайловна страдала от астмы. Возможно, и перемена профессии была связана с этим. Умерла   в 1969 году в Свердловске.

Удинцев А.М. и Макарова А.М. в Ленинграде (конец 1960 гг).

 

Её дочь Макарова Галина Петровна родилась в 1924 году в Колчедане.

Слева Макарова Г.П.

 

Справа Галина Макарова. С. Колчедан, 1928 г

Закончила в 1940 школу №  31 г. Свердловска, была членом первичной организации ВЛКСМ. В 1941 году в эвакогоспитале №4004 на Уктусе познакомилась с будущим мужем Снитко Иваном Моисеевичем. Обстоятельства их знакомства потомки передают по-разному. По одной версии Галина  работала санитаркой в госпитале, по другой — ребята давали  концерты для раненых. Третья версия не исключает первые: Иван удрал из госпиталя на танцы, там они и познакомились. 

Иван Моисеевич служил на Балтийском флоте и был не тяжело ранен в июле 1941 года. Воевал в составе Чудской военной флотилии. Он был одним из курсантов и служил на плавбазе Плюсса. В конце 1941 года, оправившись от первого ранения, снова ушел на фронт и воевал до конца 1943 года. В декабре 1943 года получил тяжелое ранение и находился на излечении примерно до середины 1944 года,  лежал в госпитале в критическом состоянии и родственники долго его искали. 

Во время войны в блокадном Ленинграде погиб его отец и годовалая племянница, где-то в эвакуации умер его младший брат, еще одни младший брат был снят больным с эвако-поезда под Сталинградом накануне битвы. После войны его так и не нашли.

После излечения И.М.Снитко  возвратился на Урал и прожил тут всю жизнь. В браке с Галиной Петровной родились четыре дочери (г.р. с 1945 по 1953).

Умер Иван Моисеевич в 1973 г.

Галина Петровна закончила Педагогический институт, работала учителем математики. 

Начинала работать в школе «На трассе», которая находилась за пос. Рудный (где сейчас  бывший Опытный завод). После войны там были бараки, в том числе с военнопленными и  небольшая школа.             Затем служила завучем в 54-й школе (пос. Рудный) и директором вечерней школы №49 (школа рабочей молодежи). Позже переехала в город и работала директором школы №102. В 70-е гг была заведующей Чкаловского районо и депутатом горсовета.

 В дальнейшем заняла должность  директора школы-интерната № 58 для детей с лицевыми нарушениями (волчьей пастью и заячьей губой), он был расположен где-то в районе улицы Белореченский (сейчас это подразделение ГБОУ «Речевой центр»). 

Умерла  в 2005 году.

            Владислав Петрович Макаров родился в Колчедане в 1928 году. Учился в 111 школе на Елизавете. Закончил ПТУ, выучился на токаря-револьверщика и всю жизнь работал по специальности. В молодости из  пос. Рудный ходил с друзьями пешком на работу чуть ли не на Уралмаш. В дальнейшем стал работать ближе к дому, в ремонтных мастерских и на Опытном заводе. У него родилось трое детей, два сына и дочь.

            В 1990-е годы Галина Петровна, ее брат Владислав Петрович, а также их дети ездили в Колчедан. Дом, в котором жили, они  нашли, в нем обитали какие-то случайные люди. Дом позже сгорел. Могилу отца, Макарова П. М., найти не смогли[100].

9

А Алексей Михайлович Удинцев, после переезда в Ленинград, на Урал уже не возвращался. В 60-е и 70-е годы к нему в Питер приезжала гостить Антонина Михайловна. Ездила она и на Кавказ (видимо, к родственникам тети — Елизаветы Мириановой).

В начале 1930-х годов Алексей Михайлович женился на Титовой Людмиле Андреевне.11 апреля 1933г. у них родился сын Юрий.

В 1939 – 1940г.г. А.М.Удинцев участвовал в финской кампании. Прошел Великую Отечественную войну санитарным врачом. Майор медицинской службы.  Награжден медалями: «За освобождение Варшавы», «За Оборону Сталинграда», «За боевые заслуги», «За Победу над Германией», «Орденом ВОВ» II-й степени.

Вот одно из представлений его к награде.

«Будучи в 6-й гвардейской армии с начала Отечественной войны, тов. Удинцев провел большую работу по борьбе с эпидемическими заболевания: под его руководством была ликвидирована вспышка сыпного тифа в 227 Стрелковой дивизии; в 1943 году благодаря его настойчивости и инициативе своевременно ликвидирована вспышка дизентерии в 124 СД и 96СД. Под Сталинградом тов. Удинцев провел большую работу по прекращению заболеваний сыпным тифом среди больных военнопленных, чем была ликвидирована возможность заноса сыпного тифа в войска армии. … Тов. Удинцев заслуживает Правительственной награды медаль «За отвагу»[101]. (Вручена была медаль «За боевые заслуги»).

Во время войны в эвакуации в г.Устюжна  от легочного плеврита умерла его жена. Алексей Михайлович больше не женился.

После возвращения с войны продолжил работать санитарно-гигиеническим врачом в НИИ, в лаборатории. Благодаря в т.ч. его трудам, снизили уровень шума в городе (запрещена неоправданная подача звуковых сигналов автомобилями).

В 1966 году вышел на пенсию. Воспитывал внучку.

Вот как пишет она о нем: «Всегда был добрым, интересным человеком с богатой фантазией и хорошим чувством юмора. Неплохо рисовал. Очень любил и ценил семью».

Скончался 24.02.1983 г.

            Его сын Юрий умер два года назад. На нем пресеклась по мужской линии ветка Удинцевых, которую мы назвали «колчеданской».

            Заканчиваем и мы эту историю семьи – служившей Богу, Родине, людям.

При подготовке статьи использовались документы и воспоминания членов семьи Удинцевых-Макаровых, представленные Романом Зыковым.  Также использовалась База данных по Екатеринбургской епархии, составленная Валерием Богомоловым.

Статья представлена на VIII научно-практическую конференцию «История. События. Судьбы», г. Каменск-Уральский, 2020 г.

 

 

 

[1]21 декабря 1895 года. (ЕЕВ за 1896 год, т.1, с.19, от 6-13 января №1-2);

[2] Галина Магницкая Истоки уральского рода Удинцевых https://www.proza.ru/2017/05/14/478 ;

[3]  Там же;

[4] Перепись Верхотурского уезда 1659 г. РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.40. л.162 об.;

[5] Пример таких отношений:  Пономарев Гаврило Ефимов *1598 +1669/79. Стал вкладчиком НБМ в 1627 году. В 1669 году он исполнял обязанности пономаря, а его старший сын Пономарев Гаврило Гаврилов *1628 +1669/79, был в том же году попом, возможно, — в селе Покровском, так как его сыновья Терентий, Кондратий, Герасим и другой Кондратий Гаврилов уже в 1679 году жили в Покровском. (с.89-90; А.И. Брылин, М.Ю. Елькин. Серия Очерки Истории Урала, выпуск 47. Покровская волость: История, генеалогия, краеведение. На землях прежней монастырской заимки. Екатеринбург, Банк культурной информации, 2008);

[6]  Переписная книга Верхотурского уезда 1680 года. Составлена Львом Мироновичем Поскочиным. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697 л.525; [6] Галина Магницкая Истоки уральского рода Удинцевых https://www.proza.ru/2017/05/14/478 ;

[7] Там же;

[8] КНИГА ДЕСЯТИННОЙ ПАШНИ ВЕРХОТУРСКОГО УЕЗДА 1632 г. л. 61;

[9]Перепись Верхотурского уезда 1659 г. РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.40. л.162 об.;

[10] КНИГА ДЕСЯТИННОЙ ПАШНИ ВЕРХОТУРСКОГО УЕЗДА 1632 г. л. 54 об.;

[11] Переписная книга Верхотурского уезда 1680 года. Составлена Львом Мироновичем Поскочиным. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697 л.525;

[12] Там же;

[13] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617 л.1067-1067 об.. Переписные книги 1721 года.

[14] 1710 ГОД: ПЕРЕПИСНАЯ КНИГА ВЕРХОТУРСКОГО УЕЗДА РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1539 л.258 об.;

[15] Там же, л.356;

[16] ГАСО ф.24 оп.1 д.683 л.60 – Книга 14. Канцелярии Главного Правления Сибири и казенных заводов в которую збраны по приказному повытью промеморий и протчие письма о церковничьих детях. 1737 г.;

[17] Тоб. архив И 156 — 3-1192, 1777 год  кадр 251;

[18] Там же;

[19] Мангилева А.В. Социокультурный облик приходского духовенства Пермской губернии в 19-м – начале 20 в:- Екатеринбург, Университетское издательство, 2015;

[20] ГАСО. Ф.6. Оп.3. Д.345. ИР 1800 год. Л.70об;

[21] Там же;

[22] Ревизская сказка от 28 декабря 1833 года Пермской губернии Ирбитского уезда Белослудского села Вознесенской двухкомплектной церкви. ГАПО ф.111 оп.1 д.2764 л.81об;

[23] Мангилева А.В. Социокультурный облик приходского духовенства Пермской губернии в 19-м – начале 20 в:- Екатеринбург, Университетское издательство, 2015;

[24] ГАСО ф.6 оп.3 д.21 л.384 – МК церквей Верхотурского уезда за 1820 год

[25] ГАСО. Ф.6. Оп.3. Д.23 Л. 380об. – Метрическая книга Покровской церкви Баранчинского завода за 1822 г.

[26] Послужной список священника села Мугайского Удинцева А.В. за 1877 г. Архив родственников.; ЕЕВ за 1893 год, с.1210, от 27 ноября №48;

[27] ГАПО ф.111 оп.1 д.2764 Л.79об- л.81об — Ревизская сказка о церковно-служителях по Ирбитскому уезду

[28]  Свидетельство ПДК о рождении М.Удинцева. Выдано 7 августа 1878 г. Копия, личный архив Р.Зыкова

[29] Священник Иоанн Масалкин окончил ПДС в 1846 году (Справочная книга всех, окончивших курс ПДС…,Пермь, 1900) и отцом Анны Ивановой быть не мог. Очевидно, был другой Иван Масалкин – отец Анны, скорее всего – он же и  отец коллежского регистратора Ивана Иванова.

[30] ПЕВ  № 28 от 16 июля 1869 г,стр.312;ПЕВ № 33 от 16 Августа 1872 г, с.385;

[31] ПЕВ № 29 от17 июля 1874 г, отд. офф., стр 300; ПЕВ от 27-го июля 1877 г. отд. офф. ,стр.368;

[32] Послужной список  штатного диакона Сретенской церкви Колчеданского села Камышловского уезда  Михаила Удинцева за 1909 г. Копия. Личный архив Р.Зыкова;

[33] Видимо Михаил служил в Архиерейском хоре и до поступления в Ветеринарный институт, т.к. в Послужном списке Удинцева А.В. (его отца) за 1877 г указано про Михаила «в сем 1877 г служил в певчих Архиерейского хора»;

[34] Беляев С. Архиерейский хор. К 120-летию Екатеринбургской епархии; Немузыкальные заметки о музыкальном зале// ж. Урал №10, 2005;

[35] Фахразиева В.Ф. История земских школ зауральской части Пермской губернии в 1870–1890 гг. (материалы к элективному курсу) :-Екатеринбург 2019;

[36] Послужной список  штатного диакона Сретенской церкви Колчеданского села Камышловского уезда  Михаила Удинцева за 1909 г. Копия. Личный архив Р.Зыкова;

[37] ГАСО. Ф.6. Оп.3. Д.371. Л.464 об.;

[38] ГАПО ф.111 оп.1 д.2764 л.70 — Ревизская сказка о церковно-служителях по Ирбитскому уезду;

[39] ГАСО. Ф.6. Оп.3. Д.404. Л.913об ;

[40] ГАСО. Ф.6. Оп.3 Д.408. Л.961об.-962;

[41] КНИГА ДЕСЯТИННОЙ ПАШНИ ВЕРХОТУРСКОГО УЕЗДА 1632 г. л. 61

[42]Перепись Верхотурского уезда 1659 г. РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.40. л.162 об.

[43] КНИГА ДЕСЯТИННОЙ ПАШНИ ВЕРХОТУРСКОГО УЕЗДА 1632 г. л. 54 об.

[44] Переписная книга Верхотурского уезда 1680 года. Составлена Львом Мироновичем Поскочиным. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697 л.525

[45] Переписная книга Верхотурского уезда 1680 года. Составлена Львом Мироновичем Поскочиным. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697 л.351

[46] 1710 ГОД: ПЕРЕПИСНАЯ КНИГА ВЕРХОТУРСКОГО УЕЗДА РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1539 л.328 об.

[47] Там же

[48] ГАСО ф.24 оп.1 д.683 Л.61 – Книга 14. Канцелярии Главного Правления Сибири и казенных заводов в которую збраны по приказному повытью промеморий и протчие письма о церковничьих детях. 1737 г.

[49] Там же.

[50] ПЕВ за 1881 год, с.341, от 1 июля №26;

[51] Журнальное определение Пермского епархиального попечитель­ства от 5-го декабря 1882 года No 837. ПЕВ за 1882 год, с.489, от 11 августа №32;

[52] ПЕВ № 28  от 14-го июля 1882 года;

[53] ЕЕВ.1891. №№ 29-30 от 15-22 июля. От. оф. Стр.757;

[54] ЕЕВ за 1897 год, с.509, от 16 ноября №22;

[55] ЕЕВ. 1901. №19 от 1 Октября. От. оф. Стр. 413;

 

[56] Послужной список  штатного диакона Сретенской церкви Колчеданского села Камышловского уезда  Михаила Удинцева за 1909 г. Копия. Личный архив Р.Зыкова;

[57] Приходы и церкви Екатеринбургской епархии,  1902 г;.

[58] Дневник, веденный Его Преосвященством Преосвященнейшим Нафанаилом Епископом Екатеринбургским и Ирбитским, при обозрении церквей в Январе и Феврале 1886 года. … день четвертый 31 января (пятница). ЕЕВ за 1886 год, №38 от 25 октября, Н.О., с.856-857);.

[59] Речкаловская школа – в дер. Речкаловой, Зайковского прихода, открыта в 1891 г. 8 янв. Обучается: мальчиков 32, девочек 12 Заведующий и законоучитель диакон Михаил Удинцев; Учитель псаломщик Алексей Тихонов, с  . 1892 г. На содержанее школы от земства 75 р. (Екатеринбургские епархиальные ведомости 1894 год . Особое прибавление к официальному отделу ЕЕВ. Список церковно-приходских школ и школ грамоты, с показанием их местонахождения, времени открытия, числа учащихся, заведующих, законоучителей, учителей и учительниц и средств содержания школ. Стр.22-23 )

[60] Послужной список  штатного диакона Сретенской церкви Колчеданского села Камышловского уезда  Михаила Удинцева за 1909 г. Копия. Личный архив Р.Зыкова;

[61] ЕЕВ за 1896 год, т.2, с.755, от 27 июля №30

[62] Послужной список  штатного диакона Сретенской церкви Колчеданского села Камышловского уезда  Михаила Удинцева за 1909 г. Копия. Личный архив Р.Зыкова;

[63] Беляев С. Архиерейский хор. К 120-летию Екатеринбургской епархии; Немузыкальные заметки о музыкальном зале// ж. Урал №10, 2005;

[64] ЕЕВ за 1896 год, т.1, с.19, от 6-13 января №1-2; Послужной список  штатного диакона Сретенской церкви Колчеданского села Камышловского уезда  Михаила Удинцева за 1909 г. Копия. Личный архив Р.Зыкова;

 

[65] Приходы и церкви Екатеринбургской епархии,  1902 г.

[66] Послужной список  штатного диакона Сретенской церкви Колчеданского села Камышловского уезда  Михаила Удинцева за 1909 г. Копия. Личный архив Р.Зыкова;

[67] ЕЕВ за 1897 год, с.45, от 1 февраля №4

[68] МК Колчеданской Сретенской церкви за 1900 год – ГАСО ф.6 оп.8 д.261 л.60об-61;

[69] ЕЕВ за 1907 год, т.1, с.96, от 1 марта №9;

[70] Там же;

[71] Из дневника путешествий Его преосвященства, епископа Митрофана по Екатеринбургскому уезду в 11-17 августа 1910 года: 13 августа. ЕЕВ за 1910 год, т.2, Н.О., с.869-870 , от 10 октября №39;

[72] ГАСО ф.6 оп.18. д.296 л.244об-245;  — МК Сретенской ц.с. Колчеданского, К.у. За 1910 год. В ЕЕВ и Послужном списке М.Удинцева дата смерти 28.12.10 г. 6 августа  того же 1910 года умер, 8-го погребен этой же церкви псаломщик Гунченко Иаков Феодоров 36 лет, от чахотки, похоронен на монастырском кладбище (л.228об-229; ГАСО ф.6 оп.18. д.296 — МК Сретенской ц.с. Колчеданского, К.у. За 1910 год.).

[73] ЕЕВ за 1912 год, т.1, с.104, от 12 февраля №7

[74] ЕЕВ за 1913 год, от 24 февраля №8, с. 142; ЕЕВ №5 от 1 февраля 1915 года, Н.О., с. 21-прил.;

[75] ЕЕВ №40 от 4 октября 1914 года, с.27-прил.

[76] « На сбер. книжках:… 61)Удинцева Михаила наследников умершаго диакона села Колчеданскаго, Камышловскаго уезда — 449 руб. 43 коп. 62) Удинцева Анна —  наследников умершей диаконской жены села Колчеданскаго, Камышловскаго уезда—587 руб. 2 коп. (ЕЕВ №40 от 4 октября 1914 года, с.19-прил.);

 

[77] ЕЕВ 1913 г № 27 от 7 июля;

[78] ЕЕВ 1914 г № 26 от 29 июня с.243;

[79] https://epds.ru/o-seminarii/istoriya/

[80] ЕЕВ 1914 г № 26 от 29 июня с.243; ЕЕВ 1915 г №26 28 июня С.368;ЕЕВ 1916 г  № 21 от 22 мая с.140;

[81] Послужной список  штатного диакона Сретенской церкви Колчеданского села Камышловского уезда  Михаила Удинцева за 1909 г. Копия. Личный архив Р.Зыкова;

[82] ГАСО ф.6 оп.18 д.375 л.119об-120, МК ц.ц. с.с. Водолазовского и Колчеданского, Камышловского уезда за 1918-1920 г.г.;

[83] ГАСО ф.1627р оп.1 д.433 – Договоры Щипачевского, Богородицкого и др. религиозных обществ, находящихся в Тамакульской, Колчеданской и др. волостях Камышловского уезда Шадринского округа и списки членов этих обществ за 1923 год;

[84] ГАСО ф.6 оп.18 д.375 л.300об-301 МК ц.ц. с.с. Водолазовского и Колчеданского, Камышловского уезда за 1918-1920 г.г. ;

[85] ГАСО ф.6 оп.18 д.375 л.150об-151 МК ц.ц. с.с. Водолазовского и Колчеданского, Камышловского уезда за 1918-1920 г.г. ;

[86] ГАСО ф.6 оп.18 д.375 л.119об-120  МК ц.ц. с.с. Водолазовского и Колчеданского, Камышловского уезда за 1918-1920 г.г.;

[87] Сведения от внучки А.М.Удинцева

[88] Сухарев Ю.М. «Колчеданское восстание» 1921 г. Сайт Юрия Сухарева;

[89] Мемуары деда — 1920 – 1921 г. — Командирские курсы. https://oryx-and-crake.livejournal.com/339190.html

[90] Книга Памяти. Каменск 1917-1950 годы.Т1//отв. ред. Шестина Н.Г.: 2006. С.21;

[91] РГАДА. Ф.214. Оп.5. Д.261. лл.1309-1309 об.Переписная книга Тобольского уезда переписи Льва Поскочина189 (1680/81), 190 (1681/82) и 191 (1682/83) гг.;

[92] РГАДА.Ф.214 оп.1 д.1444 л. 195 об. Переписная книга Тобольского Уезда 1695 г.;

[93]Переписная книга Тобольского уезда 1719 г.  РГАДА, Ф. 214, Оп. 1, Д. 1587. Л.528.;

[94] ГАСО ф.6 оп.18 д.315 л.139об-140  — МК Сретет.ц.с. Колчеданского К.у. За 1912 год;

[95] ГАСО Ф.198 оп.1 д.358 л.3-3об; — Дело по составлению плана на земли Колчеданской женской общины. 1885-1887 г.г.;

[96] Воспоминания родственников Антонины Макаровой (Удинцевой). Впрочем, по одной из версий потомков он умер от тифа;

[97] ГААОСО ф.р-1 оп.2 д.18288 Л.6- Л.6об.;

[98]Лавринов Екатеринбургская епархия…,, с.180;

[99] ГААОСО ф.р-1 оп.2 д.18288 Л.37;

[100] Информация представлена правнуком Антонины Макаровой (Удицевой) Романом Зыковым;

[101] ЦАМО. Фонд 33. Опись 686044. Единица хранения 4269;

Комментарии запрещены.

Полезные сайты