Сухарев Юрий

Календарь

Июнь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  

Яшина Р.М. Бараба (главы из рукописи). Больница. Пожарная изба

До революции, вплоть до 1901г. медицинского обслуживания не было ни в одном селе нашего района. Лечились травами да наговорами. Первый волостной врачебный участок был организован в 1901-м году в селе Грязновское. В 1902 году его перевели в село Троицкое, сохранив часть его в селе Грязновском. Зарплата при этом была везде одинакова.

Фельдшер- 480 рублей в год, Аптекарь -360 рублей в год, Повитуха   / акушерка/- 210 рублей в год, Медсестра -84 рубля в год.

На содержание медпунктов выделяли деньги из средств местного бюджета. Для Грязновского медпункта- 897.63 рублей в год, а для Троицкого медпункта- 1142,95 рублей в год.  Но смертность всё-таки была высокая, особенно детская. Дети рождённые весной и летом очень редко выживали, сезон мух и дизентерии.

Пример из церковной книги за 1838год: Родилось за год – 133 дитя, Умерло -65 человек, Из них – 51 ребёнок, 1- мужчина 80 лет, 13 человек взрослых, работоспособного возраста.

Петропавловская церковь села Чернокорово за 1918год.  Родилось-151 детей, Умерло 98 детей до пяти лет.

Кашинская церковь села Кашино за 1916год. Родилось 117 детей, Умерло 63 ребёнка до пяти лет.

Прирост населения был небольшим, из за большой смертности детей, но он был ежегодный. К тому же выживали сильнейшие. Происходил как бы естественный отбор, можно сказать происходило улучшение человеческой породы. Умирали дети в основном от грыжи, родимца, поноса, чесотки. Взрослые умирали от чахотки, горячки, женщины умирали при родах и происходило это у взрослых довольно часто.

                                            ***

            ВЫПИСКИ ИЗ ДОКУМЕНТОВ Исполнительных органов советской власти Грязновской волости. 1918-1920гг.

После становления советской власти на селе, было решено устроить в селе Грязновском больницу. Для этого был выделен дом пятистенок, который не совсем подходил для больницы, т.к. был низковат и темноват. Для больницы подходили свободные дома в Грязновском кордоне, т.к. находились вне села и в сосновом лесу. Там можно расположить отдельно больных и заразных больных и аптеку и т.д. Но Райлеском был против этого. 22.04.1920г. из Екатеринбургской лесной конторы пришло сообщение, что указанный кордон, как необходимый для нужд Грязновского Райлескома, должен остаться в его ведении.

15.05.1920г. Уездногородской отдел здравохранения сообщает, что в виду отказа Гублескома пойти навстречу в уступке кордона под больницу, вынужден будет участок в с. Грязновском закрыть и оставить его там временно. Больница будет в селе Кунара.

03.01.1920г. телеграмма. Фельдшеру Кунарского участка.

Просим Вас приехать в с. Грязновское для оказания помощи тяжело больному.

Подпись: Жарков Е. заведующий фабриками: маслобойного, мукомольного, лесопильного производства.

                                            ***

В краеведческом музее г. Богданович хранятся рукописи первых краеведов города, где я обнаружила запись, что первый медпункт в селе Бараба был открыт в 1936 году, Но никакой информации об этом не приводится. Старожилы села считают это невозможным, помнят только Ольгу Александровну Слидрову (Базаеву), которая приехала в наше село в 1945году и считают её первой.

 По документам 1902г. в селе Бараба проживал военный фельдшер в запасе Берсенёв Алексей Петрович и его жена Мария Дмитриевна — дочь Лескина Дмитрия Харитоновича. Возможно, и он принимал участие в лечении людей села Барабы, но об этом, по понятным причинам, никто ничего не знает.

 Из воспоминаний Ольги Александровны Базаевой. » Родилась в 1927году. Окончила школу семилетку в городе Нижний Тагил. В 1942г. получила повестку в Ф.З.О. (фабрично- заводское обучение) Хотела учиться в медицинском училище, поэтому обратилась в комиссию школы с просьбой о переводе из Ф.З.О. в медучилище. Препятствовать не стали и с этого же 1942 года я стала учиться в фельдшерско-акушерской школе города Нижний-Тагил. Занятия в школе часто прерывались из за большого наплыва раненых в госпиталь. Преподаватели вели занятия без отрыва от работы в госпитале. Работы было очень много. Мы учащиеся тоже там работали, помогали чем могли. Стирали бинты, делали перевязки, кормили солдат из ложечки. Больно было смотреть на их мучения. Проучилась в училище три года до мая 1945-го, а в августе этого же года я уже поехала по направлению в село Барабу Богдановичского района. Из Богдановича в Барабу мы ехали на лошади, которой управляла Черепкова Анна Карповна.»

Стоят слева на право. Председатель с/с Измоденов Андрей Васильевич. Фото 1947г. Слидрова Ольга Александровна, медработник. Избач Голомолзин Михаил Иванович.Парторг-Черепков Пётр Данилович.

На улице, возле сельского совета её встречали: директор школы Анастасия Дмитриевна Голоушкина, председатель сельсовета, секретарь партотдела Пётр Данилович Черепков. На жительство определили к Елене Егоровне Лескиной, которая жила рядом с сельским советом. Для сельской больницы выделили жилой дом, отнятый у кого-то в 30 годы. Дом пятистенок находился рядом с домом портнихи Любавы Григорьевны Берсенёвой и Анны Карповны Черепковой, которые проживали вместе. Сначала в нём была конюшецкая колхоза «Сталинец», затем там устроили ветеринарный, осеменительный пункт. В маленькой комнате сидел дежурный, в большой комнате были наколочены крепкие брусья, стойла для лошадей. Напротив этого дома, через дорогу жил ветеринар- коновал, который здесь работал. Лошадей из этого дома вывели и отдали его в распоряжение молодой, восемнадцатилетней медичке Ольге Александровне.

 » Вонь, грязь, двор был завален навозом, всё это надо было убрать, отскоблить, вымыть. В помощники мне дали две женщины. Елену Егоровну, мою хозяйку и жену ветеринара Степаниду Васильевну Берсенёву, красивую, весёлую, бойкую женщину. Степанида Васильевна потом осталась работать в больнице и выполняла работу медсестры- санитарки. Оборудование для больницы собирали по всей деревне. Кушетка досталась нам от конюха, скамейку нам отдали в клубе. Кто-то из селян одолжил старое зимнее пальто для кушетки. Клеёнку выдали в с/совете из гуманитарной помощи (С.Ш.А.). Мы повесили её как занавес, чтобы можно было принимать женщин для осмотра. Посуду собирали то же по всему селу. Кто что даст, баночки, тарелки, кастрюлю, всё это потом чистили, мыли. Вместо стола была школьная парта. На окно повесили марлю. Электричества в доме не было, мы ждали пока, его сделают. Приезжие студенты из города Свердловска сделали нам на дом вывеску — красный крест. Я очень была благодарна Петру Даниловичу, Изотовой Надежде Ивановне за то, что они помогли мне составить смету на приобретение медикаментов, бинтов и т.д. Научили делать отчёты, в которых я ничего не смыслила. Зарплату мне начислили 475 рублей в месяц. Все трудности связанные с обустройством      больницы, потом казались ничтожными по сравнению с теми, с которыми мне пришлось столкнуться в дальнейшем. Мне молодой девчонке и не думалось, с чем придется столкнуться на этом поприще. Но я как то не растерялась, включала своё мышление, знания и помогала людям как могла. Я думаю если поработать в таком качестве лет 10, то можно приобрести огромный опыт и стать врачом универсалом.

13 марта 1949 года я вышла замуж. И в этом же 49-м мне предложили поработать в селе Чернокорово несколько месяцев. Там работала моя сокурсница, мы учились вместе и вместе приехали. Оказывается, её осудили и посадили в тюрьму, сроком на один год, за участие в производстве аборта у колхозницы. Она сама была беременна. Было очень строго, аборты то запретили, а работу в колхозе никто не отменял, как бедной женщине быть?  Я сама чуть не попала под суд и в тюрьму. Отказалась сопровождать беременную женщину в город Богданович, зимой, просто не видела в этом необходимости, а она возьми да и роди тройню по дороге, в розвальнях, в тулупе. Хорошо, что все трое выжили и доехали до больницы. На этом моя сельская практика и закончилась. Муж работал на Огнеупорном заводе и ходил пешком домой в Чернокорово. Мне было его очень жаль. В 1950 году мы переехали в г. Богданович. Там в этом году организовали свою С.Э.С., которой раньше не было. Набрали большой коллектив. Женщины все молодые, красивые, там я и работала до самой пенсии. А в Барабе после меня было четыре медицинских работника, но не один из них почему то не задержался. Только одна Ольга Андреевна вышла там замуж и осталась в Барабе навсегда.

Люди после войны жили очень бедно, трудно им пришлось всё это пережить. В некоторых домах не было мыла, роды приходилось принимать иногда на полу, на коврике. Пелёнки для младенцев были не в каждой семье. Мужчины приходили с войны не только раненые, но и больные всякими заразными болезнями.»

В 1950 году в связи с объединением 2-х колхозов в один- имени Кирова, контора колхоза «Сталинец» сьехала со своего прежнего места во вновь построенное здание. Освободившийся пятистенок под «Некрасовой» (улица Ленина) был отдан для расширения больницы. В 1954 году там открыли стационар на 10 коек. В 1956 г. расширили стационар до 25-и коек. На одном дворе с больницей, во флигеле открыли родильное отделение на три койки. Внутри двора поставили ещё два небольших дома, привезённых с полей и разместили в них кухню и прачечную. Штат к этому моменту был тоже увеличен. Теперь вместо одного фельдшера работало уже два, один акушер, три медсестры, три няни, прачка, повар и завхоз.            

В хозяйстве была лошадь и баран (донор). Первый акушер-гинеколог в село приехала в 1959 году. Это была выпускница Нижнетагильского медицинского училища, очень красивая и стройная девушка Нина Петровна Ермакова (в замужестве — Ляпустина).

 

Пожарная изба

В селе Бараба была своя, организованная ещё до революции, пожарная изба. Называлась — пожарная дружина (2 человека) Стояла она напротив дома Марии Василъевны Берсенёвой через дорогу. Это был центр села, пожарные дружины ставили всегда в центре деревень. Как пожарная она использовалась примерно до 1949г-1960г. Дежурный сидел в доме, а лошадь с телегой находились   во дворе, в своих помещениях. Воду в бочку набирали вручную, вёдрами, а тушение производилось с помощью рукава (шланга) двуручным насосом. Пожарная изба ничем не отличалась от остальных домов в деревне, сложена на три окна и стояла у дороги, в ряду со всеми. Проезд в центр села (на поляну для сельского схода) было по обе стороны этой пожарной избы. Во время войны, в пожарке показывали кино. Другого помещения для этого не было. На пожарной избе была высокая, смотровая вышка, на которой дежурили сами жители села, по очереди. Во время войны такая работа, по понятным причинам, доставалась в основном подросткам. Вход на вышку был с улицы. Смотреть на своё село сверху было приятно всем. Пожары случались не каждый день, поэтому, чтобы лошадь не застаивалась, ею пользовался председатель с/ совета Андрей Васильевич Измоденов в служебных целях (отец Тамары Андреевны Лоскутовой). В пожарной избе дежурили до 1937г. Голомолзин Максим Иванович 1899гр. и Берсенёв Иван Потапович 1883гр. проживающий рядом с пожарной избой. Максим Иванович в 1937г. 31 мая был арестован и 14 августа этого же года расстрелян. Кто работал вместо него с Иваном Потаповичем, никто не помнит. Начальником пожарной дружины был тогда Бирючёв Дмитрий Иванович. 13.03.1937г. он просит освободить его от этой должности, просьбу удовлетворили и назначили на его место Башкирова Александра Лукича. Сам Иван Потапович страдал в то время астмой. Ему было запрещено курить. Дома он сдерживался, а на дежурстве ночью курил в волю. В одну из таких ночей он и скончался из-за своей болезни. Это был 1947 год. Собравшаяся по этому случаю, комиссия составили протокол, «…пожарник сгорел в пожарке без пожара…» (у него от сигареты немного прогорели ватные брюки и пол). Сегодня на месте пожарной избы и его дома находится колхозное общежитие (не жилое).

10.06.1937г. на очередном заседании с/совета было вынесено указание, сделать удобный подъезд к озеру для закачки воды в бочки. Для этого была создана комиссия из 4-х человек: Башкиров Александр Лукич, Берсенёв Иван Афанасьевич, Шантарин Иван Дмитриевич и Медведев Иван Михайлович. В это лето был изготовлен подъезд в виде полукруга выложенного из брёвен и крепко соединённых между собой. Берег очищен от растительности. Дно отсыпано песком. Место это находилось недалеко от проулка и от черёмухи дома №32 улицы Ленина. После ликвидации пожарной дружины, это место, размером примерно 20 на 20 метров очень долго служило детской купальней и называлось «Маленькая раковка» Там купались и учились плавать младшие дети. А брёвна уложенные полукругом служили местом отдыха для купающихся.

 Так же после сноса пожарной избы, между селянами были распределены обязанности на каждый двор.  Кто-то хранит лестницу, кто-то багор, ведро и т.д., что позволяло исключить неразбериху во время пожара.  За пожарной избой была большая поляна, в центре которой стояла трибуна. Значит, там проводили сельский сход. После войны трибуну убрали, на её месте поставили памятник погибшим землякам, не вернувшимся с поля боя. Сегодня это центр села. Памятник погибшим во время войны, перенесли на новое место, (напротив Дома культуры) а поляну покрыли асфальтом. В советское время на этой поляне тренировали (готовили) молодых призывников села Барабы, в Армию. Они бегали по кругу, выполняли разные упражнения. (За этими занятиями, с интересом наблюдали девушки и в шутку выбирали себе женихов)

                                                 ***

Из воспоминаний А.И.Лоскутовой «9 марта 1945 года у нас дома, на краю села случился пожар. Приехали наши сельские пожарные, а потушить его не смогли. У них в трубе застыла вода. Горела крыша нашего дома. На помощь прибежали мужики с лопатами, которые работали на казённых амбарах. Они закидали нашу крышу снегом и огонь потушили. 9 мая 1945 года я поехала в Сухой лог, чтобы получить деньги в Сбербанке на ремонт крыши. В это время обьявили о победе, о том что закончилась война, что тут началось…! Все смеялись и одновременно плакали от радости, обнимали друг друга… Деньги в этот день я конечно не получила, осталась на ночь и получила их утром следующего дня.»

                                               ***     

           В селе Бараба так же была своя мельница. Она находилась на » Кривой дороге» В послевоенное время она приводилась в действие с помощью электричества. Так -же в селе было много небольших, ручных, в личном пользовании мельниц. Такая мельница была у Ивана Евлампиевича Берсенёва, жившего на ул. Ленина (под Некрасовой). На большую мельницу везли по несколько мешков зерна, а иногда нужно смолоть зерна на одну квашёнку, то это делали на таких вот ручных мельницах. Ещё на этих мельницах мололи ржаной солод (пророщенное зерно) для приготовления пива. Пиво готовилось три дня, после солод не выбрасывали, а готовили на нём квас, который был незаменим для утоления жажды на покосе.  В селе Бараба мололи зерно на муку обыкновенного помола, а на муку высшего сорта (сеенка) мололи в селе Кунара. 

 

 

Комментарии запрещены.

Полезные сайты