Сухарев Юрий

Календарь

Март 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Рыжков В.И. «Что в имени тебе моём?»

/А.С.Пушкин/

         Каждый из нас имеет собственное имя. «Словарь русского языка» даёт определение имени следующее: «Личное название человека, даваемое ему при рождении». Более того, закон РФ обязывает родителей (лиц, их заменяющих) присвоить родившемуся ребёнку определённое имя по выбору родителей, что и отражается в документах. При  этом действует целый ряд ограничений: например, имя ребёнку не может быть унизительным для человеческого достоинства, подчёркивать физические недостатки ребёнка и другие.

         При этом мы мало задумываемся о том, что ИМЯ – это часть культуры народа, его обычаев и традиций, о том, что система имён формировалась вместе с народом и государством, изменялась в связи с историческими эпохами и событиями.

         Древние люди (в том числе и восточные славяне) считали  имя важной частью человеческой личности и предпочитали не выдавать его никому, тем  более незнакомому человеку. Ведь злой колдун может «взять» имя и использовать его для наведения порчи. Поэтому в древности настоящее имя человека обычно было известно только родителям и нескольким самым близким людям.  

         Все остальные  звали его по имени, родители по прозвищу, носившему, как правило, охранительный характер: Некрис (некрасивый; видимо от такого прозвища произошла фамилия великого русского поэта Н.А.Некрасова). Неждан, Нежелан. Подобные имена — прозвища  должны были «разочаровать» болезни и злых духов, насылавших их, обмануть смерть, заставить их искать «более достойную» поживу в других местах: если наш ребёнок некрасив, то поищите  более  красивого где-нибудь ещё.

         Язычник, ни под каким видом,  не должен был говорить: «Я – такой – то». На первых порах он отвечал уклончиво: «Меня называют…» А ещё лучше, если даже  и это произносил не он сам, а кто-то другой. Вспомним правило хорошего тона, по которому  двух незнакомых людей представлял друг другу кто-нибудь третий. Вот из какой дали времён пришёл этот обычай!

         На начальной стадии формирования древнерусского государства, система выделения лица среди ему подобных, могла быть обеспечена многочисленным арсеналом прозвищных  личных имён, подчёркивавших в дохристианский  период  какие либо  внешние, духовные, тотемные и  другие признаки именуемого: Нечай, Пятой (пятый сын в семье), Третьяк (третий  из братьев), Головня, Худоща, Лихач, Коновал, Щука и т.д.

         После принятия христианства введение строгого нормированного использования христианских личных имён с обязательной  привязкой  конкретного  личного имени для новорождённого,  с рекомендательным списком в «Святцах» привело к значительному сокращению числа употребляемых  в древнерусском обществе имён. Из Византии, откуда  Русь приняла христианство, вместе с новой религией пришло, по подсчётам учёных, более тысячи имён древнегреческого, древнеримского, древнееврейского  происхождения. Многие из этих имён прижились на Руси и используются очень широко и сейчас: Александр, Михаил, Григорий, Леонид и другие.  Но были имена неблагозвучные, режущие ухо, труднопроизносимые для русского человека: например, Авиафин, Агафопус, Акакий, Евундий, Фусик, Худион, Яздундокта и т.д. и т.п. Поэтому даже церковь  не настаивала на присвоении  их младенцам, либо эти имена переделывались, приспосабливались на русский лад.  При сокращении числа  имён  появилось  большое количество тёзок, что  стало создавать определённые трудности в идентификации личности.

         Выход был найден в том, что наряду с крестильным именем использовались дохристианские  имена, а также  личные  прозвища.

         Наиболее часто подобное встречалось  в семьях знатных.  Так, всем нам известен великий князь Ярослав Ι Мудрый, а вот то, что «крестильное» его имя – Георгий, известно лишь немногим специалистам по истории того времени. В знатных семьях уже с X века использовались отчества: но происхождение  русских отчеств – выходит за рамки нашего исследования. Скажем  только, что во времена формирования системы  отчеств они образовывались  не только  от имени отца, но и от имени матери: так, сын знаменитой новгородской Марфы – посадницы именуется в летописи как «сын Марфин».

         Длительный извилистый  путь прошла эволюция  модели именования женщины.

         В XΙ-XΙV вв. именование женщины  носило  в большинстве случаев  опосредованный характер (через имя мужа или отца).

         В XV-XVIΙ  вв. формула именования женщины начинает приближаться  к модели называния мужчины, поскольку  первым компонентом её  является уже  личное  имя женщины. В то же время  сохраняется  и опосредованное  наименование женщины  через  имя мужа.

         В XVΙI-XVΙIΙ вв. формула  именования женщины начинает  приближаться  к модели называния  мужчины, поскольку первым компонентом её  является  уже личное имя женщины. В то же время сохраняется и опосредованное наименование женщины через  имя мужа.

         В XVIΙ-XVIΙI вв. формула именования женщины  всё более  сближается  с мужской: помимо  личного имени  женщины  в её составе, как и в мужской, появляется полуотчество. Но опосредованное наименование женщины сохраняется  и в это время.

         В XΙIΙ-XIX вв. перечень имён значительно расширился. Происходило это в основном за счёт  тех «немцев», которые приезжали в Россию на ловлю счастья и чинов; в результате  межнациональных браков и переделки русских имён на иноземные (и наоборот). Правда, это касалось в основном аристократических верхов русского общества и, в меньшей степени, кругов нарождающейся российской буржуазии. Народные массы продолжали пользоваться именами, считавшимися «низкими» и простонародными. Сложилась трёхступенчатая  (или трёхэлементная) система именования личности: личное имя – отчество – фамилия. В народных массах продолжали существовать так называемые «уличные» имена и фамилии, причём они пользовались  большим хождением, чем официальные. Эта традиция сохраняется в русской деревне и в настоящее время.

         Это неудивительно в условиях, когда население деревень и даже довольно  крупных сёл носит 4-5 фамилий – как тут разобраться без народного творчества!

         Но время не стояло на месте, наступил XX век, век крупных  перемен, ломки старого и создания нового, новых традиций и обрядов. Коснулось это и системы личных имён; к сожалению, не всегда  изменения были к лучшему.

         Октябрьская революция 1917года освободила народную энергию, открыла простор народному творчеству. У революции были свои герои, которым хотелось подражать, на которых хотелось быть похожими. Молодые энтузиасты революции, мечтавшие о её «всемирном масштабе», давали имена этих героев своим детям.  Так в послереволюционное время широкое распространение получили имена: Карл (в честь Карла Маркса), фамилия Маркса стала использоваться  как личное имя, Инесса (в честь Инессы Арманд) и некоторые другие. Они были известны в России и в дореволюционное время, но использовались лишь в среде обрусевших иностранцев, теперь же  распространились и среди русских.

         Резко выросло использование  имени Владимир  (в честь В.И.Ленина). Отчество Ленина  — Ильич стало использоваться  как  имя  личное. Наиболее креативные ещё более изощрённо хотели показать свою связь с делом Ленина. Как известно, в революционное и постреволюционное  время  широко использовались сокращения. Коснулось это и имён. Так появилось имя Владилен (Владимир Ленин) и как его разновидность Вилен (Владимир Ильич Ленин). Оба эти имени довольно широко  бытовали в советское время. Были попытки подобным образом зашифровать  имена  и других лидеров большевиков – Я.М.Свердлова, И.В.Сталина, Л.Троцкого и т.д.

         Более того,  в имена превращались целые революционные лозунги, праздники и т.д.  Что означало имя «Даздраперма»? Очень просто: «Да здравствует первое мая!»… Задумывались ли родители, награждая дочь таким именем, каково ей будет в жизни  с этим неблагозвучным  именем? А имя «Даздраким»?  «Да здравствует  коммунистический интернационал  молодёжи».

         Но ЗАГСы с энтузиазмом регистрировали подобные имена: ведь так хотелось поскорее  избавиться от проклятого прошлого!

         Поэтому в период индустриализации подобные «имена» посыпались как из рога изобилия: Индустрия, Турбина, Дизель. Сокращения  и здесь  присутствовали. Когда в период коллективизации прозвучал призыв: «Девушки, на трактор!» — тут же возникло  имя «Девнатра». Неужели это было благозвучнее, чем Евдокия или Аксинья? Но время выдвигало  свои требования и правила…

         С открытием космической  эры,  после полётов Ю.А.Гагарина и В.В. Терешковой наиболее популярными именами стали Юрий и Валентина. Легенда утверждает, что  его имя помогло самому Гагарину стать первым космонавтом. С.П.Королёву предстояло  избрать на роль космонавта №1 из двух претендентов —  Ю.А.Гагрина и Германа Степановича Титова. Такой вопрос единолично в те времена С.П.Королёв решить не мог. Поэтому он обратился  в высшие партийные органы, откуда получил ответ: первый космонавт не может иметь  какое-то непонятное для советского человека имя – Герман, лететь должен Юрий Гагарин… Именно  ему суждено  сказать знаменитое: «Поехали!»

         После Великой Отечественной войны вырос авторитет нашей страны,  СССР вышел из международной изоляции, увеличился поток  туристов в нашу страну, да и советские  люди чаще стали бывать за границей по хозяйственной, культурной, спортивной надобности.  СССР втягивался   в процесс  глобализации, это был объективный  процесс. В стране  появились  Натали, Никасы, Джоны, но и русские имена шагнули  за пределы страны. Ивана можно было встретить на  всех континентах, имя Юрий  (после полёта Гагарина) мог носить и индус, и эфиоп. Во многих странах  искренне полагали, что все девушки из СССР – Наташи.

         С началом «перестройки» в страну потоком полились  «достижения» зарубежной  «культуры», особым вниманием советских зрителей пользовались латиноамериканские сериалы – так называемые «мыльные оперы»: «Рабыня Изаура», «Богатые тоже плачут» и др.  И вот в детских садах уже бегают Игнасио, Есения, за партами  сидят Изауры. И как-будто не замечают родители этих детишек, что Игнасио можно  вполне заменить старым русским именем Игнатий, а Изаура – вообще была рабыней… и  как-то неловко русской девочке носить может быть и красивое, но всё таки чуждое имя.

         Закончу своё сочинение  стихотворением поэтессы Нины Красновой:

Тут столько Эдуардов, Жанн, Эльвир

Имён заморских, говоря меж нами

Как — будто удивить хотели мир

Родители такими именами.

 

Глядишь, летит какой-нибудь пострел,

А дед его, взяв хворостинку, кличет:

«Куды тебе несёть? Убъёсси, Ричард!

Куды ты, окаянный полетел?»

 

А то глядишь, на лавке у ворот

Смеются бабы, то есть шутят: — Стелла,

Ты что-то больно, девка растолстела,

Никак брюхата двойне? Вот везёт!

 

Тут каждый житель для меня – родной,

Но разве это не чудно! не странно;

Что нет в селе ни одного Ивана

И Марьи – ни одной?

 

         Я не собираюсь делать литературоведческого анализа приведённого стихотворения. Автора тревожит то, с чего мы начинали своё  сочинение: имена – это часть культуры, имиджа,  менталитета народа. Если мы утратим даже эту малую часть народной культуры,  это не будет наша  великая культура. Ничего нельзя забывать и утрачивать – обрядов, традиций, обычаев. Иначе исчезнет само имя – Русь, Россия, русский.

Статья была представлена в форме доклада на 16-й НПК «Возрождение родословных традиций», п. Рефтинский, 13.02.2021 г.

 

 

 

 

 

 

Литература

 

  1. Словарь русского языка в четырёх томах. Том Ι. М., Русский язык, 1981
  2. Пушкин А.С. Сочинения. В 3-х т. Т.1, М., Худож. лит. 1985
  3. Семёнова М. Мы – славяне! — СПб, Азбука-Терра, 1997
  4. Грушко Е.А., Медведева Ю.М. Фамилии… — М., Рельеф, Айрис-пресс, 1998
  5. Русская ономастика и ономастика России. Словарь по ред. О.Н.Трубачёва – М., Школа-пресс, 1994

Комментарии запрещены.

Полезные сайты