Сухарев Юрий

Календарь

Октябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

Сухарев Ю.М. Первые поселенцы д. Сухоложской Новопышминской слободы:миграционная история и особенности заселения

Деревня Сухоложская – единственное поселение Новопышминской слободы, ставшее впоследствии городом. Впоследствии – это через лет 250 после основания. Впрочем, предположение о времени  основания Сухоложской мы сделаем в последней части статьи. Сначала об ее первых жителях.

По переписной книге Новой Пышминской слободы, составленной  тобольским сыном боярским Иваном Войковым в 1705 г, в деревне Сухоложской имелся 21 двор. Правильнее сказать, 21 домохозяйство. Перепись указывает глав этих домохозяйств. Это самый ранний доступный документ,  в котором деревня поименована[1].

… Деревни Сухоложские оброчные крестьяня …

1.Максим Худорошков
2.Федор да Василей да Михайло Акинфиевы Берсеневы
3.Марко Мокиев Берсенев
4.Иван Федоров Берсенев
5.Василей Перевалов
6.Федор Рубцов
7.Семен Быков
8.Василей Махнев
9.Логин Берсенев
10.Онтон Контиев
11.Яков Махнев
12.Иван Старцов
13.Сергей Черевков
14.Спиридон Быков
15.Петр М(?) да Трофим Шелеповы
16.Иван да Иван же Быковы
17.Леонтей Седунков
18.Гаврило Охлопопов
19.Федор да Сила Быковы
20.Семен Гусев
21.Василей Полков

            Будем рассматривать позиции отдельно, пытаться установить миграционную историю семей.

  1. Максим Худорош(ж)ков[2].

Истоки рода находим в переписи Верхотурья Федора Тараканова 1621 г.

«Двор на Туре ж от города тритцать одна верста. А в нем живет пашеннои крстьянин Васка Худорожка. Да сним братья ево Федка да Михалко. А не промышляют и не торгует ничем. А пашни паханые у них у двора и на дуброве и за Турою рекою на лугех семь чети в поле, а в дву по тому ж./…/ А почал Васка тое пашню пахать и сено косить со 115-го  году (1606/07 гг.-Ю.С.)по даче воевод Степана Годунова да Алексея Загрясково бес челобитные. А оброку с тои пашни и сенных покосов нет. А бил челом гсдрю Васка в пашенные крстьяня из гулящих людеи. А подмоги дано ему из гсдрвы казны три рубля. /…/ Да Худорожко ж занял вново пашню вверх Мулгая»[3].

То есть, первое место жительства Худорожковых в Верхотурье находилось на реке Тура. Пришли они туда в 1606/07 г  и (до записи в верхотурские крестьяне) имели статус гулящих людей, то есть ищущих сходных условий проживания и приложения своих сил. Откуда они пришли в Верхотурье – к сожалению неизвестно. Проживая по Туре, они в 1619/20 г  разработали пашню и по реке Мугай.

«Да вверх Мугая реки двор от города восмьдесят четыре версты. А в нем живут старые пахотные крстьяне  Тренка Пятницын да Васка Худорошка да Явсюк Пятницын да Ортемко Рублев. А не промышляют и не торгуют ничем. А пашни у них в том заимище ввопче паханые десять чети в поле, а в дву по тому ж. Да перелогу непаханые земли по обе стороны невянские дороги шездесят чети в поле, а в дву по тому ж, земля добрая. Да сенных покосов по обе стороны Мулгая реки на лугех и на дуброве тысяча копен.  А почали они тое пашню пахат и сено косить со 128-го году (1619/20 г — Ю.С.) по даче воевод Ивана Пушкина да Дмитрея Зубова по челобитнои»[4].

В дальнейшем братья Худорожковы распределились между туринской и мугайской заимками. По писцовой книге М.Тюхина 1624 г «от устья Салдинского вниз по Туре реке… деревня пашенных крестьян Худорошковых: Дв.[ор] Мишка Худорошков. Дв.[ор] Фед[ь]ка Васил[ь]ев сын Худорошков». Федор Васильев — очевидно, сын Василия Худорожкова, который уже не показан (умер?).

«Вверх по Мулгаю деревня …  Двор пашеннои крестьянин Самоилик Иванов сын Рычков.  Дв.[ор] Фед[ь]ка Яковлев сын Худорошков»[5].

По  Книге десятинной пашни  Верхотурского уезда 1632 г Федор (Васильев) на «верхотурской» пашне, а Федор и Михаил Яковлевы – на «тагильской». «На Тагиле пашут на государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии десятинную пашню тагилские пашенные крестьяне:… Федка Худорошков пашет полдесятины с получетю. Да по тоболскои росписи чет десятины… Михалко Яковлев Худорошков пашет полдесятины»[6].

Исходя из отчества Михаила и Федора, можно сказать, что Яков Худорожков — самый ранний представитель этого рода, таким способом выявленный нами.

Сына Михаила и двух сыновей Федора находим в переписи Л. Поскочина 1680 г. Они в деревне  Рычкова над речкою Мугаем Тагильской слободы. Самко Рычков присутствует в переписях 1624 и 1632 гг рядом с «мугайскими» Худорожковыми, что говорит о том, что место жительства Худорожковых в Тагильской слободе не менялось.

 Потомки Михаила интересуют нас лишь отчасти. А потомки Федора приведут нас в д. Сухоложскую. «Во дворе Микитка Федоров сын Худорожков. Сказал, родился де он в той же Рычкове деревне. У него дети: Максимко дванатцати лет, Ивашко пяти лет, Ганка трех лет». Это положение семьи на 1680 г.

Обратим внимание и на двор Давыда Федорова сына Худорожкова. «Сказал, родился де он в той же Рычкове деревни. У него пасынок Левка Юрьев шеснатцати лет»[7].

            В  переписи 1705 г старший из детей Никиты – Максим показан главой домохозяйства Худорожковых. А в 1710 г все «Никитичи» живут своими дворами.

«Деревня Сухоложская… Двор крестьянина Максима Никитина Худорошкова. Он Максим пятидесяти лет; дети: Петр осмнатцати лет, Дмитрей пятнатцати лет. У Петра жена Анна Михайлова дватцати лет, дочь Лукерья году. Покормленница Акилина Максимова двенатцати лет…   Двор крестьянина. Иван Микитин Худорошков сороки пяти лет, жена Марья Сергеева сороки трех лет; дети: Василей девяти лет, Савилей шти лет; дочери: Марфа десяти лет, Елена полутара году…. Двор крестьянина. Гаврила Микитин Худорошков сороки лет, жена Марфа Терентьева сороки ж лет, дочь Анна дватцати лет, племянница Овдотья Исакова одиннатцати лет. Мати Катерина Родионова штидесяти семи лет»[8].

Когда они поселились в новую слободу? Максим и Никита определенно отвечают на данный вопрос переписной книги Новопышминской слободы 1721 г (перепись ведомства Уктуских заводов). Максим Никитин сын Худорошков осьмидесят трех лет:«Сказал, родом де он Верхотурского уезду Тагильской слободы деревни Рычковой пашенной крестьянин… А в Новопышминскую слободу пришел назад тому дватцать пять лет».

Гаврило Никитин сын Худорошков пятидесят лет еще более точен: «А в Новопышминскую слободу пришел назад тому дватцеть четыре года»[9].

Получается, в 1696-97 гг поселились они здесь.  Возможно, не одновременно, а друг за дружкой, с каким-то интервалом.

Роспись крестьян, вышедших из льготы в 1698/99 году, зафиксировала «Ывашку Микитина Худорошкова»[10].

Льготу давали здесь на 1 год (это видно по другим персонам). Стало быть и Ивашка переселился из д. Рычковой в 1697 г.

Перепись 1721 г показывает в д. Курьинской еще одного Худорожкова. Во дворе Евсея Пантелеева сына Панова живет на подворье «бобыль Иван Левонтьев сын Худорожков, сказал себе трицати пяти лет. У него жена Федора Евсеева дочь двацати пяти. Родом он Иван Верхотурского уезду Тагилской слободы Рычковы деревни государев пашенной  крестьянин. Десятинной пашни пахал по пятнатцати сажен в поле, в дву потому ж. А в Новопышминскую слободу пришел в 713-м году»[11].

Это явно сын Леонтия — пасынка Давыда Федорова Худорошкова, показанного переписью Поскочина.

Иван Леонтьев Худорожков к 1748 г перебрался с семьей в Сухоложскую, у него двое сыновей и несколько внуков. Таким образом, сейчас  в Сухоложье много  Худорожковых «настоящих» (потомков Никиты Федорова сына), но есть и потомки Леонтия, который был Худорожковым не по крови.

2,3.Федор да Василей да Михайло Акинфиевы Берсеневы; Марко Мокиев Берсенев.

Берсеневы появляются в Верхотурье в 1617/18 г. По переписи Федора Тараканова 1621 г здесь в остроге двор Якуньки Берсенева; на Тагиле «ниже Тимошкина двора за Тагилом над речкою Каменкою» двор Матюшки Берсенева  «с сыном своим с Ывашком», а  «ниже устья речки Бобровки за Мугаем» двор Гришки Берсенева[12].

Все трое начали пахать верхотурскую землю в 7126 (1617/18 ) г. Якунька записался в крестьяне из стрельцов, а Матюшка и Гришка – пришли из Перми Великой. Учитывая синхронность заселения и компактность проживания Берсеневых, предполагаем, что они родственники, т.е. и Якунька пришел из Перми.

В 1624 г «Вверх же по Тагилу деревня пашенново крестьянина: Дв.[ор] Якун[ь]ка Иванов сын Берсенев. А у него два сына: Фед[ь]ка да Ондрюшка. … Мулгае на реке … деревня: Дв.[ор] пашенные крестьяне Гришка Берсенев. А у нево два брата: Костька да Гришка».

Также проявляет себя еще один Иванович, но в последующем его нет. «Вверх же по Тагилу деревня Берсенева: Дв.[ор] пашеннои крестьянин Надеико Иванов сын Берсенев. А у нег[о] дети: Степанко да Фед[ь]ка»[13].

Книга десятинной пашни 1632 г показала следующие дворы тагильских пашенных крестьян: «Матюшка Берсенев с четырми сыны… Якунка Берсенев… Гришка Берсенев з братом с Миткою…  Костка Берсенев»[14].

Уже в первые годы хлебопашества в Вехотурье Берсеневы стараются повышать результат, привлекают наемных работников («ярыжных», как их называли).  Яков (Якунька) Берсенев  в 1624 и 1625 гг  привлекает двух ярыжных, выплачивая им по 7-8 рублей в год (жалование стрельцов составляло 3 руб. 50 коп. в год). Кроме хлеба, оставленного на собственное пропитание, было и  продано его Якунькой за эти 2 года на 16 рублей.[15]

            В Крестоприводной книге Верхотурского уезда, среди прочих Берсеневых, в разделе «Тагильских пашенных крестьян дети, и братья, и племянники» выделим  Акишку Ондреева Берсенева[16].

Андрея Берсенева, сына Якуньки (Якова),  мы увидели в переписи 1624 г.

            1680 г. Перепись Поскочина. Деревня Фомина над рекою Тагилом. «Во дворе Акинфейко Ондреев сын Берсенев. Сказал, родился де он в той же Фомине деревне. У него дети: Васка да Мокейко да Федка, Мишка дватцати лет, Федоско шти лет. У Мокейка сын Марчко трех лет»[17].

Хозяева были справные. «Сенных у него покосов в розных местех по дуброве на четыреста копен… Мельница Акинфейка Ондреева сына Берсенева на речке на Еловке. Оброку платит два алтына. И на тое мельницу прибавлено вновь денежного оброку три алтына»[18].

Василий, Михаил и Федор записаны в 1705 г в д. Сухоложской. Там же своим двором и Марко Мокиев Берсенев – сын Мокея.

Первыми, раньше 1697 года, в Новопышминскую слободу переселились Василий и Мокей Берсеневы. За 1698/99 год они заплатили оброк  по 3 алтына и 2 деньги.[19]

За Мокея плательщиком выступал его сын Марк. В росписи оброков на 1700 г написано:«Мочка помре, вместо платит сын ево Марчко»[20].

Федор же Берсенев в 1698/99 году в списке вышедших из льготы, значит, поселился в Новопышминскую слободу в 1697 г.[21]

Михаил Берсенев упоминается в Новопышминской в документе о таможенных сборах  1702 г[22].

Но он дожил до переписи 1721 г, где указал, что в Новую слободу «пришел назад тому дватцать четыре года», т.е. в 1697 г.[23]

Вероятно, он первое время жил одним двором с кем-то из братьев и в оброчной ведомости сам не числился.

В 1710 г Василий, Михаил, Федор Акинфиевы живы. Семьи их многочисленны.

«Двор крестьянина Василей Акинфиев Берсенев семидесяти лет, жена Акилина Иванова семидесяти лет; дети: Терентей тритцати пяти лет, Григорей тритцати лет, Иван дватцати семи лет, Евсей дватцати пяти лет. У него внучата: Алексей дватцати лет, Иван четырнатцати лет. У Теренътья жена Овдотья Семенова тритцати лет, сын Савелей году; дочери: Евдотья осми лет, Парасковья дву лет. У Григорья жена Ефимья Артемьева тритьцати лет; дети: Иван четырех лет, Яков году. У Ивана жена Василиса Иванова дватцати пяти лет; дочери: Настасья трех лет, Василиса году. У Евсея  жена Варвара Ларионова дватцати пяти лет, сын Абросим году. Сноха вдова Оксинья Овдокимова тритцати лет; у нее дочери: Федора дватцати лет, Василиса трех лет, Парасковья десяти лет. Терентей да Алексей набору стольника Ивана Фоми(ча) Бибикова записаны в салдаты.

Двор крестьянина. Михайло Акинфиев Берсенев пятидесяти лет, жена Соломея Савельева пятидесяти ж лет; дети: Иван дватцати осми лет, жена Парасковья Артемьева тритцати лет, сын Денис шти лет, дочь Дарья трех лет; Григорей дватцати лет, жена Евдотья Федорова дватцати семи лет, сын Федор дву нидель, дочь Василиса трех лет; Федот дватцати лет, Ларион пятнатцати лет, Андрей семи лет, дочь Овдотья осмнатцати лет. Иван да Федот по набору стольника Ивана Фомича Бибикова записаны в салдаты.

Двор крестьянина. Федор Аки(н)фиев Берсенев пятидесяти пяти лет, жена Пелагея Карпова пятидесяти лет;  дети: /Обросим дватцати одного году,/ Евсей тринатцати лет, Микита семи лет; дочери: Дарья тритцати лет, Анна шти лет. У Обросима жена Татьяна Федорова дватцати з годом; дочери: Марья трех лет, Анисья полугоду. У Ивана жена Меланья Иванова дватцати лет. Иван набору стольника Ивана Фомича Бибикова записан в салдаты». [24]

            Их племянник Марчко уже помер в молодых годах. На хозяйстве остался его брат Яков. «Двор крестьянина. Яков Мокеев Берсеневых дватцати пяти лет, жена Овдотья Аврамова дватцати пяти лет. Племяник Гаврило Мартемьянов (видимо, Марка переиначили в Мартемьяна.-Ю.С.)двенатцати лет, Тимофей семи лет. Мати Анна Ярофеева тритцати лет, дочь Анна Маркова пяти лет»[25].

            К 1721 г из всех братьев в живых  Михаил и Василий. «Во дворе Михайло Акинфиев сын Берсенев штидесят лет. У него жена Овдотья пятидесят, дети Григорей сорока, Ларион дватцати семи, Андрей дватцати пяти, пасынок Козма дватцати, Саватей осьми, дочь Елена девяти. У Григорья жена Овдотья сорока, дети Василей трех, Андрей полугоду, дочь Василиса пятнатцети. У Лариона жена Огрофена дватцати семи, дочь Катерина полугоду. У Андрея жена Анна дватцати двух лет. Сказал, родом де он Верхотурского уезду Тагильской слободы деревни Фоминой пашенной крестьянин. Государевой десятинной пашни пахал четь десятины в поле, а в дву потому ж. А в Новопышминскую слободу пришел назад тому дватцать четыре года… . А у Григорья ремесла кует всякую кузнешную работу. А с кузницы оброку платит по осьми алтын по две денги»[26].

Ведомость о мастеровых людех Сибирской губернии 1720 г указывает в Новопышминской слободе двух ремесленников Берсеневых, и оба  — Григории[27]. Один мыльник, второй кузнец. А Григориев среди сухоложских Берсеневых в этот год был не один. Впрочем, кто был кузнецом сейчас понятно.

Умерших и немощных братьев заменили их сыновья. Иван Васильев сорока трех лет. «У него отец вдов Василей осьмидесят»… Григорей Васильев сын Берсенев живет своим двором. Также, как и Микита Федоров сын Берсенев дватцати лет – сын Федора Акинфиева.

Нет нужды говорить, что род Берсеневых продолжал свое существование в последующие годы и столетия. Зафиксируем выявленное: потомки Берсенева Акинфия поселились в Новопышминскую слободу из Тагильской  примерно в 1696-97 гг.

4.Иван Федоров Берсенев.

В Новопышминской слободе вышел из льготных годов в 1698/99 г. Значит, переселился сюда примерно в 1697 г. По данным переписи 1710 г он родился около 1665 г и у него должны быть братья, учтенные переписью Поскочина 1680 г – Петр и Василий (в 1710 г им 30 и 32 г соответственно).[28]

В переписи Поскочина мы такую семью не видим. В деревне Берсеневой Тагильской слободы есть Федка Юрьев сын Берсенев, но ни Ивана, ни других искомых детей в семье Федора нет.

Впрочем есть еще один Федор Берсенев, который проявляется наличием мельницы…  «Мельница Федки Ондреева сына Берсенева с Логинком Григорьевым с товарищи на речке Берсеневке. Оброку платит два рубли»[29].

В самой же деревне Берсеневой (где живет и его товарищ Логин) в 1680 г мы Федьку Ондреева не находим. Но находим… «Филку Ондреева сына Бирсенева», у него дети: Ивашко, Агафонко шти лет, Петрушка трех лет.[30]

Определенно, здесь ошибка при расшифровке древнего текста. Имена «Филка» и «Федка», написанные скорописью 17-го века, перепутать можно. Наличие в семье старшего сына Ивана и младшего Петра подтверждают нашу догадку. Небрежное отношение крестьян (и переписчиков) того времени к возрастным показателям может объяснить отсутствие Василия – он, очевидно, родился уже после переписи.

Федор Андреев Берсенев, определенно, брат Акинфия Андреева Берсенева из деревни Фоминой.

В переписи Новопышминской слободы 1721 г  семьи Ивана Федорова Берсенева и его братьев нет. Петр был записан в солдаты, а что случилось с остальными – неизвестно.

9.Логин Берсенев.

 В 1680 г в д. Берсеневой проживала семья: «Во дворе Логинко Григорьев сын Берсенев. Сказал, родился де он в Тагильской же слободе. У него дети: Петрушка четырех лет, Ортюшка году»[31].

Выше уже говорилось о Гришке Берсеневе, который пришел из Перми Великой в Верхотурье в 7126 (1617/18 ) г  и проживал на Мугае (вместе с семьями Смагиных и Шипицыных). Гришка Берсенев присутствовал среди тагильских пашенных крестьян  в Книге 1632 г, а в Крестоприводной книге 1645/46 гг их даже два: второй среди половников, их детей  и братьев.[32]

Кто  из них дал жизнь Логину – тема отдельного исследования. В Крестоприводной приводится отчество одного из братьев Григория старшего – Афанасьев сын.

А жизнь Логина в Берсеневой была достаточной: совладелец мельницы, сена косили по 200 копен (много больше среднего). Но земли выпахиваются, теряют урожайность, а семьи растут… Вот главная причина переселения в южные лесостепные районы.

Переписчик 1680 г про жителя д. Берсеневой Дмитрия Юрьева Берсенева пишет: «Да у него ж Митки з братьями с Федкою да с Логинком да с Федкою ж вопче по Тагилу реке выше Кыскина камени на присаде», т.е. перечисляет все «берсеневские» дворы деревни и называет их хозяев братьями: Федора Юрьева, Логина Григорьева, Федора Андреева. Двое последних, получается, двоюродные братья.

В один год с земляком, родственником   и компаньоном Иваном Федоровым Берсеневым они переселяются в Новопышминскую слободу (льготный период и у семьи Логина закончился тоже в 1698/99 гг).

Состав их семьи меняется. В росписи новопышминских крестьян, «которые крестьяня вышли из лготных годов» показано: «По 4 алтына:… Петрушка Логинов Берсенев – он Петрушка помре, з братей ево Ортюшки да с Ывашка взято»[33].

То есть, после 1680 г родился еще один сын – Иван. Но в переписи 1705 г д. Сухоложской записан, как глава крестьянского домохозяйства, сам отец Логин. Видимо, он осуществлял общее руководство, назначив налогоплательщиками сыновей.

В 1702 г  Книга сборов по Верхотурского уезду Новопыминской слободы показывает  «таможеные збору целовальников Логинка Берсенева да Ивашка Махнева»[34].

В 1710 г Логина Григорьева в Сухоложской нет, очевидно, умер. Состав семьи:  Иван Логинов Берсенев дватцати семи лет, жена Ирина Иванова дватцати пяти лет, дочь Василиса трех нидель. Брат Артемей тритцати дву лет, жена Ульяна Власова тритцати лет; дочери: Парасковья семи лет, Федосья четырех лет, Василиса трех лет, Аксенья году. У них мати Марья Максимова штидесяти лет; дочери: Улита сороки лет, очми слепа, Парасковья четырнатцати лет, Маремьяна десяти лет.[35]

Да, сыновья не рождаются…  Вдобавок, многодетного 35-тилетнего Артемия забирают в солдаты…

1721 г. Во дворе Иван Логинов сын Берсенев сорока пяти лет. У него жена Орина тритцати. Сестры девки Улита пятидесят, Маремьяна дватцати. Племянницы Артемьевские дочери девки Парасковья шеснатцати, Федосья четырнатцати. Сноха салдацкая Артемьевская Берсенева жена Ульяна пятидесят. У нея дети Иван осьми, Александр четырех, (л. 1002 об.) дочери Татьяна десяти, Татьяна ж девети. Племянник Даниловской Олушима? сын Родион десяти лет[36].

Впрочем, к 1748 г (вторая крестьянская ревизия) положение семьи выправилось: у Ивана Логинова родилось двое сыновей, от старшего уже были Ивановы внуки. Племянники тоже увеличивали род. Так что среди нынешних Берсеневых потомки линии Логина Григорьевича явно имеются.

Следует сказать, что к 1721 году Сухоложскую пополняют новые Берсеневы: в 1716 г Гаврило Федоров сын Берсенев пятидесят лет, «родом де он Верхотурского уезду Тагильской слободы деревни Берсеневой»; бобыль Артемей Васильев сын Берсеневых сорока пяти лет, «родом де он Верхотурского уезду Ирбицкой слободы деревни Речеловы крестьянин». Эти крестьяне не входят в состав первопоселенцев и остаются за рамками темы.

Также в переписи 1721 г в Сухоложской две семьи Берсеневых, которые объявляют себя «старопосельными», что сомнительно. Это Григорей Данилов сын Берсенев сорока пяти лет, «родом де он Верхотурского уезду Тагильской слободы государев пашенной крестьянин…  в Новопышминскую слободу пришел назад тому дватцать два лета». Но в Сухоложской переписи  он только в 1710 г, до этого его семьи там нет. А также  Иван Федосеев сын Берсенев «тритцати лет… родом де он той слободы старопосельной крестьянин». Впрочем, последний, возможно, внук Акинфия Андреева Берсенева из д. Фоминой – у того был сын «Федоско шти лет» (1680 г), до переписи 1721 г в Новопышминской слободе не засветившийся.

5.Василей Перевалов.

Историю верхотурских ямщиков Переваловых мы знаем с начала 17 века. В 1621 г в ямской слободе имели свои дворы Ивашка и Томилко Переваловы. Известно, в 1598 году из Казани в Верхотурье были переведены шесть семей ямщиков, а в 1606 году, согласно царскому указу об организации ямской гоньбы прибыли пятьдесят ямщиков c Вятки, которые поселились в Ямской слободе, примыкавшей с севера к посаду. Верхотурские ямщики перевозили грузы по шести дорогам: к Соликамску, на Чусовую, в Туринск, Пелым, Лялю, Тагил.

Казанскими или вятскими были и Переваловы, сказать пока не можем. Во всяком случае, в 1621 г количество ямщицких домохозяйств (со своими дворами и без оных) в Ямской слободе с 1606 г осталось прежним (около 50-ти).

Из двух дворов Переваловых, учтенных переписью Федора Тараканова(1621 г), остановимся на семье Томилки. «Да на Верхотуре же за острогом по рускои дороге ямьская слобода… Двор. А в нем живет ямщик Томилко Перевалов.  Да у него ж у слободы и вверх по Туре и на Охтае и на дално(!) Мостовои речке  пашни паханые… Да у него ж на Тогуле  (Тагиле. — Ю.С.) ниже дрвни Хохловки двор. А у двора пашни паханые по обе стороны Тагула реки на лугех и на дуброве… Да у него ж у Томилка ниже двора на речке Хабардихе мелница мутовка, мелет весною и летом до болших морозов… А дети ево Костя да Петрушка плотничают и суды делают и продают  и на гостине дворе гсдрвы пошлины с того дают»[37].

Работа горит в руках Переваловых. Ямы гоняют, землю пашут в двух деревнях, покосы косят на 300 копен. Парни без дела не сидят, лодки делают, да продают…

В 1624 г они (семьи Ивана и Томилки) на Тагиле, в деревне ямщиков Переваловых.   «Двор Томилко Перевалов. А у него дети: Костя, да Помешка, да Фетка, да Фетка же. Пашни паханые по берегу по Тагилу и за рекою за Тагилом тритцат чети в поле, а в дву по тому же, перелогу дватцат чети. Сена косят шестьсот копен»[38].

Хозяйство справное. Томил Перевалов нанимает в 1624 г 4-х работников-ярыжных, в 1625 г – 3-х. Иван в эти годы приглашает по два ярыжных. Много и продают хлеба: Томила за 2 этих года больше чем  на 24 рубля (оброку заплатил 1,5 руб.). Про мельницу уже говорилось.[39]     

            Крестоприводная книга Верхотурского уезда 1645/46 г  показывает ямских охотников Гришку да Костку Переваловых, а среди   детей, братьев и племянников ямских охотников  «Игнашку Костянтинова Перевалова»[40].

В Переписной книге Верхотурья, состаленной Львом Мироновичем Поскочиным в 1680 г, в Тагильской слободе уже целая деревня Перевалова, где все 12 дворов – ямщики Переваловы.

Находим здесь и Игнатия. «Во дворе Игнашка Костянтинов сын Перевалов. Сказал, родился де он в Тагильской ж слободе. У него дети: Васка, Давыдко, Сидорко пятнатцати лет, Ивашко десяти лет. У Васки сын Петрушка шти лет. Ямские гонбы гоняет четь пая. Пашни пашет три десятины с полудесятиною в поле, а в дву по тему ж. Сенных у него покосов в лугу подле речку Вязовку на двесте копен»[41].

Была у Игнатия и своя мельница, на паях с односельчанином (двоюродным братом, судя по всему). «Мельница Васки Григорьева сына Перевалова с Ыгнашкою Костянтиновым на речке Вязовке. Оброку платят два рубли»[42].

Дату переселения Переваловых в Новопышминскую слободу мы знаем точно из отписки приказчика Григория Ежевского воеводе от 9 августа 1698 г.  «… А верхотурские ямшики, а Тагильские слободы жители, живут в Новопышминской слободе:…  ямшик Васка Игнатьев Перевалов поселен в Новопышминской слободе во крестьяня в нынешнем CS-м (1697) году в сентябре м-це, а оброку платит по три алтына по две денги на год»[43].

Как раз такая сумма была взята с Василия, согласно росписи крестьян слободы, вышедших из льготы в 1698/99 году. Из чего и делаем вывод о льготном периоде для переселенцев – 1 год.[44]

По переписи Ивана Томилова д. Сухоложской 1710 г состав семьи такой :  «Двор крестьянина. Василей Игнатев Перевалов семидесяти лет, жена Евдокея Сергеева семидесяти пяти лет; дети: Петр пятидесяти лет, Прохор тритцати лет, Артемей дватцати пяти лет; дочь Улита дватцати пети лет. У Петра жена Марья Иванова сороки пяти лет; дети: Козма земнатцати лет, Кирило полутретья году. У Прохора жена Марья Фарафонова тритцати лет. У Артемья жена Дарья Ермолаева дватцати пяти лет, сын Егорей полутора году. Прохор набору стольника Ивана Фомича Бибикова записан в салдаты»[45].

Заводская перепись 1721 г более подробна. Василий Игнатьевич показывает про себя: «Сказал, родом де он Верхотурского уезду Тагильской слободы деревни Ощепковой ямской охотник. А ямскую гоньбу гонял в три стороны до Соли Камской, до Пелыму, да Япанчина осьмой пай. А за тое гоньбу имал ис казны великого государя денежного жалованья по три рубли по шеснатцати алтын по четыре денги. А оную гоньбу здал той слободы ямскому охотнику Василью Логинову. А в Новопышминскую слободу пришел назад тому дватцаь пять лет».

Семья его не маленькая. «Во дворе Василей Игнатьев сын Перевалов осьмидесят лет. Дети Петр пятидесят, Артемей тритцати дву. У Петра жена Марья сорока осьми, дети Козма тритцати, Кирило (л. 1006) четырнатцати, дочь девка Степанида дватцати. У Козмы жена Огрофена тритцати, сын Стефан году. У Артемья жена Дарья тритцати четырех, дети Егор двенатцати, Тимофей семи, дочери Катерина пяти, Орина полугоду. Внучата салдацкие дети Данило девяти, Алексей шти, дочери (!) Овдотья одиннатцати, Орина четырех лет»[46].

Между 1710 и 1721 гг в Сухоложской появились и другие Переваловы. «Василей Петров сын Переваловых тритцети лет… Сказал, родом де он Василей Верхотурского уезду Тагильской слободы Переваловой деревни ямской охотник… А в Новопышминскую слободу пришел в 710-м году». Иван Иванов сын Переваловых «сорока лет… родом де он Верхотурского уезду Тагильской слободы деревни Переваловой бобыль. А в Новопышминскую слободу пришел в 710-м году».

            Петр Ларионов сын Перевалов тридцати лет сказал в 1721 г, что он «той слободы старопосельной крестьянин», хотя ранее переписями отмечен не был ни в Сухоложской, ни в других поселениях слободы.[47]

6.Федор Рубцов.

Будем разбираться с Рубцовыми. В Верхотурье ямские охотники Рубцовы переселились вероятней всего с группой вятских ямщиков в 1606 г. В 1621 г в Ямской слободе  две семьи с такой фамилией.  «Ямщик Митка Рубцов. Двора у него нет. А не промышляет и не торгует ничем. Да у него ж у слободы пашни паханые чет в поле, а в дву по тому ж, земля худая, выпаш. Да сенных покосов сорок две копны. Пашня лежит впусте, а сено косит»[48].

            Сена косит мало, землю не пашет, двора нет. Не перспективный товарищ, явно. И точно, после 1621 г Митки и следов его в Верхотурье нет.

Другое дело Матвей. «Двор. А в нем живет ямщик Матюшка Рубцов. Дворовому месту длина двенатцать сажен, поперег тож. Не промышляет и не торгует ничем. Да у него ж у слободы и вверх по Туре пашни паханые три чети в поле, а в дву по тому ж, земля худая, выпаш. Да сенных покосов шестьдесят копон(!). Пашня лежит впусте, а сенные покосы косит. Да у него ж  с Еремкою Василевым на Тогуле в Онисимове дрвне двор. А у двора пашни паханые на лугу и на дуброве восмь чети в поле, а в дву по тому ж. Заложные непаханые земли пять чети в поле, а в дву по тому ж, земля добрая. Да сенных покосов на лугу и на дуброве сто семъдесят копен. Да у Матюшки ж с Юшком Колодою под двором на Тогуле реке ез рыбнои запирают и рыбу ловят летом и в осень не в болшую воду»[49].

В 1624 г дворы Матюшки там же – в Ямской слободе и в «деревне ямщиков Онисимкова». Детей у него не показано[50].

Дети проявляются только в Крестоприводной книге Верхотурского уезда 1645-46 гг. Показан ямской охотник Матюшка Рубцов, а среди ямщиковых детей, братьев и племянников Оска Матвеев Рубцов и Елфимко Матфеев Рубцов.[51]

Перепись Поскочина показывает Рубцовых  в деревне Рубцова над рекою Тагилом. «Во дворе Оска Матвеев сын Рубцов. Сказал, родился де он в Тагильской ж слободе. У него дети: Фомка, Филка, Федка пятнатцати лет. У Фомки сын Куземка полутора году. У Филки сын Гришка году. Ямские гонбы гоняет четь пая. Пашни пашет полтрети десятины в поле, а в дву по тому ж. Сенных у него покосов по лугам на сто копен».

Еще один двор здесь  Пашки Елфимова Рубцова с братьями Борисом и Герасимом, тоже ямскими охотниками.[52]

Время появление Рубцовых в Новопышминской слободе известно довольно точно из Отписки приказчика Григория Ежевского воеводе, 1698 г. «А верхотурские ямшики, а Тагильские слободы жители, живут в Новопышминской слободе: …ямского охотника Фильки Рубцова сын ево Ивашко поселен в Новопышминской слободе во крестьяня в прошлом СГ-м (1694/95) году, а оброку платит по три алтына по две денги на год»[53].

То есть, первым здесь появился Иван Филиппов сын. В переписи Поскочина Ивана в семье Филиппа нет, значит, он родился после 1680 г и в Новопышминской оказался лет в 14-15. Для самостоятельного хозяйствования слишком молод. Вероятно, хозяйствовали другие Рубцовы, а Иван был «прописан» здесь номинально.

В 1699 г Иван, как вышедший из льготы, уплатил денежный оброк 4 алтына и больше в книгах Новопышминской слободы не появляется.[54]

В данном случае, если Иван поселился в Новопышминской в 1695 г, а из льготы вышел в 1698 г, получается, или льгота ему была трехлетняя, либо иное. Допустим, первые два года он не платил оброк, как ямской охотник, а затем его стали считать крестьянином. Это предположение.

В общем, Иван из Новопышминской исчезает. А появляется его дядя – Федор Осипов сын Рубцов, который в 1697 г числится еще ямщиком Тагильской слободы.  Оброк за 1700 год платит уже он[55]. Он же в переписи крестьян деревни Сухоложской 1705 г.

Состав семьи в переписи 1710 г: «Слобода Новопышминская…Деревня Сухоложская… Двор крестьянина. Федор Осипов Рубцов пятидесяти лет, жена Пелагея Козмина пятидесяти ж лет; дети: Артемей дватцати лет, Нефед двенатьцати лет, Федосей шти лет; дочь Анна девяти лет. У Артемья жена Татьяна Иванова дватцати пяти лет, дочь Агафья году. У него на дворе живет племянник Григорей Фомин Рупцовых тритцати трех лет, жена Февронья Иванова тритьцати лет; дочери: Меланья шти лет, Овдотья году»[56].

Заметим, что и племянник Федора – Григорий Фомин тоже переписью 1680 г не учтен, хотя указывает год рождения 1677. Либо путаница, либо была у Рубцовых дерзость не всех детей показывать в переписи.

Да, а где же Иван Филиппович? В 1710 он показан в семье отца Филиппа Осипова, в Тагильской сл., дер. Рупцовой, 32 лет[57].

В 1719  он уже бобыль Белоярской сл., дер. Грязнухи (45 л) с сыновьями Иваном (род — 1706 г.) и Фёдором (род – 1717 г.); здесь же семьи его братьев Козьмы и Дмитрия. Они сменили  в Грязнухе семью Бориса Елфимовича Рубцова (дядю Филиппа Рубцова)[58].

            Вернемся в Сухоложье. Федор Осипов доживает до 1721 г. Ему 80 лет. «Во дворе Федор Осипов сын Рубцов осьмидесят лет. У него жена Палагея осьмидесят, дети Артемей тритцати трех, Нефед тритцати, Федор четырнатцати. У Артемья жена Татьяна тритцати, сын Спиридон шести, дочери Огафья осми, Палагея полугоду. У Нефеда жена Татьяна дватцати девяти, сын Онтон шти, дочь Софья году. Сказал, родом де он Верхотурского уезду Тагильской слободы деревни Онисимовой ямской охотник. Гонял ямской гоньбы осьмой пай в три стороны до Соли Камской, до Пелыму, до Япанчина. А за тое гоньбу брал ис казны великого государя жалованья по три рубли с полтиной. А тое де ямскую гоньбу здал тоя ж слободы ямскому охотнику Козме Рупцову своим пожитком. А в Новопышминскую слободу пришел назад тому дватцать пять лет»[59].

Мужиков в семье сухоложских Рубцовых много и перспектива продолжения рода ничем не омрачена.

7,14, 16,19. Быковы.

Весьма авторитетная в Сухоложье фамилия. В 1705 г здесь Семен Быков, Спиридон Быков, Иван да Иван же Быковы, Федор да Сила Быковы. В Новопышминской слободе  уже в 1686 г  «с Сенки Кузнеца з братьями Быковых»  взят денежный оброк «с кузниц»[60].

Год переселения этой семьи из Невьянской слободы подтверждается и челобитной племянников Константина Тимофеева Быкова. Верхотурского уезда Невьянской слободы пашенные крестьяне Якушко Павлов, Ивашко Иванов, Петрушка Обросимов Быковы просили, чтобы  «мудрые великие государи цари и великие князи» велели «сиротам вашим, отвесть под собинное нам пашнишко и под сенные покосишка пометные пашенные земли в нашей же деревне бывъшаго невьянского крестьянина дяди нашего родного Костки Тимофеева Быкова, чем он владел. А он Костка Быков в прошлом во 195-м году с Невьи переведен в Новопышминскую слободу и з десятинным тяглом на денежной оброк. А под сенные покосы велите, государи, нам отвесть пустое место за болотом»[61].

Государи, кстати, разрешили племянникам пользоваться пашней и пустым местом за болотом. Но не это важно, а важно, что переведен Костка Быков в новую слободу в 195-м (1686) г.

В 1680 г семья Константина  проживала  в деревне Быкова над речкою Синячихою Невьянской слободы.

«Во дворе Костка Тимофеев сын Быков. Сказал, родился де он в Невьянской же слободе. У него дети: Сенка да Ивашко, Спирка шестнатцати лет, Ивашко девяти лет». Остальные дворы занимали семьи перечисленных в челобитии  родственников.

Двор Костки Тимофеева был состоятельный. Сена косили 300 копен. На речке Чёрной стояла их «с товарищи» мельница. Еще одна мельница была на паях с братьями.[62]

А в 1659 г показана семья его отца, пашенного крестьянина – в деревне Бучиной Невьянской же волости: «Тимошка Иванов сын Быков со штью сыны: с Пашком да с Ывашком да с Обросимком да с Косткою да с Ывашком (л.88 об.) да с Тимошкою да с пятью внуки: с Якункою да с Петрушкою да с Ывашком да с Ыивком да с Семейкою»[63].

И в 1632 г Тимошка Иванов сын Быков среди невьянских пашенных крестьян «и на Невее пашут на государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии десятиннои пашни»[64].

Мы проследили, сколько смогли, историю семьи Константина Тимофеевича до переселения в Новопышминскую. Сам он  на берегах Пышмы  не засвидетельствован документами. Росписи налогов и денежных сборов фиксируют его сыновей в 1686 г, в 1699  и 1702 гг. Платят они не только земельный и «кузнечный» оброки, но и оброк с мельниц, т.е. имеют, как минимум, одну таковую.[65]

Записная книга огнестрельного оружия Верхотурского уезда 1701–02 годов сообщает, что «Новопышминские слободы крестьяне явили пищали: Иван Быков – пищаль винтовку мерой полтора аршина; Федосей Быков – пищаль винтовку мерой аршин семь вершко;/…/ Петрушка Быков – пищаль винтовку мерой аршин шесть вершков, бывала выстрелок»[66].

Итак, по переписи 1705 г в д. Сухоложской четыре двора Быковых. В 1710 г уже шесть дворов  потомков Константина Тимофеевича:

-Иван Константинов Быков, 60 лет, пять сыновей, дочери, внуки;

-Семен Константинов Быков,59 лет,трое сыновей, внуки;

-Иван Константинов Быков, 42 лет, трое сыновей, дочери;

-Федосей Константинов Быков, 38 лет, трое сыновей, дочь; Федосей не был показан переписью 1680 г;

-Федор Семенов Быков, 40 лет (сын Семена Константиновича); пятеро сыновей, дочери;

— Фрол Спиридонов Быков, 15 лет (сын Спиридона Константиновича, очевидно, умершего), брат Михаил 3 лет, мать, сестры, жена Оксинья 20 лет, дочь году.[67]

Ведомость 1720 г о мастеровых людях Сибирской губернии показывает в Новопышминской слободе среди кузнецов и Семена Быкова[68].

Ему далеко за 70 лет, но он, определенно, глава «быковского» клана в Сухоложье. В подробнейшей переписи Новопышминской слободы, сделанной для  Уктусских заводов в 1621 г, его хозяйство перечислено: «Пожитку у него дватцать лошадей, осьмнатцать скотин рогатого скота, дватцать пять овец, десять свиней». Кроме кучи различных податей, платил также «с кузницы восемь алтын две денги, с мельницы оброку пять алтын».

Из других Константиновичей в 1621 г в д. Сухоложской в живых Федосей и Иван (младший). Показан двор Фрола Спиридонова Быкова. В 1710 г  ему по переписи 15 лет, а в 1721-м… сорок. Уже пятеро детей.

Двором, где жил Иван Константинов (старший) заправляет уже его сын Петр, а двором Федора Семеновича — Петр Федоров сын Быков тритцати лет.[69]

Определенную загадку представляет семья Василия Силина Быкова, 25 лет, с ним братья Иван (15 л) и Степан (9 л), жена и сын, а также сестры. «Сказал, родом де он Василей Новопышминской слободы»[70].

Действительно, среди домохозяев  д.Сухоложской 1705 г  есть  «Федор да Сила Быковы». Федор, это, видимо, Федор Семенов Быков, сын Семена Константиновича (в 1710 г у Федора тоже свой двор). Сила, думается, брат Федора (еще один сын Семена Константиновича). Но переписью 1710 г Сила и его семья не отмечены.[71]

Переписью 1719 г. в Сухоложской зафиксирован отпускной солдат Василий Силич Быков, с которым жили братья Иван и Степан[72]. Почему не было в переписи 1710 г Василия это объясняет. Но не объясняет отсутствие в ней других членов семьи.

В целом в начале 18 века Быковы представляли собой довольно крепкую семейную корпорацию. По исповедным ведомостям Камышловского уезда 1822 г в Сухоложье 45 семей, носящих эту фамилию.[73]

8, 11. Василей Махнев, Яков Махнев.

Известная фамилия нижнетагильских ямщиков  непредсказуемо принесла сложности при изучении ее сухоложского ответвления.

Сначала известное о роде Махневых. Но в Сухоложье эта история нас не приведет. В Верхотурье в 1621 г в Ямской слободе «ямщик Первушка Махнев з братом с Сивком». У них же на Тагиле в д. Хохловке два двора. Там же ямщик Якунка Махнев, но в Ямской слободе у него двора нет.[74]

В Писцовой книге Верхотурья М.Тюхина 1624 г дворы Первушки и Сивко Семеновых в д. Махневой (похоже, её и называли раньше Хохловкой). Выяснили, таким образом, что их отцом был Семен. А Якунька исчез.[75]

Преображенский А.А. приводит данные о хозяйственной жизни Махневых в 1624, 1625 гг. В эти годы они нанимали 6 и 9 (соответственно) работников со стороны, в т.ч. Первушка по два работника в год; в 1625 г продали хлеба на 9 рублей.[76]

В 1645 г Первушка присягал у царю Алексею Михайловичу. Сивко к тому времени, видимо, уже умер. Но появляется в той же Крестоприводной книге 1645/46 гг Петрушка Патрикеев Махнев[77].

 

А чьим сыном бы Патрикей?

Известны два сына Патрикея – Петр и Емельян. Емельяна и его потомков после 1669 г стали именовать то Махневыми, то Сивковыми, что однозначно указывает, что их дедом-прадедом  был Сивко Махнев. Проживали они в той же деревне Махневой.

Присягали царю Алексею Михайловичу и ямские охотники Федка Меркурьев Махнев и

Кирилко Меркурьев Махнев[78]. А чьим сыном был Меркурий?

Кирилл Меркурьев Махнев (отмечен переписью 1680 г в д. Махневой) и его потомки так и остались Махневыми (в отличии от Сивковых). Вероятно, это говорит, что их предком был Первушка.

Вообще, в переписи Поскочина 1680  в д. Махневой Тагильской слободы только 2 двора этой фамилии: Кирилки Меркурьев сын Махнева (сыновья Тихон (20 л), Микишка (17 л), Ивашка (14 л)) и Омельки Патрикеева сына Махнева (Сивкова) с сыновьями Кондрашкой (20 л), Ивашкой (15 л), Якункой (10 л), Филкой (3 л).[79]

В Сухоложье 1705 г, напоминаю, проживали Василей Махнев и Яков Махнев. У первого сыновья ок. 1680 г.р. и старше, а второй примерно 1660 г.р. Значит, Василий и Яков должны быть в Переписи Поскочина, но их там нет…

Начнем с Якова Махнева. Роспись крестьян, вышедших из льготы в 1698/99 году, указывает его отчество – Якушка Кондратьев.[80]

И действительно, в д.Сухоложской 1710 г  «Двор крестьянина. Яков Кондратев Махневых пятидесяти лет, жена Марья Петрова сороки пяти лет; дети: Василей дватцати пяти лет, Аврам тритьцати(!) лет, Василей десяти лет. У Василья жена Матрона Овдокимова дватцати лет, сын Осип году. Василей набору стольника Ивана Фомича Бибикова записан в салдаты»[81].

Но в переписи 1721 г Новопышминской слободы ни Якова Махнева, ни его детей-внуков, по фамилии не находим. Появился «ниоткуда» и ушел  в «никуда»…

Поиск по именам дает неожиданный результат. Находим эту семью в д. же Сухоложской (1721 г)  с другой фамилией. « Во дворе Яков Кондратьев сын Шуваров семидесят лет. Жена ево Марья пятидесят, дети Аврам тритцати, Василей дватцати одного. У Аврама жена Парасковья тритцати, сын Стеафн семи, Олександр трех, дочери Федосья девяти, Овдотья четырех, Овдотья ж полугоду. У Васил⟨ь⟩я жена Огафья дватцати, сын Фотий полугоду. Сноха салдацкая Васильевская Шуварова жена Матрена пятидесят, сын Осип десяти, дочери Опросинья осьми, Овдотья трех лет. Сказал, родом де он Верхотурского уезду Тагильской слободы деревни Махневы ямской охотник. Гонял ямской гонбы осьмой пай в три стороны до Соли Камской, до Пелыму, до Япанчина. А за тое гонбу брал из казны великого государя жалованья по три рубли с полтиной в год. А в Новопышминскую слободу пришел назад тому дватцать пять лет»[82].

Под этой же фамилией он  в 1680 г и в д. Махневой. Якунка Кондратьев сын Шуваров, родился в Тагильской же слободе. У него братья: Оска дватцати дву лет, Сенка десяти лет. Ямские гонбы гоняет четь пая.[83] Брат Сенька Шуваров , кстати, в 1710 г тоже в д. Сухоложской.

«Ямшик Якушко Кондратьев Шуваров поселен в Новопышминскую слободу во крестьяня в нынешнем CS-м (1697) году в сентябре м-це, а оброку платит по три алтына по две денги на год», писал  приказчик Григорий Ежевской воеводе в 1698 г. августа 9 числа[84].

Почему Шуварова Якова лет 15 в Сухоложье именовали Махневым?

Следует обратить внимание, что в семье Кондратия Фотеева Шуварского (ок.1614 г.р., отца Якова) было пятеро детей мужского пола. Но лишь только двое (Яков и Семен) были родными. Василий же (ок. 1649 г.р.), Антип (ок.1656 г.р.) и Осип (ок.1659 г.р.) были приемными (пасынками)[85].

У пасынка Василия  был сын Петр (ок.1667 г.р.), «приемный внук» Кондратия Шуварова. « А верхотурские ямшики, а Тагильские слободы жители, живут в Новопышминской слободе:… ямшик Петрушка Васильев сын Махнев, у него братья Сенка, Ивашко, и он Петрушка снял в Новопышминской слободе умершаго Новопышминского крестьянина Ивашка Абросимова денежной оброк пять алтын, а братья ево живут за ним Петрушкою», сказано в той же отписке приказчика Ежевского 1698 г. С ними был и их отец, Василий, он и показан переписью 1705 г д. Сухоложской, как глава домохозяйства. А Петр Махнев – в Кунарской.

Думаю, что Василий это и есть приемный сын Кондратия Шуварова, сохранивший фамилию родного отца.  Петрушка, Сенька и Ивашка, понятно,  дети Василия.

Яков Кондратьев Василию Махневу, получается, сводный брат (или брат по матери). В Сухоложской Яков поселился позднее Махневых, возможно и жил с родственниками первое время. И к нему «прилипла» их  фамилия, что отражено в оброчных книгах и двух переписях. Начиная с 1-й ревизии 1719 г он вновь пишется Шуваровым.

К 1710 г у братьев Махневых в Новопышминской слободе позиции такие: Иван Васильев (с братом Аникой, 27 л) и Семен Васильев в д. Сухоложской с семьями. Отец их, Василий, видно уже умер. А старший брат Петр Васильев в д. Кунарской.[86]

В 1702 г  Книга сборов по Верхотурского уезду Новопыминской слободы указывает на Ивана Махнева и Логина Берсенева, как  «таможеные збору целовальников»[87]. Целовальник — выборное должностное лицо в Русском государстве 15—18 вв., собиравшее подати и исполнявшее ряд судебных и полицейских обязанностей (при вступлении на должность приносившее присягу целованием креста)

Перепись 1721 г дает более развернутую информацию о прошлом Петра и его братьев. «Родом он Верхотурского уезду Тагилской слободы деревни Махневой ямского охотника сын. А отец ево ямской гоньбы гонял осмой пай в три стороны до Соли Камской, до Пелыму, до Япанчина. А жалованья из казны брал великого государя по полтора рубли в год. А в Новопышминскую слободу пришел назад тому сорок одно лето»[88].

Получается, в Новопышминской они с самого её основания, с 1680 г. Это объясняет отсутствие семьи в переписи Поскочина  1680 г по деревне Махневой. Но не объясняет запись о Махневых в отписке приказчика Ежевского 1698  г о том, что Петрушка Махнев «снял в Новопышминской слободе умершаго Новопышминского крестьянина Ивашка Абросимова денежной оброк». Ивашка Абросимов числился плательщиком оброка еще и на 1698/99 г. Возможно, Петр Махев с братией заселились в Новопышминскую на самом раннем этапе самовольно, а через съем оброка с умершего Ивана Абросимова легализовались.

В 1710 г в Сухоложской появляется бобыль Григорий Яковлев Махнев (ок.1680 г.р.). Видимо, чтобы совсем нас запутать. Поскольку в деревне есть уже один Яков Махнев (Шуваров), то напрашивается считать  Гришку его сыном. Но это не так. «Родом де он Тобольского уезду Колчеданской слободы крестьянской сын. А что де отец ево платил в казну великого государя, того он сказать не знает, потому что от о⟨т⟩ца своего ⟨осталса⟩ в малых летех. А в Новопышминскую слободу пришел в 710-м году», показал про себя Григорий Махнев в переписи 1721 г[89].

В переписи Колчеданской слободы  Льва Поскочина (1681 г) Махневых нет. Связаны ли предки Гришки Яковлева с ямщиками Махневыми из Тагильской слободы – не ясно.

Итак, в Сухоложье закрепились потомки тагильского ямского охотника Василия Махнева. Продолжился и род  колчеданского крестьянского  сына  Григория Махнева. Сильно поредели Шуваровы – в 1721-23 гг  большинство из них бежали в другие края. В Сухоложской остался солдатский сын Осип Васильев Шуваров,  он и продолжил здесь этот род.

10.Онтон Контиев.

Оброчная книга Новопышминской слободы 1684 года учла среди  «новоприборных пышминских» крестьян  Тимошку Контиивских.[90] В следующих оброчных росписях он фигурирует без фамилии – Тимошка Михайлов. Между 1699 и 1705 годами он, очевидно, умирает. В переписи 170 5 г по д. Сухоложской записан его сын Антон.

Состав семьи на 1710 г: «Антон Тимофеев Контеевых сороки лет, жена Марина Иванова дватцати пяти лет, сын Григорей семи лет, дочь Матрона четырнатцати лет. Братья: Ярофий дватцати лет, жена Парасковья Абрамова дватьцати лет; дочери: Палагея полугоду, Василиса недели; Обросим дватцати лет, Кирило десяти лет. Мати Пелагея Михайлова жена(!) пятидесяти лет»[91]. В 1721 г старшие братья в Сухоложской живут своими дворами. «Ярафей Тимофеев сын Контиев сорока дву лет», двое сыновей, дочь. «Родом де он Новопышминской слободы старопосельной крестьянин».

«Во дворе Онтон Тимофеев сын Контиев пятидесят лет. У него жена Марина сорока пяти, дети Григорей пятнатцати, Федор пяти, дочери (!) Матрона четырнатцати. Брат Обросим тритцати. Жена ево Овдотья дватцати пяти, сын Савелей трех лет. Сказал, родом де он города Устюга деревни Утманды крестьянской сын. А отец де ево платил в казну великого государя по два рубля в год. А в Новопышминскую слободу пришел назад тому сорок пять лет»[92].

Новопышминская слобода была основана в 1680 г. Контиевы явно здесь с её основания (как минимум).

 Перепись Утмановской волости Южской трети Устюжского уезда 1677–78 годов Контиевых не обнаруживает, но топонимы об этой фамилии память хранят: деревня Перхуровские, а Контиевские тож, на реке на Югу и на ключе; деревня Контеевская, а Бабеново тож, на реке на Югу[93].

 В последующем, по данным 2-й и 3-й крестьянских ревизий, род Контиевых в Сухоложье развивался через потомков Антона и Абросима.

12.Иван Старцов.

Старцевы тоже относятся к самым первым поселенцам Новопышминской слободы. В оброчных книгах 1684 и 1686 гг записан старший  брат Ивана – Григорий Дорофеев Старцов[94]. То есть, понятно, что братья в новой слободе сначала жили одним двором.

 В 1678 г   «наши» Старцовы крестьянствовали на Вятке и  числились за Успенским Трифоновым монастырем в Лекомской волости Шестаковского уезда[95].

Переписная книга вотчин Успенского Трифанова монастыря переписчика Ильи Назарьева 1702 г упоминает еще одного брата Старцова, жившего когда-то на Лекомском Знаменском погосте. «Двор пуст Ермолая Дорофеева сына Старцова, а он збег безвестно и з детьми в котором году того они крестьяне не упомнят»[96].

В 1699 и 1700 г, следует из оброчных книг, Старцовы в Новопышминской слободе свои хозяйства разделили: Гришка Дорофеев и Ивашка Дорофеев платят оброк отдельно. [97]

Перепись 1705 г показывает Ивана Старцова в д. Сухоложской, а Григория – в д. Темной[98].

В 1710 г состав семьи Ивана такой: “Деревня Сухоложская… Двор крестьянина. Иван Дорофеев Старцов пятидесяти лет, /жена ево/ Марфа Ларионова сороки лет, (дети:) Трофим девяти лет, Ерасим шти лет, Максим году; дочери: Парасковья осмнатцати лет, Ульяна пятьнатцати лет, Овдотья три(на)тцати лет, Парасковья двенатцати лет. Брат Федор сороки лет, очми темен»[99].

Дожил Иван Дорофеев и до переписи 1721 г. В отличии от Григория  (в д. Темной остались его сыновья).

В 1748 г линия Ивана Старцова продолжилась через сына Трофима. Не пресекся род этот и в д. Темной.

13.Сергей Черевков.

Отец семейства Микифорка Черевков записан в самой ранней оброчной книге Новопышминской слободы 1684 г[100]. В 1686 г он внесен в книгу без фамилии, но с отчеством — Микифорка Андреев[101].

Роспись оброков на 1698/99 год показала всех Черевковых, ранее, вероятно, живших одним двором: Микиферка Андреев, Галахтионка Микиферов, Сергушка Микиферов, Ондрюшка Микиферов.[102]

В 1700 г Галактион передает свою пашню съемщику Василию Коковину (в 1705 г Василий житель д. Брусянской) и дальше мы Галактиона не видим. Никифора тоже не записано. Остались Сергей и Андрей Никифоровы сыновья.[103]

Перепись 1705 г показала один двор Черевковых – в д. Сухоложской. Глава домохозяйства Сергей Черевков.

Вот его двор 1710 г. « Деревня Сухоложская… Двор крестьянина. Сергей Микиферов Черовков тритьцати пяти лет, жена Парасковья Григорьева дватцати дву лет, сын Егор девяти лет; дочери: Анисья семи лет, Евдокея трех лет. Братья: Андрей тритцати лет, жена Марья Савелева дватцати дву лет; дети: Сава десяти лет, Яков семи лет; Фофан пятидесяти лет, жена Марья Игнатьева сороки лет. Сноха салдацкая жена Матрена Григорьева дватцати лет. Сестра салдат(с)кая ж жена Марья Микифорова дватцати лет»[104].

Как видим, есть еще старший брат Фофан, раньше нигде не отмеченный.

В 1721 г что-то непонятное с семьей Сергея. Нет никого ни в д. Сухоложской, ни в слободе вообще. Но есть в Сухоложской, вроде и сын, «Егор Сергеев сын Черевков дватцати пяти лет. У него жена Марфа дватцати пяти, сын Данило году. Сказал, родом де он Соли Вычеготской деревни Григоровой крестьянской сын. А что де отец ево в казну платил или нет, того он не знает, потому что от о⟨т⟩ца своего осталса в малых летех. А в Новопышминскую слободу пришел в 718-м году».

Почему записано, что пришел сюда в 1718 г, если Егор Сергеев был в семье в 1710 г, непонятно. Вероятно, ошибка.

Зато семья Андрея вопросов не вызывает. «Во дворе Андрей Никиферов сын Черевков пятидесят пяти лет. У него жена Марья пятидесят пяти, дети Сава дватцати пяти, Федот семнатцати, Яков тринатцати, Лука двенатцати, брат Фофан девяноста лет. У Савы жена Опросинья дватцати лву, сын Иван году. У Федота жена Софья дватцати, дочь Матрона году. У Андрея сестра салдатцкая Ивановская Горбунова жена Марья тритцати лет. Сказал, родом де он Новопышминской слободы старопосельной  крестьянин»[105].

Показания Егора Черевкова, что родом они Соли Вычеготской деревни Григоровой, можно подкрепить только тем, что в Архангелогородской губернии была  действительно Черевковская волость.

По ревизии 1748 г (и следующей) видно, что обе семьи Черевковых развивались по мужской линии. Написание фамилии  впоследствии вероятно изменилось. В исповедных ведомостях по Знаменской церкви 1822 г  есть фамилия Черенков.

            15.Петр М(?) да Трофим Шелеповы.

Шелеповы тоже ямские охотники Тагильской слободы Верхотурского уезда.

            Уже в Писцовой книге М.Тюхина 1624 г показаны в деревне ямщика Онисимове пашенные крестьяне: «Дв.[ор] Михалко Шелеп (В другом прочтении «Шевел»-Ю.С.). А у нег[о] дети: Степанко, да Онтонко, да Ивашко.[106] Как видим, семья еще числится пашенными крестьянами.

Степан Шелепин в 1624-25 гг нанимал одного работника (ярыжного) и продал за эти годы хлеба на 11 руб. 50 коп. (годовая зарплата ямщика – 7 руб.50 коп.).[107]

Не все Шелеповы позднее стали ямщиками. По Крестоприводной книге Верхотурского уезда 1645-1646 гг проходит Пронка Степанов Шелепов (видимо, сын Степана Михайловича) среди «Новые Ирбитцкие слободы оброчных пашенных крестьян»[108].

А.Г.Мосин пишет, со ссылкой на В.Шишонко, что Кирилл (Кирюшка) Шелепов был старостой верхотурских ямских охотников, 1665 г.[109]

Переписью 1680 г. ямщики Шелеповы учтены: в д.Онисимовой — Дмитрий Иванович и его брат Агафон, у которого были сыновья Трофим и Федор, в Рубцовой — Иван Степанович, уроженец Верхотурья, с сыновьями Федором Емельяновичем, Федором и Осипом, в Чапуриной — Иван Иванович с сыном Трофимом, а также в д.Шелеповой, основанной кем-то из представителей этого рода: Афанасий Антонович с сыном Игнатием, Иван Иванович с сыном Иоанникием (Аникой), Осип Степанович с сыновьями Романом и Титом, Иван Антонович с сыновьями Григорием и Федором и Павел Степанович; крестьянин Петр Антонович Шелепов, живший в д.Кекурской на р.Реже в Невьянской сл., также был уроженцем Тагильской сл. (вероятно, из д.Шелеповой), с ним жили сыновья Лука, Фома и Михаил.[110]

            Наш вариант, это «деревня Чапурина над рекою Тагилом…  Во дворе Ивашко Иванов сын Шелепов. Сказал, родился де он в Тагильской же слободе. У него сын Трофимко десяти лет. Ямские гонбы гоняет полчети пая. Пашни пашет десятину с четью в поле, а в дву по тому ж. Сенных у него покосов в лугу на тритцать копен»[111].

            В Новопышминской слободе под фамилией Шелепов находим Ивана в 1699 г, как плательщика оброка за 1699 г.[112] В челобитной слободских крестьян 1699 г (от 20 февраля) с просьбой о предоставлении отсрочки уплаты поворотных денег, Иван Шелепов значится десятником.[113]

            Выбор десятником предполагает, что данный крестьянин заслужил авторитет и точно не новосёл. В оброчной книге Новопышминской слободы 1684 года «роспись на ком сколько на новоприборных пышминских крестьянех великих государей денежного оброку взять» есть и некий Ивашка Иванов[114]. 

Возможно, что он и есть Иван Иванов сын Шелепов (?).

По Записной книге огнестрельного оружия Верхотурского уезда 1701–02 годов среди Новопышминской слободы крестьян, которые явили пищали, показан Иван Шелепов, предъявивший «пищаль винтовку мерой аршин с полувершком»[115].

Однако, среди домохозяев д. Сухоложской 1705 г Ивана уже нет, а числятся Петр и Трофим. Трофим, получается, сын Ивана Ивановича, в 1680 г ему было 10 лет. Петр, вероятно, сын Ивана, родившийся после 1680 г.

Почему-то в 1710 г в Новопышминской слободе есть только семья Трофима, и  записаны не в д. Сухоложской, а в д. Ирбицкой. «Двор крестьянина. Трофим Иванов Шелеповых сороки лет, жена Олисафа Михайлова т(р)итцати пяти лет; дети: Ефим десяти лет, Агапит дву лет, Митрофан году; дочери: Аксинья семи лет, Татьяна шти лет, Овдотья трех лет; сестра Марья шеснатцати лет»[116].

В 1721 г и последующие никого из Шелеповых в Новопышминской слободе уже нет.

            17.Леонтей Седунков

Седунковы тоже тагильские ямщики. Исследованием Ю.В.Коновалова выявлен самый ранний предок Седунковых: Федор (Федка) Кондратьев, в 1666 и 1669 гг – ямщик Тагильской слободы, около 1619 г.р.. Как видим, Федор еще без фамилии.

            Его сыновей находим в тагильской д. Махневой 1680 г под фамилией Конахины:  «Во дворе Конашка Федоров сын Конахин. Сказал, родился де он в Тагильской ж слободе. У него братья: Левка дватцати лет, Спирка восмнатцати лет, Демка восми лет. Ямские гонбы гоняет треть пая. Пашни пашет три десятины в поле, а в дву по тому ж. Сенных у него покосов по лугам на сто на пятдесять копен»[117].

Конахины, очевидно, по деду (Кондратию, Конахе).

В Новопышминскую переселился один Леонтий. Другой брат – Дементий, остался в Тагильской слободе и основал деревню Седункова.[118]

Седуновыми в документах их стали именовать с 1697 г., позднее – Седунковыми. Видимо это было второе деревенское прозвище Конахиных.

Леонтий Конахин-Седунков заселился в Новопышминскую слободу около 1699 г, вероятней – в 1700 г, исходя из его показаний при переписи 1721 г («а в Новопышминскую слободу пришел назад тому дватцать два лета») и отсутствии его в оброчной ведомости  на 1700 г.

В 1705 г он записан в д. Сухоложской. Состав семьи на 1710 г следующий: «Деревня Сухоложская… Двор крестьянина Леонтей Федоров Седунков пятидесяти пяти лет, жена Матрона Костянтинова пятидесяти /пяти/ лет; дети: Денис дватцати пяти лет, Иван дватцати четырех лет; дочь Наталья десяти лет. У Дениса жена Марья Никитина тритцати лет. У Ивана жена Федосья Федорова дватцати лет, (сын) Федор полутора году»[119].

А в переписи 1721 г  Леонтий жив, сказал себе «от фонаря»… 85 лет (в 1710 г ему было 55), но в д. Ирбицкой (Ирбитские вершины). «Во дворе Леонтей Федоров сын Седунков, сказал себе восемьдесят пять лет, вдов. Сын Иван пятидесяти. У него жена Овдотья Федорова дочь сорока, дети Федор девяти, Федот полугоду, Марья осми, Татьяна трех. Родом де он Левонтей Верхотурского уезду Тагилской слободы деревни Махневы ямской охотник. Ямскую гонбу гонял в три стороны до Соли Камской, до Пелыму, до Япанчина шестой пай. Из казны великого государя за тое гонбу брал по два рубли в год. А в Новопышминскую слободу пришел назад тому дватцать два лета»[120].

Во второй и третей ревизиях (1748 и 1762 гг) показано, что потомки этого рода в д. Ирбицкой имеются  по линии Ивана Леонтьева Седункова, через сына Федора.

            18.Гаврило Охлопопов.

В переписи 1710 г записан, как Охлопотовых: «Деревня Сухоложская… Двор крестьянина. Гаврило Устинов Охлопотовых тритцати осми лет, жена Парасковья Иванова дватцати девяти лет; дети: Филип одиннатцати лет, Фотей пяти лет; дочери: Настасья трех лет, очми темна, Овдотья году»[121].

Челобитная крестьян с просьбой о предоставлении отсрочки уплаты поворотных денег от 20 февраля  1699 г. показывает среди просителей-рядовых крестьян  Устинку Моисеева[122].

Он же записан в  росписи оброков на 1698/99 год  от марта 1699 г.[123]

Это, определенно, отец Гаврилы. К 1705 г он, вероятно, уже умер. А в Новопышминскую слободу заселился не позже 1697 г (так выходит из оброчных документов).

После 1710 г в Новопышминской слободе семьи Охлопотовых (Охлопоповых) нет. Не ясно и откуда они переехали в Новопышминскую слободу.

20.Семен Гусев.

Еще один плохо опознанный крестьянин. По росписи оброков на 1699 и 1700 гг он проходит. Указано здесь и его отчество – «Филипов».  В Верхотурском уезде было в 1680 г два двора Гусевых – один из них ямщик в д. Онисимовой, второй – крестьянин Невьянского монастыря. Но ни Семена, ни Филиппа в этих семьях нет.

Перепись по д. Сухоложской 1705 г записала Семена в свой актив. Но в 1710 г в Сухоложской уже его вдова: «Двор вдовы крстьянския жены. Евросинья Григорьева сороки лет. У нея сын Яков Семенов четырех лет, дочь Ульяна семи лет»[124].

Последний раз находим эту семью уже не на своем дворе, а подворниками в доме сухоложского крестьянина Василия Петрова Перевалова. «У него на подворье отставной салдат Федот Васильев сын Попковых сорока дву лет. У него мать Дарья осьмидесят, жена Ульяна дватцати осьми, дочь Анна пятнатцети, Катерина трех. Шурин Яков Семенов сын Гусев пятнатцати лет. Сказал, родом Новопышминской слободы крестьянской сын. У Якова мать Опросинья пятидесят лет. Сказал оной салдат, родом де Верхотурского уезду Невьянской слободы деревни Останиной государев пашенной крестьянин. А десятинной пашни пахал сорок сажен в поле, а в дву потому ж. А оную де пашню и поныне брат ево Степан Попковых пашет. А в Новопышминскую слободу пришел в 716-м году»[125].

В 1748 г ни Гусевых, ни Попковых в Новопышминской слободе нет.

21.Василей Полков.

Здесь мы просто отдохнем. Линия происхождения Василия пряма и ясна.

Перепись Верхотурья Федора Тараканова, 1621 г. «Да в остроге ж дворы пашенных крстьян….

Двор. А в нем живет наездом пашеннои крстьянин Полуянко кузнецов з детми. Дворовому месту длина десять сажен, поперег девять сажен. А не промышляет и не торгует  ничем. Да у Полуянка ж з детми в уезде вниз о Туре реке и на дуброве от города восмь верст пашни паханые три чети в поле, а в дву по тому ж, земля худая, выпашь. Да сенных покосов у тое ж пашни сорок семь копен. Да на Пердуновском лугу сенных покосов пятдесят копен. А двор на пашне поставлен. И тот двор стоит пуст, а пашня лежит впусте ж. А оброку с тои пашни и з сенных покосов нет. Да у Полуянка ж з детми в уезде на Тагиле на речке на на Ныле(!) на дуброве пашни паханые девять чети в поле, а в дву по тому ж. Да перелогу непаханые земли на тои же дуброве и с причисью тритцать чети в поле, а в дву по тому ж, земля добрая. Да сенных покосов у тое ж пашни на дуброве по ниским местам триста копен. А почал он Полуянко з детми подгородную пашню пахати со 110-г году по 126-и год по даче воевод кнзь Матвея Лвова да Угрима Новосилцова без челобитные. А тагилскую почал пашню пахат и сено косит со 126-г году по даче столника и воеводы Ивана Головина по челобитнои. А двор у него на тои пашне поставлен, а живет сам Полуянко з детми с Миткою да с Якункою. А пришел он Полуянко з детми ис Перми и гсдрю бил челом на Верхотуре в пашенные крстьяне во 110-м году безо лготных лет. А оброку с тои пашни и з сенных покосов нет. А подмогу дано ему Полуянку из казны гсдрвы на две десятины двенатцат рублев. И после того за полдесятины три рубли сказал, что отдал в гсдрву казну, потому что отходил.А нне пашет на гсдря три чети ржи, полторы чети ячмени, три чети овса. А что во 129-м году умолотил он с того севу гсдрва хлеба и то писано в умолотных кнгах»[126].

1624 г. Писцовая книга Ф.Тюхина. «А в Верхотурском уезде деревни пашенных крестьян вниз по обе стороны Туры реки:… Едучи на Полом, пустошь пашенного //  крестьянина Полка Борисова. Пашни перелогом дватцат[ь] чети. Сена косит  двесте копен. А Палко поселился на Тагиле». «Вверх по Тагилу…Деревня Палка Борисова: Дв.[ор] пашеннои крестьянин Палко Борисов, да Ивашко Пленин, да Ивашко Петров. А у Палка четыре сына: Никитка, да Якун[ь]ка, да Гришка, да Исачко. Пашни паханые добрые земли дватцат[ь] пят[ь] чети в поле, а в дву по тому ж, перелогу пятнатцат[ь] чети. Сена косят двести копен»[127].

Уже понятно, что фамилия от имени: Палк, Палко, Полк.

Книга десятинной пашни Верхотурского уезда 1632 г также уверено показывает эту семью.

«В Верхотурском уезде на Тагиле пашут на государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии десятинную пашню тагилские пашенные крестьяне: …Митка, да Якунка, Гришка да Исачко Полковы пашут две десятины [б]ез полчети. Да по тоболскои росписи десятину без чети»[128].

Двое из братьев записаны в Крестоприводную книгу Верхотурского уезда 1645-1646 гг, как тагильские пашенные крестьяне: Якунка Полков и Исачко Полуянов Полков.[129]

У Исачки — Полков уже не отчество, а фамилия. А Полк (или Палк), как вы поняли, народное искажение имени Полуян.

К 1680 г поселение именуется деревня Полкова над речкою Нырею. В ней в этот год проживали дворами Гришка Полуектов сын Полков (сын того самого Палка) и Ивашко Исаков сын Полков (сын Исачки Полкова). Первый, кстати, сказал, что родился в Верхотурье на посаде.

Нас интересует семья Ивашки Исакова. «Во дворе Ивашко Исаков сын Полков. Сказая, родился де он в той же Полкове деревне. У него дети: Пронка трех лет, Ганка году да брат Васка девяти лет»[130]. Именно Василий Исаков Полков  и отметится в Новопышминской слободе  в 1700 г, как плательщик оброка. [131]

А в 1705 г он же записан по д. Сухоложской, как домохозяин. В 1710 г к дяде подтянулся и племянник Гаврил (Ганка) Иванов Полков. Он в Сухоложской, во дворе вдовы Епросиньи Гусевой. «У нея подворники пришлыя люди. Тагильския слободы крестьянин Верхотурского уезду Гаврило Иванов Полков дватцати пяти лет, жена Федора Васильева тритцати лет, дочь Акилина пяти лет, патчерица Ирина осми лет, брат Данило четырнатцати лет»[132].

Сам Василий Исаков и его семья в этот год таковы:«Василей Исаков Полков пятидесяти лет, жена Овдотья Филипова пяти ж десяти лет; дети: Петр дватцати лет, жена Марфа Федорова, дватцати ж лет, Сергей шеснатцати лет, Василей четырнатцати лет, Остафей десяти лет, Митрофан пяти лет; дочери: Авдотья дватцати лет, Матрона трех лет, Ульяна году. Петр набору стольника Ивана Фомича Бибикова записан в салдаты»[133].

В 1721 г оба двора существуют, у Василия Исакова Полкова – прирастают внуками (но больше – внучками). «Сказал, родом де он Верхотурского уезду Тагильской слободы деревни Полковой государев пашенной крестьянин».

Гаврило Иванов сын Полков сорока лет живет своим двором (уже не на подворье). Жена, дочери и брат Данил. «Сказал, родом де он Верхотурского уезду Тагильской слободы государев пашенной крестьянин»[134].

Действительно, в ревизии 1748 г в Сухоложье видны только дети и внуки Василия Полкова.  Линия Гаврилы по мужской линии продолжения не имела.

            Итак, проанализируем совокупность полученных данных. Пока эти сведения представляют собой некую информационную груду. А мы должны получить в результате исследования понимание: как заселялась деревня Сухоложская?

            Сначала экскурс в историю Новопышминской слободы. Она образована в 1680 г на землях, незаконно занятых Митропольей слободой Тобольского архиерея. Там, где находился двор приказчика и старца «Митрополии», (вблизи устья речки Брусянки), по указу из Верхотурья был  поставлен государев острог.

Реконструкция первого новопышминского острога (1680-1684 гг). Худ. Н.Худякова. Из книги В.Осипов. Сухоложье в потоке времен:-Екбг, Сократ, 2016

Это территория нынешнего с. Знаменского, прилегающая к правому берегу Пышмы. Смежными  с  новопышминскими (бывшими метрополичьими) были земли заимки Невьянского Богоявленского монастыря.

Грани земель Невьянского монастыря и Митропольей слободы (после 1680 г -Новопышминской слободы) по состоянию на конец 17 века. Красным обозначены грани земли Митрополичьей сл. (с 1680 г Новопышминской сл), фиолетовым —  заимки Невьянского монастыря, желтым — грани Белоярской слободы (1687 г).

В 1684 г острог Новой Пышминской слободы был перенесен вниз по реке, на левый ее берег, вблизи устья реки Сергуловки.

План второго Новопышминского острога (1684 г) по сост. на 1703 г.

Деревня у бывшего острога стала называться Брусянской, а позднее (между 1710 и 1719 гг) была разделена на Знаменский погост (позже – село Знаменское) и собственно деревню Брусянку (на левом берегу одноименной речки). Брусянская деревня  и слободская «столица» — вот два поселения, которые бесспорно существовали в Новой слободе 1680-е годы. В этот период покушения  со стороны новопышминских крестьян на соседние земли Невьянского монастыря если и были, то носили точечный характер – численность населения Новой Пышминской слободы была небольшой (в 1684 г чуть больше 30 крестьянских домохозяйств). Пока земель хватало своих.

Могла ли д. Сухоложская появиться в 1680-е годы? Нет, не могла. Сухоложская поставлена  на монастырских землях, границы которых защищались царским указом.

С карты лесных угодий Каменского завода, 1755 г

Но ведь были среди крестьян д. Сухоложской 1705 г те, которые заселились в Новопышминскую слободу в 1680-е годы… Были такие. Очевидно, они селились в д.Брусянской или слободской «столице». Рассмотрим их пофамильно.

Оброчной книгой 1684 г был учтен Григорий Дорофеев Старцов, бывший монастырский крестьянин Вятского Хлыновскаго Успенского Трифанова монастыря Лекомской волости Шестаковского уезда. Его брат Иван Дорофеев появляется среди плательщиков оброка в 1699 г, а до этого, получается, жил с братом Григорием одним двором. В 1705 г брат живет в д. Темной, а Иван в Суходожской.  Логично предположить, что в Темной изначально и жило все семейство Старцовых. А деревня Темная являлась изначально выселком д. Брусянской и находилась на землях Новопышминской слободы.

В 1705 г в д. Сухоложской двор Сергея Черевкова. Предположительно они выходцы из Соли Вычегодской. Через 5 лет в переписи той же деревни это домохозяйство детализировано: кроме семьи Сергея здесь же его братья Андрей и Фофан. Между тем в 1699 г и 1700 г в оброчной ведомости хозяйства Андрея, Сергея, еще одного брата Галактиона и отца Никифора показаны отдельно, а в 1684 г за все семейство платил оброк Никифор Черевков. Похоже между 1700 и 1705 г братья переселились из другого селения в Сухоложскую, по этой причине и теснились в одном дворе.

Антон и Ярофей  Контиевы. Выходцы из Устюга. В 1684 г в Новопышминской слободе присутствует их отец Тимофей Контиев. В 1705 г в Сухоложской записан Антон. В 1710 г по переписи братья живут одним двором, в 1721 же году  они разделились. Больше о движениях этой семьи внутри слободы  сказать нечего, но есть ощущение, что они лишь устраиваются на новом месте в Сухоложской. А ведь в слободе они уже 30 лет.

Это все крестьяне «прибранные» слободским приказчиком на новопышминскую пашню. Пришедшие на Урал не за достатком, а чтобы с голода не помереть. Когда читаешь переписи вятских монастырских вотчин, например, так там через строчку: «двор пуст», хозяева  «умре», а дети «скитаются меж дворы», либо «сошли в сибирские городы от хлебной скудости». Не стали бы они посягать на землю Невьянского монастыря, тем более на первых порах в Новой слободе земли хватало.

Эти рассуждения о первопоселенцах Новопышминской слободы можно и опустить. Ибо до 1684 г (а они заселились за несколько лет до 1684 г, т.к. к этому году уже вышли из льготы) не было в Новой слободе иных поселений, кроме деревни у первого острога, позже именовавшейся Брусянской.

Другое дело Быковы. Мощный состоятельный  крестьянский род Невьянской слободы. Вот они точно пришли не по «прибору», а в поиске новых возможностей. В оброчной книге Новопышминской слободы 1686 г  заплатил за кузницу 5 алтын  «Сенка Кузнец з братьями Быковых». В 1699 г он же, Семен Быков, платил оброк и за мельницы. В переписи Сухоложской 1705 г Быковы представлены 4-мя дворами.

Ключевое слово «кузница». Кузницу разумно держать в  людном поселении, вблизи проезжей дороги. Даже и была бы возможность поставить ее e Сухих Логах – этого бы не случилось: ни деревни, ни дороги. А через Брусянскую проходила Покровская (Катайская) дорога. А через Новопышминский острог – Казанская дорога. Вот эти поселения подходили в 1680-е гг для кузнечного промысла, и для Быковых в частности.

Быковы были одними из первых, переселившихся в Новую Пышминскую слободу не из Европейской России, а из другой слободы Верхотурского уезда (из Невьянской, в частности). Этот процесс внутриуездной миграции из северных слобод на Пышму усиливался.

Если в 1684 г в Новопышминской слободе зафиксировано 34 двора оброчных крестьян, то в 1699 г их около 200, а в 1710 г – 339  дворов «всякого чина» (но, главным образом, крестьян)  с общей численностью населения 2471 чел.

Земель в слободе стало катастрофически не хватать. Соседние незаселенные территории, которые новопышминцы могли раньше использовать, заселились, получили слободское управление и границы. Ниже устья Кунары по обе стороны Пышмы расположилась Калининская слобода, а выше устья Рефта – Верхнепышминская Белоярская (1687 г).

Анахронизмом являлся факт владения Невьянским монастырем огромной припышминской территорией. Причем количество монастырских крестьян на этих землях было смехотворно мало: в 1680 г – 18 дворов,  1704 г – 21 двор крестьянский и 3 бобыльских (77 человек мужского пола, вместе с детьми).

Исследователи сообщают, что с 1690 г новопышминцы стали открыто селиться на землях вотчины Невьянского Богоявленского монастыря, что породило конфликты[135].

Конфликт и анахронизм был, судя по всему, разрешен административным порядком еще в 1690-е годы.  «По сути, это решение утверждало де-юре захваченные земли за слободой, «а в Невьянской монастырь, вместо тех земель на которых они пышминские крестьяне и казаки поселились и владеют, велено дать тоже число из порожжих земель где они приищут».[136]

Свидетельство этому д. Сухоложская, поставленная на монастырских землях. Все деревни монастыря стояли вдоль реки Кунары. Сухие лога  были самой отдаленной от них территорией, которой монастырские старцы, судя по всему, поступились.

Теперь посмотрим на состав сухоложцев, заселившихся в слободу после 1686 г (в 1690-е гг). Год заселения определяем исходя из: 1) Отписки приказчика Григория Ежевского воеводе от 9  августа  1698 г  о заселившихся в Новопышминскую слободу тагильских ямщиках; 2)Оброчных книг слободы 1699 и 1700 гг; 3)Сведений заводской переписи 1621 г.

Худорошковы. Государственные крестьяне Верхотурского уезду Тагильской слободы деревни Рычковой. Заселились в слободу в 1697 г.

Берсеневы. Государственные крестьяне Верхотурского уезду Тагильской слободы деревни Фоминой над рекою Тагилом. Заселились в слободу в 1697 г.

Переваловы. Ямские охотники Верхотурского уезду Тагильской слободы деревни Переваловой . Заселились в слободу в 1697 г.

Федор Рубцов и его потомки. Ямские охотники Верхотурского уезду Тагильской слободы деревни Онисимовой Заселились в слободу в 1699 г.  До этого здесь с 1694/95 гг проживал его племянник Иван Филиппов Рубцов.

Махнев Василий и его потомки. Ямские охотники Верхотурского уезду Тагильской слободы деревни Махневой. Заселились в слободу до 1698 г

Яков Махнев (Шуваров) и его потомки. Ямские охотники Верхотурского уезду Тагильской слободы Деревня Махнева. Заселились в слободу в 1697 г.

Шелеповы. Ямские охотники Верхотурского уезду Тагильской слободы деревни Онисимовой Заселились в слободу до 1697 г.

Седунковы. Ямские охотники Верхотурского уезду Тагильской слободы деревни Махневой. Заселились в слободу в 1699 г

Полковы. Государственные крестьяне Верхотурского уезду Тагильской слободы деревни Полковой Заселились в слободу до 1698 г.

Не выяснена территория исхода Охлопоповых (Охлопотовых) и Гусевых. Но их присутствие в слободе оказалось скоротечным и на общую картину не повлияло.

А картина такая: все жители д. Сухоложской  (по состоянию на 1705 г), поселившиеся в Новопышминскую слободу после 1686 г, – выходцы из Тагильской слободы, государственные крестьяне и ямские охотники. Причем ямщиков из них – две трети.

Можно ли предположить, что тагильцы изначально селились в других новопышминских селениях, а к 1705 г все собрались в Сухоложской? Нет, это не реально. Они изначально были поселены в одну деревню и образовали ее вместе с ранними переселенцами (Быковыми и др.), «подтянувшимися» сюда из «старых» поселений слободы. Именно «поселены», как и писал приказчик Григорий Ежевской воеводе в 1698 г, а не заселились самовольно.

Если говорить о годе основания деревни Сухоложской, то бросается в глаза 1697 г, вокруг которого, с  некоторой дисперсией, разбросаны другие годы заселения.  К слову сказать, существование д. Сухоложской в 1700 г документально подтверждается отдаточной книгой беглых крестьян Г. Д. Строганова Новопышминской слободы Верхотурского уезда 1701 года. Трое крестьян Строгонова показали, что бежали от этого именитого человека в 1700 г «и в бегах жили в Новопышминской слободе в деревне Сухой Лог»[137].

Структура поселенцев д. Сухоложской 1705 г сильно отличается от соседних сел. Из 21 двора (1705 г) здесь 12 дворов выходцев из Тагильской  слободы, 4 двора из Невьянской (все – Быковы), 3 двора переселенцев «с Руси» (Устюг, Вятка, Соль Вычегодск), 2 двора – территория исхода не установлена. Лишь 7 дворов (т.е. Быковых и «европейцев») можно отнести к старинным крестьянам Новопышминской слободы, заселившимся до 1686 г.

Сравним с соседними. Большинство  глав домохозяйств д. Ирбицкие вершины (7 из 11 по сост. на 1705 г ) являлись старинными крестьянами Новопышминской слободы, заселившимися в слободу в 1680-1691 годах.  Все первопоселенцы, происхождение которых  выявлено (8 из 11), были выходцами из Невьянской слободы Верхотурского уезда.

Деревня Темная (Ряпасова). Восемь семей из одиннадцати, зарегистрированных в Темной 1705 году, были выходцами с Вятки, из них 6 – крестьяне Хлынова Трифанова монастыря, а 2 – государственные крестьяне г. Хлынова.

Деревня Рудянская (в 1705 г именуемая Рогалева). Большинство первых поселенцев переселились сюда из Верхотурского уезда: из  Невьянской слободы – 6 дворов, Тагильской – 1 двор. Две семьи переселились в Рогалёву с Вятки – из г. Хлынова, деревень Трифанова монастыря; одна – с Северной Двины.

Таким образом, д. Сухоложская — единственная в слободе с таким «тагильско-ямщицким» уклоном. Если бы сухоложцы того времени знали грамоту, то обязательно бы поставили перед въездом в деревню баннер «Тагил рулит!».

Еще выделяется деревня тем, что сюда переселились такие родовитые семьи авторитетных старожилов Верхотурского уезда, как, например, Быковы и Берсеневы.

На этом мы оставляем деревню Сухоложскую. Но вернемся к ней непременно – с появлением новых сведений.

Большую помощь в исследовании оказала информация, представленная председателем УИРО Елькиным М.Ю., а также А. Г. Ушениным на сайте  https://1670.ru/.

 

[1] РГАДА Ф.214 Оп.5д.735 Л.77;

[2] Написание имен, отчеств, фамилий, топонимов приводится в том виде, в котором они применены в источниках. При авторских рассуждениях написание имен собственных используется, главным образом, современное;

[3] РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.1. Лл.48-48 об.;

[4] Там же, Л.69;

[5] РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Лл. 231 об-232,  250;

[6] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.35. Лл. 72, 80 об., 88;

[7] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697 Лл. 193 об.,194;

[8] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Лл.304 об.-305, 308 об;

[9] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Лл. 1001 об-1002; 1011 об.-1012;

[10] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Л.407;

[11] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Лл. 899 об.-900;

[12] РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.1. Лл.31, 59 об-60,67-67 об.;

[13] РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Лл. 245, 248 об,244 об.-245;

[14] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.35.Лл.72-85;

[15] Преображенский А.А. Урал и Западная Сибирь в конце XVI-начале XVIII века:Наука, М.,1972, сс. 295,297;

[16] РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 194. Л. 80;

[17] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.212;

[18] Там же, Л.227 об ;

[19] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Л. 401;

[20] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 195/2. Лл. 430;

[21] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Л.407;

[22] РГАДА 214-1-1284 Лл. 293-302;

[23] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617.Лл. 1004 об.-1005;

[24] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Лл.306об.-308об.;

[25] Там же, Л.309 об.;

[26] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Лл.1004 об.- 1005;

[27] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 634. Л. 1031 об.;

[28] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Л.407; РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Лл.305-305 об.;

[29] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697 Л.226 об.;

[30] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697 Л.165;

[31] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697 Лл.165-165 об;

[32] РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 194. Лл. 21 об., 25 об.;

[33] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Л. 407;

[34] РГАДА Ф.214Оп.1Д.1284 Л.292;

[35] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Л. 305 об.;

[36] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Лл. 1002-1002 об.;

[37] РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.1. Лл.76-76 об.;

[38] РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Л. 198 об.;

[39] Преображенский А.А. Урал и Западная Сибирь в конце XVI-начале XVIII века:Наука, М.,1972, сс. 295,297;

[40] РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 194. л. 74 об.;

[41] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Лл.141 об.-142;

[42] Там же,  Л.153 об.;

[43] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 2. Д. 551. Лл. 14–15;

[44] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Л.407;

[45] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Л. 306;

[46] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Лл.1005 об.-1006;

[47] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Лл. 990 об., 1010 об., 1012 об.;

[48] РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.1. Л.86 об.;

[49] Там же, Лл.75об.-76;

[50] РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Лл. 194 об, 200;

[51]РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 194. Лл. 10 об., 74 об., 75 об.;

[52] РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 697. Л.124;

[53] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 2. Д. 551. Лл 14-15;

[54] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Л. 406;

[55] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 195/2. Лл. 422, 435;

[56] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Л.310 об.;

[57] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1539. Л.217 об.;

[58] Рубцов В.Н. О моих предках из села Грязновского// Материалы XV научно-практической конференции «Возрождение родословных традиций»:-Рефтинский,2020, Сс.166-179;

[59] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Лл.1008- 1008 об.;

[60] РГАДА Ф.1111 Оп.2 Д.343;

[61] ГАСО. Ф.733. Оп.1. Д.1.Лл.151-151 об.;

[62] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Лл.335 об.-337, 458 об., 463 об.;

[63] РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.40.Лл.88-88 об.;

[64] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.35. Л.306;

[65] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Лл.397,404;  РГАДА 214-1-1284 Лл. 293-302;

[66] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1315. Лл.30 об., 35 об.;

[67]РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Лл.305-311 об.;

[68] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 634. Л. 1031 об.;

[69] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Лл. 987-1009 об.;

[70] Там же, л. 1007;

[71] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Лл. 987-1009 об.;

[72] Мосин А.Г. «Словарь Уральских фамилий»:- «Екатеринбург», 2000 ;

[73] ГАСО Ф.6 Оп.2.Д.43 Лл.1198-1211 об.;

[74] РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.1. Лл.74 об.- 75,83-83 об.;

[75] РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Лл. 197 об.-198; 

[76] Преображенский А.А. Урал и Западная Сибирь в конце XVI-начале XVIII века:Наука, М.,1972, сс. 295,297;

[77] РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 194. Л. 13;

[78] РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 194. Л. 73 об.;

[79] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Лл.136 об.,137 об.;

[80] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Л. 407;

[81] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Л. 306;

[82] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Л. 1011;

[83] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697.Л.140 об.;

[84] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 2. Д. 551. Лл. 14;

[85] Выписки из ямской переписи ВТУ 1666 г Ю.В.Коновалова;

[86] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Лл.307 об., 312,333;

[87] РГАДА Ф.214. Оп.1. Д. 284 Л.292;

[88] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Л.1020 об.;

[89] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Л.1016;

[90] РГАДА ф.1111 оп.1 д.178;

[91] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Л. 308 об.;

[92] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Лл.994 об., 1000 об.;

[93] РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 15047. Лл. 484–498;

[94] РГАДА ф.1111 оп.1 д.178; РГАДА ф.1111 оп.2 д.343;

[95] Коновалов Ю.В. Особенности процесса раннего заселения Сухоложья//Сухоложье в истории Урала: связь времен. Материалы второй региональной НПК:-Уральское церковно-историческое общество, Екатеринбург, 2014 г.;

[96] РГАДА Ф.237 Оп.1Д.55 Л. 612;

[97] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Лл. 397,  403 ; РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 195/2. Лл. 422, 433;

[98] РГАДА Ф.214. Оп.5 Д.735. Лл.74об.,77;

[99] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Л..310 об.;

[100] РГАДА Ф.1111 Оп.1 Д.178;

[101] РГАДА Ф.1111 Оп.2 Д.343;

[102] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Лл. 397, 403;

[103] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 195/2. Лл. 423, 433;

[104] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Л.309;

[105] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Лл. 1010,1005;

[106] РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Л. 243 об.;

[107] Преображенский А.А. Урал и Западная Сибирь в конце XVI-начале XVIII века:Наука, М.,1972, сс. 295,297;

[108] РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 194. Л. 60 об.;

[109] Мосин А.Г. «Словарь Уральских фамилий»:- изд.»Екатеринбург»,Екатеринбург, 2000;

[110] Там же;

[111] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697 Лл. 127-127 об.;

[112] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2.Л. 400; 

[113] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Л. 395;

[114] РГАДА ф.1111 оп.1 д.178;

[115]  РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 1315;

[116] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Л.342 об.;

[117] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697 Л.139;

[118] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1539. Л.212;

[119] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Л. 309 об.;

[120] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Л. 922;

[121] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Л. 311;

[122] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Л. 395;

[123] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 36/2. Л.397;

[124] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Лл.311 об.-312;

[125] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Лл. 991– 991 об.;

[126] РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.1. Лл.118 об.-119;

[127] РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Лл.220 об-221;  243;

[128] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.35.Л.72, 74-74 об.;

[129] РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 194. л. 21, л. 78 об.;

[130] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697 Л.198 об.;

[131] РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Д. 195/2. Л.432;

[132] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1524. Лл.311 об.-312;

[133] Там же, Л.308;

[134]РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 617. Лл. 996-997;

[135] Пестерев В.В. Пространственная организация населения в процессе русской колонизации Зауралья. Конец XVI — первая пол. XVIII вв.: Дис.  канд. ист. наук: 07.00.02 / Кург. гос. ун-т. — Курган, 2002. — 238 с. — Библиогр.: с. 231-238;

[136] Там же;

[137] РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 1314. Лл. 248 об.-249.

 

Комментарии запрещены.

Полезные сайты